Уголовное преследование, осуществляемое прокурором 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Уголовное преследование, осуществляемое прокурором



В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор уполномочен осуществлять уголовное преследование. Однако, это направле­ние деятельности прокурора не получило специального разви­тия ни в УПК РФ, ни в законе «О прокуратуре Российской Фе­дерации». Поэтому авторы многих работ, посвященных вопро­сам деятельности прокуратуры, рассматривают уголовное пре­следование или как деятельность органов прокуратуры по рас­следованию уголовных дел131 или как главную функцию работы прокурора132.

Согласно п.55 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обви­нения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в со­вершении преступления. Но поскольку прокурор относится к стороне обвинения (п. 47 ст. 5 УПК), то, следовательно, он осу­ществляет уголовное преследование, направленное на изобли­чение лица, совершившего преступление. В Настольной книге прокурора сущность уголовного преследования определяется следующим образом: оно реализуется при возбуждении уголов­ного дела против конкретного лица, при его задержании, приме­нении меры пресечения, привлечении к уголовной ответственности, при производстве следственных действий, ограничиваю­щих конституционные права подозреваемых и обвиняемых133.

Все сказанное выше позволяет считать, что уголовное пре­следование, осуществляемое прокурором в досудебных стадиях, может состоять из возбуждения уголовного дела против кон­кретного лица, принятия к нему мер процессуального принуж­дения, избрания меры пресечения, предъявления обвинения, ут­верждения обвинительного заключения, направления дела в суд. Однако уголовное преследование не равнозначно расследова­нию уголовных дел, осуществляемому следователями органов прокуратуры или самими прокурорами. Расследование уголов­ных дел, поддержание государственного обвинения в суде яв­ляются формами уголовного преследования, но не исчерпывают его'34. Само же понятие - уголовное преследование, осуществ­ляемое прокурором, уже понятия расследования уголовных дел. Расследование может производиться с целью установления фак­та совершения преступления кем-либо, тогда как уголовное пре­следование направлено непосредственно против конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступ­ления. Генеральный прокурор называет прокурора руководите­лем уголовного преследования. Это следует, на наш взгляд, по­нимать как совершение действий, с помощью которых прокурор организует привлечение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. При этом производство следствен­ных действий им самим или по его поручению компетентным органом следствия или дознания является лишь частью реали­зуемого уголовного преследования.

В то же время уголовное преследование производится про­курором в основном через формы надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания при осуществле­нии ими расследования (дознания) по уголовным делам. Так, давая следователю согласие на возбуждение уголовного дела, прокурор осуществляет свою надзорную функцию, но при этом, в связи с тем, что дело возбуждено, начинается процесс уголов­ного преследования. То же самое происходит, когда прокурор отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В этом случае он применяет свою надзорную функцию. Но

6.4. Сущность, предмет и задачи надзора прокурора за законностью процессуальной деятельности органов предварительного следствия и дознания

Сущность надзора прокурора состоит в том, что он осуще­ствляет надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Следовательно, путем прокурорского надзора должна быть обеспечена защита интересов общества, государства, граждан, их охрана от преступных посягательств. Сюда входит охрана конституционного строя, национального равноправия народов и граждан, борьба с экстремизмом и терроризмом, защита госу­дарственной и частной собственности, соблюдение законов при проведении экономических реформ, защита жизни, здоровья, чести и достоинства людей и т.д. Сущность надзора состоит также в охране прав и законных интересов потерпевших, подоз­реваемых, обвиняемых, других участников уголовного судопро­изводства в досудебной стадии. Прокурор, применительно к данному направлению, в соответствии с имеющимися у него полномочиями, должен выявлять, устранять и предупреждать нарушения Конституции и других законов, состоящие в совер­шении преступлений, а также процессуальные нарушения со стороны органов дознания и предварительного расследования при расследовании ими уголовных дел. Поскольку предметом надзора прокурора в целом является законность действий и правовых актов, применительно к рассматриваемому направлению предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, возбуждении уголовных дел, производстве дознания и предва­рительного следствия, избрании мер пресечения, приостановле­нии и прекращении уголовных дел. направлении дел в суд с об­винительным заключением, а также законность других действий и решений, принимаемых органами, осуществляющими дозна­ние и предварительное следствие. Этим предметом определяют­ся задачи прокурорского надзора в данном направлении.

Задачами надзора являются: 1. Ни одно преступление не должно оставаться нераскрытым и ни одно лицо, совершившее преступление, не должно избежать установленной законом от­ветственности.

2. Задержание граждан по подозрению в совершении пре­ступлений не может производиться иначе, как в порядке и по основаниям, установленным законом.

3. Никто не должен подвергаться незаконному и необосно­ванному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах.

4. Никто не может подвергаться аресту без судебного реше­ния.

5. Должен соблюдаться установленный порядок возбужде­ния и расследования уголовных дел, сроки расследования, права участников уголовного судопроизводства и других граждан.

6. При расследовании преступлений необходимо соблюдать требования закона о всестороннем, полном и объективном ис­следовании всех обстоятельств дела, выявлении, как уличаю­щих, так и оправдывающих обвиняемого обстоятельств, а также обстоятельств, могущих отягчать или смягчать его наказание при вынесении впоследствии приговора.

7. Должны выявляться причины совершения преступлений и способствующие им условия и приниматься меры к их устра­нению.

Наряду с указанными задачами Приказом Генерального прокурора № 31 от 18 июня 1997 года определены конкретные задачи деятельности органов прокуратур,- это:

1. безусловное реагирование на выявленные нарушения за­конов на всех этапах уголовно-процессуальной деятельности;

2. защита прав и законных интересов потерпевших от пре­ступлений;

3. своевременная проверка законности решений следовате­лей и дознавателей по каждому сообщению о преступлении;

4. проверка законности задержания граждан, а также обес­печение законности заключения под стражу;

5. пресечение и предупреждение организованной преступ­ности;

6. предупреждение преступности среди несовершеннолет­них;

7. сосредоточение усилий на обеспечении раскрываемости и пресечении умышленных убийств, бандитизма, терроризма, экономических преступлений и коррупции, незаконного оборота оружия и наркотиков;

8. надзор за законностью решений, принимаемых органами дознания и предварительного следствия, затрагивающих кон­ституционные права и свободы граждан.

Дальнейшее развитие содержания задач Генеральным про­курором дано в Приказе №39 от 5 июля 2002 года «Об органи­зации прокурорского надзора за законностью уголовного пре­следования в стадии досудсбного производства», принятым для реализации полномочий прокурора в соответствии с УПК Рос­сийской Федерации. В числе важнейших из них могут быть на­званы: требование - не допускать промедления в возбуждении уголовного дела при очевидных признаках преступления, стро­гое соблюдение порядка производства по уголовным делам в отношении лиц, перечисленных в ч. I ст. 447 УПК (в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, де­путата органа власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа и должностного лица органа местного самоуправления, судей всех уровней, прокуроров, следователей, адвокатов, бывшего Президента и кандидата в Президенты, Председателя Счётной палаты РФ, его заместителей и аудито­ров, Уполномоченного по правам человека в РФ), обеспечение своевременного продления сроков содержания под стражей и расследования уголовных дел, изучение с особой тщательно­стью соответствия выводов органов предварительного рассле­дования фактическим обстоятельствам дела при утверждении обвинительного заключения.

1 6.5. Полномочия, формы и методы надзора прокурора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия

Полномочия прокурор в этом направлении урегулированы в соответствии со ст. 30 Закона РФ «О прокуратуре РФ», УПК РФ, Законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 21 июня 1995 года с изменениями и дополнениями , а также другими законами. При характеристике полномочий следует учитывать решения, принимаемые Конституционным Судом РФ по вопросам, свя­занным с действием норм УПК РФ и реализацией конституци­онных прав граждан.

Говоря о полномочиях прокурора при осуществлении над­зора за процессуальной деятельностью целесообразно произве­сти сопоставление УПК РФ с УПК РСФСР в регулировании дея­тельности прокурора.

Следует отметить ряд принципиальных изменений.

Надзор прокурора согласно нового УПК осуществляется только в рамках досудебного производства. Досудебное произ­водство - зто стадии дознания и предварительного следствия. В тгих стадиях прокурор наделе» полномочиями, которые позво­ляют ему вести надзор за процессуальной деятельностью орга­нов дознания и органов предварительного следствия (ст. 37 УПК), тогда как в соответствии ео ст. 25 УПК РСФСР прокурор осуществлял надзор за точным и единообразным исполнением законов во всех стадиях уголовного су до производства и обязан был своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, о г кого бы эти наруше­ния не исходили. Надзор за процессуальной деятельностью исключает, что прокурор является, как это ранее утверждалось некоторыми авторами, процессуальным руководителем при рас­следовании уголовного дела. Полномочие - осуществлять уго­ловное преследование от имени государства - является его пра­вом, которое корреспондируется с его обязанностью осуществ­лять надзор за соблюдением законности при расследовании и дознании уголовных дел. Но поскольку речь идет о надзоре, на прокурора не может быть возложена ответственность за резуль­таты этого расследования или дознания, пока не будет утвер­ждено обвинительное заключение или обвинительный акт. За­конодатель не указал в перечне полномочий прокурора, перечисленных в ч. 2 ст. 37 УПК, такое, как проверка материалов уголовного дела, хотя он обязан это делать для выполнения дру­гих полномочий, таких как, например, дача письменных указа­ний об избрании, изменении или отмене меры пресечения, ква­лификации преступления, о направлении расследования, о про­изводстве следственных и иных процессуальных действий. И сам прокурор может производить отдельные следственные и иные процессуальные действия, имеет право осуществлять иные полномочия. Однако, без ознакомления с материалами уголов­ного дела все названные полномочия не могут эффективно вы­полняться.

Указание названного полномочия в УПК РСФСР (ст. 211) предполагало и обязанность прокурора следить, чтобы рассле­дование дела привело к результату - привлечению к уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Это должен был быть регулярный контроль, который бы предотвращал на­рушения закона, необъективность, неполноту расследования, не выяснение обстоятельств, смягчающих наказание.

При осуществлении надзора в данном направлении полно­мочия прокурора в отличие от полномочий в общем надзоре но­сят властно-распорядительный характер. Такая особенность полномочии, не допускающая диспозитивности для субъектов, к которым обращено требование прокурора, связана с необходи­мостью принятия своевременных мер для раскрытия преступле­ний и расследования уголовных дел, устранения нарушений за­конности при расследовании, а также для защиты прав человека и 1ражданина. Без оперативного вмешательства прокурора, обеспечиваемого власти о-распорядительным и полномочиями, решение этих задач было бы невозможно.

Властно-распорядительный характер полномочий проявля­ется в том, что прокурор вправе отменять незаконные и необос­нованные постановления следователей и лиц, производящих дознание, давать письменные указания при расследовании, доз­нании, а также производстве оперативно-розыскных мероприя­тий, санкционировать ряд важных следственных актов и другие действия, поддерживать ходатайства следователей и дознания перед судом.

Полномочия прокурора давать письменные указания о рас­следовании преступлений, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, о производстве следственных и иных процес­суальных действий и розыске лиц, совершивших преступления, осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, либо лич­но производить отдельные следственные и иные процессуаль­ные действия, изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от од­ного следователя прокуратуры другому, изымать и передавать дело от одного органа предварительного расследования другому и, наконец, передавать от них дело следователю прокуратуры позволяют ему активно влиять на раскрытие преступлений и результаты расследования уголовных дел, обеспечивать закон­ность этого расследования; соблюдение законных прав и инте­ресов участников уголовного процесса и других граждан. Они позволяют ему также обеспечивать гарантии самостоятельности следователей при расследовании уголовных дел. Нужно иметь ввиду, что особенностью взаимоотношений прокурора и следо­вателя является то, что следователь вправе, в случаях несогла­сия с действиями или бездействием и решениями прокурора, представить дело вышестоящему прокурору с письменным из­ложением своих возражений. Такое обжалование не приоста­навливает исполнения требований прокурора, за исключением предусмотренных ст. 38 ч. 3 УПК РФ случаев: о привлечении в качестве- обвиняемого, о квалификации преступления, объеме обвинения, об избрании меры пресечения либо отмене или из­менении меры пресечения, избранной следователем в отноше­нии подозреваемого или обвиняемого, об отказе в даче согласия па возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, предусмотренных пунктами 2-Й ч. 2 ст. 29 УПК, о направлении уголовного дела в суд или о его прекращении, об отводе следо­вателя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия, о передаче дела другому следователю, когда исполнение указа­ний приостанавливается. Получив письменные возражения сле­дователя, вышестоящий прокурор или отменяет решение ниже­стоящего, или поручает производство следствия по делу друго­му следователю.

Генеральный прокурор РФ требует от прокуроров прини­мать своевременные меры к защите процессуальной самостоя­тельности следователей при расследовании уголовного дела и пресечению незаконного воздействия в какой бы то ни было форме на них, чтобы не допустить внешнего влияния на ход расследования и принимаемое по делу решение.

Согласно ст. 211 УПК РСФСР важным полномочием проку­рора являлось его право требовать для проверки уголовные де­ла, документы, материалы и иные сведения о совершенных пре­ступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и уста­новлении лиц, совершивших преступления. Ныне в ст. 37 УПК РФ такого полномочия нет. Однако, представляется, что такое полномочие прокурора вытекает из других полномочий, кото­рыми он наделен для надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и следователей, и состоит, в частности, в пра­ве: передачи дела от одного следователя другому, давать согла­сие на возбуждение уголовного дела, участвовать в производст­ве предварительного расследования, прекращать и приостанав­ливать уголовные дела, давать указания о предъявлении обви­нения и избрании меры пресечения и т.д. Без изучения соответ­ствующих уголовных дел или материалов и документов выпол­нение названных и других полномочий невозможно.

В ч. 2 ст. 37 УПК дан перечень полномочий прокурора, ко­торый нельзя считать исчерпывающим, поскольку в других статьях приводятся и иные полномочия. Так, в ч. 3 ст. 37 регу­лируются правила, применяемые при даче письменных указа­ний, одного из важных полномочий прокурора. В ч. 3 ст. 38 на­зываются полномочия прокурора, не упомянутые в перечне, ко­торые могут быть в установленном порядке оспорены следова­телем вышестоящему прокурору. В ч. 4 ст. 39 следователю дано право представить прокурору письменное возражение на указа­ние начальника следственного отдела, что должно предполагать полномочие прокурора на отмену такого указания. Думается, правильным было бы упоминание такого полномочия в законе.

В числе важнейших полномочий следует назвать право про­верять соблюдение требований федерального закона при разрешении сообщений о преступлениях, давать согласие на возбуж­дение уголовного дела следователем или органом дознания, участвовать в производстве предварительного расследования, давать согласие на возбуждение ходатайства перед судом о за­ключении под стражу, изымать и передавать уголовные дела по законным основаниям, отстранять от дознания и предваритель­ного следствия соответствующих должностных лиц, продлевать срок предварительного расследования, отменять постановления следователя или органа дознания, утверждать некоторые поста­новления следователя, органа дознания о прекращении дела, возвращать уголовное дело к доследованию, поручать поддер­жание обвинения дознавателю или следователю, проводившим дознание по направляемому в суд делу.

Важным полномочием прокурора является право возбужде­ния уголовных дел. Обнаружив, после соответствующей про­верки, что в действиях того или иного лица имеются признаки состава преступления, он может возбудить уголовное дело или уголовное преследование. Такое право прокурора позволяет ему своевременно вмешиваться и эффективно влиять на результаты борьбы с каждым преступлением и преступностью в целом. Ви­димо, учитывая наличие этого полномочия, Генеральный про­курор считает, что в досудебном производстве по уголовному делу прокурор является руководителем уголовного преследова­ния.

В случаях, когда в действиях лица, привлекаемого к уголов­ной ответственное ш, прокурор не усмотрит события или соста­ва преступного деяния, а также в других случаях, установлен­ных законом, он может прекратить уголовное дело или уголов­ное преследование.

В числе полномочий следует указать право прокурора пере­давать дело по подследственное™ с указанием оснований этому, право ты мать дело от одного следователя и передавать его дру­гому, право отстранять лицо, производящее дознание или сле­дователя, если ими допущено при расследовании дела наруше­ние УПК. При )том следует учитывать, что право передавать дело от одного органа предварительного расследования другому ограничено указанием в п.9 ч. 2 ст. 37 УПК, что такая передача может производиться только в соответствии с правилами ст. 15! УПК РФ в рамках подследственности, а передача дела от органа предварительного расследования следователю прокуратуры с обязательным указанием оснований такой передачи.

Прокурор имеет исключительное право и обязанность на­править дело в суд с утвержденным обвинительным заключени­ем или обвинительным актом, если собраны необходимые дока­зательства, подтверждающие обвинение. Это его право создает необходимые предпосылки для рассмотрения дела судом и ус­тановления виновности лица, обвиняемого в совершении пре­ступления.

Он также вправе предложить должностным лицам, осуще­ствляющим дознание и предварительное следствие, дать объяс­нения по поводу обнаруженных нарушений законов. В случае необходимости и при наличии к тому оснований прокурор при­нимает меры для привлечения к ответственности в установлен­ном порядке виновных в нарушении законов должностных лиц. По поводу выявленных нарушений он вносит представления в компетентные органы дознания и следствия.

Прокурор осуществляет также иные полномочия, установ­ленные законом.

Обязанность непосредственно и постоянно следить за тем, как ведется предварительное следствие со всей полнотой возло­жена на начальника следственного отдела, которому в соответ­ствии со статьёй 39 УПК предоставлены достаточно широкие права для осуществления контроля за деятельностью следовате­лей. Представляется, что полномочия, которыми наделен проку­рор, не требуют, чтобы он дублировал контроль начальника следственного отдела.

Действительно, начальник следственного отдела может проверять материалы уголовного дела, вправе в порядке, уста­новленном ст. 146 УПК РФ, возбудить с согласия прокурора уголовное дело, давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных дейст­вий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого, меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия, изымать уголовное дело у одного следователя и передавать другому с обязательным указанием оснований такого решения, создавать следственную группу, из­менять се состав. Он вправе также ходатайствовать перед про­курором об отмене других незаконных и необоснованных по­становлений следователя. Эти полномочия были у него в основ­ном и прежде {кроме отмены постановлений о приостановлении дела). Но тогда они перекрывались полномочиями прокурора, перечисленными в ст. 211 УПК РСФСР.

Благодаря отсутствию в УПК РФ такого перечня полномо­чий прокурора, именно на начальнике следственного отдела ор­гана предварительного расследования лежит прямая обязан­ность принимать своевременно необходимые меры для обеспе­чения полноценного расследования, а за неполноценный кон­троль за следствием он несет ответственность в полном объеме.

Как нам представляется, такие изменения, порождают серь-сшые проблемы. Нельзя упускать из виду, каким является кад­ровый состав следователей МВД в небольших районах. Это в основном лица, не обладающие ни жизненным, ни правовым, ни деловым опытом. Подавляющее большинство следователей, ра­ботающих в органах МВД, недавно пришли со студенческой скамьи, другие не имеют даже высшего юридического образо­вания. Многие из них работают в рай/гор отделах, где нет на­чальников следственных отделов. Прокуроры районов и не­больших городов, руководствуясь прежним УПК РСФСР и ука­заниями Генерального прокурора Российской Федерации, по­стоянно помогали этим следователям, изучали расследуемые ими конкретные дела, давали необходимые советы и тем пре­дотвращали или устраняли упущения в их деятельности. В соот­ветствии с новым УПК влияние прокуроров на расследование уголовных дел в значительной мере сужается. Процессуальное руководство следствием со стороны прокуроров в органах МВД фактически отменено, поскольку процессуальный надзор не со­ответствует функции руководства следствием. Думается, изме­нение функции прокурора до пределов процессуального надзора вызовет сложности как в обеспечении качества следственных действий, так и их своевременности. Почти с уверенностью можно прогнозировать, что возрастут сроки расследования, тем более, что возможности для этого по новому УПК созданы. Рай­онному, городскому прокурору предоставлено право продления сроков расследования до 6 месяцев (ч. 4 ст. 162 УПК РФ) вместо 3-х месяцев согласно ч. 2 ст. 133 УПК РСФСР. И действительно, по данным Генеральной прокуратуры в 2004 году с нарушением сроков расследования, установленных УПК РФ, закончено более

50% уголовных дел.

Существенным изменением в полномочиях прокурора явля­ется, что дознаватель, орган дознания или следователь без его согласия не имеют права возбудить уголовное дело. Это полно­мочие, ранее не свойственное надзорной деятельности прокуро­ра, по мысли законодателя должно усилить влияние прокурора на законность деятельности отделов внутренних дел и следова­телей. Возбуждение уголовного дела - важная процессуальная стадия, и процессуальный надзор за её законностью со стороны прокурора безусловно должен способствовать защите прав и интересов граждан, особенно тех, в отношении кого может воз­никнуть подозрение о совершении ими преступления. Практика деятельности оперативно - розыскных служб органов милиции свидетельствует, что по «очевидным» преступлениям дела орга­нами дознания и следователями МВД в соответствии со старым УПК возбуждались достаточно активно, что приводило нередко (благодаря стремлению ответственных должностных лиц «отра­портовать» наверх о своих успехах) к преждевременным и оши­бочным решениям. Процедура, когда прокурор должен перед дачей согласия ознакомиться с материалами проверки сообще­ния о преступлении, а в случае производства отдельных следст­венных действий по закреплению следов преступления, с прото­колом осмотра места происшествия, освидетельствованием, по­становлением о назначении судебной экспертизы, резко снижает возможность совершения ошибок под влиянием начальников отделов внутренних дел, ответственных за раскрытие преступ­лений, пытавшихся в некоторых случаях заставить следователя или дознавателя возбудить уголовное дело, когда для этого ещё нет законных оснований. Новое полномочие прокурора усили­вает нормативную эффективность надзора, но в то же время за­трудняет практику его деятельности. Возникают трудности та­кого порядка: нередко преступления, в том числе тяжкие и осо­бо тяжкие, совершаются в вечернее или ночное время, когда по­лучить немедленно согласие прокурора на возбуждение дела становится затруднительным. Между тем, производство следст­венных действий без возбуждения уголовного дела, кроме ос­мотра места происшествия (ст. 176 ч. 2 УПК) и освидетельство­вания и назначения судебной экспертизы, не допускается. Впол­не обоснованно, эта проблема решается посредством введения дежурства прокурора в нерабочее время, иначе его согласие на возбуждение дела превратится в формальность или будет да­ваться задним числом, чтобы придать видимость законности,

когда фактически расследование уже идет полным ходом. Воз­буждение дела до получения на это согласия прокурора приве­дет к тому, что все добытые доказательства окажутся недопус­тимыми (см.ст. 75 УПК РФ), так как получены будут с наруше­нием требований закона (ч. 3 ст. 7 УПК РФ) .

Как видно из Приказа Генерального прокурора №39 указа­ние о дежурстве прокуроров в нерабочее время подчинённым прокурорам дано. Однако, и такое разрешение проблемы не снимает затруднений для следователя или дочнаватсля, так как оперативность в проведении следственных действий резко сни­жается. Следователь (дознаватель) лишается возможности не­медленно допросить потерпевшего, свидетеля, если по делу еще не получено согласия прокурора на его возбуждение.

Формы надзора прокурора определяются его полномочиями и деятельностью, направленной на выявление, устранение и предупреждение нарушений законности. Эти формы требуют применения соответствующих методов, с помощью которых и выявляются и устраняются нарушения законов. К числу форм надзора в данной стадии могут быть отнесены проведение про­верок отказных материалов, изучение уголовных дел, находя­щихся в производстве следователей или органов дознания, по­сещение мест содержания задержанных и арестованных, выезды прокурора на место происшествия, участие в проведении важ­нейших следственных действий, санкционирование (дача согла­сия) отдельных следственных действий, утверждение обвини­тельного заключения. Каждая из названных и других форм мо­жет быть реализована различными способами. Например, уча­стие в допросе может осуществляться путем простого присутст­вия или активного ведения его самим прокурором, а изучение дела -' заслушиванием доклада следователя или прочтением имеющихся в нем документов. Точно так же дача согласия на возбуждение следователем ходатайства о производстве следст­венных действий, предусмотренных пунктами 4 - 9 и 11 части 2 ст. 29 УПК (например, об избрании меры пресечения в виде за­ключения под стражу или о производстве обыска и (или) выем­ки) может предваряться изучением материалов дела, но может производиться только по докладу следователя. Не редко форма и метод проверки зависит от опыта прокурора или его доверия к должностному лицу, расследующему дело. Генеральный проку­рор РФ считает одной из действенных форм надзора выезд про­куроров, их заместителей, других оперативных работников про­куратуры на место происшествия при получении сообщений об убийстве, теракте, бандитизме, иных особо тяжких преступле­ниях. Принимая участие в проведении осмотра места происше­ствия, прокурор одновременно имеет возможность организовать и скоординировать усилия следователей и оперативно-розыскных служб при осуществлении необходимых оператив­ных мероприятий и следственных действий, имеющих ключевое значение для раскрытия преступления и расследования уголов­ного дела.

Давая согласие на возбуждение ходатайства перед судом о мере пресечения в виде заключения под стражу, прокурор или его заместитель, а в некоторых случаях по их поручению по­мощник, как правило, допрашивают лицо, подлежащее аресту, проверяют наличие доказательств его участия в совершении преступления, доводы обвиняемого о его невиновности или на­личии смягчающих обстоятельств, нарушении права на защиту, оказании на него давления и т.д. При решении вопроса об аресте несовершеннолетнего прокурор лично допрашивает обвиняемо­го. Это позволяет ему принять правильное решение не только с учетом тяжести содеянного, но и избежать ошибки, связанной с возможностью случайного стечения обстоятельств или вовлече­ния несовершеннолетнего в преступление другими лицами.

В случае отказа в даче согласия на возбуждение уголовного дела или при отказе в поддержании ходатайства перед судом об избрании меры пресечения - заключение под стражу - прокурор должен изложить на постановлении следователя или в отдель­ном документе мотивы такого решения. Например, отказывая в даче согласия на возбуждение уголовного дела, прокурор дол­жен вынести постановление о таком отказе (ч. 4 ст. 146 УПК).

Думается, нужна и письменная мотивировка отказа в поддержа­нии ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключе­ния под стражу, хотя прямого указания об этом в УПК нет. Не редки случаи, когда орган дознания или следователь не согла­шаются с отказом прокурора и обращаются с просьбами о про­верке его решения к вышестоящему прокурору. При проверке обоснованности отказа и для принятия решения вышестоящим прокурором необходимо выяснить, каковы мотивы нижестояще­го прокурора, отказавшего в поддержании ходатайства, что должно быть отражено в письменном документе.

Важной формой надзора является проверка осуществления процессуального взаимодействия следователя и органов дозна­ния, а также выполнения органами оперативно-розыскной дея­тельности письменных указаний о проведении оперативно-розыскных мероприятий для получения информации о лицах, совершивших преступления, местонахождении похищенного ими имущества, подлежащего аресту, розыске скрывшегося об­виняемого и подозреваемого, других обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. При проверке такого взаимо­действия прокурору нужно установить, давал ли следователь органу, осуществляющему оперативно-розыскные мероприятия, необходимые поручения и как эти поручения были выполнены. Нет ли случаев проведения сотрудниками органа дознания встреч с подозреваемым или обвиняемым для проведения опе­ративно-розыскных мероприятий без письменного разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится дело, что не допускается в соответствии с ч. 2 ст. 95 УПК. Также прокурор должен обращать внимание на соблюдение следователями требований ст. 89 УПК об использо­вании в доказывании результатов оперативно-розыскной дея­тельности. Запрещается использовать результаты ОРД в процес­се доказывания, если они не отвечают требованиям, предъяв­ляемым к доказательствам согласно УПК. Прокурор должен следить, чтобы не нарушались требования ст. 41 УПК о недо­пустимости проведения дознания лицом, проводившим или проводящим по данному делу оперативно-розыскные мероприя­тия.

6.6. Надзор за исполнением требований федерального закона при приёме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях

Одной из важнейших форм надзора за процессуальной дея­тельностью органов дознания и следователя является проверка исполнения законов при приеме, регистрации, учете заявлений и сообщений о преступлениях. Для повышения эффективности проверок используются сводки органов внутренних дел, сигна­лы средств массовой информации, обращения граждан, сведе­ния медицинских учреждений и тому подобное.

Ранее в ст. 211 УПК РСФСР указывалось, что прокурор не реже одного раза в месяц должен был проверять исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявле­ний и сообщений о совершенных или готовящихся преступле­ниях. Ныне в п. 1-ом ч. 2 ст. 37 УПК РФ такое требование регу­лярности отсутствует, но это не означает, что регулярность про­верок стала необязательной. В своем Приказе № 3 от 10 января 1999 года Генеральный прокурор требует проводить проверки соблюдения законности в органах внутренних дел, таможенных органах, органах ФСБ и т.д. с обязательным документальным оформлением результатов, систематически, а при наличии све­дений о нарушениях закона - безотлагательно. В соответствии с ч. 2 ст. 30 Закона «О прокуратуре РФ» это требование является обязательным для исполнения. Заявления и сообщения могут быть устными или письменными, поступать от граждан, обще­ственных организаций, органов и учреждений исполнительной и представительной власти. Поводом для прокурорских проверок являются также статьи и другая информация, обнародованная СМИ, и т.п. Приказом Генерального прокурора от 21 октября 2003 года № 45 была утверждена инструкция «О порядке прие­ма, регистрации и рассмотрения в органах прокуратуры Россий­ской Федерации сообщений о преступлениях» согласно которой установлен единый порядок приема, регистрации и рассмотре­ния в органах прокуратуры РФ сообщений о преступлениях, а также принятия по ним решений в соответствии с УПК РФ и организационно - распорядительными документами Генераль­ной прокуратуры РФ. По поступившим заявлениям о преступ­лениях органом или должностным лицом выполняются опреде­ленные проверочные действия: получение объяснений, истребо­вание необходимых материалов, в некоторых случаях - осмотр места происшествия и освидетельствование. При проверке со­общения о преступлении орган дознания, дознаватель, следова­тель, прокурор вправе также требовать проведения докумен­тальных проверок, ревизий и привлекать к участию в них спе­циалистов. Прокурор должен следить, чтобы были выполнены требования ст. 144 УПК о трехсуточном сроке проверки сооб­щения о готовящемся или совершенном преступлении со дня его поступления. Согласно ч. 3 ст. 144 УПК продление срока принятия решения





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; просмотров: 4158; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.91.0.112 (0.013 с.)