Представления о социальном познании в истории философской мысли.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Представления о социальном познании в истории философской мысли.



 

Социальное или социально-гуманитарное познание есть определенный вид научно-познавательной деятельности, направленный на изучение социальных процессов и явлений, протекающих в обществе, затрагивающих человека и культуру в целом. Интерес к этим проблемам проявляли уже античные мыслители. Но несмотря на то, что философы древности, например, Платон и Аристотель, оставили нам даже труды по социальным вопросам, в частности, «Государство» и «Политику», формируется социальное познание как особый вид научной деятельности достаточно поздно – лишь к середине ХIХ века. К этому времени естествознание уже сформировалось как система наук о природе и фактом своего существования выработала в общественном сознании мнение о том, что есть такое наука и какие признаки ее отличают. Точность, проверяемость, доказательность, математическая форма изложения основных законов и т. д. стали ориентирами для признания статуса того или иного знания наукой. В этой связи возник вопрос о том, как возможно обществознание, если оно хочет претендовать на статус науки? Поскольку эталон физической закономерности распространить на общество было затруднительно, некоторые мыслители, например, Р. Декарт отказывали истории, наиболее представительной области социально-гуманитарного знания в ХVII веке, в статусе науки и причисляли ее в разряд занимательной литературы. При этом аргументы Декарта были следующие: 1) историк живет вне изучаемого времени и потому его сообщения не могут быть достоверными; 2) в силу своей недостоверности историческое повествование бесполезно, поэтому история – сфера игры писательского воображения. Критика в адрес истории была справедливой, поскольку тогдашняя историография не опиралась на эмпирический материал, не пользовалась документами, не обладала собственной методологией. Но Декарт свою критику адресовал не конкретно-историческому состоянию историографии, а всему историческому знанию как таковому и обществознанию в целом. Превознесение математики в качестве «образцовой науки», резкое повышение роли аналитического мышления и т. п. отрицательно сказывалось на отношении к истории и обществознанию. Возникла проблема статуса социальной науки и соотношения социального и естественнонаучного познания.

В решении обнаруженной проблемы сложились два диаметрально противоположных подхода: натурализм и антинатурализм. Оба варианта сохраняют свои позиции и в настоящее время. Позиция натурализма состоит в следующем: никакого различия между социальным и естественнонаучным видами познания не существует. Если социальное познание претендует на статус науки, оно должно отвечать всем критериям естествознания. Следствием указанного подхода явилось фактическое отождествление социально-гуманитарного познания с естественнонаучным, т. е. редукция первого ко второму. Это было связано с абсолютизацией естественнонаучной формы научного познания.

В зависимости от того, какая наука принималась за «образец» или эталон для подражания натурализм выступал в четырех основных формах: механицизм, физикализм, биологизм, психологизм.

Механицизм был первым вариантом натуралистического подхода к обществу, поскольку первым эталоном науки стала механика. Он опирался на абсолютизацию механистической картины мира, построенной по законам классической механики. Законы Ньютона рассматривались как единственные и всеобщие законы мироздания, а потому обязательные и для человека, и для общественных процессов. Механическая форма движения материи принималась как единственно возможная. Позиции механицизма в социально-гуманитарном познании, яркими представителя которого можно назвать Т.Гоббса, Б. Спинозу, Ж. О. де Ламетри, были особенно распространены в ХVII и ХVIII веках. К концу ХIХ века механицизм потерпел крах в связи с созданием электромагнитной теории поля и открытиями электрона, радиоактивности и рентгеновских лучей. Механика уступила место физики, которая заняла лидирующее положение среди наук и стала для них образцовым эталоном.

Физикализм заключался в требовании перевода положений всех частных наук, включая социально-гуманитарные, на язык физических терминов. Тем самым универсальным языком науки объявлялся язык физики. Особенно активно физикализм пропагандировался неопозитивизмом, в частности логическим позитивизмом в лице Б. Рассела, Л. Витгенштейна, Р. Карнапа и др. То, что не могло быть адекватно переведено на язык физики автоматически теряло статус науки, и таким образом социально-гуманитарное знание фактически оказывалось вне рамок науки.

Биологизм концептуально-методологически строился на перенесении и применении к анализу общественной жизни понятий и законов биологии. Другими словами, биологизм – это механический перенос принципов биологических наук на социально-гуманитарные исследования и стремление только ими объяснить жизнь общества, исторические явления, феномены культуры. Особенно активно использовалась теория Ч. Дарвина. Под ее влиянием сформировался социал-дарвинизм, не без влияния биологии создавались циклические концепции истории Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера.

Вариантом биологизаторского подхода к человеку и обществу явился фрейдизм, который пытался социальное поведение человека объяснить скрытыми подсознательными и бессознательными механизмами и влечениями, инстинктами эроса и танатаса, агрессии. Конечно, инстинкты, находясь в структуре психической деятельности человека, играют немаловажную роль в деятельности человека. Но вопрос в том, какова эта роль? Очевидно, что у человека инстинкты действуют в преобразованном виде, направляются и контролируются сознанием и играют подчиненную роль.

Одним из проявлений биологизаторского подхода к обществу является расизм. Согласно расистским концепциям решающую роль в историческом и культурном развитии отдельных народов и общества играют расовые различия. В действительности расовые различия (цвет кожи, форма черепа, цвет и форма волос, разрез глаз и т.д.) вызваны природно-климатическими факторами, необходимостью приспособления человека к окружающей природе и не влияют на общественное развитие. Это подтверждается тем фактом, что люди разных национальностей и рас внесли свой вклад в развитие мировой цивилизации и культуры.

Влияние биологии на социальное познание носило не только редукционистский характер. В ХХ веке под воздействием биологии возникли новые интегральные области знания, в частности эволюционная эпистемология (К. Лоренц, Д. Кэмпбелл, К. Поппер и др.). Она исследует познание как момент эволюции живой природы и ее продукт. Во второй половине ХХ века сформировалась социобиология (Э. Уилсон, М. Рьюз и др.). Ее основной целью стало осуществление синтеза между биологией и социально-гуманитарными науками, между процессами органической и культурной эволюциями. В 70-е годы ХХ века возникла такая междисциплинарная наука как биоэтика (В. Поттер, Т. Бичамп, Дж. Чилдресс и др.). Её областью является осмысление и разрешение моральных проблем, порожденных новейшими достижениями биомедицинской науки и практикой здравоохранения. К числу этих проблем относятся нравственные вопросы, связанные с трансплантацией органов, клонированием, эвтаназией, с применением аппаратов «искусственные легкие», «искусственное сердце» и др.

Разновидностью натурализма можно считать и психологизм. Психологизм (в широком смысле) является методологической позицией, которая полагает, что все проблемы социальных наук ( в том числе логики и философии) могут быть решены с помощью понятий и методов психологии. Эта установка стала особенно популярна в ХIХ веке в связи с бурным развитием психологии и выходом в свет книги В. Дильтея «Введение в науки о духе». От более ранних форм натурализма психологизм отличает тот факт, что средством формирования социальной науки в качестве образца берется не естественная, а гуманитарная наука. Однако принцип редукции сохраняется и это делает психологизм разновидностью натурализма. Наиболее радикальные представители психологизма пытались свойствами личности или чертами национального характера объяснять такие социальные явления как войны, расовые, этнические, конфессиональные и другие конфликты, межкультурные столкновения и т. п. Несомненно, методы психологии имеют определенное значение при исследовании отдельных личностей, малых групп и коллективов, при изучении мотивов поведения, целей, стремлений, особенностей поведения и прочих субъективных сторон жизни человека и общества. Однако они не состоятельны при изучении широких социальных проблем и отношений, общества, в целом, его отдельных сфер – материальной, политической и других, а также культуры в целом.

Одной из первых в истории науки попыток осмысления закономерностей общественного развития исходя из природных процессов был географический детерминизм. Начало ему положили античные историки Геродот (между 490 и 480 – около 425 гг. до н. э.) и Полибий (около 200 – 120 гг. до н. э.), а также географ и историк Страбон (64/63 до н.э. – 23/24 н.э.). Географический детерминизм представляет собой направление социально-философской мысли, сторонники которого существование общества и специфику социально-исторического развития ставят в прямую зависимость от географической среды (климата, почвы, флоры, полезных ископаемых и т. д.). Как определенная концепция географический детерминизм сформировался в ХVIII веке в трудах Ш. Монтескье, И. Г. Гердера, А. Тюрго, Г. Бокля и др. Первоначально для своего времени он имел прогрессивный характер, так как стремился противостоять мифолого-теологическим истолкованиям истории. Его сторонники пытались объяснить неравномерность культурно-исторического развития различных стран и народов всецело и исключительно природными условиями. Однако очень скоро обнаружилась ограниченность такого подхода и он утратил свое прогрессивное значение. Позднее на его базе и ряда других идей возникла реакционная концепция геополитики. Она опиралась на идеи расизма, социал-дарвинизма, мальтузианства, а также понятия «жизненное пространство», «естественные границы», «географическое положение». Термин «геополитика» был введен шведским правоведом Р. Челленом во время Первой мировой войны как учение о государстве – географическом и биологическом организме, стремящемся к расширению своих границ. Эти идеи были подхвачены немецким географом Ф. Ратцелем и английским географом Х. Маккиндером, усиленно пропагандировались идеологами фашизма, в конце концов геополитика стала его официальной идеологией.

Еще одним проявлением натурализма является демографический детерминизм, в котором абсолютизируется роль народонаселения в функционировании и развитии общества. Под народонаселением понимается совокупность людей, живущих в данной стране, части света или на Земном шаре в целом. Причем численность народонаселения, с точки зрения демографического детерминизма, определяется исключительно биологическими причинами. Самой известной теорией, абсолютизирующей демографический фактор, является мальтузианство, названное по имени английского экономиста и священника Т. Мальтуса. Он в 1798 г. заявил об открытом им «вечном законе народонаселения», суть которого сводится к утверждению, что люди размножаются быстрее, чем это позволяет имеющееся в наличии количество пищи. Мальтус даже нашел математическое описание своему закону, заключив, что численность людей увеличивается в геометрической прогрессии, а количество средств существования в арифметической прогрессии. Как следует из этой математики бедность и нищета являются неизбежными и виноваты в этом не социальные условия жизни, а биологическая природа человека. «Бедному человеку нет места на Земле. Природа повелевает ему удалиться», - писал он.

«Закон» Мальтуса не только реакционен по сути, но и ненаучен. Автор не видит специфики социального по сравнению с биологической формой движения материи. Он приравнивает воспроизводство вида в растительном и животном мире с таковыми процессами в обществе. Законы же народонаселения носят исторический характер, поскольку находятся в зависимости от социально-экономических условий. Так, в частности, в развитых странах объем производимого продовольствия растет быстрее, чем народонаселение. И более того, имеется практика, когда государство платит производителю, чтобы он снизил свое производство сельскохозяйственных продуктов.

Существуют четыре варианта демографических процессов. Первый, когда имеется очень высокая рождаемость и высокий уровень смертности. В этом случае прирост населения низкий даже при отсутствии эпидемий и голода. Второй вариант состоит в том, что рождаемость остается на высоком уровне, но смертность снижается. В результате происходит быстрый рост народонаселения. Третий вариант демографического развития представляет собой дальнейшее снижение смертности, но одновременно и рождаемости. В результате темпы роста народонаселения замедляются. Четвертый вариант демографических процессов состоит в стабилизации низкого уровня смертности и рождаемости, темпы роста населения остаются невысокими. Очевидно, что эти варианты развития могут переходить из одного в другой, причем в различных странах неодинаково: это зависят от уровня развития производительных сил, прогресса здравоохранения, культуры общества в целом. Вполне понятно, что варианты демографических процессов в разных регионах мира и частях света тоже не совпадают. Таким образом, нет вечных законов народонаселения, они носят не биологический, а биосоциальный характер.

Однако идеи Мальтуса оказались достаточно живучими. Сегодня они существуют в виде неомальтузианства. Рецепт Мальтуса искусственно уменьшать численность народонаселения, чтобы не возникало проблемы с перенаселением планеты, оказывается востребованным. Столкновение человечества в мировой термоядерной войне расценивается как благо, предлагается также массовая стерилизация населения слаборазвитых стран.

Антиподом натурализму выступает антинатурализм. Суть его сводится к утверждению, что социальное познание абсолютно отлично от естественнонаучного. Антинатурализм может проявляться в нескольких формах. Первый вариант антинатурализма - социологизм (социоцентризм). Согласно этому взгляду, общество, реальная история, культура и личность могут и должны быть исследованы только и исключительно только методами и средствами социально-гуманитарных наук, принципиальным образом отличающимися от естественнонаучных. Такие взгляды отстаивали представители неокантианства. Г. Риккерт, например, писал: «Историческая наука и наука, формирующая законы, суть понятия, взаимно исключающие друг друга».

Другим вариантом антинатурализма является экономизм. Возник он как вульгарное толкование концепции Маркса и Энгельса, но прижился в этом своем качестве настолько, что западные социологи иначе и не мыслят суть учения Маркса. Представители экономизма (Е. Дюринг, Э. Бернштейн и др.) все богатство общественных связей, все многообразие социальных явлений объясняли только и исключительно только «экономическим фактором». Другими словами, сторонники экономизма искали основания всем духовным явлениям (в том числе феноменам искусства, литературы и пр.) в экономике и экономических причинах, лишая общественное сознание активной роли и возможности влиять на общественные процессы, в том числе и экономические. Вульгарный экономизм появился еще при жизни Маркса и Энгельса. Последний в работе «Анти-Дюринг» и в «Письмах об историческом материализме» отмечал, что такое толкование ничего общего с марксизмом не имеет. В марксизме, подчеркивал он, утверждается, что «экономические условия являются в конечном счете все же решающими», и это не исключает влияния политических, юридических, философских, религиозных и иных воззрений. Энгельс настаивал на активной роли общественного сознания в социальных процессах и даже о его возможности опережать общественное бытие.

В противоположность психологической ориентации социального познания в ХХ веке формируется концептуально-методологическая позиция антипсихологизма, согласно которой социально-гуманитарное знание автономно и несовместимо ни с какой редукцией. Особенно активно отстаивали антипсихологический методологический подход представители неокантианства в обеих его школах – марбургской (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер) и баденской (В. Виндельбанд, Г. Риккерт), социолог-позитивист Э. Дюркгейм, социолог, философ и историк М. Вебер, основатель феноменологии Э. Гуссерль. Британский философ-позитивист и историк Дж. Коллингвуд писал: «Утверждать, что история становится понятной только тогда, когда она осмысливается в категориях психологии, означает невозможность исторического знания».

В настоящее время делается попытка объединения натурализма и антинатурализма в осмыслении общественных процессов, в которой оба подхода могут рассматриваться «как взаимодополняющие и представляющие собой разные уровни научных экспертиз, анализирующих объективные условия и субъективные способности их освоения». В какой мере это удастся, покажет будущее. Несомненно одно: для социального познания характерно все то, что свойственно научному познанию как таковому, но в своем специфическом выражении, поскольку существует не только единство научного познания, но и специфика каждой отдельной его области. В связи с этим следует прежде всего уточнить объект социального познания, другими словами, проанализировать понятие социальной реальности.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.013 с.)