ТОП 10:

Вопрос 4. Особенности организации и основные функции органов по поддержанию правопорядка в период правления Временного буржуазного правительства.



 

В результате февральских революционных событий 1917 г. произошло падение самодержавия в России. Временное правительство стало высшим органом государства, которому оказались подчинены все сохранившиеся имперские государственные учреждения. Началась перестройка государственного аппарата, чему в немалой степени способствовало давление революционных масс. Министерство внутренних дел, являвшееся многоотраслевым и важнейшим ведомством в Российской империи было сохранено, но серьезно реорганизовано. Из 14 учреждений МВД осталось только 4. Для ликвидации и расследования деятельности упраздненного Департамента полиции была создана специальная комиссия. Министерство внутренних дел не могло работать стабильно в нестабильной обстановке. За 8 месяцев существования Временного правительства сменилось три министра внутренних дел: князь Г.Е. Львов, Н.Д. Авксентьев, А.М. Никитин. Главнейшим направлением деятельности министерства в этот период стало руководство строительством органов местного самоуправления, компетенция и полномочия которых существенно расширились. В начале марта 1917 г. по всей стране создаются комитеты общественной безопасности (КОБ) во главе сначала с направляемыми правительством, а затем выборными, комиссарами[46].

Разгром полицейских учреждений и необходимость охраны общественного порядка заставило новые органы власти принимать меры по борьбе с преступностью. Уже в Декларации Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта[47], согласованной с Исполкомом Петросовета, была провозглашена задача "замены полиции народной милицией свыборным началь­ством, подчиненным органам местного самоуправления"[48]. Однако стихийный процесс создания новых органов охраны общественного порядка начался еще в конце февраля. Образование милиции сконцентрировалось в трех местах: в Городской Думе (городская милиция), Совете рабочих депутатов (рабочая) и в Комитете военно-технической помощи (студенческая)[49].

Вечером 28 февраля в Петрограде были предприняты меры и по организации городской милиции. На заседании Городской Думы было объявлено о создании столичной милиции, начальником который был избран гласный Думы, архитектор Дмитрий Андреевич Крыжановский.

В каждый район города назначался уполномоченный городской милиции для организации районных отделений милиции.

Вся городская милиция в этот момент состояла из начальника и нескольких добровольцев.

Но уже 1 марта в «…Городской Думе сформировалось Управление Городской Милиции». Уже на следующий день 2 марта в Управлении городской милиции был составлен проект инструкции для милиционеров. В этом первом «законодательном акте» пытались решить самые злободневные вопросы того дня. В инструкции указывалось, кто подлежит аресту, в каких случаях милиционеру предоставляется право пользоваться оружием, регулировался вопрос о задержании автомобилей и перечислялся целый ряд обязанностей милиционера, начиная с задержания пьяных, грабителей, стреляющих в воздух, чинов полиции, лиц, без полномочий производящих обыски, а также наблюдением за порядком в очередях, спасением утопающих и замерзающих, «призрением находящихся на улицах малолетних». В первом параграфе этой временной инструкции устанавливалось, что «на обязанности милиционера лежит защита всех и каждого от всякого насилия, обид и самоуправства», а последний параграф гласил: «...милиционер должен помнить, что он является исполнительным органом новой Свободной России и обязан противодействовать всем попыткам контрреволюции».

3 марта на первом собрании 50 комиссаров прибывших из всех районов города была утверждена Инструкция для милиционеров и на следующий день распечатана и разослана для раздачи милиционерам. Единой форменной одежды сотрудники новой милиции не имели. Им выдавались милицейские удостоверения, а внешним отличительным знаком милиционера была повязка с буквами ГМ – «городская милиция».

Таким образом, уже к 3 марта, в Петрограде появляются первые милиционеры с оружием и повязкой на рукаве с буквами «ГМ», снабженные удостоверениями и инструкцией. На местах были организованы районные комиссариаты во главе с избранными населением комиссарами, которые уже поддерживали связь с центром – Управлением милиции. Фактически декларация Временного правительства от 3 марта «…о замене полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления» санкционировала уже свершившийся факт.

В первые дни революции милиция в Петрограде создавалась не только по распоряжению Временного правительства, но и по инициативе еще двух организаций: Совета Рабочих депутатов и Комитета Военно-технической помощи. В соответствии с этим первоначально создались еще две самостоятельные милиционные организации: рабочая и студенческая.

Студенческая милиция возникла по инициативе Комитета Военно-Технической Помощи, общественных и технических организаций. Однако впоследствии, студенческая милиция, проявившая большую инициативу в первые дни революции, перестала существовать как самостоятельная организация, примкнула к городской и фактически растворилась в ней.

Совсем по-другому складывались отношения с рабочей милицией. Еще 28 февраля, в соответствии с постановлением Исполнительного Комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, на заводах и фабриках начинают организовываться отряды рабочей милиции из расчета по 100 человек на 1000 рабочих, устанавливаются сборные пункты, многие из которых впоследствии станут комиссариатами рабочей милиции.

Рабочая милиция должна была стать вооруженной опорой организующихся Советов рабочих и солдатских депутатов, однако в результате уничтожения полицейских органов, она стала выполнять и функции по охране общественного порядка в первую очередь на территории заводских районов города.

И если городская милиция в первые дни марта была очень малочисленна, то рабочая милиция имела в своем составе тысячи вооруженных рабочих – милиционеров, но не имела общегородского центра.

Работа по подготовке к объединению завершилась формально 7 марта вынесением решения Исполнительного Комитета Петроградского Совета об объединении рабочей милиции с городской при условии «…сохранения за Советом права контроля за кандидатами». Главной задачей рабочей милиции становится охрана общественного порядка в рабочих районах. Рабочие комиссариаты влились в общегородскую сеть, получили от Управления милиции повязки, удостоверения и оружие.

Что касается численного состава всей милиции столицы, то, по свидетельству секретаря Управления милиции, в марте месяце она составляла около 20 тысяч человек и «…состав милиционеров был весьма пестрый… В нем были студенты, рабочие, солдаты, гимназисты, воры, выпущенные из тюрем, обыватели».

Высший состав милиции – комиссары представляли тоже довольно широкий спектр слоев населения. В марте подавляющим контингентом в их составе были адвокаты, но наряду с рабочими, студентами, конторщиками, инженерами встречались и актеры, полковники в отставке. Еще большая пестрота была и в организации самой милиции и комиссариатов, возникших в первые дни революции стихийно, путем общественной инициативы. Совершенно произвольным и случайным было административное деление города. Вносили определенную путаницу и различные названия комиссариатов: их называли где милиционными пунктами, где штабами милиции, где комитетами по охране общественной безопасности.

Комиссары также могли называться по-разному: где уполномоченными, где начальниками, где председателями милиционных отделов.

Таким образом, в начальной стадии образования новых органов по поддержанию общественного порядка этот процесс не направлялся новыми органами центральной власти, а проходил во многом под контролем возникших политизированных общественных организаций. Характерной особенностью милиции, организованной в первые дни революции, являлась ее полная децентрализация, выборность - от милиционера до начальника, невозможность использования бывших полицейских чинов, выполнение в основном только функций по охране общественного порядка.

Временное правительство приняло свое первое постановление по вопросу организации власти на местах 5 марта, разослав циркуляр на имя губернаторов с указанием об отстранении их от должности и передаче управления губернией губернскому председателю земской управы. В этот же день следующим циркуляром МВД № 891-932 председатели губернских управ назначались Комиссарами Временного правительства, и здесь же указывалось, что «…Полиция подлежит переформированию в милицию, к чему необходимо приступить местным самоуправлениям».

Временное правительство включило в число первых своих мероприятий законодательного характера и упразднение Департамента полиции, и всей связанной с ним системы политического сыска, осуществлявшимся через охранные отделения, корпус жандармов, заграничную агентуру и т.п. В циркуляре МВД № 948-989 от 6 марта губернским комиссаром Временного правительства указывалось: «Временное правительство постановило: корпус жандармов расформировать, офицеров и нижних чинов направить к воинским начальникам, которые получат соответствующие распоряжения Военного Министра».

Однако, устранив губернаторов и ликвидировав всю дореволюционную полицейскую организацию, Временное правительство осознавало, что «основой всякого государственного устройства является надлежащее устройство исполнительных органов государственной власти, поддерживающих государственный порядок и охраняющих общественную безопасность» и нельзя было создавать вакуум представителей центральной власти на местах. Поэтому в распоряжение правительства по отстранению губернаторов от должности сразу указывалось на должностное лицо, одновременно становившееся официальным комиссаром Временного правительства.

Права и обязанности комиссаров, как исполнительной власти, были аналогичны губернаторским, но на практике комиссары не могли проводить действенную политику по выполнению распоряжений правительства без согласования с общественными исполнительными комитетами и другими местными общественными организациями.

По линии МВД была подготовлена законодательная база по формированию всей системы земств, определены пределы компетенции этих органов. Власть на местах виделась как система земских и городских самоуправлений, с гражданскими комиссарами-прокурорами, контролирующими законность, но не целесообразность их действий.

Постановлением Временного правительства от 10 марта 1917 г. "Об упразднении Департамента полиции и об учреждении Временного управления по делам общественной полиции" в составе МВД учреждается Временное управление по делам общественной полиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан, но функции его ограничивались ведением дел о личном составе, перепиской с общественными учреждениями по делам, касающимся милиции. На местах организовывалась земская и городская милиция. Органы местного самоуправления содержали милицию, управляли ею, избирали начальников городской, уездной, районной, участковой милиции и их помощников. МВД принимало определенные меры по оказанию помощи органам местного самоуправления в организации милиции, решения вопросов с военным ведомством о комплектовании кадров милиции и ее снабжении оружием. 17 апреля Временное правительство приняло подготовленное Комиссией по милиции и муниципальной полиции при МВД постановление "Об учреждении милиции" и как приложение к нему "Временное положение о милиции", которое должно было внести единообразие в созданные после революции органы и силы порядка на местах. Положением предусматривалось создание милиции как штатного органа исполнительной власти, комплектуемой по вольному найму. К ведению милиции относилось: принятие мер к прекращению нарушений законов и общественного порядка; оповещение населения о распоряжениях центральных и местных властей; охрана политических свобод; содействие органам власти в исполнении обязанностей; выдача гражданам различного рода документов; ведение учета населения; составление актов и протоколов по широкому спектру случаев (чрезвычайные происшествия, стихийные бедствия и т.д.); охрана исправного состояния дорог, мостов, улиц; надзор за порядком движения; обеспечение порядка во время стихийных бедствий. К сожалению, власти не удалось заменить "Временное положение", носящее переходный характер, более серьезным правовым актом. Документ страдал весьма серьезными недостатками: касался работы исключительно наружных служб, не затрагивая устройства милиции Петрограда, Москвы, Киева и Одессы, не обеспечивал единства деятельности органов внутренних дел. Одновременно документ содержал и некоторые противоречия в отношении определения компетенции местных и центральных органов власти. "Временное положение" не сумело создать необходимых условий для деятельности реорганизуемых милицейских органов, что в тех исторических условиях имело далеко идущие последствия.

Министерство внутренних дел путем циркулярных разъяснений, а также и указаниями, дававшимися по отдельным поводам, излагало позицию Временного правительства по недопустимости самоуправных действий населения по отношению к отдельным лицам и о мерах борьбы с самоуправством в области аграрных отношений. По поводу освобождения лиц местной администрации, Временное правительство в своем издании от 5 марта 1917 года постановило «…освободить всех лиц местной администрации, заключенных под стражу во время государственного переворота без ордеров соответствующей власти, если к означенным лицам не предъявлено обвинения в совершении преступных деяний», а в журнале от 7 марта было опубликовано постановление «…предписать циркулярно-правительственным местам и лицам производить аресты лишь по уполномочию судебной власти или Временного правительства».

В соответствии с заявлениями Временного правительства о неприкосновенности частной собственности Управление по делам милиции принимало соответствующие по возможности меры к охране владельцев захватываемых имуществ, руководя в этом направлении деятельностью губернских и уездных комиссаров, которым давались указания на необходимость воздействия на местные уездные и волостные комитеты по разъяснению им недопустимости самовольных захватов и вообще насильственных действий против земельных собственников.

Отдельные исследователи делают вывод, что Главное управление по делам милиции МВД, кроме охраны общественного порядка, руководило политическим сыском, собирало материалы об аграрном и рабочем движении. Однако усматривать в этом возрождение институтов старой полиции, все же представляется не совсем обоснованным.

К октябрю 1917 года в большинстве районов России милиции, которую предусматривало Временное положение, так и не было создано. В отчете Главного управления по делам милиции, составленному в октябре 1917 года, указывалось: «…милиции, как органа исполнительной власти достаточно организованного и вполне приспособленного к выполнению тех задач, которые возлагаются на него законом, не существует нигде».

В губерниях, городах и уездах России, отдаленных от ее политических центров милиция отличалась самыми разнообразными формами, и ее организация всецело зависела или от новых органов власти, возникших в первые дни революции, или же от инициативы самого населения в уезде, волости, селе. Учреждались милиционные формирования на местах порой еще раньше, чем создавались органы новой власти, и сопровождались отстранением от должности полицейских, а зачастую и физическим устранением их. Попытки Главного управления по делам милиции упорядочить организацию милиции на местах, придать ей однообразный характер в большинстве своем желаемого результата не принесли и, как правило, милиция на местах оставалась функционировать в тех же первоначально созданных формах.

В организации волостной и сельской милиции имелись те же черты, что и в городской, и в уездной милиции. Обычно милиционеров и их начальников, что характерно для сельской местности, выбирал волостной или сельский сходы. Во главе каждого селения должен был стать сельский милиционный комитет, выше образовывались волостной и уездный милиционные комитеты. Подобная система существовала во многих уездах.

Помимо несогласия местных самоуправлений с основными положениями Постановления существовал и целый ряд объективных причин, не позволявших организовать милицию в соответствии с Временным положением. К ним можно отнести и дефицит лиц мужского пола из-за продолжавшейся войны, и отсутствие у городских дум и земств необходимых средств на содержание милиции, и неудовлетворительное вооружение и обмундирование милиции, а также невозможность использования прежних полицейских чинов и отсутствие подготовки кадров на замещение должностей по милиции.

Перед министерством внутренних дел, помимо разработки законодательной базы по организации полицейских учреждений на местах, стояли вопросы, относящиеся к их устройству, не предусмотренных Положением от 17 апреля, и в первую очередь вопросы создания:

- органов ведающих охраной порядка и безопасности на железных дорогах;

- органов уголовного розыска.

Вопрос по организации охраны общественного порядка и безопасности на железнодорожном транспорте требовал от министерства внутренних дел незамедлительного разрешения.

Все попытки выработать единое Положение по организации железнодорожной милиции и подчинить ее органам государственной власти встречали открытое противодействие со стороны центрального органа профессиональных союзов железнодорожников - Исполнительного комитета Всероссийской конференции рабочих и служащих железной дороги. В результате этой борьбы закон о железнодорожной милиции так и не был принят, а организация общественного порядка и безопасности на железнодорожном транспорте так и не нашла своего должного разрешения.

Одним из актуальных вопросов, ставшим перед МВД Временного правительства при формировании милиции, являлся вопрос о приеме в нее сотрудников прежней царской полиции. Уже в первой половине марта в Министерство внутренних дел начало поступать значительное количество ходатайств со стороны бывших членов полиции и корпуса жандармов об определении их на службу в милицию и в войска. Циркуляром МВД № 25063 от 24 марта все чины полиции до сего времени не уволенные, но не принятые в состав милиции, в том числе исправники и полицмейстеры были уволены, а прием на службу в милицию всецело предоставлялся губернским комиссарам «…по соглашению с местными самоуправлениями земскими, городскими принадлежности или заменяющими их гражданскими комитетами». Все же, необходимо отметить, что оставление бывших полицейских на прежних должностях являлось довольно редким исключением, и желание служить бывших чинов полиции новой власти оставалось в большинстве случаев не удовлетворенным. В своих циркулярах, выступлениях в средствах массовой информации и перед гражданами ответственные руководители демократического правительства также обосновывали необходимость передачи полномочий решения подобных проблем в губернии. Но "порядок увольнения от должности прежних чинов полиции" разрабатывался "в центре". В результате, продолжение службы полицейскими оказалось в подавляющем большинстве случаев невозможным. Старые сотрудники и их семьи стали жертвой политической борьбы, в результате которой в обществе возобладали устойчивые антиполицейские настроения[50]. Формирование милиции органами местного самоуправления в большинстве местностей не завершилось, частично из-за недостатка лиц, желавших служить в милиции, частично из-за противодействия со стороны организованной в первые дни революции рабочей милиции.

С самого первого дня создания полицейских структур Министерство внутренних дел старалось подчеркнуть аполитичность создаваемых органов.

Более терпимые отношения в ходе Февральских событий было проявлено к сыскной полиции, но вместе с тем волна погромов полицейских участков затронула и сыскные отделения и в большинстве городов России эти органы прекратили свою деятельность. В первые дни революции высказывались мнения, что сыскная полиция не нужна, и что ее функции может осуществлять общая полиция. Но уже вскоре московский комитет общественных организаций заявил, что «…сыскные отделения как учреждения, ограждающие безопасность граждан, будут действовать и при новой власти».

МВД Временного правительства в отношении сыскной полиции высказалось за ее выделение из состава полиции: «…Сыскные отделения будут выделены из состава полиции и переданы в ведение Министерства юстиции». О необходимости сохранения сыскных отделений на местах и возобновлении ими деятельности по делам уголовного розыска указывалось в циркуляре МВД № 25234 от 6 апреля 1917 года. Комиссарам Временного правительства предписывалось сыскные отделения, ведающие уголовным розыском, не упразднять, а передать в будущем Министерству Юстиции. Кроме этого давалось указание комиссарам «…озаботиться, чтобы учреждения эти, столь необходимые для обеспечения гражданам безопасности, возобновили свою деятельность как можно скорее». В очерке о деятельности МВД по вопросу об устройстве уголовно-розыскных органов говорилось, что согласно указаниям министерства во многих городах к июню месяцу такие органы уже действуют в составе местных городских милиций и на содержание их были отпущены средства, ассигнованные по МВД на содержание сыскных отделений и на сыскные расходы.

В столицах и ряде других районов сыскная полиция была переименована сначала в уголовную, затем в уголовно-розыскную полицию и должна была действовать под наблюдением прокуратуры и представителей адвокатуры, рекомендованных советом адвокатов. В целом же процесс создания заново структур уголовного розыска так и остался незавершенным. Единственным законодательным актом, регулирующим деятельность уголовного розыска, стало Положение о Петроградском столичном управлении уголовного розыска от 11 июля 1917 года, а в остальных местностях страны эти органы функционировали стихийно, под руководством местных самоуправлений или в структуре общей милиции. Какого-либо однообразия в вопросе по борьбе с преступностью выработано не было, и она осуществлялась в самых разнообразных формах. В отдельных городах, где уцелели сыскные отделения, они начинали восстанавливать свою деятельность, в других – для выполнения этих функций из состава общей милиции выделялись наиболее грамотные и подготовленные лица.

В целях устранения разрушительных последствий февральских событий, и возобновления борьбы с преступностью, Временным правительством 20 июня 1917 года было принято специальное постановление «О порядке восстановления уголовных дел общей подсудности, уничтоженных во время событий, происшедших в конце февраля и в начале марта 1917 года».

Однако деятельность Министерства внутренних дел по созданию специальных органов для раскрытия преступлений, укомплектованных профессионалами, снабженных специальной техникой и методикой раскрытия преступлений так и не была завершена. Это объясняется в первую очередь тем, что не только на местах, но даже центральный орган – Главное управление по делам милиции испытывало острейший недостаток как в профессионалах в данном деле, так и в необходимых документах, регламентирующих деятельность уголовного сыска.

После упразднения наряду с общей полицией и целого ряда специальных полиций, существовавших до революции, возникли проблемы в обеспечении правопорядка в тех областях, где они их выполняли. Положение о милиции от 17 апреля не регламентировало вопросы «об охране безопасности и порядка на отдаленных приисках и на важнейших водных путях сообщения, об охране портовых территорий, о праве частных учреждений и лиц содержать на свои средства особую охрану принадлежащих им предприятий и имущества».

Поэтому инициатива создания органов по охране порядка и безопасности в этих сферах перешла в отдельных случаях в руки местных администраций, тем самым, выводя создаваемые органы из-под контроля государственных структур.

Однако такая организация охраны порядка и безопасности не была общепринятой. Отдельные районы высказывались за полную ликвидацию специальных видов милиции и ходатайствовали перед министерством внутренних дел «…о совершенной ликвидации кадров горнополицейской стражи и распространении на прииски действий уездной милиции». В то же время, учитывая значительную отдаленность приисков от населенных пунктов и неудовлетворительное состояние уездной милиции, фактически охрана порядка и безопасности в этих районах никем не осуществлялась.

Недостаточная активность министерства внутренних дел по созданию и руководству органами по обеспечению правопорядка объясняется с другой стороны еще и тем, что на Министерство и Управление по делам милиции с первых дней их сформирования был возложен огромный объем работы чисто административного свойства, а именно:

- по вопросам, связанным с применением действующего паспортного устава и правил о порядке выдачи заграничных паспортов, утвержденных 25 октября 1916 года;

- о надзоре за военнопленными и водворенными в определенные местности подданных воюющих с Россией держав;

- о порядке использования военнопленных в качестве рабочей силы;

- о судьбе лиц, высланных в отдаленные местности по подозрению в шпионстве;

- о борьбе с дезертирством и по целому ряду других вопросов по предварительному сношению с другими ведомствами.

- Наряду с этими вопросами Управлению по делам милиции приходилось решать целый ряд вопросов, связанных с ликвидацией старых полицейских учреждений.

Вследствие реализации идеи децентрализации институтов государственной власти, основными принципами в формировании органов по обеспечению правопорядка являлись их передача и подчиненность органам местного самоуправления, выборность должностных лиц – начальников милиции, создание коллегиальных совещательных органов из представителей различных учреждений и организаций, невозможность использования бывших чинов полиции.

Неудовлетворительное состояние дел по формированию органов милиции на местах подтвердила и ревизия, проведенная чиновниками Главного управления по делам милиции в июле – августе 1917 года. Во многих городах милиция была не укомплектована, милиционеры не знали своих прав и обязанностей, слабо владели оружием. Средств, выделенных из местного бюджета на содержание милиции, не хватало, и в результате возникала порой угроза забастовки милиционеров. В отдельных уездах милиции реально так и не было организовано. Фактически проведенная ревизия с полной очевидностью доказала полную несостоятельность этой милиции в делах охраны порядка и безопасности.

Таким образом, система создаваемых новых органов власти с самого начала не была единой. Подобно тому, как в столице вместе с Временным правительством существовал и Петроградский совет, в губерниях одновременно с созданием комитетов общественных организаций создавались также самостоятельные Советы рабочих депутатов, Советы солдатских депутатов, а затем и Советы крестьянских депутатов.

Надо отметить, что жесткая централизация, характерная для старого царского аппарата Министерства внутренних дел была значительно утрачена.

Осознавая, что милиции в стране фактически нет и пытаясь спасти создавшееся положение, 11 октября 1917 года по военному министерству издается приказ о привлечении армии к обеспечению порядка внутри страны. По требованию комиссаров Временного правительства, в соответствии с этим приказом, командиры воинских частей должны были направлять на службу в милицию лучших офицеров и георгиевских кавалеров. Однако к этому времени Временное правительство фактически потеряло реальное управление страной, и приказ этот на практике так и не был реализован.

Неудачные меры Временного правительства по созданию государственной власти на местах объясняется еще и тем, что в такие переходные периоды становится обычным явлением назначение на служебные посты людей, ранее по характеру работы не связанных с данным видом государственной службы.

Формируя народную милицию, подчиненную органам местного самоуправления, в том числе и комитетам общественной безопасности, Временное правительство не учитывало, что отсутствие оптимальной взаимосвязи между центральными и местными органами власти объективно ослабляли всю систему исполнительной власти в стране. Одной из причин низкой эффективности народной милиции была ее децентрализация. Демократизация и децентрализация оказались взаимосвязанными: шедшая снизу, от народных масс, демократизация становилась более действенной в условиях децентрализации. Эти две тенденции сами по себе не были разрушительными для страны, но в условиях социально-политического кризиса, ослабляли центральную власть, способствуя его нарастанию. Создавая народную милицию по образцу муниципальной полиции в странах Западной Европы, правительство не учитывало, что в этих странах наряду с ней существуют органы государственной безопасности, национальные полицейские силы, специализированные внутренние войска, а также боеспособная армия. Временное правительство, не обладавшее такими силовыми структурами, вынужденно было использовать народную милицию как вооруженную опору своей власти. Не сумело центральное правительство поставить под контроль альтернативные вооруженные формирования в стране – домовые комитеты, отряды Красной гвардии, рабочую милицию[51].







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.013 с.)