ТОП 10:

Вопрос 4. Организация пожарного дела в России в XVIII в.



При Петре I дело борьбы с огнем получило новое развитие. Охрана от пожаров изначально была возложена на самих городских жителей. Исключение составляли «особы знатные», которые выставляли вместо себя дворовых людей. Это было характерно для всей России. Пожарную повинность несло даже духовенство. Лишь в 1736 году по ходатайству Синода священнослужители были освобождены от нарядов в полицейские ночные караулы, «дабы в церковной службе остановки не было», но участие в тушении пожаров и для них осталось обязательным.

Для установления порядка ночного караула, Петр I предписывал: «надлежит для воров какое-нибудь ружье, а для пожаров иметь: ведра, топоры, войлочные щиты, деревянные трубы (насосы), а в некоторых сборных местах крюки и парусы и большие водоливные трубы, и чтоб караульщики по ночам ходили по улицам с трещотками, как обычно в других странах».

Строительство в городе караулен со складами водоливных труб ускорил грандиозный пожар 1710 года, уничтоживший в одну ночь Гостиный двор в Санкт-Петербурге. После чего для извещения о пожаре был сформирован отряд барабанщиков, который обходил ближайшие к пожару улицы и бил тревогу.

Указом Петра I «О неукоснительном прибытии войск на пожары» в помощь населению при тушении пожаров стали привлекаться войска регулярных полков, созданные в 1711 году взамен стрелецкого войска. Для оснащения гарнизонов были выделены необходимые инструменты. Руководство тушением пожаров возлагалось на воинского начальника. Руководителем всей пожарной охраны был назначен князь Троекуров. Известно также, что Петр I лично принимал участие в борьбе с огнем, причем «его царское величество прибывает обычно на пожары первым».

Особым вниманием Петра пользовался флот. Царь собственноручно писал указы и распоряжения, относящиеся к противопожарной защите кораблей. 13 ноября 1718 г. вышел указ о постройке плашкоутов и установке на них насосов. В гавани было размещено шесть насосов с рукавами (новейшей конструкции). По штагу[31] на верфях полагалось иметь пять больших и десять малых крюков, столько же вил, семь парусин и пятьдесят щитов. Причем для охраны судостроительных верфей и портовых сооружений через каждые 40 м. ставили лестницу и две бочки с водой. Все типы кораблей снабжались необходимыми инструментами. На двухпалубных судах полагалось иметь в наличии 12 пожарных ведер, столько же топоров и швабр, а на трехпалубных - по 18 единиц каждого наименования.

В 1718 году в Петербурге учреждается должность генерал-полицмейстера. Непосредственно в его подчинение входит канцелярия, которая ведает осуществлением противопожарных мероприятий. И уже в 1722 году подобная канцелярия была организована в Москве. В течение XVIII века эти канцелярии назывались по-разному - пожарная контора, пожарная экспедиция.

Принятие противопожарных мер входило также в задачи нижнего земского суда, который в то время был главным органом уездной администрации и полиции, возглавляемый исправником.

Особая пожарная команда учреждается в 1722 году в Адмиралтействе. Основу ее составляли рабочие, которые работали в две смены. Первая смена после окончания работы уходила домой, а вторая ночевала в Адмиралтействе. При возникновении пожара в примыкающих к нему мастерских, советник, отвечающий за пожарную безопасность, снаряжал на помощь только треть команды, а сам с остальными оставался внутри здания. Членам пожарной команды при пожарах помогали также и другие рабочие, мастеровые, матросы, причем основное внимание уделялось главному зданию, возле которого сосредотачивалась четвертая часть всех собравшихся людей с инструментами.

Дополнительные меры по охране от пожаров были приняты после крупных пожаров в городах Переяславле, Волхове, Москве в 1737 году. Из воинских подразделений в городах созданы особые патрули и караулы, которые существовали до 1762 года. При отсутствии в городах военных гарнизонов, подобные патрули формировались из чиновников.

Во все еще действовавшем указе Петра I об участии войск в тушении пожаров был несколько изменен порядок сбора по тревоге. С 1739 года солдаты были обязаны бежать на пожар с того места, где их застанет сигнал тревоги (ранее они искали ротного командира, а затем отправлялись к месту загорания).

Для обеспечения полков пожарной техникой был осуществлен учет имеющихся в них инструментов, а в 1740 году Сенат утвердил их положенность. Каждый полк оснащался большой заливной трубой, чаном для воды и парусиной. В батальонах имелись вилы, лестницы, большой крюк с цепью. Рота оснащалась 25 топорами, ведрами, щитом, лопатами, четырьмя ручными трубами, двумя малыми крюками. Для перевозки инструментов выделялось шесть лошадей. В случае пожара с каждой роты отправлялась половина личного состава с инструментами и один барабанщик от полка. Другая половина роты находилась в готовности на полковом дворе.

С 1737 года все сведения о пожарах стали направляться в правительственные органы. Сенату последовало указание «впредь, тотчас же по получении рапортов о пожаре, снимать с них копии и подавать их немедленно в Кабинет». Военные и штатс-конторы требовали присылать «верные описи того, что осталось, что сгорело», которые затем также пересылались в Сенат.

В тактику борьбы с огнем вносятся некоторые изменения, учитывается возможность распространения пожаров при ветреной погоде, а так же особое внимание уделяется складским помещениям, находящимся в районе пожара.

В 1747 году пожарной техникой оснащаются все правительственные учреждения. Для предупреждения пожаров в Сенате, Синоде, коллегиях и канцеляриях на чердачных помещениях устанавливают посты, дежурство на которых несли солдаты. Средства для установки необходимого оснащения для тушения пожара выделялись из Штатс-конторы.

Принятые меры, безусловно, повышали степень готовности борьбы с огнем, однако постоянного и определенного штата служителей при созданных пожарных обозах по-прежнему не было. Хотя отдельные пожарные команды с постоянным составом уже имелись в Адмиралтействе, а с 1741 года и в царском дворце.

Борьбу с огнем затрудняли такие факторы, как отсутствие профессиональных навыков, постоянная сменяемость выделяемых людей. В Санкт-Петербурге порядок выезда войск на пожары был определен лично Екатериной II.Он всегда соблюдался и просуществовал довольно долго.

Однако, использование населения для борьбы с пожарами по-прежнему имеет место. Указами 1719 и 1722 гг. определялось, что с каждого двора к месту пожара должно собираться определенное количество жителей с конкретными инструментами. Такое же правило действовало в Москве и провинциях. Жители вносились в особый реестр, за который отвечали сотские, пятидесятские и десятские. На полицию же возлагался общий контроль.

При Петре I в столице единое руководство тушением пожаров, приобретением и распределением технических средств отсутствовало, т.к. оно во-первых, было возложено на генерал-полицмейстера А.М. Девиера, а во-вторых, этим же занимались и другие госучреждения. И только в 1754 году принимается указ, согласно которому «всех полков командам при тушении пожарных случаев быть генерал-полицмейстеру послушным».

Сообщение о пожарах на местах возлагалось на полицию. Им же было предоставлено право выдачи поощрительных наград пожарным, первым прибывшим в район бедствия. Права и обязанности генерал-губернаторов и губернаторов в городах определялись указом 1755 года, согласно которому надлежало соблюдать бдительность и предосторожность. При пожарах им подчинялись воинские начальники. Указ касался и нижестоящих чиновников. Земские капитаны обязаны были следить за мерами предосторожности при обращении с огнем населения.

В лесах и на полях руководство тушением пожаров возлагалось на земских исправников возлагалось. Те же задачи вошли в обязанность городничего.

Наряду с решением организационных вопросов, большое внимание уделялось мерам предупреждения пожаров. С 1712 года в новой столице было запрещено строительство деревянных домов. В Москве это положение действовало с 1700 года. разрешалось строить только каменные и глинобитные дома. Новое строительство регламентировалось указом 1728 года «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных предосторожностей от огня». В этом указе разъяснялись способы возведения печей в домах и соединения их с крышей. Печи разрешалось устанавливать только на несгораемом фундаменте, отделяясь от стены дома двумя кирпичами. В качестве материала для крыш предписывалось использовать только черепицу, а уже имевшиеся деревянные покрытия предлагалось заменить на черепичные. Здания разрешалось строить в одну линию, промежутки между ними по новому указу составляли не менее 13 м.

Во все города и села были разосланы печатные указы о противопожарных мерах и соответствующие инструкции, которые читали в церквях по воскресным и праздничным дням. Во избежание катастрофических пожаров все деревянные постройки, находящиеся вблизи важных и пожароопасных объектов, были снесены

Постоянно дополнялись противопожарные требования в строительстве. Так, в 1736 году были введены нормы по строительству брандмауэров (противопожарных стен), а чуть позже издан указ о запрещении строительства чердачных помещений.

В 1737 году в Санкт-Петербурге для установления надзора за новым строительством, разработки противопожарных мероприятий учреждается особая строительная комиссия.

Леса в России было много, и его хватало на все хозяйственные нужды. Однако с XVIII века положение дел стало меняться. До этого времени законов, охраняющих лесные богатства от пожаров, не было, поэтому государство начало вводить некоторые ограничения. В 1753 году указом было запрещено разводить огонь в лесу. Это был первый такого рода документ. Спустя несколько лет это требование еще более ужесточили. Было запрещено разводить огонь вблизи лесов и мостов. Контроль за этим возлагался на специальную службу, которая несла дежурство на всех больших дорогах.

С 1722 года за нарушение правил пожарной безопасности в Москве и Санкт-Петербурге устанавливались штрафы: «Со знатных людей 16 алтын и 4 деньги», с незнатных - в два раза меньше. Основными причинами пожаров того времени были - исключительно деревянные постройки при большой их плотности, отсутствие пожарной охраны, небрежность обращения населения с огнем. В 1765 году во всех губернских городах учредили пожарные обозы, обеспечивающие доставку инвентаря к месту пожара.

Москвичи, обеспокоенные сложившейся ситуацией, через своего депутата князя А. Голицина в 1767 году обращаются к комиссии по выработке нового Уложения с «Наказом от жителей города Москвы». В одном из пунктов этого документа говорилось: «Для предосторожности от пожарных случаев, коими здешний город многократно весь почти в пепел обращаем был, необходимо кладку печей, каминов, очагов производить под присмотром мастеров». Кроме этого они обращали внимание комиссии на большую плотность застройки. «Так как из-за скученности уже построенных деревянных строений едва ли можно что предпринять, то необходимость заставляет просить, чтобы в знатнейших частях города запрещено было деревянные строения и жителей принудить каменные дома и службы крыть черепицей».

Структура пожарных формирований изменяется с 1772 года. При всех полицейских частях г. Санкт-Петербурга был утвержден штат чинов «при пожарных инструментах». Команды содержались подрядчиками из числа военных чиновников, а в 1792 году пожарные команды полностью передаются в ведение полиции.

В Москве процесс создания пожарных команд происходил несколько иначе. В 1784 году город делят на 20 частей, в каждой из которых образована пожарная часть. Для тушения пожаров привлекалось население в количестве 2824 человек от всех домовладельцев. Содержание и одежду они получали от хозяев. В ведении команд насчитывалось 464 лошади.

Организация пожарной охраны в последнем десятилетии XVIII века вновь реорганизуется. Принимается «Устав города Москвы», котрый предусматривал образование при обер-полицмейстере пожарной экспедиции во главе с брандмайором. В штате экспедиции числилось 20 брандмейстеров, 61 мастеровой. К пожарным частям по месту жительства было приписано 1500 человек, т.е. 75 человек на одну часть. В них устанавливалось трехсменное дежурство, по 25 человек в смену. При возникновении в районе части пожара выезжала первая смена, затем к ней присоединялась вторая. Третья смена прибывала на съезжий двор для дежурства.

Учитывая положительный опыт образования в Москве пожарной экспедиции подобная структура через шесть лет создается и в Санкт-Петербурге. Для заведования пожарным обозом и контроля за соблюдением мер пожарной безопасности в городе вводилась должность брандмайора, а в каждой из 11 полицейских частей - должность брандмейстера. Число жителей, выделяемых каждой частью на пожар, определялось количеством жилых комнат домовладения. При этом на воротах каждого дома изображались те инструменты, с которыми жители должны были являться на пожар.

Однако то, что, как правило, на большие пожары выезжали брандмайор и все брандмейстеры, а вместе с ними прибывали и по две смены пожарных с инструментами, приводило к большой сумятице, создавало значительные трудности в управлении и организации тушения. И только в 1808 году устанавливается порядок, определяющий выезд команд при различных пожарах.

На пожары стекались большие толпы зрителей, затруднявших работу пожарных. Это побудило Екатерину II издать специальный указ: «Кто бы какого звания не был обоего пола, никому к пожару не ездить и не ходить, кроме тех, чья должность есть быть при таком случае...». Посторонних теперь штрафовали.

Т.к. в полномочия генерал-губернатора включалось при необходимости дополнительное выделение для тушения пожаров солдат, то эта помощь была существенной, особенно, если учитывать, что устав пехотной полковой службы 1796 года имел инструкции по пожарному делу. Высочайшим приказом начальники пожарных команд при приезде на пожар обязаны были подчиняться местным полицейским властям.

В каждой из частей в составе пожарного обоза имелось два больших пожарных насоса. Кроме этого обозы содержались и в городских кварталах. В штатах каждой части находился трубочист.

В сельской местности указом 1797 года крестьянам предписывалось иметь несколько крюков и 3-4 лестницы. Эти инструменты обычно хранились возле церквей или в центре села. На крышах крестьянских домов возле печных труб устанавливали небольшие чаны с водой.

Наряду с пожарами в крестьянских домах, большую угрозу для сельской местности представляли лесные пожары. Одна из распространенных причин - сжигание леса при расчистке земли под новые пашни. В 1789 году специальным указом ответственность за предупреждение таких пожаров была возложена на местные управы, через два года в казенных селениях назначаются пожарные старосты, избираемые на три года из селян, в обязанность которых входит контроль за соблюдением противопожарных правил. Так, запрещалось разводить костры с наступлением весны и до середины октября. В ночное время разводить костер можно было не ближе двух сажень от лесного массива и т.п.

Опустошительные пожары к конце XVIII века в Санкт-Петербурге заставили правительство внести серьезные изменения в организацию пожарной охраны столицы, которая до этого времени обеспечивалась мобилизованными жителями и войсками гарнизона. Несмотря на то, что , уже существовала пожарная экспедиция, она представляла собой лишь административный орган, т.к. штатного состава в ней не имелось.

Начало XIX века явилось поворотным моментом в организации пожарной охраны. Правительство принимает решение о создании профессиональных пожарных команд не только в столицах, но и во всех городах империи., где их организация осуществлялась на основе "Положения о составе пожарной охраны Петербурга и Москвы." Однако пройдет немало времени, пока этот процесс примет массовый характер. Анализ состояния пожарного дела привел к заключению о полной несостоятельности и нецелесообразности использовать для этих целей население. Этот вывод и стал основополагающим вектором развития пожарного дела в дальнейшем.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.007 с.)