ТОП 10:

В конце февраля 1605 г. Лжедмитрий получил из Кром сообщение о тяжелом положении осажденных и их просьбу о помощи, без которой «крепость намерена покориться неприятелю» (Паэрле).



Для помощи Кромам был сформирован 3–4-тысячный отряд из донских казаков и московских людей под общим командованием атамана Корелы. Этому отряду с большим обозом (продовольствие, боеприпасы) предстояло прорваться через расположение правительственных войск.

Обстановка усложнилась еще тем, что рати Мстиславского было приказано идти под Кромы и овладеть крепостью. В связи с этим отряд атамана Корелы стремился упредить правительственные войска, двигавшиеся на помощь запасной рати Шереметева.

Вторая фаза - прорыв через расположение русской рати отряда казаков под командованием атамана Корелы.

По сообщению Исаака Массы, казаки «с великим проворством и быстротой заняли Кромы, ибо у них было множество саней, нагруженных съестными припасами, кроме того, еще сани, полные сена, весьма плотно сложенного, и пустили вперед эти сани, подобные четырехугольной камере, но только открытой, и посадили в нее примерно половину отряда, а самые доблестные смельчаки (cloecste waechalsen) бежали по сторонам с заряженными пищалями; казаки поднялись на гору и так стремительным маршем вошли в Кромы, и московиты [78] не причинили им никакого вреда ни стрельбою, ни чем другим...»{73}

Замерзшие болота оказались хорошим подступом к крепости. Корела из саней с сеном построил каре, позади которого по проложенным в снегу следам шел обоз с продовольствием. Из лучших стрелков было организовано непосредственное охранение. Внезапное появление отряда казаков и быстрота их действий парализовали правительственное войско, которое не успело предпринять никаких контрмер. Поэтому отряд казаков прорвался в Кромы без потерь.

Третья фаза - отражение гарнизоном Кром штурмов правительственных войск.

В начале марта 1605 г. к Кромам подошла главная русская рать под командованием Мстиславского. «Воеводы же ополчевашеся и на град крепко налягаху, храбро и мужественно, ис наряду биюще по острогу и по граду и всякими стенобитными хитростми налегая, и острог и град разбиша и до основания»{74}.

Деревянные укрепления Кром сгорели. Правительственное войско пошло на штурм и овладело валом. Однако воевода Салтыков неизвестно по какой причине отвел войско в исходное положение.

Казаки воспользовались отступлением противника и его дальнейшей пассивностью, «обвели город рвом, насыпали вал, а под валом вырыли землянки, где скрывались, как мыши, от пушечных выстрелов. Из главного рва они прокопали несколько небольших, откуда выползали на москвитян и отражали их приступы. Если же москвитяне устремлялись к городу всеми силами, казаки немедленно уходили в свои норы и там ожидали врагов, которые однакож не осмеливались нападать на них в этом убежище»{75}.

Землянки на обратном скате земляного вала надежно укрывали казаков от огня наряда противника. К тому же атакующие не могли устремиться в город, так как казаки метким огнем из пищалей поражали их в спину. Для производства вылазок оборонявшиеся устроили ряд траншей, по которым они выходили из главного рва.

«Они же, казаки, зломыслены и коварливы и бестрастны к смерти и непокорливы и к нуждам терпеливы, отсиживались в норах земных, и бои с ними чиниша ис-под земли, тако же и на выласку вон из града битися выхожаху»{76}. [79]

Исаак Масса сообщает, что ежедневно 200–300 пеших казаков с длинными пищалями делали вылазки из Кром, выманивали из лагеря противника всадников, «полагавших, что они верхами настигнут казаков, но казаки столь искусны в стрельбе из мушкетов и длинных пищалей, что не давали промаха и всегда подстреливали всадника или лошадь и так каждодневно клали мертвыми тридцать, пятьдесят, шестьдесят воинов из московского войска, среди коих было много молодых красивых дворян и были люди, искавшие себе чести»{77}.

В правительственном войске было немало сторонников самозванца, чем умело пользовался Корела. В темные ночи он высылал небольшие партии казаков, которые между турами наряда московского войска «находили» мешки с порохом, забирали их в присутствии часовых, не поднимавших тревоги, и уносили к себе в Кромы.

Из московского лагеря в сторону осажденных часто летели стрелы с привязанными к ним письмами, в которых сообщалось обо всем, что происходило в лагере и в Москве, о настроениях войска и народа, мероприятиях, предпринимаемых правительством Годунова, об обстановке у самозванца. Все эти сведения ободряли оборонявшихся в Кромах, получавших также помощь от самозванца людьми, продовольствием и боеприпасами.

«И никако же града у них (казаков — Е. Р. ) взяти не возмоша, московский же воеводы стояху и до весны. И много же тогда войских людей изомроша стужи ради настоящия зимнего времени, яко время то зело студено бысть и ядовиты мразы быша»{78}.

Следовательно, успех обороны Кром определялся стойкостью и храбростью казаков, непрерывной помощью осажденным извне и искусством атамана Корелы. Еще большее значение имели нерешительность воевод правительственного войска, низкий моральный дух воинов, не веривших в успех затянувшейся осады, неустойчивость глубокого тыла — правительство Годунова теряло опору среди господствовавшего класса и среди народных масс. База же Лжедмитрия непрерывно расширялась. Росла уверенность его сторонников в успешном исходе борьбы.

Четвертая фаза — измена бояр и поражение правительственного войска.

13 апреля 1605 г. внезапно умер Борис Годунов. Царем стал его 16-летний сын Федор. Теперь было решено послать под Кромы опытного воеводу Басманова. [80]

Прибыв под Кромы, Басманов организовал заговор в пользу Лжедмитрия. Он привлек на свою сторону воеводу Салтыкова, князей Голицыных, детей боярских Рязани, Тулы, Каширы и Алексина и начальника дружины наемников.

Узнав от перебежчика об изменении обстановки в благоприятную для себя сторону, Лжедмитрий выслал к Кромам передовой отряд (3 польские хоругви и 3 тыс. русского ополчения). Главные силы русской рати были расположены на левом берегу р. Кромы. Для наблюдения за дорогами из Путивля на правый берег реки был выдвинут небольшой отряд. Когда этот передовой отряд 7 мая 1605 г. обнаружил наступление незначительных сил самозванца, Басманов приказал наемникам переходить через р. Кромы и выстраиваться на равнине. За наемной дружиной пошли русские полки, подготовленные к измене.

«Протчии же стояще и зряще, что дерзновенно поидоша к супротивным, и Крому реку преехавшим, и с полки противными мирно соединившася, и даша им путь скрозь войско свое. И егда же проидоша московстии прежеречении воеводы, и паки (опять — Е. Р. ) атаман Корела с казаки своими и с кромляны вси единосердо и дерзновенно на достальную силу московскую ударишася, и всю силу их смятоша, зан(е) же храбрость и смелство их уйде, видяще воевод крепких своих и с храбрым войском от них отъехавших и соединившихся с противными; и всем отчаявшимся надежи своя, плещи даша и побегоша»{79}.

Так под Кромами решился исход борьбы. Правительство не располагало теперь вооруженными силами. Лжедмитрий беспрепятственно двинулся к Москве и 10 июня вступил в столицу, где и был провозглашен царем. Перед этим агенты самозванца задушили Федора, сына Бориса Годунова.

Демагогические заигрывания Лжедмитрия с крестьянами и казаками и предательская политика боярской знати сыграли в его успехе главную роль. Но очень скоро русский народ увидел, что Лжедмитрий фактически оказывается ставленником польских феодалов.

Вместе с самозванцем в Москву въехало свыше 8 тыс. поляков, по словам летописца, «ратным обычаем... в збруях и с копьи». Поляки стали занимать в Москве лучшие должности. Шляхтичи начали грабеж, забирая бесплатно товар в лавках; на постое распоряжались, как у себя дома. Насилия, грабежи, надругательства над русскими народными обычаями все больше и больше возмущали москвичей. Сам Лжедмитрий пренебрегал русскими обычаями того времени.

2 мая 1606 г. с невестой самозванца Мариной Мнишек явился новый 2-тысячный отряд польской шляхты. Москвичи [81] видели большое количество оружия, с которым явились в Москву польские паны. Всем стало очевидно, что это не гости, а завоеватели.

Однако решающую роль сыграла внутренняя политика Лжедмитрия I, которая носила крепостнический характер и охраняла интересы в основном «украинных» помещиков. Из войска удалялись беглые крестьяне, холопы и все «неслужилые» лица. Одновременно многие дворяне получили новые земли и большое денежное жалование, что вызывало недовольство обойденных наградами. Православное духовенство оказалось противником самозванца. Но главное заключалось в том, что надежда широких народных масс на «хорошего царя» не оправдалась: положение крестьян и посадского люда не улучшилось.

В Москве нарастало недовольство против шляхты и Лжедмитрия. В ночь на 17 мая 1606 г. народ восстал против нового царя. Восставшие захватили Кремль. Восстанием народа воспользовались бояре, организовавшие заговор против самозванца, который был убит. Бояре же вместе с богатыми купцами на Красной площади «выкрикнули» царем Василия Шуйского — крупного вотчинника из боярской знати. Власть захватили бояре.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.76.39 (0.005 с.)