ТОП 10:

Уцелевшим шляхтичам было предложено оставить в Москве награбленное и возвратиться в Польшу.



Интервенция польских феодалов, прикрывавшаяся именем Лжедмитрия, намеченных целей не достигла. Интервенты были изгнаны из Москвы. Окончательный исход борьбы решило вооруженное восстание народных масс столицы.

* * *

Ход борьбы Лжедмитрия I с Борисом Годуновым определялся отношением к этой борьбе крестьян, казаков и посадского люда. От этого зависело соотношение сил и моральное состояние войск сторон. Имела также значение борьба эксплуататорских классов — между дворянами-помещиками и боярами. Эта борьба сказывалась на состоянии средних и высших звеньев войскового командования, на их энергии и настойчивости в достижении поставленных целей.

В ходе всей борьбы командование правительственных войск не стремилось к достижению стратегических целей. Даже после победы под Добрыничами не было сделано попытки добить противника, и «недорубленный лес вскоре вырос» — Лжедмитрий I получил передышку, снова собрал силы и развернул деятельность, направленную на разложение московского войска.

Правительственные войска действовали вяло и неуверенно прежде всего из-за необеспеченности ближайшего тыла (район [82] крестьянских и казацких восстаний) и неустойчивости глубокого тыла, где во всех слоях населения шло брожение недовольных правлением Годунова, разгоралась классовая борьба, отрицательно сказывавшаяся на моральном состоянии дворянского ополчения.

Ближайшим тылом и базой самозванца являлась большая территория украинных земель, не закрепленных правительством и населенных преимущественно бежавшими от крепостнического гнета, возлагавшими надежды на «хорошего царя». Глубокий тыл Лжедмитрия фактически представляла собой Польша, откуда он получал средства, пополнения (шляхтой), моральную поддержку и где всегда в случае неудачи мог укрыться со всеми своими соучастниками. Вследствие этого самозванец оказывался орудием в руках польского короля, его шляхты и иезуитов. Вторжение же на территорию Русского государства разноплеменного отряда, возглавляемого Лжедмитрием, его вооруженная борьба и поход на Москву были, по существу, скрытой интервенцией польских феодалов.

Особенность стратегии отряда самозванца заключалась в том, что первой его целью было создание базы для организации похода на Москву. Район украинных земель в качестве стратегической базы оказался намеченным удачно. Вначале база представляла собой несколько укрепленных городков, а затем расширилась до большой территории, пополнявшей и снабжавшей войско самозванца. Политика «огня и меча» правительственных войск в отношении населения украинных земель лишь способствовала увеличению сил и средств самозванца.

Изменение соотношения сил достигалось затягиванием борьбы, что способствовало изнурению правительственных войск, а также разложением масс рассылкой «подметных писем» и засылкой лазутчиков с задачей распространения сведений о «чудесном спасении царевича Димитрия» от руки убийц Годунова. Когда московская рать разложилась (часть перешла на сторону самозванца, а часть разбежалась), дорога на Москву для Лжедмитрия оказалась открытой.

Действия воевод московского войска, приковавших свои силы к крепостям самозванца, шли на пользу Лжедмитрию. Именно поэтому небольшая крепостца Кромы превратилась в такой стратегический пункт, где решался исход вооруженной борьбы. Не крепость сама по себе, не столько ее географическое положение в верховьях Оки (в «Черте»), сколько характер действий сторон под Кромами определил роль этого городка.

В отношении развития тактики период борьбы со скрытой интервенцией польских феодалов имел весьма важное значение. Во-первых, в бою под Добрыничами впервые был применен линейный строй пехоты, вооруженной ручным огнестрельным [83] оружием. Оказался действительным массовый залповый огонь, особенно при применении его против конницы. Во-вторых, в ходе обороны казаками Кром выявилась зависимость устойчивости обороны от непрерывности поддержки крепости извне. В-третьих, под Кронами казаки применили полевые земляные укрытия от ядер наряда и траншеи для производства вылазок. В-четвертых, пешие казаки, будучи меткими стрелками, успешно применяли одиночный огонь пищалей против всадников. В целом возросло значение ручного огнестрельного оружия в бою. [84]

Глава вторая.

Искусство вооруженного восстания в первой крестьянской войне в Русском государстве в 1606–1607 гг.

Начало крестьянской войны и ее движущие силы

Василий Шуйский был ставленником небольшой группировки московских бояр, богатых купцов и церковной знати. Власть нового царя бояре пытались ограничить «крестоцеловальной записью», в которой учитывались интересы также торговых и даже «черных» людей. Однако социальная база правительства Шуйского оказалась слишком узкой. Захват власти знатными боярами способствовал лишь обострению классовой борьбы в стране. Холопы, крестьяне, посадские люди и мелкопоместные служилые дворяне потеряли надежду на улучшение своего положения, что они связывали с именем законного «хорошего царя Димитрия».

Как только стало известно об убийстве Лжедмитрия и воцарении Василия Шуйского, прежде всего восстали северские, польские («дикого поля») и украинные города. «А как после Росстриги, — сообщают разрядные записи, — сел на государство царь Василий, и в Польских, и в Украинных, и в Северских городех люди смутились и заворовали, креста царю Василью не целовали, воевод почали и ратных людей побивать и животы их грабить, и затеели бутто тот вор Росстрига с Москвы ушол, а в его место бутто убит иной человек»{80}.

Поводом к началу восстания явились замены Шуйским воевод и других начальников во многих городах. Немаловажное значение имел и слух о том, что сторонники Шуйского хотят истребить северян, первыми признавших и поддерживавших Лжедмитрия. Первоначальной формой борьбы был протест [85] против убийства «царевича» (Лжедмитрия) и самовольного избрания царя «без ведома тамошних (северских) граждан, которые хотели возвести на престол другого князя, имевшего более права»{81}.

Создавшейся обстановкой воспользовались авантюристы князь Шаховской и Молчанов (один из приближенных Лжедмитрия), которые бежали из Москвы в Путивль.

Восстание охватило большую южную часть государства — города и волости северские и польские, а затем стало быстро распространяться почти по всей территории. Против правительства Шуйского поднялись украинные, заоцкие (за р. Окой) и рязанские земли. Острая борьба происходила в Астрахани, Перми, Вятке, Пскове и даже на западных подступах к Москве.

На востоке начались восстания угнетаемых боярами национальностей, во главе которых шли марийцы и мордва. Из народов Поволжья и Прикамья марийцы сильно страдали от притеснений московских воевод и православных монастырей. Поэтому марийцы шли в авангарде угнетенных народов. Крестьянские восстания сливались с движением угнетенных национальностей.

В 1606 г. юг и восток Русского государства были охвачены пламенем крестьянских восстаний, которые сливались с восстаниями посадского люда в одно мощное движение, направленное против крепостничества. Это была первая крестьянская война в Русском государстве, расшатывавшая основы феодально-крепостнических порядков и поэтому являвшаяся революционной войной.

На юге во главе восставших масс стал Иван Болотников, бывший крепостной князя Телятевского. Он бежал от боярской кабалы, попал в плен к татарам, был невольником на турецких галерах, затем оказался в Венеции, откуда пере брался в Польшу. Возвращаясь на родину, Болотников оказался в центре движения крестьянских масс. Большой жизненный опыт помог ему возглавить восстание. Иван Болотников показал себя талантливым полководцем и опытным руководителем восставших крестьян.

Все источники вождем восстания называют Болотникова, именуя его «предводителем восстания», одним из «главных начальников лагеря восставших», «высшим военачальником», «гетманом царя Димитрия», боярином «царевича» Петра; в «Ином сказании» сообщается: «Начальник их полководец вор Ивашко Болотников»{82}, а Авраамий Палицын определил его как «заводчика всей беде». [86]

Развернутую характеристику личных качеств дает Болотникову Исаак Масса, называя его «удальцом», «отважным витязем», «отважным воином», который «отважен и храбр на войне»{83}. Архиепископ Арсений характеризовал Болотникова «достойнейшим мужем и сведущим в военном деле»{84}. Вследствие [87] таких качеств холоп князя Телятевского оказался не только опытным политическим вождем восставших, но и искусным полководцем революционного крестьянского войска.

Главной движущей силой революционной крестьянской войны являлись холопы и крепостные крестьяне, к которым присоединялись посадские люди, стрельцы и казаки. «Новый Летописец» в главе «О побое и разорении служивым людем от холопей своих и крестьян» сообщает о социальном составе восставших: «Собрахуся боярские люди и крестьяне, с ними же пристаху Украинные посацкие люди, и стрельцы, и казаки»{85}. Беглые холопы составляли самую большую и наиболее революционную часть войска Болотникова. Холопы бояр и служилых людей в городах представляли собой резерв крестьянского войска. К ним обращался Болотников с «подметными листами», призывая подниматься против своих угнетателей.

Холопы оказывались не только наиболее устойчивой частью крестьянского войска, но и наиболее ценными в чисто военном отношении. Исаак Масса сообщает, что «мятежники всегда одерживали победу, и они были искусные воители и отважные воины, свободные и вольные...»{86}. Монах Палицын пишет, что в украинные земли «отхождаху» «иже на конех обыкше и к воинскому делу искусни»{87}. Все эти сообщения касаются беглых холопов, входивших в состав личных дружин бояр и князей и сопровождавших их в военных походах, на смотрах и при выполнении служебных поручений. Как правило, эти военные холопы военное дело знали лучше, чем их хозяева.

Сложившаяся политическая обстановка в Русском государстве способствовала тому, что к восставшим против боярско-крепостнических порядков холопам, крепостным крестьянам и казакам присоединялись попутчики, преследовавшие свои цели. Прежде всего это был мелкий служилый люд, вожаком которого оказался веневский сотник Истома Пашков, выступивший «стуляны и с коширяны и с веневичи» и с примкнувшими к ним другими «служильцами». Затем попутчиками оказались крупные рязанские землевладельцы во главе с воеводами Григорием Сумбуловым и Прокопием Ляпуновым, к которым присоединялись такие же, как они, дворяне-землевладельцы, недовольные политикой боярского правительства Шуйского.

Социальная разнородность войска восставших являлась причиной его слабости. В начальный период вооруженной борьбы, когда внутренние противоречия социальных групп [88] войска явно не обнаруживались, попутчики способствовали достижению восставшими успехов в ходе военных действий. Когда же борьба становилась затяжной и выявлялась противоположность целей различных общественных групп, попутчики «переметывались» в стан врага и предавали своих соратников. Изменение расстановки и соотношения сил определялось основным классовым противоречием между крестьянами и феодалами-землевладельцами, перед которым противоречия внутри господствующего класса отступали на второй план.

Восстание началось и протекало под лозунгом восстановления в своих правах «царя Димитрия», чудом якобы спасшегося от убийц-бояр, захвативших власть. В начальный период борьбы этот лозунг объединял разные социальные слои восставших, стремившихся к достижению различных целей. Выявление же действительных целей основных боровшихся классов вело к расколам в лагере восставших.

В борьбе с восстанием, принимавшим всеобщий характер, правительство Шуйского опиралось на родовитую знать — бояр и князей — и на церковь, являвшуюся опорой феодально-крепостнических порядков и представлявшую собой экономическую, политическую и религиозно-моральную силу. Немаловажную роль играла верхушка посада, особенно богатое купечество, заинтересованное в организации правительственной защиты их богатств от «черни».







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.008 с.)