СТРОИТЕЛЬСТВО ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СТРОИТЕЛЬСТВО ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД



Входе реформы 1920-х гг. под руководством М.В. Фрунзе про­водились мероприятия по коренной реорганизации всей системы военного строительства. Важнейшими из них являлись: введение территориально-милиционного устройства Красной Армии в сочетании с кадровой системой; организационная перестройка и укрепление органов управления Вооруженных Сил; совершенство­вание структуры и системы работы органов военного тыла; измене­ние организационно-штатной структуры частей и соединений; пе­рестройка системы подготовки военных кадров; введение единоначалия; разработка и внедрение в войска новых уставов и др.

После окончания Гражданской войны экономические возмож­ности страны не позволяли содержать многомиллионную армию. В упадке находились все отрасли народного хозяйства. Экономике нужны были рабочие руки. В 1920-е гг. утверждается так называе­мая смешанная система комплектования, когда наряду с кадровы­ми соединениями создавались территориальные формирования, что значительно снижало расходы на содержание армии. Одновре­менно с сокращением была пересмотрена и организационная структура армии. Под ружьем к концу 1920 г. находилось 5,5 млн. человек, из которых только около 16% составляли добровольцы. К концу 1924 г. численность Вооруженных Сил сократилась до 562 тыс. человек. Однако уже со 2-й половины 1920-х гг. она снова неуклонно возрастает. Это обусловливалось, прежде всего, военной опасностью для СССР со стороны капиталистических государств.

Важным направлением строительства Вооруженных Сил в рас­сматриваемый период явилась реорганизация органов военного управления. К концу Гражданской войны центральный военный аппарат представлял собой довольно громоздкую структуру. Поле­вой штаб РВСР, Всероссийский главный штаб и другие централь­ные органы часто дублировали друг друга, что сказывалось на ка­честве руководства Вооруженными Силами.

В 1920-е годы структура центрального военного аппарата неод­нократно подвергалась преобразованиям. Была упразднена дол­жность главкома, необходимость в которой в мирное время отпа­ла. Осуществлено разделение функций и определены задачи, стоящие перед высшими органами военного руководства. В фев­рале 1921 г. объединением Всероссийского главного штаба и По­левого штаба РВС Республики образован Штаб РККА, который стал заниматься проблемами обороны страны, разработкой моби­лизационных и оперативных планов. Решение организационных вопросов возлагалось на Главное управление РККА. Инспекторат РККА стал отвечать за организацию боевой подготовки войск.

Тогда же были созданы управления Военно-воздушных и Воен­но-морских сил, а также управление снабжения РККА, Главное управление военно-учебных заведений и другие, произведены из­менения в организации окружного и местного военного аппарата. Высшее военное руководство в стране достигалось деятельностью постоянной Комиссии обороны при СНК СССР, Совета труда и обороны и Народного комиссариата по военным и морским делам с Реввоенсоветом СССР во главе.

Начиная со 2-й половины 1930-х гг. берется курс на строительство массовой армии, на основе кадрового экстерриториального комплекто­вания и введения всеобщей воинской обязанности. Осуществляются: перестройка органов высшего военного руководства обороной страны и непосредственного управления Вооруженными Силами; значитель­ные организационно-штатные изменения и структурные преобразова­ния видов Вооруженных Сил; частичное перевооружение армии и флота новыми, перспективными средствами вооруженной борьбы; принятие мер по преобразованию системы подготовки военных кад­ров, по перестройке оперативной и боевой подготовки войск.

Основные мероприятия строительства Вооруженных Сил были направлены на всестороннее развитие Сухопутных войск, Воен­но-воздушных сил (ВВС) и Военно-Морского Флота (ВМФ), оснащение их новейшей военной техникой, не уступавшей загра­ничным образцам; реорганизацию и моторизацию стрелковых войск, увеличение огневой мощи, повышение удельного веса кад­ровых дивизий; форсированное строительство тяжелых бомбарди­ровщиков, перевооружение истребительной авиации, оснащение ее качественно новыми типами самолетов; модернизацию артил­лерии, ее перевод на механическую тягу; создание танковых и мо­томеханизированных частей, насыщение танками стрелковых войск; повышение удельного веса средних и тяжелых танков; да­льнейшее развитие средств связи, инженерных средств и другими.Одним из приоритетных направлений развития Вооруженных Сил явилось совершенствование системы комплектования, пере­ход от смешанной системы (кадровая и милиционная) строитель­ства армии к кадровой системе комплектования.

С начала 1930-х гг. в строительстве Вооруженных Сил наме­тился планомерный переход к кадровой системе комплектования армии. Это обусловливалось возросшими экономическими воз­можностями страны, требованиями к мобилизационной и боевой готовности войск, качественно-количественным развитием воен­ной техники. К концу 1935 г. уже 77 % дивизий стали кадровыми. Перевод на кадровое положение был юридически завершен при­нятием в 1939 г. Закона о всеобщей воинской обязанности.

В статье 3 Закона говорилось, что «все мужчины — граждане СССР, без различия расы, национальности, вероисповедания, об­разовательного ценза, социального происхождения и положения, обязаны отбывать военную службу в составе Вооруженных Сил СССР».

Срок действительной военной службы для рядового состава Сухопутных сил устанавливался продолжительностью 2 года, а для младшего начальствующего состава этих частей — 3 года. Рядо­вой и младший начальствующий состав ВВС должен был служить 3 года, частей береговой обороны — 4, а на кораблях и в частях ВМФ — 5 лет. Призыв на службу осуществлялся с 19 лет, а для окончивших среднюю школу и ей соответствующие учебные заве­дения — с 18 лет.

Таким образом, Закон о всеобщей воинской обязанности 1939 г., определяя принципы и нормы строительства единых кад­ровых Вооруженных Сил страны на основе всеобщей воинской обязанности, послужил правовой основой существенного нара­щивания боеспособности армии, увеличения ее численности. Если на 1 октября 1927 г. численность Красной Армии составляла 610,3 тыс. человек, то в 1935 г. — 930 тыс., в 1938 г. — 1,5 млн., а к середине 1941 г. — более 5 млн. человек.

В июне 1934 г. постановлением ЦИК и СНК СССР ликвидиру­ется Реввоенсовет СССР — Коллегия Наркомата по военным и морским делам, а сам наркомат преобразуется в Народный комис­сариат обороны СССР во главе с К.Е. Ворошиловым. В сентябре 1935 г. Штаб РККА в связи со значительным повышением его роли в организации обороны страны преобразуется в Генеральный штаб РККА — качественно новый орган, на который возлагались задачи организации обороны страны, планирования развития Во­оруженных Сил, руководства мобилизационной работой.

В целях объединения всех мероприятий и вопросов обороны страны в апреле 1937 г. Комиссия обороны при СНК СССР была преобразована в Комитет обороны СССР. Для всесторонней про­работки наиболее актуальных проблем при Комитете обороны со­здавались соответствующие советы и комиссии. Одновременно упразднялся существовавший со времен Гражданской войны Совет труда и обороны, а его функции передавались Экономическо­му совету при СНК СССР.

В связи с ростом ВМФ и повышением его роли в системе обо­роны страны 30 декабря 1937 г. на базе Управления ВМС РККА, входившего в Наркомат обороны СССР, образован Наркомат ВМФ, который приступил к осуществлению самостоятельного ру­ководства ВМФ.

В марте 1938 г. был образован Главный военный совет РККА при Наркомате обороны. В его состав вошли К.Е. Ворошилов (председа­тель), И.В. Сталин, И.Ф. Федько, Л.З. Мехлис, Е.А. Щаденко, Б.М. Шапошников, В.К. Блюхер, СМ. Буденный, Г.И. Кулик, К.А. Каменев. На этот орган возлагалось рассмотрение основных во­просов строительства и организации Сухопутных войск и ВВС, раз­работки и принятия на вооружение образцов вооружения и боевой техники, устройства войск, обучения личного состава и других.

В 1938 г. образован Главный военный совет ВМФ под предсе­дательством армейского комиссара 1 ранга П.А. Смирнова, за­нимавшийся рассмотрением важнейших вопросов строительст­ва ВМФ, его мобилизационной готовности и технического оснащения.

Летом 1940 г. проведена последняя перед войной крупная реор­ганизация органов высшего военного управления. Были обновле­ны составы Комитета обороны СССР и Главного военного совета РККА, утверждена новая организационная структура Наркомата обороны СССР и Генерального штаба Красной Армии. Непосред­ственно при наркоме обороны образованы инспекции пехоты, ка­валерии, артиллерии, ВВС, автобронетанковых войск, войск связи и инженерных войск.

По мере развертывания родов войск, усложнения решаемых ими задач управления родами войск были реорганизованы в Главные управления: артиллерийское, инженерное, автобронетанковое, противовоздушной обороны. Политуправление РККА и Политуп­равление ВМФ преобразованы соответственно в Главное управле­ние политической пропаганды РККА и Главное управление поли­тической пропаганды ВМФ. Управление начальника снабжения Красной Армии реорганизовано в Главное интендантское управле­ние. Сформированы Управление оборонительного строительства Красной Армии и Управление Воздушно-десантных войск (ВДВ).

Вместе с тем ряд важнейших вопросов, связанных с руководст­вом Вооруженными Силами в военное время, до начала Великой Отечественной войны решен не был. Речь идет прежде всего о том, что не были заблаговременно решены вопросы о Главноко­мандующем ВС и Ставке Главного Командования. Крупным упу­щением в системе органов военного управления было отсутствие самостоятельной и работоспособной системы руководства Тылом Вооруженных Сил. Серьезные последствия имела недооценка за­благовременной подготовки со всей необходимой инфраструкту­рой, обеспечивающей работу органов стратегического руководства и непрерывное управление войсками.

Одним из направлений строительства Вооруженных Сил явилось совершенствование их организационно-штатной структуры. Органи­зационно-штатные изменения и структурные преобразования видов Вооруженных Сил, родов войск осуществлялись практически непре­рывно на протяжении всего межвоенного периода. Их содержание и масштабы определялись развитием международных событий, внеш­неполитическими и собственно военными планами руководства стра­ны и Вооруженных Сил, а также экономическими возможностями го­сударства. Организационное развитие Вооруженных Сил во многом определялось и доктринальными установками на роль и место видов Вооруженных Сил и родов войск в возможной войне.

Поскольку основная военная угроза для СССР исходила от континентальных стран, главная роль в вооруженной борьбе отво­дилась Красной Армии, а в ней — Сухопутным войскам. Они должны были совместно с ВВС, а на приморских направлениях — с силами флота обеспечить прикрытие сухопутной границы и по­бережья страны, отразить удары агрессоров, а затем разгромить их в ходе стратегических наступательных операций. Группировка Су­хопутных войск и ВВС, предназначенная для действий на страте­гическом направлении, объединялась во фронт. В составе фронта могли действовать от 2 до 5 армий (в 1920-е гг.), в 1930-е — нача­ле 1940-х гг. фронт мог иметь от 3 до 8 армий. Основным тактиче­ским соединением считалась дивизия. Высшим тактическим сое­динением Сухопутных войск являлся корпус (стрелковый, механизированный, кавалерийский).

Развитию стрелковых войск, артиллерии и бронетанковых войск придавалось исключительно большое значение. Считалось, что от их ударной мощи зависит успех прорыва обороны против­ника. Важную роль в совершенствовании этих родов войск сыгра­ли материалы и документы Комиссии обороны СССР при СНК СССР, в их числе: «О боевой подготовке РККА» (1932), «О состоя­нии артиллерии РККА и производстве артиллерийских систем» (1932), «О программе танкостроения на 1932 — 1933 гг.», «О новых формах мотомеханизации РККА» (1932); постановления Совета труда и обороны СССР «О системе танков и танкового вооруже­ния РККА на вторую пятилетку» (1933), «О мероприятиях по вы­полнению танковой программы РККА» (1933), «О системе артил­лерийского вооружения РККА» (1934), «О создании резерва по танкам» (1936); постановления и решения Комитета обороны СССР, принятые в 1937 г., в том числе: «О мероприятиях по усиле­нию артиллерии РККА», «О системе вооружения РККА артилле­рией особой мощности», «О дивизионной артиллерии», «Об артил­лерии РГК (особой мощности)», «О корпусной артиллерии» и др.

В результате успешного выполнения намеченных планов и программ в 1930-е гг. были созданы качественно новые материа­льно-технические условия для организационной перестройки всех родов войск.

В Сухопутных войсках в состав стрелковой дивизии впервые включается танковый батальон. В 2 раза увеличивается количество

пулеметов, в 2,7 раза — артиллерийско-минометное вооружение. В стрелковый корпус вместо 2 корпусных артдивизионов включа­ются 2 артиллерийских полка, вводятся отдельный зенитно-артиллерийский дивизион и саперный батальон.

Наиболее крупные и радикальные организационные мероприя­тия проводились в области строительства и развития бронетанко­вых войск.

Создание мощных механизированных соединений и частей по­зволило повысить ударную силу и подвижность Красной Армии. Если в 1930 г. в РККА было 5 танковых частей, механизированная бригада и 3 мотоотряда, то на 1 января 1935 г. уже имелось 4 меха­низированных корпуса, 6 механизированных бригад.

В 1938 г. механизированные бригады и корпуса переформированы в танковые. В составе бронетанковых войск имелось 4 танко­вых корпуса, 24 отдельные легкие танковые и 4 тяжелые танковые бригады. Однако под влиянием специфического опыта войны в Испании танковые корпуса в конце 1939 г. расформировываются, и осуществляется переход на единую организацию танковых сое­динений в виде танковых бригад РГК из 156 боевых машин каж­дая. Одновременно принимается решение заменить механизиро­ванные корпуса механизированными дивизиями. Начавшаяся Вторая мировая война заставила пересмотреть это решение. С уче­том опыта применения вермахтом во французской кампании крупных танковых и механизированных соединений в СССР с се­редины 1940 г. вновь начинают формировать 9 мехкорпусов по 2 танковые и 1 моторизованной дивизии в каждом. Предполага­лось, что танковый корпус будет иметь 1031 танк. В феврале — марте 1941 г. было решено сформировать еще 20 механизирован­ных корпусов. Для этого требовалось почти 32 тыс. танков, в том числе 16,5 тыс. танков новых типов. Однако создание такого коли­чества машин в короткое время было невозможно, поэтому к июню 1941 г. удалось укомплектовать механизированные соедине­ния в среднем только на 53 %.

Важную роль в дальнейшем строительстве и боевом примене­нии ВВС, пересмотре взглядов на их место, роль и значение в воо­руженной борьбе и в системе Вооруженных Сил сыграли поста­новление Реввоенсовета СССР «Об основах организации Военно-воздушных сил РККА» (23 февраля 1932) и постановление Комиссии обороны при СНК СССР «Об организации ВВС РККА» (19 апреля 1932). Этими документами определялся новый этап в развитии ВВС РККА, обосновывалось их возросшее значе­ние в общей системе Вооруженных Сил. Из вспомогательного средства вооруженной борьбы ВВС становились самостоятельным родом войск.

В 1933 г. в составе ВВС формируются авиационные корпуса. С конца 1936 г. тяжелобомбардировочные корпуса сводятся в авиа­ционные армии особого назначения (АОН), предназначенные для решения самостоятельных оперативно-стратегических задач. Однако в 1938 г. начинается обратный процесс: объединения и соединения разукрупняются, создаются полки по родам авиации, которые затем сводятся в авиационные бригады.

В 1940 г. с учетом опыта военных действий на Западе советские ВВС радикально перестраиваются. С этого времени устанавливается новое их деление: на авиацию Главного командования (дальнебомбардировочную), фронтовую, армейскую и войсковую авиацию.

В авиацию Главного командования входили 5 авиационных корпусов (2 бомбардировочные и истребительная дивизии в каж­дом), а также 2 отдельные дивизии. Фронтовая (ВВС военных округов) авиация включала отдельные бомбардировочные и ист­ребительные авиационные дивизии однородного состава, а кроме того, смешанные авиационные дивизии в составе бомбардировоч­ных, истребительных и штурмовых авиационных полков, разведы­вательных авиаполков. Армейская авиация состояла из смешан­ных авиационных дивизий, а войсковая — из корпусных авиаэскадрилий по 16 самолетов в каждой (самолеты-разведчики, корректировщики и связи). Полки всех родов авиации делились на эскадрильи (по 12 самолетов в каждой) общим составом в 60 — 64 самолета. Всего к июню 1941 г. в ВВС насчитывалось 79 авиа­ционных дивизий и 5 корпусов (дальнебомбардировочная авиа­ция — 13 бомбардировочных и 5 истребительных дивизий); в ВВС округов и армий — 61 дивизия. Однако 25 авиадивизий, главным образом окружные и армейские, находились в стадии формирова­ния и перевооружения на новые самолеты, а их летный состав проходил переподготовку.

Новое качество приобретают войска противовоздушной оборо­ны. В 1932 г. для прикрытия Москвы, Ленинграда и Баку были сформированы зенитно-артиллерийские дивизии ПВО, а для при­крытия других крупных городов — бригады и полки ПВО. В 1937 г. эти соединения и части преобразуются соответственно в корпуса и бригады ПВО. В состав корпуса ПВО включается истре­бительная авиация. В начале 1941 г. вся территория Советского Союза была разделена на Северную, Северо-Западную, Западную, Киевскую, Южную, Северо-кавказскую, Закавказскую, Средне­азиатскую, Забайкальскую, Дальневосточную, Московскую, Ор­ловскую и Харьковскую зоны ПВО. Общее руководство войсками ПВО возлагалось на Главное управление ПВО РККА, подчинен­ное непосредственно наркому обороны.

Радикальные изменения произошли и в организации Воен­но-Морского Флота. В 1932 г. были созданы Морские силы Даль­него Востока, а в 1933 г. — Северная флотилия. В январе 1935 г. Морские силы Балтийского и Черного морей и Морские силы Да­льнего Востока переименовываются во флоты — Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский, а Северная военная флотилия в мае 1937 г. преобразуется в Северный флот.

В декабре 1937 г. в связи с увеличением боевого состава ВМФ и возрастанием его роли в решении оперативно-стратегических за­дач он был выделен из РККА, а для руководства им образован Народный комиссариат ВМФ. В его составе кроме четырех флотов развертываются Каспийская, Амурская, Дунайская и Пинская военные флотилии, несколько военно-морских и военно-воздуш­ных баз. Всего ВМФ к середине 1941 г. насчитывал 3 линейных корабля, 7 легких крейсеров, 54 эсминца и лидера, 212 подводных лодок, 270 торпедных катеров, 2429 самолетов, более 1 тыс. орудий береговой обороны. В постройке находилось еще 296 кораблей различных классов.

В целом весь комплекс указанных организационно-структур­ных преобразований, безусловно, способствовал укреплению Воо­руженных Сил. Однако многие мероприятия завершить не уда­лось. К тому же большинство из них не только не были обеспечены материально, но и не увязывались между собой. В связи с этим возникли диспропорции в развитии различных родов войск.

В результате многих просчетов начало агрессии летом 1941 г. застало Красную Армию в состоянии, когда значительная часть боеспособных, укомплектованных соединений была расформиро­вана, а новые только создавались. Взятая линия на создание и массированное использование новейших средств вооруженной борьбы была правильной. Однако в оставшееся до войны время в полном объеме не удалось практически ее реализовать. Начало аг­рессии не только сорвало планы реорганизации и перевооружения Красной Армии, но и поставило ее в крайне тяжелое положение. По существу, она вступила в войну в состоянии реорганизации своих главных сил.

В предвоенные годы создавались новые научно-исследователь­ские и опытно-конструкторские организации. За короткий срок ими были разработаны современные образцы боевых самолетов: истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, штурмовик Ил-2, скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2. Перестраивалась и расширя­лась производственная база авиационной промышленности.

На вооружении бронетанковых войск Красной Армии во 2-й половине 1930-х гг. состояло более 10 типов танков, главным образом легкие Т-26, БТ-7, средние Т-28, тяжелые Т-35. Большин­ство из них по своим боевым возможностям были способны вести борьбу лишь с пехотой противника, подавлять ее пулеметы. Мас­сированное применение танковых войск в наступлении для ре­шения глубоких оперативных задач предполагало иметь на воору­жении качественно новые боевые машины, способные противосто­ять новейшим противотанковым средствам. Такие танки были раз­работаны, созданы, испытаны и в конце 1939 г. приняты на вооружение. Это средний танк Т-34 и тяжелый танк КВ-1, кото­рые по своим боевым и эксплуатационным характеристикам зна­чительно превосходили танки иностранных армий. К началу Ве­ликой Отечественной войны было изготовлено и принято на вооружение 636 танков КВ-1 и 1225 танков Т-34, что составляло порядка 9 % всего танкового парка Красной Армии. Основную же массу составляли машины старых образцов.Принимались меры по совершенствованию артиллерийского и стрелкового вооружения. Были разработаны и приняты на вооруже­ние 122-мм и 152-мм гаубицы (образца 1938), 120-мм и 82-мм мино­меты, 45-мм противотанковая и 76-мм дивизионная пушки, артил­лерийские системы большой мощности: 280-мм мортира, 210-мм пушка, 305-мм гаубица. Перед самой войной поступила на вооруже­ние пусковая установка БМ-13, для ведения огня реактивными сна­рядами, получившая впоследствии название «катюша». Соединения и части ПВО оснащались полуавтоматическими зенитными пушка­ми калибра 76 мм (образца 1938) и 85 мм (образца 1939).

Для вооружения стрелковых частей и соединений были разра­ботаны новые образцы автоматического оружия — самозарядная винтовка Токарева, пистолет-пулемет Шпагина. Разрабатывались новые образцы вооружения, технических средств и устройств для инженерных и химических войск, войск связи.

Тем не менее к началу войны процесс перевооружения Красной Армии, по существу, находился в начальной стадии. По удельному весу новых самолетов, танков, зенитно-артиллерийских систем, ав­томатического оружия, по обеспеченности радиотехническими средствами, автотранспортом, механическими средствами тяги для артиллерии и другим параметрам РККА к началу войны не успела перейти в новое качественное состояние относительно уровня се­редины 30-х годов XX в. Главными причинами этого были острый дефицит времени, опоздание с определением и реализацией курса на перевооружение армии.

Важным направлением строительства ВС явилось принятие мер по решению кадровых проблем.

К середине 1930-х гг. РККА располагала подготовленными кадрами на всех уровнях руководства. Законченное среднее и вы­сшее военное образование имело 79,6 % командного состава ар­мии, а в мотомеханизированных частях 96,8 %, во флоте — 98,2 % и в авиации — 98,9 %. Обеспечивала текущие потребности армии в кадрах сложившаяся к тому времени система их подготовки. В стране насчитывалось 12 военных академий, военно-ветеринар­ный институт, 75 военных школ.

Планомерный процесс подготовки военных кадров был нару­шен трагическими последствиями репрессий в армии и на флоте. За 1937 — 1938 гг. по политическим мотивам было арестовано око­ло 11 тыс. человек из числа высшего, старшего и среднего коман­дно-начальствующего состава Вооруженных Сил. Многие офи­церы подверглись увольнению за служебную и родственную связь с репрессированными. Эти потери в условиях перехода к кадровому принципу строительства с одновременным увеличением численно­сти РККА обусловили рост некомплекта кадров.

Одной из мер по совершенствованию подготовки военных кад­ров явилось улучшение деятельности и расширение сети военных образовательных учреждений. В 1936 г. была воссоздана Академия Генерального штаба. Создавались военные академии и факульте­ты, готовившие кадры новых специальностей для всех видов Вооруженных Сил, родов войск и сил флота. В целях улучшения под­готовки кадров среднего звена военные школы в 1939 — 1940 гг. были преобразованы в военные училища. К июню 1941 г. военные кадры готовили 19 академий, 10 военных факультетов при граж­данских вузах, 7 высших военно-морских училищ, 203 военных училища и 68 курсов усовершенствования, в которых обучалось свыше 300 тыс. слушателей и курсантов. В составе командно-на­чальствующих должностных лиц на 1 января 1941 г. высшее обра­зование имели 7,1 %, среднее — 55,9 %, ускоренное военное обра­зование — 24,6 %, не имели военного образования — 12,4 %.

Предпринимались меры по повышению престижа офицерского корпуса. Было установлено высшее воинское звание РККА — Маршал Советского Союза и введены персональные воинские звания для лиц командного и начальствующего состава Сухопут­ных войск и ВВС Красной Армии. В мае 1940 г. введены генераль­ские и адмиральские звания для высшего комсостава РККА и ВМФ. Спустя 3 месяца был упразднен институт военных комисса­ров и восстановлено полное единоначалие в армии и на флоте.

В 1930-х гг. в Вооруженных Силах сложилась целая система проведения учений, маневров, оперативных и оперативно-страте­гических игр и других форм учебно-боевой и оперативной практи­ки войск и штабов. Всего в период с 1931 по 1941 г. проведено 48 учений Сухопутных войск, ВВС, ВМФ, 11 маневров войск, 116 оперативных игр, 45 выездов и рекогносцировок, 12 оператив­ных сборов начкомсостава, 4 военно-стратегические игры, 12 ты­ловых учений и игр. С 1940 г. возобновилась практика проведения военных игр и командно-штабных учений. Всего было проведено более 250 мероприятий различных форм и видов учебно-боевой и оперативной практики РККА и РККФ.

Одним из направлений эволюции военного дела явилось разви­тие военно-теоретических взглядов. В частности, разрабатывались теория начального периода войны и теория глубокой наступатель­ной операции.

Основные положения теории начального периода войны были закреплены в ряде оперативных наставлений и инструкций, в том числе: в проекте «Наставления по вождению высших соединений РККА» (1935); проекте «Наставления по ведению операций» (1935); проекте «Наставления по операции вторжения» (1934) и др.

В развитии взглядов на начальный период войны в последние предвоенные годы (1939 — 1941) учитывался опыт начавшейся Второй мировой войны. В работах Г.С. Иссерсона, С.Н. Красильникова, Н.Е. Варфоломеева и других была объективно и верно оценена тео­рия и практика начального периода войн фашистской Германии. К сожалению, поучительные выводы этих работ не стали в полной мере официальными взглядами, не были учтены в практике военно­го строительства и подготовке Вооруженных Сил к войне. На де­кабрьском (1940) совещании руководящего состава РККА вопрос о начальном периоде будущей войны, хотя того требовала сама обста­новка начавшейся Второй мировой войны, даже не был поставлен.С начала 1930-х гг. в основу взглядов на применение Воору­женных Сил в войне была положена концепция глубокой опера­ции, предусматривавшая массированное применение танков, авиации, артиллерии и воздушных десантов для нанесения пора­жения группировкам противника на всю глубину их оперативного построения и достижения в короткие сроки оперативно-стратеги­ческих результатов. Основы новой теории разрабатывались и уточнялись вплоть до начала Великой Отечественной войны и на­шли отражение в указаниях и инструкциях по глубокому бою (1933, 1934, 1935), в том числе: в проектах «Наставления по вожде­нию высших соединений РККА» (1935), «Наставления по ведению операций» (1935), «Наставления по операции вторжения» (1934) и в Полевом уставе (1936, 1939, 1941). Основные положения теории глубокой операции прошли проверку в ходе крупных учений и ма­невров войск Белорусского (1934, 1935, 1936), Киевского (1935) и Московского (1936, 1937) военных округов, а также при проведе­нии первой и второй (1936, 1937) военно-стратегических игр Гене­рального штаба РККА.

Одновременно с развитием Вооруженных Сил принимались меры по организации военной подготовки населения. В стране были организованы тысячи кружков по изучению основ местной противовоздушной и противохимической обороны. За 2,5 предво­енных года более 24 млн. человек сдали нормы на значок «Готов к ПВХО». Широко развернулась пропаганда авиационных знаний. Активно развивались военно-прикладные виды спорта. Росли ряды Осоавиахима, численность которого перед войной составила 14 млн. человек. В учебных подразделениях этого общества население изучало стрелковое дело, средства противовоздушной и противохи­мической обороны, тактику, топографию, приемы штыкового боя, гранатометание и др. Для массовой военной подготовки населения Осоавиахим обладал всей необходимой материально-технической базой. В начале 1941 г. общество располагало 203 учебными центра­ми, 144 стрелковыми клубами, 65 кавалерийскими клубами, 76 ав­токлубами, 76 клубами технической связи, 179 аэроклубами, 46 планерными клубами и авиашколами.

Таким образом, в период между Гражданской и Великой Отече­ственной войнами была проведена большая работа по строитель­ству ВС. Однако полностью осуществить намеченные планы их укрепления до начала войны не удалось. Война застала Красную Армию в состоянии структурной реорганизации.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.201.220 (0.015 с.)