ТОП 10:

Технические результаты юбилейной спартакиады РККА, ВМФ и «Динамо»



 

НОВИЧКИ
Эспадрон —7 чел. Штык —10 чел.
1. Дидебулидзе 2. Шатров 3. Новожилов ЗакВО СКВО БВО 6 поб. 4 поб. 4 поб. 15 уд. 14 уд. 18 уд. 1. Борисов 2. Шинкаренко 3. Шатров ЛВО Сев. фл СКВО 4 поб. З поб. 2 поб. 12 уд. 15 уд. 25 уд.
МАСТЕРА
Эспадрон финал – 9 чел. Штык — 8 чел.
1. Климов 2. Мордовии 3. Попов MBО МВО МВО 7 поб. 7 поб. 5 поб. 14 уд. 20 уд. 27 уд. 1. Жебряков 2. Нечаев 3. Климов ЛВО ЛВО МВО 7 поб. 5 поб. 5 поб. 19 уд. 18 уд. 18 уд.

 

Проведение личного первенства СССР в 1938 г. оживило работу на периферии. Было проведено лично-командное первенство УССР в Запорожье. В течение трех дней, 22, 23, 24 апреля, команды Киева, Харькова и Запорожья оспаривали лично-командное первенство, представители Чернигова — только личное первенство. Наибольший интерес в 1938 г. представляло личное первенство СССР по фехтова­нию, проводившееся в Москве с 27 мая по 1 июня. Больших успехов на этих соревнованиях добились ленинградские фехтовальщики: Булочко, Сазонов, Лукичев, Кох. Среди женщин — Федосова, Куз­нецова.

На юбилейной спартакиаде РККА, Военно-Морского флота и «Ди­намо» проведены были соревнования по эспадрону и штыку на личное первенство. Соревнования проводились по двум разрядам: новички и мастера.

Впервые на этих соревнованиях была введена фехтовальная вин­товка, по весу и длине соответствующая нормальной винтовке боевого образца.

Ширится сеть детских спортивных школ. В Ленинграде их уже насчитывается 4, организуются школы в Москве, Алма-Ата, Ростове н/Д, Харькове и других городах.

Под давлением физкультурной общественности Всесоюзный коми­тет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР 16 ноября 1938 г. издал приказ № 634, имеющий историческое значение в области разви­тия фехтования.

Ниже приводятся выдержки из этого приказа:

«Фехтовальный спорт, представляющий по своему многообразию, технике и оборонному значению чрезвычайно ценный вид спорта, не имеет еще нужного развития.

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР, отмечая особое значение фехтования как оборонного вида спорта и недооценку такового комитетами физкультуры, приказывает:

1. Всем представителям республиканских, краевых, областных и городских комитетов по делам физкультуры и спорта и отделу физ­культуры и спорта ВЦСПС организовать работу по фехтованию на местах.

5. Установить ежегодное проведение первенства СССР по фехто­ванию.

6. Установить проведение ежегодно традиционной командной встречи пяти городов по фехтованию (Москва, Ленинград, Смоленск, Киев, Харьков).

8. Отмечая большую работу ленинградских фехтовальщиков во главе с мастером по фехтованию тов. Булочко по фехтовальному спорту среди подростков, предложить:

а) председателям комитетов по делам физкультуры и спорта уде­лить особое внимание развертыванию работы по фехтованию среди подростков, организовав на местах детские фехтовальные школы;

б) всесоюзной секции фехтования, совместно с отделом спортин­вентаря, разработать стандарты фехтовального инвентаря для под­ростков.

9. Предложить комитету по делам физкультуры и спорта при СНК Украинской ССР возможно быстрее реализовать свое постановление об организации производства фехтовального оружия в Запорожье, с тем чтобы не позднее 1-го января 1938 г. фехтовальный инвентарь поступил в общую продажу.

10. Предложить начальнику отдела спортивного инвентаря тов. Масс в кратчайший срок наладить массовое изготовление фехто­вального оружия на московском заводе «Бритва» согласно утвержден­ных образцов, обратив особое внимание на улучшение качества за­калки оружия».

В порядке реализации приказа, с 20. по 25 декабря 1938 г., был проведен всесоюзный сбор судей по фехтованию, на котором были разработаны новые правила и установлена единая трактовка их.

В 1939 г. в различных спортивных обществах проводятся много­численные курсы и сборы по фехтованию и рукопашному бою.

В этом же году в Ленинграде состоялся первый выпуск фехтоваль­щиков в количестве 21 человека, окончивших детскую школу мастера Булочко. Начинается производство фехтовального инвентаря на московском заводе «Бритва» и запорожском металлургическом заводе.

Условия для развития фехтования в настоящее время продолжают улучшаться в связи с особым вниманием партии и правительства к оборонным видам спорта. И можно не сомневаться, что фехтование как один из оборонных видов спорта станет скоро подлинно массовым, а советские фехтовальщики будут лучшими в мире.

 

Д. РАЗВИТИЕ РУКОПАШНОГО БОЯ[16]

 

Рукопашный бой как средство защиты и нападения известен с не­запамятных времен. Происхождение рукопашного боя должно быть отнесено к истокам человеческого общества. Холодное (или белое, как называлось раньше) оружие на всем протяжении своего развития употреблялось как одно из основных средств в рукопашном бою при схватках с противником. До появления огнестрельного оружия человек был вооружен исключительно холодным оружием.

В вооружение русских воинов входили: древки, копья-тотовища, пики, топоры или секиры, обоюдоострые мечи, метательные короткие копья, сулицы или дротики, деревянные луки с ядовитыми стрелами, большие деревянные щиты, обитые кожей и окованные железом, кон-чар, рогатина, бердыш, совка, палаш, алебарда и др.

Щиты вначале составляли единственное предохранительное ору­жие русских воинов. Позднее появились брони-кольчуги. Нередко употреблялись и досчатые латы. Ноги, обутые в сапоги или лапти, защищались кольчужными шароварами. Голова прикрывалась шле­мом в виде полумаски с острым верхом.

У русских воинов было еще особое оружие — засапожные, запояс-ные и подсадочные ножи, применявшиеся в тех случаях, когда войска, врезавшись в гущу противника, из-за тесноты теряли возможность вести бой копьями и мечами.

Бросаясь в атаку, воины закрывались щитами, выставляя копье вперед, в промежутки между щитами. При отступлении щиты пере­брасывались за спину.

Большого технического совершенства во владении оружием не было. Оружие использовалось больше для нанесения удара или укола. Сила удара являлась решающей в бою. Защитой от ударов служили щиты и специальные костюмы.

Многообразие вооружений русских войск объяснялось харак­тером боевых действий с различного рода противниками.

Защищая свою родину и сталкиваясь в борьбе с самыми разно­образными народностями, резко отличавшимися друг от друга, как по форме организации их вооруженных сил, так и по способу дей­ствия в войне, русские войска вырабатывали в зависимости от усло­вий соответствующий характер боевых действий.

Большой интерес представляет боевой порядок русских войск. Так, по летописным рассказам о знаменитом историческом походе Игоря Северского против половцев в 1185 г., боевой порядок рус­ских состоял из трех линий: первая — стрельцы-лучники, за ними вторая линия — передовой полк и третья линия — главные силы (главный ряд).

Бой обыкновенно начинался стрельбою из луков. Иногда он на этом и заканчивался. Обычно же бой переходил в рукопашную схватку. Рукопашный бой со стороны русских всегда отличался край­ним упорством и мужеством.

О силе и мужестве русского народа особенно ярко говорят со­бытия первой половины XIII столетия. Нашествие и покорение Руси татарами было огромным бедствием для русского народа. Из всей захваченной русской земли лишь Великий Новгород (случайно, вследствие весеннего разлива рек) не подвергся разгрому татарами, Пользуясь общим разорением Руси от татар, изолированностью Нов­города от других русских земель и потерпев неудачу от своих «кре­стоносных» походов, северные «соседи» — шведы и западные — немцы двинулись на восток за языческими душами. У р. Невы в 1240 г. про­изошло сражение между новгородцами и шведами, известное в истории под названием Невской битвы. Новгородский князь Александр Яросла-вич, руководивший этим сражением и победивший шведов, был назван Александром Невским. В этой битве новгородцы показали примеры исключительной храбрости, отваги и ненависти к врагу. Вооруженные топорами, мечами, ножами, врезавшись в гущу врагов, «ксспли их направо и налево, как деревья в чаще леса»[17]. Длинные и короткие мечи, пики, копья, палки, все средства вооружения войск и рати были использованы в этом бою. Урок шведов не учли их едино­мышленники в деле насаждения «христианско-скотской культуры» — ливонские немцы. После шведов на Новгород пошли немцы. Але­ксандр Невский вновь собирает войско в несколько тысяч человек, вооружая его однотипным с противником вооружением: длинные копья, мечи, щиты и пр. В помощь войску была собрана рать — все мужское население, способное носить оружие, вооруженная всем, чем было возможно для ведения боя. Здесь встречались и луки со стрелами, с каменными и железными наконечниками, топоры, кистени, самодельные копья, мечи, ножи сапожные и пр. К весне 1242 г. новгородцы встретили немцев для смертельной схватки на ледяном покрове Чудского озера. Русские воины прекрасно вели пеший рукопашный бой.

Спокойно и бесстрашно встречали новгородцы своих вра­гов. Очевидцы, описывавшие эти события, указывают на необык­новенный подъем духа, царивший в войске русском. «Воины вели­кого князя готовы были к бою; в своем мужестве они походили на львов. Они готовы были «положите главы своя». Тучи стрел из стана новгородцев полетели в сторону противника, что заставило фланги «свиньи» (строй немцев) прижиматься теснее к центру. Ударные крылья новгородского войска, по преимуществу конница, быстро устремля­лись к флангам немцев, чтобы зайти им в тыл. . . Немцы вскоре были сбиты в кучу, движение их остановлено, боевой порядок нарушен: охваченные со всех сторон новгородцами, они не могли использо­вать свою ударную силу — конное рыцарство, которое становилось жертвою пеших новгородцев, вооруженных ножами-«засапожни-ками». Новгородцы выводили из строя лошадей, после чего рыцари делались их легкой добычей. «Бысть сеча зла, — отмечает летопи­сец, — трус от копий ломления и звун от мечного сечения, яко же и морю померзшю двигнутися и но бо видети леду»[18].

Поединок между Александром Невским и магистром тевтонского ордена фон Балк в великолепном рукопашном бою, бой Василия Буслая за неимением оружия с оглоблею в руках, преданность рус­ской женщины с мечом в руках в лице Василисы, героизм и сила Гаврила Олексича, мужество, отвага и упорство русских воинов и всего народа и замечательные слова Александра: «А если кто с ме­чом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет русская земля!» — навсегда останутся грозным предостережением для всех врагов нашей земли.

Частые рукопашные битвы русского народа с врагами закалили русского воина в боях. Неувядаемой славой покрыли себя защитники русской земли от татар в Куликовской битве 1380 г: «Сойдясь на очень близкое расстояние, обе стороны остановились. Из татарского, строя выехал вперед огромного роста воин по имени Чели-Бей, с тем, чтобы, по обычаю того времени, единоборством завязать бой. Против него с русской стороны выехал Пересвет. Оба противника одновре­менно с копьями наперевес карьером понеслись навстречу друг другу... Столкнувшись, кони противников упали на колени, а всадники от одного удара копьями оба свалились мертвыми. Вот как описывает бой летописец: «Начался страшный, ожесточенный, рукопашный бой. Копья ломались, как солома, стрелы падали дождем, пыль за­крывала лучи солнца, мечи сверкали молниями, а люди падали, как трава под косой. Кровь лилась, как вода, и текла ручьями. Кули­ковская битва длилась 4 часа. За этот короткий промежуток времени русские потеряли 150 000 человек. Живых осталось только 40 000 человек. Татар было убито не меньше, чем русских, а, следовательно, всего на Куликовском поле сражения за 4 часа рукопашного, оже­сточенного боя погибло свыше 300 000 человек»[19].

Рукопашные бои при помощи холодного оружия выступали как единственное средство защиты и нападения в частых битвах древ­ней Руси вплоть до 40-х годов XIV столетия. В этот период Россия постоянной армии не имела и в вопросах развития оружейного дела и в вооружении войск отставала от европейских армий других го­сударств, постоянно заимствуя и завозя из-за границы новые образцы оружия. Впервые в 1389 г. появилось в России огнестрельное ору­жие, вывезенное из Германии.

«Лета 1389 г. вывезены арматы из немец и от того часу уразумели их стреляти»[20].

Появление в XIV в. огнестрельного оружия не значило, что холодное оружие, бывшее до того времени единственным средством борьбы в рукопашных боях, стало отходить на задний план. Пер­вые кремневые огнестрельные ружья были весьма несовершенны и часто непригодны в боях. Поэтому холодное оружие и на заре появления огнестрельного оружия играло зачастую решающую и основную роль. В дальнейшем холодное оружие утратило первостепен­ное значение, уступив место усовершенствованному огнестрельному оружию. Но на вооружении попрежнему оставались различные об­разцы холодного оружия.

В 1-м русском воинском уставе, вышедшем в 1647 г. по указу царя Алексея Михайловича под названием «Учение и хитрость рат­ного строения пехотных людей», приемам и владению холодным ору­жием отведена целая часть под названием «Учение, как копейщику, который двойного... емлет красно угоже руками за копье прииматися и как копье против пехоты и против конных уставливать, и от на все статьи, и как уставливатнся указует, такоже и опыт кожно все ли справчиво солдат тем владеет и пробы тебе потому ведати, как делати».

В этом же уставе даются указания о специальном костюме копей­щика— полные латы, железные шапки, только более легкие по срав нению со «старинными». В части о мушкетерах указано на обяза­тельное ношение в качестве холодного оружия недлинной шпаги или сабли, употребляемой в боях для рубки и, по надобности, при­меняемой для бивуачных работ (рубки хвороста, веток для шалаша и т. д.).

40-е годы XVII столетия знаменательны изобретением штыка за границей.

Стрелки из аркебузов и охотники, чтобы не оставаться после выстрела безоружными, вставляли в дуло ружья имеющийся при них как необходимое холодное оружие нож или кинжал. Такое ору­жие становилось более реальным, но было пригодно обычно для одного или немногих ударов, так как из-за непрочности держания ножа в стволе последний выпадал.

В России в начале XVII столетия украинские казаки уже знали комбинированное применение ножа и ружья.

В 1641 г. в местечке Байоне (Франция) был изобретен первый штык, представляющий собой удлиненное копье пики с коротким древком — рукояткой. Древко всаживалось в ствол мушкета. Вслед­ствие малой прочности рукоятку штыка затем сделали железную; рукоятка ввинчивалась в ствол.

Такое ружье не могло одновременно быть пригодно для произ­водства укола штыком и для стрельбы. Штык в честь местечка Байоне был назван байонет или багинет. В Польше и в настоящее время штык называется багнетом.

В 1676 г. во Франции был изобретен штык с трубкой, навинчивае­мой на ствол. Это уже было «усовершенствованное» оружие, кото­рое давало возможность, наряду с производством, выстрела, дейст­вовать и штыком.

В 1681 г. во Франции появился трехгранный клинок. В течение 80 лет штыку пришлось бороться против пики, вытесняя ее с воору­жения пехоты.

Австрийцы первыми приняли штык вместо пики в своей пехоте, за ними — немцы; французы упразднили пикинеров в 1703 г. Позже всех заимствовала введение штыка вместо пики Россия (1721 г.).

С учреждением Петром I регулярной армии, с введением им штыка выработались нормальные образцы холодного оружия. Впрочем, нормальные образцы еще долго подвергались разнообразным из­менениям.

Здесь встречались багинеты образца 1642 г., замененные шты­ком с трубкой двух образцов — плоским и трехгранным.

Позже появились плоские штыки для егерских команд, носив­шиеся на портупее вместо шпаги.

Наряду с пехотной и кавалерийской шпагой введены были шпаги с полусабельным или тесачным клинком, палаш, сабля, тесак, але­барда, кортик, эспонтоп, протазан.

Петр I в завоевавшей всемирную славу Полтавской битве со шве­дами наряду с огнестрельным оружием широко использовал кин­жальный штык режущего и колющего действия и другие образцы хо­лодного оружия.

Великий русский полководец А. В. Суворов (1729—1800 гг.) исключительно важное значение в бою придавал штыку. Его зна­менитый афоризм «пуля — дура, штык — молодец» явился резуль­татом, целого рассуждения о свойствах огнестрельного и холод­ного оружия того времени.

Неусовершенствованность и недальнобойность ружья застав­ляли войска в боях со своими врагами, вооруженными более усо­вершенствованными ружьями, прибегать к ближнему рукопашному бою. С появлением огнестрельного оружия и по мере его усовершен­ствования в среде военного руководства появилось два течения — «огнепоклонники» и «штыкопоклонники» (как они величали друг друга). Штык относился к «вечным вопросам», т. е. вечным спорам о том, граненый или клинковый штык должен быть принят к вин­товке.

Защитники клинкового штыка указывали, что с развитием и усо­вершенствованием ручного огнестрельного оружия штык посте­пенно теряет прежнее значение и штыковые бои в современных войнах встречаются все реже. «Между тем, — говорили они, — наличие граненого штыка, всегда примкнутого к винтовке, неблагопри­ятно отражается на меткости стрельбы, утомляя бойцов лишним весом. Если в кавалерии ташки выхватываются перед самым дви­жением в атаку, то и в пехоте потребуется также незначительное время для примыкания штыка».

Защитники граненого шгыка, всегда примкнутого к винтовке, в свою очередь отмечали следующее:

«Для удовлетворения всем условиям боя необходимо, чтобы пе­хота была вооружена таким оружием, которое позволяло бы пора­жать врага как издали, так и в рукопашном бою, грудь с грудью, и чтобы пехотинец в любую минуту боя готов был действовать как огнестрельным, так и холодным оружием. Между тем примыкание штыков перед атакой представит некоторые затруднения. Условия боя так разнообразны, что определить заранее моменты, в которые войска должны иметь штыки примкнутыми, — невозможно. Необ­ходимость обращаться к штыку в сражениях может являться вне­запно, в то время когда войска вовсе не ожидают рукопашного боя. Примыкание тесаков при сближении с противником с 300—400 шагов влечет за собой самые неблагоприятные последствия: в этом периоде боя люди находятся в таком возбужденном состоянии, что могут совсем не примкнуть штыка. В то время когда стрелки будут при­мыкать штыки, огонь должен значительно ослабнуть, и такое ослабление огня будет именно в то рремя, когда хладнокровие и присутствие духа будут наиболее важны. При этом, чем ближе к противнику будет про­изводиться примыкание штыка, тем суетливее и медленнее оно будет исполняться»[21].

Кроме того, указывалось, что русская армия воспитана на штыке. Отмена же штыка, с которым связано столько славных воспомина­ний, может невыгодным образом подействовать на моральное состоя­ние солдат.

Что касается влияния штыка на меткость стрельбы, то, во-первых, примкнутый справа штык уменьшает деривацию, во-вторых, штык оказывает влияние на кучность боя (см. теорию стрельбы — курс Н. М. Филатова).

Некоторые военные специалисты указывали, что огнестрельное оружие играет роль подготовительного средства, а холодное — реши­тельного.

«Огнестрельное оружие требует перевозки припасов — штык ни­каких припасов не требует. Ружье нужно заряжать — штык всегда заряжен, расстреляли патроны — ружья нет, штык — всегда есть, следовательно, береги пулю. Выстрел требует довольно сложных предварительных манипуляций, торопливое исполнение которых ведет к пусканию пули на ветер, следовательно, нужно стрелять редко, да метко; штык ничего этого не требует, им можно колоть часто и метко; как бы ружье ни было совершенно, даже и на 50 шагов промах вероятнее, чем штыком на шаг или на полтора; и во всяком случае для действия последним нужно гораздо более бесстрашия, самоотвержения, чувства товарищества, чем для стрельбы, более отвечающей инстинкту самосохранения. Стрельба требует покоя, удар штыком — движения вперед, которое уже само по себе выра­жает чувство нашего превосходства над неприятелем. Перестрели­ваться можно целые часы и ничего не добиться; штык разом заста­вляет неприятеля дать тыл. Следовательно, пуля, — дура, штык — молодец. Это отнюдь не исключает употребления пули, но на нее одну рассчитывать нельзя.

Штык, употребленный рационально, достигает всегда цели. Го­ворят, что до штыка редко доходит дело. Это доказывает как раз то, что и трусы могут между собою перестреливаться, между тем как и храбрые войска не всегда обладают достаточной силой духа, чтобы сойтись на штык.

В большей части случаев высказанного желания сойтись на штык бывает достаточно, чтобы противник отступил. Итак, как бы редко ни случались штыковые свалки, к ним нужно готовить войска как к высшему и труднейшему подвигу, к какому только они могут быть призваны в бою»[22].

Ученик Суворова — великий русский полководец М. И. Кутузов (1745—1813 гг.) хорошо усвоил трактат Суворова о штыке. Он также исключительно большое внимание уделял роли штыка.

При взятии крепости Измаил он повел войска с ружьями наперевес. 6-часовой жесточайший рукопашный кровавый бой внутри крепости оставил неизгладимое воспоминание о силе русского штыка.

«Неясность понимания вопросов пули и штыка вела к ложным выводам.

Ложные выводы теории приводили к ложной постановке дела подготовки солдата, приводили к кровавой расплате для армии и политической неудаче для государства.

Припомним, как жестоко расплатились за излишнее увлечение штыком австрийцы в 1866 г., французы в 1870 г., англичане в 1900— 1903 гг. и, наоборот, за недостаток уважения к нему, — буры в 1900— 1903 гг.».[23]

В войне с французами в 1805 г. войска Кутузова сражались по преимуществу врукопашную. На улицах города резались штыками, бились прикладами.

В последующем сражении с Наполеоном в 1812 г. Кутузов, ис­пользуя отступление, заманил его в глубь страны, выбрав место для битвы под Бородином. Прм объезде своих войск он закончил свое выступление следующими словами: «На случай наступительного движения оное производить в сомкнутых колоннах, в атаке стрель­бою отнюдь не заниматься, но действовать быстро и точно холодным оружием»[24].

В воинском уставе 1874 г., после введения всеобщей воинской повинности, указано: «назначение пехоты поражать противника огнем и штыком. Стрельбою пехота издали расстраивает противника, а штыком наносит окончательный удар».

Особым увлечением штыком знаменательны некоторые эпизоды из русско-японской войны 1905 г.

После энергичной артиллерийской подготовки батальоны дружно бросались в атаку, часто не по правилам мирной выучки. Шли без выстрела, перебежек не было, позиции захватывали «духом», «с на­лету», без передышки. Атакующие без пули в стволе стремились поскорее сойтись «на острие штыка».

Большинство атак русско-японской войны 1905 г. было примером злоупотребления штыком. А злоупотребляли им потому, что, не умея его правильно употреблять, не умели отказаться от этого исконно русского оружия.

Не лучше обстояло с подготовкой царской армии и во время миро­вой империалистической войны. «Царская армия терпела поражение за поражением. Немецкая артиллерия засыпала царские войска градом снарядов. У царской армии нехватало пушек, нехватало снарядов, нехватало даже винтовок. Иногда на трех солдат прихо­дилась одна винтовка»[25].

Слабость царизма народ использовал по-своему, повернув штыки против царя и своих угнетателей. В октябре 1917 г. пролетариат взял власть в свои руки. Завоевания Великой Октябрьской социали­стической революции и установление советской власти вызвали объ­единение сил всех внешних и внутренних врагов для совместной борьбы с советскою властью.

Четырнадцать держав при поддержке внутренних врагов рево­люции окружили тесным кольцом молодую советскую республику, для того чтобы отнять у нее завоевания Великой Октябрьской социа­листической революции. В этой борьбе под руководством партии Ленина — Сталина Красная Армия, полуголодная, слабо вооружен­ная, наголову разбила первоклассные, хорошо одетые и отлично вооруженные империалистические армии. Вооруженный народ про­являл подлинные чудеса храбрости.

Во время гражданской войны красные войска нередко в нерав­ных боях оказывали жестокое сопротивление, штыковыми ударами пробиваясь через густые цепи врагов, нанося им большие потери.

Под руководством нашей славной коммунистической партии большевиков Рабоче-Крестьянская Красная Армия, уступая врагу в вооружении и численностью, победила отборные войска Антанты.

«Это еще не означало совершенного прекращения интервенции. Японская интервенция на Дальнем Востоке продолжалась вплоть до 1922 года».[26]

В феврале 1922 г. части народно-революционной армии подошли к Волочаевке — последней твердыне японо-белогвардейских войск на Дальнем Востоке. Волочаевка была настоящей крепостью. После, двухдневного ожесточеннейшего штурма под непрерывным пуле­метным огнем белогвардейцев, 12 февраля, после артиллерийской подготовки, красные двинулись в атаку. Под прикрытием артил­лерийского огня красноармейцы с необычайной самоотверженностью бросились вперед через проволочные заграждения, выбивая грана­тами и штыками белогвардейцев из окопов. Этой последней штыко­вой схваткой была взята Волочаевка.

Отступая, белые потеряли много убитых и раненых. У одного только форта № 5 волочаевцы в штыковом бою закололи 50 белых сол­дат и офицеров. Сильная самурайская армия в столкновениях с плохо вооруженными и плохо обученными партизанами и частями Красной Гвардии почти всегда терпела не просто поражение, а полный раз­гром.

* * *

В период гражданской войны обучение искусству рукопашного боя проводилось как составная часть военной подготовки и обуче­ния Красной Гвардии и Красной Армии. Однако оружие было не всегда в достаточном количестве, и ружейные приемы приходилось изучать, за неимением винтовки, на палках.

В октябре 1917 г. в первом уставе рабочей Красной Гвардии за­писано, что в боевую подготовку дружин входят ружейные приемы и приемы уличного боя.

В 1918 г. ВЦИК РСФСР издал декрет об организации Всевобуча (всеобщее военное обучение). В организациях Всевобуча рукопаш­ный бой являлся одним из основных видов подготовки трудящихся масс к борьбе с врагами родины.

В положение о допризывной военной подготовке молодежи в про­грамму по физическому развитию было включено фехтование на штыках, а по военной подготовке — рукопашный бой. Всевобуч организовал краткосрочные одномесячные курсы для инструкторов по физическому развитию и военной подготовке молодежи допризыв­ного возраста (16—18 л.), в программу которых входило и обучение владению холодным оружием. В 1923 г. появился проект «Наставле­ния по физподготовке Красной Армии». Видное место здесь занимало владение холодным оружием (фехтование, рубка, владение винтов­кой, единоборство, уколы штыком по чучелам, штыковой бой).

Рукопашным и штыковым боем начали заниматься в военных школах, училищах, в физкультурных организациях.

В 1923 г. вышел труд Калачева «Рукопашный бой в иностранных армиях». Вскоре вышла книга «Владение холодным оружием» и «Вре­менное руководство но физической подготовке РККА», которые послу­жили основой системы подготовки бойца-рукопашника. В этих книгах вопросы методики обучения освещались недостаточно, фехтование и рукопашный бой не рассматривались как единый комплексный про­цесс обучения.

Участившиеся налеты на дальневосточной границе СССР и раз­гром белокитайских войск нашими славными пограничниками отразил ГОЛИФК им. Лесгафта в 1935 г. на Красной площади на физкуль­турном параде. По поводу инсценировки т. Ворошилов сказал: «Всвоей жизни я видел немало настоящих штыковых атак. Но то, что пока­зали ленинградцы в имитации штыкового боя, достойно похвалы и восхищения».

Ряд боевых эпизодов и военных действий в Абиссинии, Испа­нии, Китае показали роль холодного оружия — штыка, лопаты, приклада и т. д. в рукипашных схватках.

Несмотря на исключительно высокую насыщенность техниче­скими средствами вооружения, в современных войнах без пехоты обой­тись нельзя. Исход боя решает пехота. Центральной фигурой армии является живой человек с винтовкой в руках. Пока пехота в руко­пашной схватке не уничтожит противника и не займет обороняе­мую им местность, нельзя сказать, что противник побежден[27]. И дей­ствительно, там, где не могли действовать артиллерия, танки, авиация, там в рукопашных схватках побеждали абиссинские, испанские, китайские борцы за свободу.

Военное столкновение 1938 г. у озера Хасан вошло в мировую историю. Здесь советский народ и его доблестная непобедимая Красная Армия показали грозную силу своего ответного удара на удар поджигателей войны — японских самураев.

Наряду с исключительно высоким техническим оснащением нашей армии рукопашный бой имел исключительно важное значение в событиях у озера Хасан.

«29 июля 1938 г. японские пограничные отряды численностью около роты внезапно атаковали сопку Безымянную, на которой на­ходился наш пограничный отряд в составе 11 человек. Несмотря на явный перевес сил на стороне японцев, пограничники встретили нападающих решительным отпором. Завязался жестокий бой, пере­шедший в рукопашную схватку. Пограничники, отбивая навалив­шегося врага штыками и прикладами, дрались до последней возмож­ности. Услышав перестрелку с места боя, выступил резерв погранич­ного отряда; штыковой атакой и гранатами японцы были отброшены с Безымянной».

Вот еще один из эпизодов боя у озера Хасан, характеризующий силу и мощь, преданность и неустрашимость наших доблестных со­ветских патриотов.

«Завязался рукопашный бой. На красноармейца тов. Драгина набрасываются до десятка самураев. Лежа, тов. Драгин расстрели­вает в упор четверых, а остальных встречает с винтовкой наперевес. Разгорается неравный бой. Вот Драгин сильным ударом опрокиды­вает бегущего впереди самурая. Работая штыком и прикладом, Дра­гин устилает вокруг себя землю трупами»[28].

Подобных фактов можно привести немало, ими полны все собы­тия 1938 г. у озера Хасан.

С именем товарища Сталина, за любимую советскую родину, за коммунизм, за дело партии Ленина — Сталина наши отважные воины бросались в атаку, уничтожая в рукопашной схватке зарвавшегося врага.

В 1938 г. издано наставление по подготовке к рукопашному бою РККА (НПРБ-38), утвержденное Наркомом обороны Маршалом Советского Союза К. Е. Ворошиловым.

«Подготовка к рукопашному бою, — говорится в «Наставлении»,— является одним из важнейших разделов боевой подготовки коман­диров и бойцов к действиям во время атаки, т. е. в ответственней­ший и самый напряженный момент боя. Обучению и тренировке в руко­пашном бою подлежат все бойцы, командный и начальствующий состав РККА».

НПРБ-38 было взято в основу руководства для подготовки рукопашника. Изучение рукопашного боя обязательно не только для РККА. Оно становится необходимым для всего населения Совет­ского Союза.

С каждым днем ширится и растет сеть добровольных органи­заций на заводах, фабриках, в колхозах, вузах, ОСО, физкультур­ных организациях, изучающих рукопашный бой. Советский народ помнит указания товарища Сталина об укреплении боевой мощи армии и мобилизационной готовности народа и не даст себя захва­тить врасплох.

 

Глава вторая

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ К ОБУЧЕНИЮ И ТРЕНИРОВКЕ[29]







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.245.255 (0.022 с.)