ТОП 10:

Первый этап военных действий - борьба самозванца за создание базы для наступления на Москву.



В сентябре 1604 г. Лжедмитрий приехал в Глиняны (под Львовом){55}, где собрался небольшой отряд, насчитывавший 1600 человек (1100 всадников и 500 пехотинцев){56} и состоявший из польских шляхтичей, рассчитывавших на легкую добычу, русских эмигрантов и представителей донских и украинных казаков. Убедившись, что в данной обстановке вербовка сил шла медленно, самозванец решил перейти к активным действиям. В октябре со своим отрядом он направился к Киеву, где к нему присоединилось около 2 тыс. казаков{57}. Рассчитывая на участие в походе на Москву значительных сил донских казаков, Лжедмитрий и польские интервенты решили вторгнуться в пределы Русского государства.

Первым районом военных действий была намечена Северская земля, «которая по своему плодородию и по обилию дорогих мехов была одной из лучших областей Московии»{58}. Наиболее богатой являлась Комарицкая волость, имевшая «землю весьма плодородную, богатую хлебом, медом и воском, также льном и коноплей, и населенную богатыми крестьянами»{59}.

Из Киева отряд Лжедмитрия, насчитывавший, по сообщению Маржерета, 4 тыс. человек, двинулся к устью р. Десны. [64]

Октября 1604 г. интервенты уже находились на левом берегу Днепра, перейдя границу Русского государства, 21 октября они заняли укрепленный городок Моравск, а затем направились к Чернигову, имевшему крепостцу, вооруженную 20 пушками, с гарнизоном в 300 стрельцов. Жители Чернигова перешли на сторону самозванца и заставили капитулировать гарнизон крепостцы.

Получив первые сведения о появлении Лжедмитрия, Борис Годунов принял меры к разоблачению самозванца и приказал линию застав, находившихся под Смоленском, продолжить до Брянска, в котором сосредоточивалось три небольших полка под командованием князя Дмитрия Шуйского. Следовательно, он опасался возможности вторжения интервентов с западного стратегического направления и не принял своевременно мер к обеспечению южного направления. Жестокие репрессии, применявшиеся в отношении действительных, а еще больше в отношении мнимых сторонников Лжедмитрия, увеличивали число врагов Бориса Годунова. [65]

В военном отношении правительство Годунова недооценивало нараставшую опасность и действовало нерешительно и медленно.

Ноября отряд самозванца, увеличившийся до 8 тыс. человек, подошел к Новгород-Северскому, оборону которого организовал окольничий Басманов. Гарнизон крепости насчитывал до 600 стрельцов.

Высланные Лжедмитрием казаки были встречены огнем со стен крепости. Переговоры о сдаче ни к чему не привели, и самозванец приступил к осаде крепости. Поляки стали рыть траншеи и устанавливать туры, за которыми разместили 8 небольших полевых пушек и 6 фальконетов. Огонь этой артиллерии не наносил осажденным урона.

Лжедмитрий решил взять крепость штурмом. Спешенная конница поляков два раза бросалась на приступ, но была отражена и отступила с большими потерями. Потерпев неудачу, поляки решили действовать иначе. Они устроили деревянные срубы, поставили их на сани и под их прикрытием в ночь на 18 ноября двинулись к крепости. За санями шли 300 человек с соломой и хворостом, которые должны были завалить крепостной ров и поджечь крепостную стену.

Поляки снова встретили хорошо организованное сопротивление гарнизона, и их ночные приступы были снова отбиты. С большими потерями они отступили от крепости.

В это тяжелое для самозванца время князь Мосальский сдал ему сильную крепость Путивль, которая имела каменную стену с башнями и значительную артиллерию. Этот успех ободрил Лжедмитрия. Из Путивля к Новгород-Северскому были привезены 5 осадных и 8 полевых орудий, из которых открыли огонь по деревянным стенам крепости. 80 стрельцов перебежали на сторону самозванца. Однако Басманов продолжал упорно обороняться.

Под Брянском стояла рать воеводы Дмитрия Шуйского, который ничего не предпринимал для оказания помощи Басманову. Пассивность правительственных войск способствовала расширению района восстания. К самозванцу присоединились жители Рыльска, Севска, Комарицкой волости, Белгорода, Оскола, Валуек, Курска, Кром, Ливен, Ельца и Воронежа. Восстанием была охвачена вся граничившая с «диким полем» полоса шириной с запада на восток свыше 500 км и глубиной в сторону Москвы более 200 км.

В этой обстановке шведский король Карл IX предложил прислать помощь, но Годунов от нее отказался. К Сигизмунду была послана грамота, в которой царь Борис в решительной форме опрашивал, чего желает польский король — войны или мира. Сигизмунд неуклонно продолжал свою лицемерную политику и заявил, что он строго соблюдает условия перемирия, [66] а если некоторые поляки якобы без его ведома нарушили эти условия, то они будут строго наказаны.

Борис Годунов приказал князю Мстиславскому быстро собрать новую рать в Калуге, верстая по одному конному воину с 200 четей угожей земли (норма вдвое меньше установленной ранее). Однако сбор войска протекал медленно, много лиц насчитывалось в «нетях» (неявившихся). Только через шесть недель Мстиславский выступил из Калуги к Брянску.

О численности правительственных войск существуют различные данные. Так, например, немец Берг в «Летописи московской» сообщает о 200 тыс. рати и о решающей роли в бою нескольких сотен немецких наемников. В конце XVI в. все вооруженные силы Русского государства насчитывали немногим более 100 тыс. человек{60}. Конечно, нельзя было выставить в два раза больше того, чем максимально располагало правительство.

Француз Маржерет, участвовавший в боевых действиях в качестве наемника на русской службе, определяет численность русской рати в 40–50 тыс., немец Паэрле — в 60 тыс., называется также цифра и в 40 тыс. человек{61}. Но и эти данные нельзя считать достоверными и следует сократить их по меньшей мере вдвое, что составит 20–25 тыс. человек, т. е. 20–25% от максимально возможной численности всех вооруженных сил государства.

В Брянске рать Мстиславского соединилась с полками Дмитрия Шуйского и сразу же двинулась к Новгород-Северскому на выручку Басманова. Вся рать состояла из пяти полков: большого, правой и левой руки, передового и сторожевого. 18 декабря она подошла к р. Узруй, отбросив передовые отряды самозванца.

Бой в долине р. Узруй 21 декабря 1604 г. Рать Мстиславского расположилась на подступах к Новгород-Северскому, в 8 км от него.

Соотношение сил оказалось не в пользу Лжедмитрия, хотя за последнее время он получил подкрепление из Польши и пополнил свои ряды местными жителями. Самозванец имел всего около 15 тыс. человек, из них 5 тыс. поляков. Однако увеличивалось количество перебежчиков из правительственного войска к Лжедмитрию. Перебегали дворяне и даже некоторые бояре. Выявлялась моральная неустойчивость рати Мстиславского.

Лжедмитрий решил захватить инициативу и 20 декабря [67] вывел свое войско из лагеря и построил для боя. Однако первый день прошел в небольших стычках и в бесплодных переговорах с Мстиславским. Бой произошел только 21 декабря в долине р. Узруй.

Первая фаза боя — отражение русской ратью первой атаки войска самозванца.

Мстиславский построил рать в обычном порядке в одну линию: полк правой руки на правом крыле, большой полк в центре боевого порядка и полк левой руки на левом крыле; передовой и сторожевой полки, видимо, были включены в общую линию, так как о действиях резервов источники не упоминают.

Лжедмитрий разделил войско на четыре отряда, затем обратился к ним с воодушевляющей речью и двинул против рати Мстиславского. Первая атака была отражена. Однако выявилось, что моральная стойкость русского войска была не высокой. Казалось, как пишет Маржерет, что у русских не было рук для сечи. Поэтому самозванец приказал возобновить атаки, тем более что рать Мстиславского не проявляла активности.

Вторая фаза боя — повторные атаки войска самозванца и отступление русской рати.

Для повторных атак Лжедмитрий ввел в бой свежие силы польской конницы, направив главный удар против полка правой руки. Поляки опрокинули правое крыло русских на большой полк, который не выдержал фланговой атаки и начал отступать. Мстиславский пытался восстановить положение личным примером, но его, израненного, едва спасли от плена стрельцы, которым, однако, пришлось отступать под натиском пехоты самозванца.

Полк левой руки отразил все атаки противника и создал условия для отступления главных сил русской рати, потерпевших неудачу. Лжедмитрий не решился бросить в бой последний резерв, в результате чего лишился возможности нанести решительное поражение рати Мстиславского. Русская рать отступила на 15 км и расположилась в лесу, насыпав вокруг лагеря земляной вал.

В ходе боя Мстиславский допустил тактическую ошибку, не использовав успеха оборонительных действий — не контратаковав противника. Поэтому инициатива в ходе боя находилась в руках Лжедмитрия, что не было им использовано на завершающем этапе для нанесения последнего решающего удара.

Несмотря на успешный исход боя и прибывавшие пополнения (4 тыс. пеших запорожцев прибыло 22 декабря и еще ожидалось 8 тыс. казаков с 14 орудиями), обстановка для самозванца была неблагоприятной. Гарнизон Новгород-Северского продолжал обороняться, в 15 км находились правительственные [68] войска, на помощь которым шли подкрепления. Поэтому Лжедмитрий снял осаду крепости и отошел к Севску на территорию Комарицкой волости. На втором переходе поляки взбунтовались и часть из них направилась обратно в Польшу.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.199 (0.006 с.)