ТОП 10:

ОСОБЕННОСТИ ВОЕННОГО ИСКУССТВА В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ



Входе многочисленных локальных войн военное искусство по­лучило дальнейшее развитие. Боевые действия в локальных вой­нах велись либо «классическими» способами, когда использова­лись крупные массы войск и существовала сплошная линия фронта (война в Корее, ирано-иракская война, арабо-израильские войны, индо-пакистанский конфликт, война в зоне Персидского залива), либо «специальными», когда боевые действия велись в основном тактическими подразделениями при очаговом характере борьбы (Южный Вьетнам, Афганистан).

В войне в Корее обе стороны применяли формы и способы военных действий, выработанные еще в период Второй мировой войны.

В наступление американские войска переходили, как правило, при значительном превосходстве в силах и средствах. Атака начи­налась после огневой подготовки, проводившейся на всю глубину обороны противника. Прорыв главной полосы осуществлялся пе­хотными дивизиями, которые строили свой боевой порядок в 2—3 эшелона. Развитие прорыва в глубину возлагалось на броне­танковые дивизии. Темпы наступления составляли при прорыве обороны 2—3 км в сутки, при преследовании —10—17 км в сутки. Преследование осуществлялось передовыми отрядами, выделен­ными от каждой дивизии. Из-за горного рельефа местности на­ступление велось по отдельным, наиболее доступным направлени­ям. Для содействия войскам, наступавшим с фронта, в глубине обороны противника высаживались воздушные десанты, для чего впервые были применены вертолеты. Наступление шло путем по­следовательного овладения рубежами. Боевые действия ночью не практиковались.

Наступательные операции и бои КНА и китайских добровольцев отличались решительностью целей, стремительностью, умелым ис­пользованием местности. Боевой порядок дивизии строился в 1—2 эшелона. В наступлении соединения не имели примкнутых флангов, разрывы между ними достигали 15—20 км. Наступление вдоль дорог велось лишь частью сил, а главные удары наносились в обход оборонявшейся группировки врага, по ее флангам и тылу. В условиях господства в воздухе авиации противника широкое рас­пространение получили ночные действия.

Основу обороны американских войск составляли батальонные узлы сопротивления, оборудованные траншеями и ходами сообще­ния. При их строительстве широко применялись средства механи­зации и использовались сборно-разборные конструкции. Проме­жутки между опорными пунктами прикрывались артиллерийским огнем и инженерными заграждениями. Тактические плотности со­ставляли 0,5—1 батальон, до 10 танков, 7—40 орудий и минометов, 1—10 противотанковых орудий на 1 км фронта. Контратаки прово­дились лишь в светлое время суток после мощной артиллерийской и авиационной подготовки.

Новым в построении обороны КНАи китайских добровольцев в условиях горной местности было широкое использование тунне­лей, строительство которых тесно увязывалось с системой тран­шей и ходов сообщения. Они выдерживали удары 500-килограм­мовых бомб и служили надежным укрытием для личного состава, техники и огневых средств. Устойчивость обороны значительно повышалась ярусным расположением траншей и системы огня. В среднем в батальонном районе обороны на наиболее важных на­правлениях оборудовалось до 1 км подземных галерей, до 5 км траншей и 2—3 км ходов сообщения. Так зародилась очаговая тун­нельная оборона, доказавшая в условиях господства в воздухе вра­жеской авиации и широкого применения напалма свою высокую устойчивость и живучесть.Противотанковые средства северокорейцы устанавливали на скатах высот, вдоль дорог и долин, эшелонируя их в глубину и со­здавая своеобразный коридор, в котором прорвавшиеся танки противника уничтожались фланговым огнем. Для борьбы с враже­ской авиацией помимо штатных зенитных средств широко испо­льзовалось стрелковое оружие подразделений, а также выделялись специальные стрелки — охотники за самолетами. Отличительной чертой оборонительных действий подразделений КНА было веде­ние постоянного беспокоящего огня по противнику, а также час­тые контратаки мелких групп пехоты в целях ее изнурения и унич­тожения.

Важнейшим средством огневого подавления противника как в наступлении, так и в обороне была артиллерия. Хорошее обеспе­чение средствами воздушной разведки (по 2 корректировщика на дивизион) облегчало американским артиллеристам разведку целей и стрельбу на поражение в условиях ограниченной возможности наблюдения.

Танковые подразделения применялись зачастую при прорыве наиболее укрепленных участков обороны в качестве непосредст­венной поддержки пехоты. К огню танков прибегали и для усиле­ния огня артиллерии при стрельбе с закрытых огневых позиций. Танки и САУ наряду с артиллерией эффективно использовались северокорейцами при обороне морского побережья в борьбе с ко­раблями противника.

В Корее впервые в массовом.масштабе действовала реактивная авиация. Поршневые самолеты в конце войны делали вылеты только ночью. Огромную роль в обеспечении боевых действий на­чали играть вертолеты.

Отличительной особенностью корейской войны стало широкое использование различных зажигательных смесей, особенно на­палма. Американцы осуществляли тактику «выжженной земли», подвергая ударам авиации заранее выбранные районы.

Широкое применение в Корее нашел флот. Американские ВМС поддерживали сухопутные войска при действиях на при­морских направлениях, проводили десантные операции, органи­зовывали блокаду и обстреливали побережье и базы противника, эвакуировали прижатые к морю группировки.

В ирано-иракской войне обе стороны вели боевые действия «классическими» способами.

Иракские войска сочетали наступательные действия с манев­ренной обороной, широко и умело применяли танковые части и авиацию.

Иранское командование стремилось использовать фактор ре­лигиозного фанатизма и соответственно придерживалось тактики «людских волн», что приводило к большим потерям.

В заключительный период войны стороны широко применяли химическое оружие.

Характерной особенностью этой войны стали действия ВМС сторон на морских коммуникациях («танкерная война»), что обу-

словило решение ряда ведущих стран направить в Персидский залив отряды кораблей, чтобы обеспечить проводку морских кон­воев. Высокую эффективность, как и в англо-аргентинском конф­ликте (1982), показали противокорабельные ракеты французского производства «Экзосет»1.

Еще одной особенностью войны стали авиационно-ракетные удары по объектам глубокого тыла сторон («война городов»).

В ходе войны во Вьетнаме на военное искусство американских войск особое влияние оказывали физико-географические условия местности (джунгли, рисовые поля), влажный и жаркий климат и партизанские способы борьбы патриотов Южного Вьетнама.

Наступательные действия американцев зачастую носили поис­ково-карательный характер. В зависимости от поставленных задач они имели целью: вытеснение партизан из определенных районов и удержание их под своим контролем; обнаружение и уничтоже­ние отрядов Народного фронта освобождения и районов их бази­рования; изоляцию района боев от притока сил извне. Боевые действия велись одновременно или последовательно в различных районах страны. В наступательных операциях американское командование применяло такие виды маневра, как «окружение», «кольцо», «молот и наковальня», «двойной скачок», «когти», «ли­ния». Широкое использование вертолетов повышало мобильность войск и способствовало внезапности нанесения ударов.

Наступление начиналось, как правило, после интенсивной ог­невой подготовки и велось по сходящимся направлениям. Подраз­деления действовали обычно в составе батальонных ударных групп, впереди которых шли разведывательные дозоры. Боевой порядок батальона был одноэшелонным, что позволяло максима­льно использовать имеющиеся силы и средства. Роты строили бо­евой порядок в 1—2 эшелона. Дистанция между эшелонами со­ставляла до 50 м, что обеспечивало зрительную и огневую связь между ними. Отделение продвигалось группами по 2—4 человека или цепью. Это давало возможность взводу прочесывать мест­ность по фронту до 500 м. Темп продвижения в джунглях не пре­вышал 400 м/ч.

Для борьбы с партизанами в целях уничтожения растительного покрова джунглей американское командование широко использо­вало химическое оружие, дефолианты и гербициды, которые рас­пылялись авиацией.

Под ударами патриотических сил американские войска в целях удержания важных объектов вынуждены были вести оборонитель­ные действия. Оборона строилась созданием опорных пунктов и узлов сопротивления, расположенных на господствующих высо­тах, пересечениях дорог, в крупных населенных пунктах. Они за­нимались постоянными гарнизонами и были подготовлены в ин­женерном отношении к круговой обороне. Система огня тесно увязывалась с естественными препятствиями и минно-взрывными

заграждениями. Основу опорных пунктов составляли боевые по­сты, соединенные между собой ходами сообщения. В центре рас­полагались командный пункт, узел связи, медпункт, склады бое­припасов, продовольствия и запасы воды. Здесь же оборудовались огневые позиции артиллерии и вертолетная площадка. В качестве подвижных и неподвижных огневых точек применялись танки и бронетранспортеры. Снайперы действовали попарно: один на­блюдал за полем боя, а другой поражал обнаруженные цели.

Наступательные действия патриотов Южного Вьетнама харак­теризовались высокой активностью, стремительностью, тщатель­ной подготовкой. Для взятия объектов противника привлекались силы в составе рота—батальон, которые скрытно просачивались через боевые порядки неприятеля и занимали исходные рубежи. Атака начиналась преимущественно ночью после 3—5-минутной огневой подготовки или без нее. Особое внимание уделялось до­стижению внезапности и быстрому выходу из боя в случае неуда­чи. После взятия объекта отряд немедленно уходил, иногда рассы­паясь при этом на мелкие группы. Высокая мобильность, прекрасное знание местности, хорошо поставленная разведка по­зволяли партизанам сохранять свою живучесть и владеть инициа­тивой.

Оборонительные действия вьетнамские патриоты вели при от­ражении поисково-карательных операций войск США. Их осо­бенностью было создание в районах обороны подземных комп­лексов для защиты личного состава от ударов американской авиации. Укрытия и хранилища, связанные траншеями и подзем­ными ходами сообщения, строились на глубине нескольких мет­ров. Входы и вентиляционные отверстия тщательно маскирова­лись. На поверхности располагались огневые точки, связанные с системой подземных сооружений. Вокруг них находились инже­нерные заграждения. Специальные туннели выводились за преде­лы района обороны и имели выходы в зарослях, оврагах и даже под водой. Они позволяли осуществлять скрытый маневр силами. В таких районах можно было разместить несколько сот человек. Ведение обороны характеризовалось упорством и частыми конт­ратаками небольшими силами.

Наряду с наступательными и оборонительными действиями в тактике южновьетнамских патриотов применялись и партизан­ские способы, которые являлись основными в борьбе с чужезем­ными захватчиками. К ним относились: засады, налеты, рейды в тыл противника, минирование местности и устройство загражде­ний. Особое распространение получило использование различно­го рода мин-сюрпризов (замаскированных под кокосовый орех, кусок бамбука и т.п.), оборудование «волчьих ям» и окопов-лову­шек с острыми кольями из бамбука на дне, применение луков-са­мострелов с отравленными стрелами, шипов и колючек, смазан­ных ядом, и других средств.

Таким образом, командование патриотических сил Южного Вьетнама, провозгласив «народную войну» и навязав противнику

в специфических условиях театра собственную тактику, вынудило его отказаться от активных наступательных действий, перейти к обороне, а затем бесславно закончить эту войну.

В индо-пакистанском конфликте стороны использовали регу­лярные ВС, делая основной упор на ударную мощь танковых час­тей, широко используя охваты и обходы.

Пакистанские войска стремились прорвать оборону индийских войск на западном участке фронта, перейдя к жесткой позицион­ной обороне на восточном участке (Восточный Пакистан). При этом попытки использовать против регулярной индийской армии пехотные бригады, набранные из уроженцев штата Джамму и Кашмир и предназначенные для ведения разведывательно-дивер­сионных действий, не дали результатов из-за отсутствия у опол­ченцев жесткой дисциплины.

Индийские войска умело сочетали позиционную оборону на западном участке фронта, нанося большие потери пакистанским бронетанковым частям, с решительным наступлением, охватом, а затем окружением группировки пакистанских войск в Восточной Бенгалии. Характерной особенностью их действий было умелое взаимодействие с бенгальскими повстанцами.

Действия индийских ВМС отличались решительным характе­ром по осуществлению блокады пакистанского побережья и нане­сением ударов по пакистанскому флоту с использованием ракет­ных катеров советского производства.

Индо-пакистанский конфликт оказал сильное влияние на ми­ровое военное кораблестроение — с этого времени и на Западе стали уделять повышенное внимание разработке и строительству ракетных катеров различных типов.

В локальных войнах на Ближнем Востоке противоборствующие стороны использовали регулярные ВС, оснащенные самым совре­менным оружием и техникой. Боевые действия велись «классиче­скими» способами в условиях четко обозначенной линии фронта.

В наступлении боевые порядки строились, как правило, в два эшелона, при этом танки выделялись в состав 1-го эшелона. Осо­бенностью стало создание в израильских бригадах батальонных тактических групп (танковый батальон, мотопехотная рота, бата­рея самоходных орудий, батарея ПТУР на бронетранспортерах), а в пехотных батальонах Египта и Сирии — штурмовых групп (пе­хотная рота, танковая рота, взвод противотанковых орудий, взвод ПТУР, саперный взвод с инженерной техникой).

Прорыв обороны осуществлялся нанесением фронтальных уда­ров в сочетании с широким маневром и обходом опорных пунктов противника для атаки их с флангов и тыла. Для этого привлека­лись группы танков численностью до роты, усиленные подразде­лениями мотопехоты и ПТУР на бронетранспортерах. Отличите­льной чертой наступательных действий израильтян в Ливане летом 1982 г. стали переброски пехотных подразделений в тыл обороняющихся на вертолетах. Наступление в глубине характеризовалось действиями днем и ночью, по отдельным направлениям, стремительными рейдами передовых и обходящих отрядов, применением воздушных десан­тов и диверсионно-разведывательных групп. Подразделения часто наступали в предбоевых порядках. Контрудары и выдвижение ре­зервов противника из глубины срывались налетами авиации, а контратаки отражались огнем с выгодного рубежа.

Особенности обороны в арабо-израильских войнах обусловли­вались горно-пустынной местностью. Соединения и части армий Египта и Сирии вели позиционную оборону, сосредоточивая основные усилия на жестком удержании важных районов и гос­подствующих высот. Главные силы выделялись в состав 1-го эше­лона. Огневое поражение наносилось противнику в основном пе­ред передним краем.

Израильские войска вели маневренную оборону, полагая воз­можным временную потерю части территории. Главные силы нахо­дились во 2-м эшелоне. Огневое поражение противника планиро­валось осуществлять как перед передним краем, так и в глубине своей обороны. Основой обороны служили взводные и ротные опорные пункты. Подступы к переднему краю прикрывались сплошными инженерными заграждениями. На удалении 15—18 км от переднего края находился «рубеж конечного отвода войск», на котором планировался переход к жесткой позиционной обороне. Этот рубеж оборудовался опорными пунктами, траншеями, око­пами для танков и БМП, огневыми позициями артиллерии. В ходе боевых действий на него должны были отойти войска с переднего края и выдвинуться резервы из глубины для последующего нане­сения мощного контрудара.

Огневое поражение осуществлялось комплексным применени­ем всех видов оружия в сочетании с ударами авиации и огнем минно-взрывных заграждений. Широкое распространение полу­чили огневые мешки, огневые засады и противотанковые заслоны. Ключевое значение для обороняющихся имела борьба с атаку­ющими танками противника. Как показал боевой опыт, наиболее эффективным оказался огонь ПТУР, которые пробивали броню всех типов танков. В 1973 г. израильтяне впервые в истории при­менили вертолеты огневой поддержки, оснащенные ПТУР. Дейст­вуя из засад, они наносили ощутимые удары по арабским войскам. В районе Суэцкого канала 14 октября 1973 г. 18 израильских вер­толетов практически полностью уничтожили египетскую танко­вую бригаду.

Для борьбы с танками стали широко применяться авиацион­ные управляемые ракеты класса «воздух—земля», а также кумуля­тивные противотанковые бомбы типа «Роккай», сбрасываемые с самолетов. В египетской армии хорошо себя зарекомендовали «охотники за танками», вооруженные ручными противотанковы­ми гранатометами. Располагаясь группами по 2—3 человека на удалении 3—4 км от своего переднего края, они огнем срывали выдвижение танков и бронетранспортеров противника.

Одной из особенностей обороны стало проведение коротких контратак с ограниченными целями. Их суть заключалась в том, чтобы сбить темпы наступления противника, заставить его совер­шать маневр силами и средствами с одного направления на другое и тем самым выиграть время.

Результаты боевых действий достигались совместными усилия­ми всех видов ВС и родов войск. Важнейшую роль в арабо-израи­льских войнах играла авиация, а в 1967 г. завоевание израильской авиацией господства в воздухе уже в первые часы войны предо­пределило ее ход и результаты. Удары наносились не только по аэродромам, но и по радиолокационным станциям противника в целях «ослепить» его системы ПВО. Авиация применяла авиабом­бы различных видов (фугасные, бетонобойные, шариковые, оско­лочные и телеуправляемые).

Война 1973 г. свидетельствовала о возрастании роли войск про­тивовоздушной обороны. В этой войне ВВС обеих сторон оказа­лись не в состоянии прорвать ПВО противника. При этом основ­ным средством борьбы с воздушными целями стали зенитные ракеты.

Решающую роль во всех войнах на Ближнем Востоке играли су­хопутные войска. Основным огневым средством поддержки пехо­ты по-прежнему оставалась артиллерия. Практика показала высо­кую эффективность в условиях данного ТВД самоходной артиллерии, мобильность которой затрудняла противнику ее об­наружение и поражение.

Танки являлись главной ударной силой армий как арабских стран, так и Израиля. Их использовали небольшими группами (5—10 танков) для просачивания сквозь боевые порядки противни­ка, наступления «веером» и воздействия на его объекты в глубине.

Особенности боевых действий советских войск в Афганистане в 1979—1989 гг. определялись главным образом природными и климатическими условиями региона, тактикой моджахедов и ре­шаемыми задачами.

Формирования афганской оппозиции комплектовались в основном по национальному и родовому принципу. Низшим так­тическим звеном были группы в составе от 10 до 50 человек, кото­рые объединялись в отряды численностью 150—200 боевиков. Многие из них получали военную подготовку в специальных учеб­ных центрах Ирана и Пакистана. На вооружении мятежников имелось стрелковое оружие, гранатометы, безоткатные орудия, минометы, новейшие зенитные средства, а также противопехот­ные и противотанковые мины. Располагались моджахеды группа­ми в пещерах, палатках, землянках, иногда в домах местных жите­лей. Нередко сами жители кишлака являлись боевиками. Непосредственное управление деятельностью отрядов оппозиции вели исламские комитеты, а общее руководство осуществлялось из-за границы.

В основе тактики мятежников лежали партизанские способы борьбы. Они включали: засады, налеты, обстрелы, акты диверсий

и террора, срыв перевозок на основных магистралях страны, про­водку караванов с оружием и боеприпасами из-за границы. Осо­бое место в партизанской тактике оппозиции занимала минная война. Зачастую она велась на дорогах, на подступах к населен­ным пунктам и местам дислокации отрядов моджахедов. Этот спо­соб был весьма эффективен. Свыше половины от общего количе­ства выведенной из строя техники ОКСВ подорвалось на минах. Наряду с партизанскими методами иногда оппозиция вела насту­пательные или оборонительные бои.

Характерными особенностями в действиях моджахедов явля­лись: использование небольших по численности мобильных групп (отрядов); уклонение от прямых столкновений с превосходящими силами правительственных войск; отказ от позиционной борьбы; тщательная подготовка боя (акции); хорошо организованные раз­ведка (привлечение агентуры, местного населения, в том числе де­тей) и оповещение (с помощью радиостанций, костров, дымов, зеркал и др.); применение дезинформации, обмана, хитрости; обеспечение скрытности и внезапности ударов; умелое использо­вание местности, а также темного времени суток и неблагоприят­ных погодных условий; стремление к достижению численного превосходства в силах и средствах; скоротечность боевых действий и быстрый уход после их окончания; использование новых средств вооруженной борьбы. В целом тактика действий моджахедов была достаточно эффективна. Советским войскам противостоял хоро­шо подготовленный и умелый противник.

В течение всего времени нахождения ОКСВ в Афганистане со­ветскому командованию приходилось решать различные задачи. К основным из них относились: разгром вооруженных формирова­ний оппозиции, их базовых районов и складов; расширение и укрепление государственной власти в районах; воспрещение про­никновения караванов с оружием и отрядов мятежников из-за ру­бежа; охрана и оборона военных и народно-хозяйственных объек­тов, коммуникаций, аэродромов и воинских гарнизонов; проводка транспортных колонн с грузами.

Для снижения боевой активности оппозиции советские и пра­вительственные афганские войска применяли различные формы и способы боевых действий: блокирование и прочесывание района; одновременное или последовательное нанесение ударов по фор­мированиям оппозиции, расположенным на различной глубине; засады; налеты; минирование местности; рейдовые и обходящие действия; штурмовые действия (уничтожение противника в пеще­рах, кяризах, подготовленных к обороне кишлаках и крепостях); поисково-разведывательные действия; применение тактических воздушных десантов; поражение огнем артиллерии точно разве­данных объектов мятежников; самостоятельные действия авиа­ции.

Широкое распространение получила практика организации за­сад, которые применялись главным образом в целях воспрещения пополнения отрядов моджахедов оружием и боеприпасами с территории Ирана и Пакистана. В засаду обычно выделялся усилен­ный взвод (рота). Особенностью было создание из штатной техни­ки бронегруппы, которая находилась в 8—12 км от места засады. С началом боя она стремительно выдвигалась к своему подразделе­нию и поддерживала его огнем бортового оружия. Успех действий обеспечивался изобретательностью в организации засады, эффек­тивной разведкой противника, соблюдением скрытности выдви­жения и тщательной маскировкой на местности, умелым создани­ем огневого мешка в сочетании с применением мин, четким взаимодействием с бронегруппой и вертолетами, выдержкой, сме­лостью и инициативой личного состава.

Война в зоне Персидского залива (1991) стала крупным шагом в развитии военного искусства. При подготовке и в ходе ведения военных действий у каждой из противоборствующих сторон име­лись свои особенности.

Иракское командование основной упор сделало на обороните­льные действия. При построении обороны большая часть имев­шихся сил и средств направлялась на удержание тактической зоны обороны, которая включала 2 полосы. Главная полоса имела глу­бину до 15—30 км и занималась дивизиями 1-го эшелона армей­ских корпусов. Дивизии обороняли полосы по фронту до 40 км и имели боевой порядок в 2—3 эшелона. При этом мотопехотные и бронетанковые бригады располагались в глубине. Артиллерия ис­пользовалась децентрализованно с плотностью 5—14 орудий и ми­нометов на 1 км фронта.

Передний край главной полосы обороны проходил в 10—20 км от государственной границы, что обеспечивало защиту личного состава от огня артиллерии противника. В полосе обеспечения оборудовались отдельные опорные пункты, позволявшие вести маневренную оборону. В главной полосе создавалось 5—6 пози­ций глубиной 2—3 км каждая. На позициях было отрыто по 2—4 линии прерывистых траншей. Основу каждой позиции со­ставляли батальонные районы обороны, включавшие ротные опорные пункты размером 1000—1300 м по фронту и 1000—1200 м в глубину. Взводные опорные пункты были 400—600 м по фронту и до 300 м в глубину. Отделения обороняли позиции на фронте 120—200 м. Расположение опорных пунктов позволяло создавать из них огневые мешки. Оборудовалось также большое количество ложных объектов. Перед передним краем насыпались земляные валы высотой 2,5—3,5 м, шириной до 4 м и протяженностью 800—1000 м, которые использовались для скрытого фронтального маневра силами и средствами, а также для ведения огня из танков и БМГТ со специально оборудованных площадок.

Новым стало заполнение противотанковых рвов напалмом или нефтью, которая подавалась по специальным заглубленным нефтепроводам. Поджог нефти должен был создавать стену огня на пути наступавших войск высотой 20—40 м и густое задымле­ние местности.Заслуживает внимания опыт иракского командования по мас­кировке войск. Для этого использовались тысячи надувных и кар­касных макетов танков, Б МП, пусковых установок ракет и других объектов. Все они имели соответствующие демаскирующие радио­локационные и тепловые признаки и позволяли сохранить от по­ражения авиацией МНС реальную боевую технику. В целом ирак­ской армией была построена мощная, глубоко эшелонированная, траншейная, насыщенная инженерными заграждениями оборона, прорыв которой потребовал бы значительных усилий сухопутной группировки МНС.

Американское командование при планировании наступатель­ной операции учло все особенности обороны противника. Полу­чение достоверной информации обеспечивалось комплексным применением сил и средств разведки. При этом основную роль сыграли технические средства. Так, на долю космической, радио­локационной, радио- и радиотехнической разведки пришлось до 90 % от всей добытой информации.

Важнейшей особенностью войны стало первое применение на практике американской концепции «воздушно-наземной операции».

Внезапность начала военных действий была достигнута благо­даря умело проведенной дезинформации противника, для чего ак­тивно использовались средства массовой информации. В целях скрытия направления главного удара проводились демонстратив­ные действия, имитация перебросок и сосредоточение войск в ложных районах, ведение переговоров в ложных радиосетях. На­правления главных ударов были выбраны в обход подготовленных районов обороны иракских войск.

Особенностью наступательной группировки сухопутных войск МНС было выделение в состав 1-го эшелона около 80 % сил и средств. Боевые порядки строились, как правило, в один эшелон, что обеспечивало нанесение мощного первоначального удара и преодоление тактической зоны обороны противника в высоких темпах. Новым элементом боевого порядка, дивизии США стали воздушно-штурмовые тактические группы силой до роты каждая. Они высаживались с вертолетов в тылу противника на глубине 5—15 км и своими действиями создавали благоприятные условия войскам, наступавшим с фронта. Подобный «вертикальный охват» был весьма успешным. Следует отметить высокую насыщенность сухопутной группировки МНС армейской авиацией, в том числе противотанковыми вертолетами.

Отличительной чертой наземной фазы операции стало широ­кое применение воздушных десантов. В период с 24 по 27 февраля командование МНС семь раз высаживало воздушные десанты си­лой до бригады каждый. Этим было подтверждено, что основным способом разгрома противника является глубокий охват его груп­пировки на земле и с воздуха в сочетании с надежным огневым поражением. Фронтальное наступление играло вспомогательную роль, фактически закрепляя успех, достигнутый действиями «воз­душного эшелона».

В войне в Персидском заливе впервые в массовом масштабе было применено высокоточное оружие (ВТО), эффективность ко­торого достигала 90 %. Таким образом, ВТО становится основным средством вооруженной борьбы.

Особенностью операции «Буря в пустыне» стало комплексное применение различных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ). В интересах подавления системы ПВО Ирака и дезорганизации управления его войсками в составе МНС имелось более 100 само­летов — постановщиков помех, 30 вертолетов РЭБ и 60 наземных станций помех. В результате их применения управление иракской армией было нарушено во всех звеньях. Была даже сорвана прави­тельственная связь, в том числе выведена из строя спецлиния пре­зидента Ирака.

Наряду с локальными войнами, которые велись по классиче­ским канонам военного искусства, опыт ряда конфликтов (Вьет­нам, Ангола, Афганистан) показывает, что военные действия мо­гут осуществляться не только в «классических» условиях, но и в «нетипичной» обстановке, при отсутствии четко обозначенной линии фронта и непосредственного соприкосновения с противни­ком. В качестве последнего могут выступать вооруженные форми­рования, применяющие партизанскую и диверсионно-террори-стическую тактику. Особый отпечаток могут накладывать физико-географические условия местности: горы, джунгли, пус­тыни, болота, леса.

Усилия войск будут сосредоточиваться как на овладении насе­ленными пунктами, отдельными важными объектами или района­ми местности, так и на их удержании. Основные задачи будут за­ключаться в разгроме отрядов и группировок противника, уничтожении его баз и лагерей, блокировании транспортных ком­муникаций, обеспечении проводок своих колонн с грузами и реше­нии других задач.

Все перечисленное требует особой подготовки солдат и офице­ров, выработки нестандартных приемов и методов работы коман­диров, штабов, применения специфических форм и способов ве­дения вооруженной борьбы. Офицеры должны уметь управлять своими подразделениями в любой обстановке, при действиях на отдельных направлениях и решении самостоятельных задач в те­чение нескольких суток в отрыве от главных сил.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Бабич В.К. Авиация в локальных войнах. М., 1988.

Божвдомов Б.Л. Развитие военного искусства в локальных войнах современ­ности (1945-1992 гг.). М., 1992. С. 132.

Божвдомов Б.А. Военное искусство в локальных войнах на Ближнем Восто­ке (1956-1982 гг.). М, 1994. С. 144.

Война в Афганистане. М., 1991. С. 366.

Война в Корее. М, 1959.

Война в Персидском заливе. М., 1993. С. 271.7. Военное искусство во Второй мировой войне и в послевоенный период.М.,1986.

Военное искусство в локальных войнах (1945—1990 гг.). М, 1990.

Военная история: Учебник для курсантов Военного университета. М., 1999.

Гл. 13.

Военная Энциклопедия: В 8 т. М., 1997. Т. 1. С. 202-204, 311-313; Т. 2. С. 235-236, 237-239, 245-247.

Громов Б.В. Ограниченный контингент. М.,1994. С. 351.

Кэгл М., Мэнсон Ф. Морская война в Корее. М., 1962.

Локальные войны. История и современность. М., 1981.

Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. М., 1995. С. 648.

 

Медведко Л.И. К востоку и западу от Суэца. М., 1980.

Глава XVII







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.018 с.)