ТОП 10:

Румынии и Чехословакии в 1945 г.



Шпионов и агентов Бандитов
Диверсантов и террористов Грабителей и мародеров
Членов фашистских партий Военнослужащих противника
Ставленников и пособников врага Изменников Родины

 

Таким образом, охрана тыла действующей Красной Армии с первых и до последних дней Великой Отечественной войны являлась важной и масштабной задачей государства.

В годы войны органы и войска НКВД являлись своего рода кадровым резервом для Красной Армии. 26 июня 1941 года было принято решение о формировании дивизий из войск НКВД для действующей армии. В соответствии с решением Ставки Главного командования приказом НКВД СССР от 29 июня 1941 г. № 00837 создается оперативная группа для формирования 15 стрелковых дивизий. В каждую дивизию из войск НКВД было выделено по 500 человек командно-начальствующего состава и по 1000 человек младшего начальствующего и рядового состава (остальной личный состав призывался из запаса). Командирами дивизий были назначены выделенные из Красной Армии и войск НКВД опытные военачальники. По окончании формирования и кратковременной боевой учебы все дивизии были направлены в армии Резервного, Северного и Западного фронтов. Все сформированные дивизии прошли тяжелый и героический боевой путь, были отмечены боевыми наградами и почетными наименованиями, две из них стали гвардейскими.

В октябре 1942 г. ГКО поручил сформировать Отдельную армию войск НКВД в составе 6 дивизий. На командные и политические должности в действующую армию были направлены опытные генералы и офицеры Наркомата внутренних дел, в их числе: И.И. Масленников, К.И. Ракутин, В.А. Хоменко, В.М. Шарапов, К.Ф. Телегин Ф.Н. Шилов, Е.В. Козик, Д.П. Онуприенко и др. За первые 4 года войны на формирование Красной Армии было направлено 111272 воина Наркомата внутренних дел. Всего в состав Красной Армии были переданы Отдельная армия и 29 дивизий войск НКВД. 23 из них были награждены орденами, а четыре - стали гвардейскими.

20 июля 1941 года наркомат государственной безопасности, выделенный в феврале 1941 г. из НКВД, был вновь объединен с наркоматом внутренних дел СССР. Основная структура органов внутренних дел не претерпела существенных изменений, но были усилены меры по эффективности следственной и оперативной работы. Условия войны и военного законодательства потребовали расширения функций органов внутренних дел, к ним прибавились:

· организация истребительных батальонов;

· осуществление режимных мероприятий в местностях, объявленных на военном и осадном положении;

· охрана ценностей при их эвакуации в восточные районы страны;

· борьба с вражескими агентами, пани­керами, распространителями всякого рода провокационных слухов и измышлений;

· борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью, устройство детей, потерявших родителей при эвакуации и других обстоятель­ствах военного времени;

· борьба с военным и трудовым дезертирством;

· выявления лиц, уклоняющихся от призыва и мобилизации;

· борьба со спекуляцией, злоупотреблениями в сфере распределения продуктов, мародерством;

· осуществление режимных мероприятий в местностях, объявленных на военном и осадном положении;

· организация местной противовоздушной обороны;

· организация противопожарной безопасности;

· осуществление функционирования ИТУ;

· охрана тыла действующей Красной Армии;

· обеспечение противодействия противнику при помощи радиосредств;

· непосредственное участие в боевых действиях на фронтах и др.

31 июля 1941 г. была объявлена структура центрального аппарата Народного комиссариата внутренних дел СССР (9 тыс. чел). Она включала в себя главные управления: госбезопасности, пограничных и внутренних войск, рабоче-крестьянской милиции, уголовного розыска РКМ, исправительно-трудовых лагерей, по делам военнопленных и интернированных, пожарной охраны, по борьбе с бандитизмом, шоссейных дорог; управления: войск по охране тыла действующей армии, административно-хозяйственное; отделы: водной и железнодорожной милиции, штаб истребительных батальонов и другие подразделения.

В связи с созданием единого наркомата на местах были сформированы районные и городские отделы и отделения НКВД (в ряде крупных промышленных городов вместо отделов были сформированы управления). Начальники районных и городских отделений милиции являлись заместителями начальников РО НКВД. Важно отметить, что милиция в основном сохранила довоенную централизованную структуру. Главное управления милиции (ГУМ) во главе с комиссаром 1 ранга А.Г. Галкиным состояло уголовного розыска, наружной службы, железнодорожной, водной и ведомственной милиции, ГАИ, ОБХСС и других подразделений. Куратором милиции, пожарной охраны, местного ПВО, тюремного управления и штаба истребительных батальонов стал И.А. Серов. Важное значение для усиления борьбы с преступностью в военное время имел приказ НКВД от 30 сентября 1941 г. о выделении из состава ГУМ отдела по борьбе с бандитизмом (ОББ) во главе со старшим майором госбезопасности Церетели. Реорганизация 1941 г. позволила сосредоточить все силы для обеспечения внутренней безопасности государства.

В военное время особую опасность приобретает распространение ложных слухов. Указом ПВС СССР от 6 июля 1941 года вводилась уголовная ответственность за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения. По приговору Военного трибунала подобные деяния карались тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет.

2 июля 1941 г. постановлением СНК СССР в стране была введена всеобщая обязательная подготовка к противовоздушной и про­тивохимической обороне. На предприятиях, в учреждениях, жи­лых домах создаются формирования местной противовоздуш­ной обороны (МПВО). Задачи милиции в системе местной противовоздушной обороны городов заключались в обеспечении бесперебойного функционирования групп само­защиты домов, кварталов и участков. Милиции вменялось контролировать соблюдение населением, руководителями предприятий и учреждений правил МПВО: правильность подачи сигналов воздушной тревоги, выполнение ответственными дежурными по МПВО своих функциональных обязанностей. Сотрудники милиции должны были осуществлять руководство защитой объектов во время бомбежек, поддерживать порядок в очагах поражения, охранять места неразорвавшихся авиабомб и снарядов, ликвидировать последствия налетоввражеской авиации и артобстрелов, оказывать всестороннюю помощь в отправке раненых, обеспечивать сохранность личных вещей и ценностей погибших, помогать в тушении пожаров и в работе аварийно-восстановительных служб. Участковые уполномоченные вели широкую разъяснительную работу среди горожан по повышению бдительности и строжайшего соблюдения правил светомаскировки.

В Москве, Ленинграде и других прифронтовых городах состояние внутренней боеготовности было актуально на всем протяжении войны. В приказании начальника УНКВД Ленинграда и области П.Н. Кубаткина от 9 июня 1943 года требовалось от руководителей подразделений принять все меры по предупреждению проникновения вражеских парашютистов и диверсантов в город. В нем предписывалось истребительным батальонам и МПВО организовать на территории района постоянные наблюдательные посты за воздухом, особенно в ночное время. При задержании вражеских парашютистов тщательно допрашивать и направлять немедленно в отдел контрразведки «Смерш». Личный состав МПВО находился на казарменном положении, однако бойцы не считались мобилизованными в армию. К весне 1942 г. формирования МПВО действовали в 230 городах численностью около 6 тыс человек, из них в Москве – 600 человек, в Ленинграде – 300 человек.

19 сентября 1941 года ГКО принял постановление о введении осадного положения в Москве, по которому устанавливался более строгий режим, чем по военному положению, расширялись права и полномочия органов НКВД и должностных лиц. Если в местностях, объявленных на военном положении, неисполнение постановлений военных властей наказывались в административном порядке лишением свободы до 6 месяцев или штрафом до 3 тыс. рублей, то при осадном положении дела о нарушении общественного порядка подлежали рассмотрению в военных трибуналах, а провокаторы, диверсанты, бандиты и грабители подлежали расстрелу на месте.

Анализ материалов Московской военной комендатуры от 14 декабря 1941 года показывает, что с 20.10. по 13.12.1941 г. по различным причинам было задержано 121.955 человек, из них осуждено 4.741, расстреляно по приговорам военных трибуналов 357 и 15 расстреляно на месте.

Несмотря на полную блокаду Ленинграда, в городе осадное положение не вводилось, действовал режим военного положения, хотя и с некоторыми элементами осадного. Это нашло отражение в организации внутренней обороны города (ВОГ). На УНКВД Ленинграда возлагались дополнительные задачи по подготовке выделенных оборонительных рубежей внутри города, обучению личного состава тактике борьбы с авиадесантами и ведение уличных боев. По плану ВОГ личный состав подразделений милиции был сведен в стрелковую дивизию, но продолжал нести службу по своим штатным должностям. Такая же дивизия была сформирована и из сотрудников пожарной охраны. С момента объявления сбора все категории сотрудников милиции и пожарной охраны должны были прибывать в подразделения.

В годы войны важнейшей проблемой для страны были беспризорные дети. Эвакуация детей шла из прифронтовых районов в глубь страны: в Куйбышевскую, Пермскую, Саратовскую и другие области. На работников милиции возлагалась задача сбора беспризорных и безнадзорных детей и при необходимости сопровождение их в район эвакуации. Однако дети нередко попадали под влияние уголовных элементов и становились на преступный путь. В соответствии с решением СНК СССР от 23 января 1942 г. о выявлении безнадзорных детей и размещении их в приемниках-распределителях НКВД, правоохранительные органы и, прежде всего, милиция усилили работу по этой линии. В апреле 1943 года было учреждено «Положение о комиссиях по устройству детей, оставшихся без родителей». В обязанности этой комиссии входило предупреждение детской беспризорности и безнадзорности, охрана прав несовершеннолетних и трудоустройство подростков.

Наиболее сложная проблема с беспризорностью была в блокадном Ленинграде. Подтверждением этому являются показатели работы «детской группы» по розыску детей и родителей, сформированной в Управления милиции Ленинграда, которая за первые два года войны разыскала 1.867 родителей и 2.250 детей. В соответствии с решением Ленгорисполкома «О мероприятиях по борьбе с детской безнадзорностью» было создано 17 новых детских домов во всех районах города, а также приемники-распределители на 100-150 коек. Кроме того, были организованы комиссии по борьбе с детской безнадзорностью, в состав которой входили и сотрудники милиции. Указ ПВС СССР от 26 декабря 1941 г. «Об ответственности рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий» установил, что рабочие и служащие предприятий военной промышленности являются на период войны мобилизованными и закрепленными за ними для постоянной работы. Самовольный уход рабочих и служащих с этих предприятий квалифицировался как дезертирство.

В целях обеспечения рабочей силой важнейших предприятий и строек военной промышленности, ПВС СССР указом от 13 февраля 1942 года на период военного времени ввел мобилизацию трудоспособного городского населения. Уклонение от мобилизации влекло уголовную ответственность.

С первых месяцев войны в Ленинград устремились толпы беженцев, в том числе шпионы и дезертиры, что потребовало усиленного режима в проверке документов. Например, 29 июля 1941 года Управление НКВД Ленинграда и области своим приказом «Об усилении борьбы с дезертирством и проверки документов» предписывало городским и районным органам, привлекая весь оперативный и строевой состав, систематизировать проверки документов и повысить бдительность: «…добиваясь устранения веских сомнений в личности проверяемого…». Начальнику отдела уголовного розыска Управления милиции прямо указывалось: «… совместно с представителями комендантского Управления организовывать облавы в общественных местах с поголовной проверкой документов и задержанием беспаспортных граждан и военнослужащих, не имеющих необходимых документов…».

16 января 1942 года ГКО принял постановление «О порядке передвижения военнообязанных в военное время и ответственности за уклонение от воинского учета». Наряду с этим постановлением были изданы приказы: НКВД СССР от 24 января 1942 г. и УНКВД на местах, которые предписывали выявлять лиц, уклоняющихся от призыва и мобилизации, во всех населенных пунктах, а за уклонение от воинского учета привлекать виновных к ответственности по ст.193 п.10 УК РСФСР.

Дезертиры, как правило, были участниками различных банд и серьезно осложняли оперативную обстановку в тылу войск Красной Армии. СНК СССР своим постановлением от 30 мая 1942 года указал, что дезертиры, уличенные в грабежах, вооруженных налетах и контрреволюционной деятельности, привлекаются к уголовной ответственности за бандитизм, а члены их семей подлежат ссылке на 5 лет в отдаленные местности страны. Так, в Ленинграде за 1942 год было зарегистрировано 645 преступлений по ст.59-3 УК РСФСР (бандитизм) при 77% раскрываемости и 122 вооруженных ограблений (ст. 167 ч.3 УК РСФСР) при 75,5% раскрываемости. С этими видами преступности удалось справиться только к концу блокады.

Одним из важных направлений деятельности органов внутренних дел была беспощадная борьба с хищениями продовольствия. 18 июля 1941 года Совнарком СССР принял постановление «О введении карточек на некоторые продовольственные и промышленные товары в Москве, Ленинграде и в отдельных городах и пригородах Московской и Ленинградской областей». Особо остро проблема продовольствия стояла в Ленинграде. В период блокады города милиция вела борьбу с хищением продовольствия, кражами карточек и хлеба «на рывок», с попытками подделки продовольственных и промтоварных карточек. За период самого неблагополучного 1942 года было совершено около 10 тыс. госкраж при 83,7% раскрываемости, а прочих краж свыше 12 тыс. За период с 1 июля 1941 г. по 30 апреля 1943 г. в блокадном Ленинграде сотрудниками ОБХСС было привлечено к уголовной ответственности 11059 чел. У арестованных были изъяты ценности, промтовары и продукты питания на сумму свыше 200 млн. руб. Всего за годы блокады к уголовной ответственности по линии ОБХСС привлекались 13545 чел.

Борьба со спекуляцией и хищениями продовольствия велась повсеместно. В Московской области в сентябре 1941 года 3-м отделением БХСС были вскрыты факты по обвинению торговцев и других в расхищении социалистической собственности. В 1942-1943 гг. в Омской области были привлечены к уголовной ответственности несколько тысяч спекулянтов и расхитителей социалистической собственности. У спекулянтов было изъято и возвращено государству более 3 млн. рублей. Во фронтовых городах к преступникам-мародерам применялись самые строгие меры. Так, в соответствии с решением Сталинградского городского комитета обороны и приказом начальника гарнизона они расстреливались на месте без суда и следствия.

Важнейшей задачей милиции в годы войны являлась охрана общественного порядка. В военное время органы внутренних дел должны были руководствовались постановлениями ГКО и СНК, Военного совета фронта и округов, местных советских органов, приказами НКВД СССР, УНКВД и начальников (комендантов) военных гарнизонов. Это требовало жесткой регламентации их деятельности. Необходимо было усилить работу по пресечению всех видов преступлений, особенно тех, которые наносили непосредственный ущерб обороне страны. Значительную помощь милиции в этом оказали комсомольские организации страны.

25 июня 1941 года ЦК ВЛКСМ принял постановление «О мероприятиях по военной работе в комсомоле», в котором предложил создать при горкомах и райкомах комсомола бригады в помощь органам милиции по охране государственной собственности, наблюдению за порядком на улицах, соблюдению населением правил светомаскировки и противопожарной безопасности. Наиболее актуальной эта проблемы была в блокадном городе. В соответствии с постановлением Военного Совета Ленинградского фронта 26 августа 1941 года Ленинградский ГК ВЛКСМ принял решение о формировании полка революционного порядка. Полк в различные периоды 1941-1942 гг. насчитывал от 2-х до 6 тыс. человек. Служебные наряды несли службу с оружием. Правовой базой для выполнения поставленных полку задач являлось временное положение.

Постановлениями ГКО, военными советами фронтов и округов перед органами милиции ставились непосредственные задачи об ужесточении пропускного и паспортного режима. Только за октябрь и ноябрь 1941 г. на второй заградительной линии сотрудники Ленинградской городской милиции задержали более 15 тыс. человек. За годы блокады сотрудники милиции так же, как и все ленинградцы, страдали от голода, холода, бомбежек. По официальным сведениям от истощения умерло 970 сотрудников, а всего погибло более тысячи человек.

С первых дней войны важнейшей задачей для страны стало обеспечение надежной пожар­ной охраны предприятий и учреждений и жилых домов. В городах страны работники пожарной охраны стали обучать население приемам тушения зажигательных бомб, организа­ции противопожарной защиты жилого сектора и др. Очища­лись от мусора чердаки и лестничные клетки, раз­бирались сараи, заборы и строительные леса. Разработанные ЦНИИ ПО огнезащитные составы позволили в кратчайшие сроки при минимальных затратах повысить огне­стойкость деревянных конструкций промышленных предприя­тий, жилых домов и хозяйственных построек. Задачи пожарной охраны в системе МПВО заключались в поддержании опе­ративной связи и координации своих действий с группами самозащиты. Стройная система противопожарных постов и звеньев, дружин и команд свела до минимума расчет противника на мас­совые пожары. Ни в одном городе, крупном населенном пункте не было сплошных или массовых пожаров. Самый яркий пример тому – блокадный Ленинград, города ближнего Подмосковья, где общими усилиями были отбиты практически все атаки с возду­ха, имевшие целью вызвать крупные пожары.

Большую помощь в борьбе с пожарами оказали комсомольские организации. В соответствии с постановлением ЦК ВЛКСМ от 17 июля 1941 г. «О создании комсомольских взводов противопожарной охраны» создавались подразделения для противопожарного обслуживания городских районов. В Ленинграде было создано формирование в 400 комсомольцев, а затем и комсомольский противопожарный полк, личный состав которого внес большой вклад в дело укрепления пожарной охраны в городе. В блокадном городе около 2 тысяч пожарных погиб­ли от снарядов и бомб, голода и холода.

Лицам, осужденным в годы войны за прогулы, бытовые и должностные преступления, представлялась возможность искупить вину перед обществом. В соответствии с Указами ПВС СССР от 12 июля и 24 ноября 1941 года из мест лишения свободы были досрочно освобождены указанные категории заключен­ных с направлением лиц призывного возраста в Красную Ар­мию. Не освобождались из мест лишения свободы до окон­чания войны лица, судимых за измену Родине, шпионаж, терро­ристические акты, диверсии, активное участие в троцкистских и иных антипартийных группировках и осужденные за бандитизм. Их количество составляло 17000 человек.

По мере освобождения территории, оккупиро­ванной немецко-фашистскими войсками, органы НКГБ-НКВД СССР проводили работу по выявлению лиц, слу­живших в специальных воинских формированиях «власовцев»), в полиции, пособничавших фашистским оккупантам. В соот­ветствии с Указом ПВС СССР от 19 апреля 1943 г. их содержание предусматривалось в лагерях для осужденных на каторжные работы. В Воркутинском, Норильском, Северо-Восточном, Дальнево­сточном и Джезказганском ИТЛ они использовались на тяжелых подземных работах в угольных шахтах, на добыче зо­лота и олова.

С самого начала военных действий в местах лишения свобо­ды стали распространяться пораженческие настроения, активи­зировалась антисоветская агитация, проявлялись акты сабота­жа. В целях пресечения подобных действий и укрепления дис­циплины в лагерях и колониях в феврале 1942 года была введе­на «Инструкция о режиме содержания и охране заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВДСССР в военное время». Оперативно-служебные наряды ох­раны получили право в ряде случаев применять оружие без предупреж­дения (при побеге и преследовании заключенных, при нападе­нии на администрацию и конвой). При злостном со­противлении заключенных охрана лагеря, если это сопротивле­ние грозило серьезными последствиями и не могло ликвидиро­ваться иными мерами, имела право после двукратного предуп­реждения применять оружие. Допускалось его применение при отказе заключенных приступить к работе. Неприменение сотрудниками ору­жия, когда к этому вынуждала обстановка, влекло за собой су­дебную или административную ответственность, что открывало дорогу для произвола.

Основной задачей ГУЛАГа НКВДСССР в годы войны явля­лось укомплектование ИТЛ и ИТК заключенными, занятыми на строительстве важнейших предприятий оборонного значения. К 1944 году заключенные работали на 650 предприятиях стра­ны и принимали непосредственное участие в выпуске танков, самолетов, пушек, боеприпасов и другой военной продукции.

Изменение характера уголовных репрессий в годы войны по отношению к лицам, осуждаемым за прогулы, бытовые и незна­чительные должностные преступления, привело к тому, что исправительно-трудовые учреждения пополнялись главным обра­зом осужденными за государственные и иные особо опасные преступления. Это существенным образом повлияло на уголовно-правовую характеристику заключенных и еще больше ос­ложнило работу личного состава мест лишения свободы.

Что касается амнистии, то впервые она проводилась по директиве НКВД и Прокуратуры СССР от 21 января 1945 года. Эта мера была распространена на женщин, имевших детей в возрасте до 7 лет.

В декабре 1942 года наркомат внутренних дел обратился в ГКО страны с предло­жением об организации в составе внутренних войск службы по забивке немецких радиостанций. Отсутствие помех создавало благоприятные условия командованию против­ника для управления своими войсками. 16 декабря 1942 года Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление о формировании в составе внут­ренних войск радиодивизионов по забивке радиостанций противника на поле боя.Они существенно осложнили управление немецко-фашистскими войсками. В по­следующем эта служба была передана в КГБ.

После коренного перелома в ходе войны, в апреле 1943 г. происходит новое разделение НКВД СССР на три ведомства: НКВД СССР, НКГБ СССР и Управление контрразведки «Смерш» НКО СССР. В связи со значительными масштабами националистического движения в Прибалтике, Западных районах Украины и Белоруссии ОББ 1 декабря 1944 г. был реорганизован в Главное управление, в его состав был включен и штаб истребительные батальонов. Для усиления борьбы с бандформированиями в указанных регионах были созданы округа внутренних войск, а на местах - управления и отделы по борьбе с бандитизмом. Всего в годы войны внутренние войска во взаимодействии с сотрудниками милиции и госбезопасности провели более 9 тыс. операций, обезвредив около 150 тыс. бандитов. Однако и после войны потребовалось несколько лет упорной борьбы по окончательной ликвидации бандитизма.

По мере освобождения советской территории от противника возникала необходимость в организации гарнизонной службы в населенных пунктах, эта задача также была возложена Постановлением ГКО СССР от 4 января 1942 г. на внутренние войска.

На завершающем этапе войны значительно увеличился объем задач конвойных войск. К апрелю 1945 г. они охраняли 710 различных лагерей, тюрем и других объектов. Только на охрану военнопленных войска ежедневно расходовали 30 тыс. человек.

Таким образом, органы внутренних дел внесли весомый вклад в победу над врагом. Подвиг сотрудников милиции был высоко оценен: Ленинградская и Московская милиции были награждены орденами Красного Знамени, а пожарная охрана – орденами Ленина.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.01 с.)