ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие законности, ее роль в правовом государстве, значение прокуратуры для укрепления законности



Прокуратура Российской Федерации осуществляет от имени РФ надзор за соблюдением Конституции и исполнением дейст­вующих на ее территории законов.

Выявление содержания прокурорского надзора, а также иной деятельности прокуратуры требуют раскрытия понятия и содержания законности, социального явления, которое является основой деятельности прокуратуры, обеспечивает ее эффектив­ность.

В литературе сложилось представление, что законность -это разностороннее социальное явление, состоящее из ряда эле­ментов: 1. массива законов и других нормативных актов; 2. ис­полнения законов; 3. контроля и надзора за точным и единооб­разным исполнением законов; 4. ответственности за совершен­ное кем-либо из субъектов (юридических и физических лиц) на­рушение закона/

Первый элемент - массив законов и других нормативных ак­тов - состоит из Конституции РФ, федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, международных актов, нор­мативных актов, издаваемых правомочными исполнительными органами государственной власти для реализации изданных за­конов. Этот элемент является необходимым: в нем закреплена программа, политика государства и общества, их политические, экономические, социальные и другие задачи, способы их вы­полнения. Без этого массива нельзя вести речь о законности как таковой.

Однако, законы и другие нормативные акты сами по себе не могут быть проведенными в жизнь, если не будет создано меха­низма их исполнения. Без такого механизма законы останутся фикцией, не будут действовать, а заложенная в них программа не будет реализована. Поэтому вторым элементом законности является специальный аппарат и его деятельность по исполне­нию законов.

Нередко, на процесс исполнения законов, других норматив­ных актов оказывает негативное влияние их неправильное по­нимание, уклонение должностных лиц от выполнения правовых предписаний и нежелание граждан следовать требованиям зако­на. Поэтому должна существовать система контроля и надзора, позволяющая выявлять неправильное исполнение или неиспол­нение законов и добиваться устранения их нарушений. Следова­тельно, третьим обязательным элементом является контроль и надзор за исполнением и соблюдением законов и других норма­тивных актов.

Однако, отсутствие ответственности для нарушителей зако­нов неизбежно приводит к игнорированию ими законов. Чтобы преодолеть такое игнорирование, нужно обеспечить исполнение законов путем государственного принуждения и применения правовых санкций в случаях умышленного или неосторожного невыполнения требований законов. Поэтому четвертым необхо­димым элементом законности является ответственность и нака­зание за неисполнение предписаний законов и других норма­тивных актов.

В теории права сложилось представление, с которым мы со­гласны, что законность имеет три стороны: является принципом, представляет собой определенный режим и состоит в соответст­вующем методе регулирования правопорядка и составляющих его правоотношений.3

1-ая сторона - принцип законности - это правовой принцип, который, являясь соответствующей идеей законности, закреплен в правовых нормах. Он включает: 1. верховенство закона; 2. равенство граждан перед законом; 3. обязательность исполне­ния законов; 4. точное их соблюдение; 5. тесную связь, но не идентичность, законности и целесообразности; 6. обеспечение соблюдения законов правовой культурой и правосознанием об­щества, должностных лиц и граждан; 7. опору законности на общественную поддержку.

Содержание данного принципа требует всестороннего и обязательного учёта при издании и исполнении законов и дру­гих нормативных актов.

Принцип законности означает, что Конституции РФ при­надлежит верховенство в общем массиве законов и других нор­мативных актов Российской Федерации. Ей должны соответствовать все принимаемые законы и иные нормативные акты как Федерации, так и её субъектов. Должна соблюдаться установ­ленная Конституцией иерархия законов. Это также означает, что постановления Правительства РФ, других исполнительных ор­ганов, администраций субъектов РФ, акты муниципальных ор­ганов власти (представительных и исполнительных) должны соответствовать законам, во исполнение которых они принима­ются. Деятельность муниципальных органов и их должностных лиц должна соответствовать уставам муниципальных образова­ний.

Равенство граждан перед законом требует, чтобы все граж­дане независимо от их социального, политического, имущест­венного, национального и т.д. положения одинаково могли пользоваться правами и выполняли свои обязанности. Не явля­ется исключением из этого правила, что депутаты представи­тельных органов (например, Федерального Собрания РФ), про­куроры, судьи имеют защиту при решении вопросов о привле­чении их к уголовной или административной ответственности. Она не освобождает от обязанности соблюдать законы и ответ­ственности за их нарушение, но создает процедуры, необходи­мые для повышения гарантий не воспрепятствования законо­творческой, правоохранительной, судебной деятельности и за­щиты от попыток противоправного воздействия на таких лиц с этой целью.

Обязательность исполнения законов состоит в том, что они должны исполняться всеми: законодательными и исполнитель­ными органами власти, контролирующими и надзорными орга­нами, коммерческими и некоммерческими организациями, должностными лицами, физическими и юридическими лицами. Иное неизбежно приведет к неравенству субъектов Федерации, к неравенству граждан и других субъектов в выполнении воз­ложенных обязанностей и реализации ими своих прав, к тому, что законы, иные нормативные акты под теми или иными пред­логами не будут исполняться.

Точное соблюдение законов означает, что они должны еди­нообразно исполняться на всей территории РФ или отдельных субъектов Федерации соответственно. Практика исполнения законов показала, что нередко после принятия законов исполни­тельные органы власти, а также другие правоприменители из­дают инструкции, рекомендации, которые неверно толкуют принятый закон, искажают его смысл и содержание, что приводит к нарушению правила о точности соблюдения закона. Эта практика порочна. Недопустимо произвольное толкование при­нятых высшими и субъектов Российской Федерации органами власти законов. Толкование закона возможно только органом, принявшим этот закон, или Конституционным судом РФ, если в законе имеется неясность или он противоречит Конституции РФ.

Принимаемые законы целесообразны, поскольку они при­нимаются для реализации определенной политики государства, и должны таковыми считаться «априори». В то же время именно эта целесообразность признает недопустимым положение, когда отдельные должностные лица считают нецелесообразным ис­полнение того или иного закона под предлогом, что он или ус­тарел или не соответствует особенностям местных условий жизни. Если такая целесообразность возымеет приоритет над законностью, возникнет ситуация, когда законы перестанут ис­полняться в зависимости от тех или иных обстоятельств или субъективных желаний отдельных лиц. Если закон устаревает, он подлежит отмене в установленном законодателем порядке, а вместо него, при необходимости в этом, будет принят другой закон. Иное понимание целесообразности приведет к наруше­нию принципа законности. Сказанное и означает тесную связь законности и целесообразности.

Высокий уровень правосознания и правовой культуры соз­дает необходимые условия для соблюдения законности. Она бу­дет соблюдаться, когда большинство населения располагает не­обходимыми правовыми знаниями, убеждено в необходимости принятых законов, имеет привычки, соответствующие навыки в исполнении законов.

В то же время, когда имеется понимание, что соблюдение законов необходимо не только в интересах общества, но и того лица, к которому обращено правовое предписание, когда со­блюдение законов становится внутренней потребностью для граждан и других субъектов, это означает, что правовая культу­ра в обществе находится на высоком уровне,

Особенно важно для обеспечения законности уважение к закону со стороны должностных лиц, имеющих прямое отноше­ние к этому закону, наличие у них соответствующих знаний и умений выполнять требования закона, понимание ими необхо­димости его соблюдения, поскольку от них в первую очередь зависит точное исполнение закона.

Опора на общественную поддержку осуществляется в са­мых разных формах. Средства массовой информации: печать, радио, телевидение, электронные средства содействуют соблю­дению законности публикацией законов и их комментариев, ор­ганизацией выступлений ученых, специалистов, должностных лиц с разъяснениями и пропагандой. Поддержка соблюдения законности обеспечивается также выступлениями граждан при обсуждении законов и результатов их выполнения на собраниях коллективов, сходах и т. д.

Следующая сторона законности - ее режим. Режим законно­сти включает: 1. предъявление управомоченными государствен­ными органами власти требований к гражданам и должностным лицам о должном, в соответствии с законом, поведении; 2.соответствие требованиям закона состояния регулируемых правом общественных отношений; 3.наличие идеологических, экономических, политических, правовых, правоохранительных гарантий такого состояния.

Сопоставление с существующим правопорядком позволяет судить о наличии или отсутствии режима законности. Содержа­ние режима законности может соответствовать, но может и не соответствовать существующему правопорядку. Правопорядок тоталитарного государства (например, при фашизме) не позво­ляет считать, что существует режим законности, поскольку при таком правопорядке по разным параметрам допускается нару­шение принципа законности: нет верховенства закона, наруша­ются права и свободы большинства граждан и т. п. При станов­лении правового государства уровень требований и состояние регулируемых правом общественных отношений может при­ближаться к требованиям и состоянию общественных отноше­ний, которые присущи режиму законности. Режим законности в демократическом и правовом государстве располагает необхо­димым набором политических, идеологических, экономических, правоохранительных гарантий, обеспечивающих правовой ста­тус граждан, правовое положение различных коммерческих и некоммерческих организаций. Но это не означает их равенство в возможности реализовать права, установленные этим статусом, правовым положением. Например, возможность получить выс­шее образование, получить элитное лечение, приобрести иму­щество, организовать производственную деятельность опреде­ляется не столько правовым статусом, сколько материальными или социальными ресурсами конкретных физических или юри­дических лиц.

Третья сторона законности - это метод законности. Метод -это способ регулирования возникающих и существующих в об­ществе и государстве правовых отношений. Метод законности основывается на содержании принципа законности. Он может иметь, как черты императивного, так и диспозитивного характе­ра, в зависимости от созданных механизмов исполнения зако­нов. Выполнение предписаний законов может иметь односто­ронний или двусторонний характер, т.е. зависит от волеизъявления одной или двух (нескольких) сторон. Следует также заме­тить, что метод регулирования правовых отношений зависит от того, в какой отрасли права регулируются возникающие право­отношения. В административном праве - это, как правило, им­перативный метод, в гражданском - диспозитивный. Поскольку законность опирается на соответствующие нормы отраслей пра­ва, то этим определяется и метод, способ регулирования. Метод регулирования при осуществлении прокурорского надзора в ос­новном императивный - прокурор требует устранения наруше­ний закона, а другая сторона должна выполнить это требование; метод регулирования в иной деятельности, например при уча­стии прокурора в рассмотрении дел в судебном разбирательстве - диспозитивный. Он от имени государства предлагает вариант решения для устранения нарушения закона, а суд самостоятель­но принимает решение на основе закона и своего правосозна­ния.

С помощью принимаемых законов государство всегда ре­шало очень важные задачи, направленные на создание, форми­рование и защиту определенных общественных отношений, обеспечивало правопорядок и борьбу с преступностью. Необхо­димость исполнения законов, контроля и надзора за их соблю­дением и наступление ответственности за неисполнение правовых предписаний определяется тем, что в законах, принимаемых высшими органами власти, реализуется определенная политика (экономическая, социальная, по борьбе с преступностью и т.д.). С помощью законов обеспечивается решение стоящих перед государством и обществом политических, экономических, соци­альных, национальных и культурных проблем. Законность - это важный фактор, который организует и консолидирует усилия государственного аппарата, организаций и граждан в нужном обществу направлении, позволяет добиваться, чтобы государство, его органы, организации и граждане выполняли возложен­ные на них законом обязанности и могли реализовать свои пра­ва.

Важную роль в обеспечении точного и единообразного ис­полнения законов, т.е. в соблюдении законности, играл и играет надзор прокуратуры. Это специальный орган, призванный в со­ответствии с Конституцией, добиваться соблюдения Конститу­ции и исполнения законов в Российском государстве. Но при этом следует отметить, что органы прокуратуры не являются единственным государственным органом, на который возложена функция надзора и контроля за соблюдением Конституции РФ, исполнением законов. Обязанность следить за соблюдением Конституции РФ лежит на Конституционном Суде, за соблюде­нием и исполнением законов - на высших органах власти (пред­ставительных и исполнительных), как Федерации, так и ее субъ­ектов, на правоохранительных органах, на ряде других институ­тов (например, нотариате). В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 создана новая структура органов исполнительной власти - Правительства Российской Федера­ции, в состав Министерств которого включены Федеральные службы, осуществляющие функции контроля и надзора.4 Но функция контроля и надзора для них не единственная функция. В соответствии со своей компетенцией они выполняют и ряд других. Важнейшую роль в обеспечении режима законности иг­рает судебная система, так как, в конечном счете, только суды могут путем принятия решений, имеющих обязательную силу, устранять нарушения закона. Но суды являются органами, осу­ществляющими правосудие, т.е., разрешают дела, возникающие по искам, заявлениям заинтересованных сторон, учитывая при этом конкретные обстоятельства, влияющие на содержание ре­шения, поэтому деятельность судов не может исключить необ­ходимость специального органа, обеспечивающего соблюдение законности не зависимо от этих обстоятельств.

Прокуратура, в силу наделения её надзорными полномо­чиями, является одной из существенных гарантий обеспечения точного, единообразного исполнения законов. По поручению высших органов государственной власти она содействует ис­полнению законодательных актов, являющихся реализацией по­ставленных государством задач в области защиты существующих общественных отношений. Например, путем надзора за со­блюдением законов, принятых для проведения экономических, социальных, политических реформ, может активно содейство­вать этим реформам, противостоять местническим и ведомст­венным влияниям, оперативно обеспечивать защиту прав и сво­бод граждан. И, хотя на протяжении всей истории своего суще­ствования прокуратура не всегда могла независимо и беспрепят­ственно осуществлять надзор за соблюдением законов, она иг­рала и продолжает играть важную роль в укреплении законно­сти и формировании правопорядка в государстве и обществе.

Учреждение и развитие прокуратуры в дореволюционный период

Авторы судебно-правовой реформы, добиваясь, чтобы су­ществующий прокурорский надзор в Российской Федерации был максимально сужен до надзора за законностью деятельно­сти органов дознания и предварительного следствия, а деятель­ность прокуратуры сведена к уголовному преследованию и го­сударственному обвинению в уголовном судопроизводстве, об­ращаются к опыту деятельности прокуратур в странах Запада. Между тем, если мы обратимся к этому опыту, то увидим, что прокуратуры в этих странах имеют такие очень важные полно­мочия, которые позволяют им активно содействовать укрепле­нию существующего государственного и общественного строя, защищают Конституцию, права и интересы личности, демокра­тические свободы. Полномочия эти не ограничиваются государ­ственным обвинением в уголовном судопроизводстве и в основ­ном носят императивный характер. Примером может служить положение прокуратуры в США. Государственный атторней в США (министр юстиции) и органы прокуратуры в округах уча­ствуют не только в уголовном и гражданском судопроизводстве, в их ведении находятся контрразведка, политическая полиция, система пенитенциарных органов5.

Но обратимся к причинам и условиям создания прокурату­ры в России. В начале 18 века при Петре 1 Россия превратилась в чиновничье-дворянскую монархию с неограниченной властью императора, и необходим был орган, обеспечивающий контроль и надзор за соблюдением законов.

Вначале внимание Петра 1 было обращено к институту фис­калов, и 5 марта 1711 года была учреждена должность обер-фискала, состоявшего при Сенате, но назначавшегося императо­ром. Фискалы имелись при всех центральных и местных орга­нах: коллегиях, канцеляриях, судах. В их обязанность входило «тайно проведывать, доносить и обличать о нарушении закона, злоупотреблениях, воровстве и всем прочим, что во вред госу­дарственному интересу может быть». Однако, пользуясь широ­кими полномочиями и не получая государственного жалования (оплату за свой труд фискалы получали из собранных налогов), не имея должной ответственности перед государем, сами фиска­лы через небольшое время погрязли в злоупотреблениях и лихо­имствах. Слово «фискал» превратилось в нарицательное бран­ное имя, люди стали его считать позорным. Надежды, возлагае­мые на фискалов, не оправдались. И в последние годы своего царствования Пётр 1 счел необходимым создать новое учрежде­ние, которое следило бы за порядком, стояло над Сенатом и всеми другими государственными учреждениями. Для этого он обратился к опыту Франции, в которой для надзора за делами, имеющими государственную важность, еще в 14 веке была соз­дана прокуратура. Там в 1586 году был принят закон, которым на прокурора возлагалось осуществлять деятельность админист­ративно-правового характера, контролировать следствие, участ­вовать в рассмотрении судами уголовных и гражданских дел.

В России таким органом стала прокуратура во главе с гене­рал-прокурором, которая была учреждена 12 января 1722 года. В Указе говорилось: «быть при Сенате генерал-прокурору и обер-прокурору, также во всякой коллегии по прокурору, кото­рые должны будут рапортовать генерал-прокурору». Петр 1 назвал прокурора: «сей чин яко око наше». Отсюда и пошло, что прокурор есть око государево.

Функции прокуратуры при Петре 1 были достаточно широ­ки. В Указе о должности генерал-прокурора от 27 апреля 1722 года прокурору предлагалось постоянно находиться в Сенате, чтобы Сенат не допускал волокиты и «рассматривал дела без промедления и в соответствии с регламентами и указами». От генерал-прокурора требовалось сообщать государю о всех на­рушениях в Сенате, но в то же время содержалось предостере­жение и в его адрес. Он не имел права поступать опрометчиво, поскольку, «имея большую власть, мог причинить и большое зло». В связи с этим отмечалось, чтобы в своих действиях он сам не допускал нарушений - поступал «осторожно и рассмотрительно, чтобы напрасно бесчестье не учинить». Генерал-прокурор должен был следить, чтобы все прокуроры действова­ли по закону - действовали «истинно и ревностно», а тех, кто этого не делает - представлять на суд Сената. На прокурора воз­лагалось также осуществление контроля за деятельностью фис­калов, которые должны были в свою очередь информировать его о любых нарушениях других чиновников. Генерал - проку­рору и подчиненным прокурорам было поручено вести контроль за деятельностью судов по рассмотрению дел. Генерал-прокурор ведал расследованием наиболее важных государственных пре­ступлений, принимал меры к устранению нарушений, допускае­мых любыми чиновниками. В Указе была проявлена забота и о независимости прокуратуры. С этой целью было указано, что ни генерал-прокурор> ни обер-прокуроры, не могли быть подверг­нуты ни чьему суду, кроме суда Государя. Прокуроры коллегий и на местах назначались на должности Сенатом только по пред­ложению генерал-прокурора, чем должна была и формально обеспечивалась их независимость от тех учреждений, где они состояли.7 Однако, следует признать, что нарушений такой не­зависимости было не мало.

Первым генерал-прокурором был назначен Павел Иванович Ягужинский, один из сподвижников Петра 1. Ягужинский со­средоточил свое внимание на контроле за повседневной работой Сената, за правильностью и законностью разрешения дел, их своевременным прохождением, порядком в Сенате. Постепенно генерал-прокурор занял ключевое положение в государственном управлении. Не даром позже русский историк Ключевский пи­сал о Ягужинском, что генерал-прокурор, не имея сенаторского голоса, был настоящим его президентом, возбуждал в нем зако­нодательные запросы, судил о том, правильно ли поступает Се­нат.8 Он был, по наблюдению иностранцев, по своей силе и зна­чению вторым лицом в государстве. Император доверял Ягужинскому, и тот не боялся, когда речь шла о защите интересов государства, противостоять даже членам царской фамилии. На местах прокуроры надзирали за фискалами, наблюдали за пра­вильным собиранием казенных доходов, за безубыточным для казны производством, за правильностью финансовой отчетно­сти. Уголовное преследование не было в непосредственной компетенции прокуроров, они лишь наблюдали за ходом рас­следования, в особенности, по арестантским делам.

После смерти Петра 1 положение прокуратуры изменилось: генерал-прокурор был удален из Сената, прокуратура в значи­тельной мере потеряла свое влияние и значение.

В 1726 году при Екатерине 1 должность генерал-прокурора была фактически упразднена. Но при императрице Анне Иоанновне Указом от 2 октября 1730 года органы прокуратуры были формально восстановлены в своих правах, хотя по-прежнему не имели никакого веса. Только после прихода к власти дочери Петра 1 Елизаветы Петровны согласно ее Указу генерал-прокурор получил прежние «прерогативы верховной власти» и стал выполнять свои полномочия в полном объеме, т.е. - те же контрольные и надзорные функции, что и при Петре 1. На гене­рал-прокурора возлагалось руководство прокурорами коллегий, а на подчиненных ему прокуроров - обязанность следить за все­ми делами в губерниях, провинциях, земских судах и направ­лять в Правительствующий Сенат «доношения» и доклады. Прокуроры также должны были следить за соблюдением поряд­ка в отношении «колодников» - лиц, содержащихся под стра­жей.

Особенно была усилена прокуратура императрицей Екате­риной Второй, что нашло отражение в «Учреждениях для управ­ления губерний Всероссийской империи» (от 7 ноября 1775 го­да). В «Учреждениях» устанавливались должности губернского прокурора и губернских стряпчих. На губернского прокурора были возложены обязанности следить за недопущением «зло­употреблений противных законам, учреждениям и указам». Ему было также поручено следить за исполнением законов в судебных местах. Обращалось внимание на необходимость выявлять причинение ущерба казне, обществу, чтобы не было незаконно­го присвоения чужой власти. Кроме губернского прокурора бы­ли учреждены должности губернского стряпчего по уголовным делам и губернского стряпчего по казенным делам. На губерн­ского прокурора возлагалось попечение «о прокормлении под стражей содержащихся, и чтобы дела этих людей получали ско­рое решение». Были установлены должности прокуроров и стряпчих при верхнем земском суде, губернском магистрате. На них возлагалась обязанность выявления злоупотреблений чи­новниками и сообщения об этом губернскому прокурору. Были учреждены также должности уездных стряпчих, которые долж­ны были следить, чтобы не допускались нарушения интересов государства, законов и повелений государя и, при необходимо­сти, - предъявлялись судебные иски.9

В 1857 году после вступления на трон Александра Второго в Свод законов Российской империи вошло положение «Об об­щем учреждении губернских прокуроров и губернских стряп­чих». Были установлены правила о предметах деятельности гу­бернских прокуроров и губернских стряпчих. Согласно этим правилам на них возлагался надзор за производством дел в гу­бернских местах, перечислялось, в чем состоит предмет надзора: «содействие своими заключениями точному пониманию силы законов, наблюдение за точным исполнением узаконений и со­действие к пресечению противных им деяний и злоупотребле­ний, в особенности при нарушении верности присяге, казенном и общественном ущербе, лихоимстве, производстве запрещен­ной торговли, лености и медленности в исполнении повелений и выправлении дел». Предметом ведения являлось и посещение тюрем, работных и смирительных домов, надзор за соблюдени­ем режима в них и сроками содержания заключенных.

Прокурор должен был следить за сохранением в судебных решениях точной силы законов, соблюдением порядка судопро­изводства и не нарушением закона о подсудности. Также на не­го возлагались обязанности возбуждать безгласное дело, не до­пускать медленности в производстве дел, самоуправство и зло­употребления.10

Однако, указанные выше положения фактически стали уп­раздняться в результате судебной реформы, проведенной в на­чале 60-х годов. В принятых в 1864 г. Судебных Уставах, наряду с основными началами судебных преобразований, предусматри­валось возложение на прокурора таких дел, которые исключи­тельно поручены надзору прокурора и стряпчих, и без которых они не могли получить движение. К разряду этих дел относи­лись: обнаружение преступлений, надзор за производством следствий, попечение о содержащихся под стражей, ходатайство но таким делам, по которым нет истца, или заинтересованные лица не имеют полной гражданской правоспособности. С введе­нием новых судебных преобразований на прокурора было воз­ложено являться публичным обвинителем во всех уголовных делах и вести их во всех судебных инстанциях в качестве пред­ставителя правительства и закона.

Наряду с этим в Уставах было установлено, что на прокуро­ра не следует возлагать обязанности по надзору за разбиратель­ством и прохождением дел в губернских местах, так как это слишком объемные обязанности, и этим могут заниматься слу­жащие и начальство каждого учреждения, поскольку они наде­лены контрольными полномочиями и правом обжаловать от­дельные постановления.11 В результате принятия Судебных Ус­тавов там, где судебная реформа была проведена, общий надзор прокуратуры фактически был ликвидирован. Однако, многими видными юристами того времени (например, Н.Ф. Кони) уп­разднение общего надзора прокуратуры было признано неоп­равданным в связи с высоким уровнем беззакония на местах.

Из-за поднявшейся в дальнейшем волны антицаристских и революционных выступлений прокуратура вынуждена была принимать активное участие в возбуждении и расследовании «политических» дел, тем самым она фактически способствовала усилению судебной репрессии в отношении революционно на­строенных масс (хотя имели место и примеры обратного свой­ства: по делу В.Засулич поддерживавший обвинение прокурор Н.Ф. Кони отказался от обвинения). Реакционная роль прокура­туры более всего усилилась после революции 1905 года. По этой причине прокуратуру царского периода стали считать реакци­онным органом, хотя по-прежнему были нередки случаи актив-нон роли прокуроров в борьбе с нарушениями законов. Общая

оценка деятельности прокуратуры по классовым мотивам оказа­лась отрицательной и стала основанием её упразднения в пер­вые дни провозглашения советской власти.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.205.144 (0.012 с.)