МОРАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА И СОЦИАЛЬНАЯ ГИГИЕНА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МОРАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА И СОЦИАЛЬНАЯ ГИГИЕНА



Двумя главными ветвями социальной статистики раньше было принято счи -тать моральную статистику и социальную гигиену (социальную санитарию) — рис. 18. В исторических источниках социальную статистику чаще всего отож­дествляли с этими двумя направлениями либо сводили ее предметное поле к воп­росам, подвластным двум ее лидерам. Сегодня круг вопросов, изучаемых соци­альной статистикой, и число направлений в ней значительно расширились.

Если социальная гигиена (она же — социальная санитария) заботилась о физическом состоянии населения, изучая его здоровье и нездоровье, то мораль­ная статистика интересовалась духовным состоянием населения, которое отра­жалось, как тогда считали, прежде всего в соблюдении или нарушении закона.

Наиболее известными представителями социальной санитарииза рубежом были: вАнглии — Э.Чадвик, во Франции —Л. Виллерме(1782—1863), А. Па-ран-Дюшатле (1790-1836), в Германии - Р. Вирхов (1821-1902). Соци­альная гигиена преследовала две цели — во-первых, восполнить недостатки официальной информации о положении городского трудящегося населения, возрастающего в период индустриализации и урбанизации, и, во-вторых, способствовать оздоровлению жизни неимущих слоев8.

Моральная статистика зародилась в первой половине XIX в. в Европе. Основными ее представителями были: в Англии — Дж. Кей-Шаттлуорт, во

8 Современная западная социология: Словарь / Сост. Ю.Н. Давыдов (рук.) и др. — М.: Политиздат, 1990. С. 63.

Франции — А. Герри (1802— 1867), в Германии — А. Вагнер. Главная цель ис­следований заключалась в сборе и анализе количественных данных о нрав­ственных и интеллектуальных характеристиках (преступность, образование и др.) различных слоев населения (в основном беднейших) с целью разработ­ки предложений для социальной политики и социального управления.

В России первые исследования по моральной статистике проведены еще в начале XIX в., но систематический сбор и публикация статистических ма­териалов сложились лишь к 70-м гг. XIX в. В своей записке «О законополо­жении» (1801—1802) А.Н. Радищев заложил основы моральной статистики в России: обосновал необходимость сбора сведений по уголовным преступле­ниям, наметил программу выписок из судебных дел. В работе «Описание моего владения» (1811) он объяснял уменьшение рождаемости и увеличение заболеваемости детей оттоком взрослых мужчин на отхожие промыслы.

Особенно большое значение имеет работа Д.П. Журавского (1810—1856) «Об источниках и употреблении статистических сведений» (1846). Он наме -тил программу развития социальной статистики по важнейшим разделам: статистика народонаселения — необходимость его исчисления по классам и занятиям, переход из одного класса в другой и т.д.; изучение народного быта, прежде всего жилища, питания; статистика театров, клубов, дворянских со­браний, народных увеселений; статистика учреждений, охраняющих права собственности; статистика нищеты, бедности, сиротства; статистика само­убийств с указанием средств, причин, званий, возраста и прочих характери­стик лиц, лишивших себя жизни.

Среди представителей академической статистики выделяется вклад Ю.Э. Янсона (1835-1893), уделявшего большое внимание социальным харак­теристикам населения в сочетании с характеристиками жилищ, сравнитель­ной социальной статистике разных стран. Огромный вклад в развитие русской социальной статистики внесли исследователи крестьянских бюджетов, в пер­вую очередь Ф.А. Щербина (1849—1936). К его последователям может быть от­несен А.В. Чаянов (1888—1937), один из первых применивший группировку крестьянских хозяйств по соотношению иждивенцев и работников — подход, признанный впоследствии наилучшим для раскрытия факторов благосостоя­ния семей. Е.Н. Анучин (1831—1905) применил группировку крестьянских хозяйств по числу лошадей для выделения групп по зажиточности. Другими статистиками были проведены группировки крестьянских хозяйств по стоимо­сти всего имущества.

Моральная статистика — раздел социальной статистики, изучающий яв­ления и процессы, характеризующие моральный облик человека и общества в целом. Задачи моральной статистики сосредоточены на характеристике личностных качеств населения: общепринятых нравственных ценностей, уровня культуры, традиций и обычаев, меры усвоения гуманных принципов, человеческих контактов и т.д. Обязательным направлением моральной ста­тистики выступает рассмотрение дифференциации показателей по террито­рии, по различным категориям населения — демографическим, социальным, экономическим, этническим. Как и в любой отрасли статистики, в мораль­ной статистике большое внимание уделяется динамике — изучению тенден­ций за прошлые годы и оценке перспектив на будущее. Здесь исследуются распространенность, интенсивность и степень устойчивости проявлений нравственно-психологических свойств личности и общества.

Моральные качества обнаруживаются в межличностных контактах, во взаимодействии личности с отдельными социальными институтами, взаи­моотношениях общностей людей (территориальных, этнических, политичес­ких, государственных), в отношениях личности и групп людей к материаль­но-вещной среде, к природе.

Отличие моральной статистики от других отраслей социальной статистики заключается в том, что ее первоосновой выступают нравственно-психологичес­кие свойства личности, которые больше, чем любые другие социальные аспек­ты (образование, уровень жизни, занятость населения и др.), носят субъектив­ный характер. Моральная статистика — тст раздел статистики, где наиболее тесно соприкасаются три области знания: статистика, социология и психология.

К сожалению, у нас, как и в мировой практике, проблемы моральной ста­тистики сужены до правовой статистики, хотя последняя выступает лишь как один из разделов моральной статистики. На самом деле она охватывает бо­лее широкую область. Статистическими методами можно изучать любовь, дружбу и др.: например, построить ряды распределения представителей раз­ных половозрастных, социальных групп по числу друзей, выявить, у кого их больше, какова дисперсия дружеских связей по группам, значимы ли меж-трупповые различия. Однако традиционно предмет моральной статистики смещен в направлении социальной патологии. Такое положение легко объяс­нить, поскольку именно проявления социальной патологии представляют наибольшую практическую значимость и опасность.

Специалисты предлагают различать в моральной статистике две части: позитивную и негативную9. Позитивные показатели моральной статистики характеризуют количество положительных поступков в разных сферах — трудовой, семейно-бытовой, общественной. К ним относятся данные о бла­готворительности, спонсорстве, группировка лиц, имеющих особые заслу­ги перед обществом, награжденных орденами, отмеченных званиями, пре­миями и др. Негативные показатели характеризуют преступность, граждан­ские и административные правонарушения, нарушения законности, а также такие социально опасные явления, как бродяжничество, проституция, алко­голизм, наркомания.

Санитарная статистика начала формироваться в России в последней чет­верти XIX в. прежде всего с помощью трудов П.И. Куркина (1858-1934), Ф.Ф. Эрисмана (1842-1915), О.А. Квиткина (1874-1939), ВТ. Михайловс­кого (1871-1926), Ф.Д. Маркузона (1884-1967) и др. В настоящее время в состав санитарной статистики входят показатели здоровья населения, здра­воохранения, клинической статистики, состояния окружающей среды, ха­рактеризующие степень ее безопасности и позволяющие измерить ее вли­яние на здоровье человека.

Основоположники санитарной статистики Ф.Ф. Эрисман (1842—1915), П.И. Куркин (1858-1934) обратили внимание на влияние условий жизни, питания на физическое развитие и здоровье населения. Развитию моральной статистики способствовали работы Е.Н. Анучина — он изучал сосланных в Сибирь, уделяя особое внимание положению ссыльных женщин. Моральная статистика как самостоятельное направление окончательно оформилась в

5 Социальная статистика: Учебник / Под ред. чл.-кор. РАН И.И. Елисеевой. М.: Финансы и статис­тика, 1997. С. 354.

трудах М.Н. Гернета (1874—1953), прежде всего в его монографии «Мораль­ная статистика» (1922), в которой на статистическом материале дореволю­ционной России проведен подробный анализ преступности, включая коле­бания количества преступлений по сезонам, по времени суток и т.д.

Земская санитарная статистика возникает одновременно с первой земс­кой участковой лечебницей. Постепенно формируется система постоянно­го наблюдения за санитарным состоянием населения.

Исследования земских санитарных статистиков, как правило, производи­лись в пределах губерний, уездов или отдельных местностей. Их проводили специалисты — санитарные или участковые врачи, объединенные вокруг гу­бернских санитарных бюро. Предметом исследования земских санитарных статистиков были санитарные условия жизни, общая и местная заболевае­мость населения, его смертность, рождаемость, естественный прирост и физическое развитие. Программы и формы исследований первоначально не были едины. Но с начала XX в. они стали разрабатываться Пироговским обществом врачей, были установлены номенклатура болезней, основные пра­вила регистрации, формуляры и т.д.

В начале XX в. земские статистики начинают изучать вопросы заболева­емости отдельных социальных групп населения. В работах СМ. Богословс­кого дается характеристика заболеваемости промышленных рабочих по от­дельным профессиям. Особое внимание заслуживает работа П.И. Куркина «Земская санитарная статистика Московского губернского земства, ее исто­рическое развитие и современное состояние» (1916). Исследования профес­сиональной заболеваемости были проведены Н.Ф. Михайловым, который осветил свои результаты в работе «Опыт исследования фабричной болезнен-

Врезка

А. П. Чехов— участник переписи 1897 года'

В переписи 1897 г. принимали активное учас­тие передовые представители русской интелли­генции, в том числе А.П. Чехов, который руко­водил группой счетчиков в Серпуховском уезде Московской губернии.

В своих письмах писатель очень ярко передал свои первые впечатления о переписи: «11 янва­ря 1897 года, Мелихово. У нас перепись. Выда­ли счетчикам отвратительные чернильницы, от­вратительные аляповые знаки, похожие на яр­лыки пивного завода, и портфели, в которые не лезут переписные листы — и впечатление такое, будто сабля не лезет в ножны. Срам. С утра хожу по избам, с непривычки стукаюсь головой о притолоки, и как нарочно голова трещит адски: и мигрень и инфлюэнция... В одной избе девоч­ка 9 лет, приемышек из воспитательного дома,

При подготовке данного материала использова­лась информация с веб-сайта Госкомстата Рес­публики Башкортостан: http://www.bashstat.ru/ Docs/Perepis/new_ l .htm

горько заплакала от того, что всех девочек в избе называют Михайловнами, а ее по крестно­му, Львовной. Я сказал: «Называйся Михайлов­ной». Все очень обрадовались и стали благода­рить меня. Это называется приобретать друзей богатством неправедным».

8 февраля 1897 г. в письме к своему издателю А.С. Суворину он сообщает: «Перепись кончи­лась. Это дело изрядно надоело мне, так как приходилось и считать, и писать до боли в паль­цах, и читать лекции 15 счетчикам. Счетчики работали превосходно, педантично до смешно­го... Зато земские начальники, которым вверена была перепись в уездах, вели себя отвратитель­но. Они ничего не делали, мало понимали и в самые тяжелые минуты оказывались больными».

ности» (1912). В.Г. Богословским была опубликована работа «О заболевае­мости населения Реутовской мануфактуры в 1881—1882 гг.» Были и другие исследования по отдельным земствам. Значительная часть работ земских санитарных статистиков была посвящена изучению физического развития населения. Богатый материал о росте, весе, объеме груди и других парамет­рах населения Московской губернии был собран Ф.Ф. Эрисманом, А.В. По-гожевым и Е.М. Дементьевым при санитарном обследовании фабрично-за­водских предприятий. Земствами были проведены исследования по школь­ной антропометрии и антропометрические измерения молодых людей призывного возраста.

Вопросы санитарии и гигиены разрабатывались земскими санитарными ста­тистиками при широком привлечении текущей статистики. Начало исследова­ниям в этом направлении было положено Ф.Ф. Эрисманом. Приглашенный Московским земством в конце 70-х гг. для организации медико-санитарного обследования фабрик и заводов Московской губернии, Эрисман в течение 6 лет (1879—1885) вел эти работы и опубликовал в 17 томах итоги исследования фи­зического здоровья более чем 100 тыс. рабочих. Параллельно с Эрисманом по Московской губернии проводил исследования один из активных деятелей зем­ской медицины — Е.А. Осипов, разработавший основные принципы организа­ции земской медицины и санитарной статистики. Особое внимание он обращал на изучение динамики заболеваемости населения. С этой целью Осипов разра­ботал специальную программу наблюдения и, пользуясь созданной им стацио­нарной сетью врачебных участков, дал характеристику динамики заболеваемо­сти за 14 лет (1869—1883). Вопросы санитарной и демографической статистики получили развитие в многочисленных работах П. И. Куркина, занимавшегося с 80-х гг. XIX в. многими проблемами статистики населения: профессиональной смертности людей, физического развития рабочих и т.п.ю

Видное место в работах земских санитарных статистиков занимало изучение факторов, влияющих на рождаемость и смертность. Особое внимание уделялось выявлению влияния социально-экономических факторов: занятие промысла­ми и отход на заработки, размер крестьянского жилья, уровень зажиточности, общий экономический уровень и др. В этом отношении огромный интерес пред­ставляют работы С.А. Новосельского «О различиях смертности городского и сельского населения Европейской России» (1908), «К вопросу о понижении смертности и рождаемости в России» (1914) и др. Изучение смертности, осо­бенно детской, привлекало внимание многих представителей земской санитар­ной статистики. По этой теме выделяются исследования В.М. Обухова («Эко­номические причины смертности и вырождения крестьянского населения Во­ронежской губернии», 1885) и Д .Е. Горохова. В работах санитарных статистиков находит отражение подверженность отдельным болезням: особое внимание уделялось изучению венерических и инфекционных болезней. В течение ряда лет Пироговское общество врачей выпускало «Краткий обзор острозаразных заболеваний» бывшего земского врача и известного общественного деятеля К.И. Шидловского. В 1911 г. материалы земской санитарной статистики были представлены на Международной гигиенической выставке в Дрездене1'.

10 См.: Абрамов В.Ф., Живоздрова С.А. Земская статистика — национальное достояние // Социоло­гические исследования. 1996. № 2. С. 89-102. " Там же.

В советской России в 20-е гг. XX в. органами ЦСУ уделялось серьезное вни­мание моральной статистике. Уже в 1918 г. в составе ЦСУ был образован отдел моральной статистики, позднее переименованный в отдел социальных анома­лий. В журнале «Вестник статистики» публиковались статьи и статистические материалы по уголовным делам, самоубийствам, проституции, алкоголизму, детской беспризорности и др. Научные изыскания в области моральной стати­стики, осуществлявшиеся высококвалифицированными профессиональными статистиками, отличались глубиной и разносторонностью, проникновением в специфику причин и условий различных социальных аномалий.

Санитарную статистику и сегодня можно назвать одним из важнейших разделов социальной статистики, который позволяет сделать заключение о главном факторе развития страны — о здоровье населения, о безопасности среды обитания для здоровья человека. Здесь используются такие показате­ли здоровья населения, как: демографические показатели, показатели забо­леваемости и самооценка здоровья населением. Среди них выделяются ос­новные демографические показатели: средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении (всего, в том числе для мужчин и женщин); коэффи­циенты общей, повозрастной, в том числе младенческой, смертности (все­го, в том числе для мужчин и женщин), показатели смертности, ее причины (всего и по половозрастным группам).

Все показатели рассматриваются в их изменении за длительный проме­жуток времени, чтобы можно было уловить изменение тенденций, выявить устойчивые характеристики динамики последних лет, выбрать период про­гноза и метод расчета показателей.

Статистика установила, что современный этап повышения смертности и снижения продолжительности жизни в России начался с середины 60-х гг. До этого времени смертность устойчиво уменьшалась. Младенческая смер­тность с 1950 по 1965 г. сократилась с 88 до 25 на 1000 родившихся. Средняя ожидаемая продолжительность жизни выросла до 64 лет у мужчин и до 73 лет

Врезка

Пример позитивной моральной статистики

В дореволюционной России благотворительность получила широкое распространение со второй по­ловины XIX в. В статистических отчетах учитывалась сословная принадлежность жертвователей: дворян­ство, купечество, духовенство и пр. В статистике московских благотворительных учреждений выде­лялись девять групп: благотворительная часть го­родского управления, сословные учреждения (заве­дения, принадлежавшие Московскому купеческому обществу, и др.), учреждения ведомства императ­рицы Марии, учреждения духовного ведомства, на­циональные и иноверческие благотворительные уч­реждения, учреждения частных благотворителей, учреждения различных министерств (народного просвещения, военного, путей сообщения). Каждая из этих групп обладала к концу XIX в. значительным благотворительным капиталом (от 1 до 7 млн руб.) и помимо этого — пожертвованными зданиями с имуществом стоимостью от 1 до 5 млн руб. Пример-

но треть московских благотворительных сумм рас­ходовалась на помощь взрослым, другая треть — на помощь детям, а оставшаяся часть — на медицин­скую помощь. В статистических данных указывалась сословная принадлежность призреваемых (мещане, лица военного звания, купеческого звания и т.д.). В зависимости от типа благотворительного заведе­ния на каждого призреваемого тратилось от 60 до 130 руб. в год. Им предоставлялись бесплатное жилье, пища, одежда, необходимые для жизни предметы и иногда небольшие денежные пособия.

у женщин. После 1964—1965 гг. рост продолжительности жизни сменился длительной стагнацией, затем началось ее снижение, особенно значитель­ное у мужчин. Это происходило до начала 80-х гг., когда ожидаемая продол­жительность жизни снизилась у мужчин до 61,5 года, в том числе до 58 лет в сельской местности, для женщин же этот показатель сохранился на прежнем уровне — 73 года. Особенно резкое падение было отмечено в 1993 г. — на 3,1 года у мужчин и на 1,9 года у женщин. В 1994—1995 гг. средняя продолжи­тельность жизни снизилась до 58 лет у мужчин и до 71—72 лет у женщин.

Современная величина продолжительности жизни женщин в России не так резко отличается от величины подобного показателя в развитых странах, чего нельзя сказать о мужчинах. Обращает на себя внимание и все увеличивающаяся разница средней ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин и женщин — такая ситуация не характерна ни для одной страны мира. Отсюда можно заключить: мужская часть населения России в первую очередь испытала негатив­ные факторы структурной перестройки экономической сферы, социальных от­ношений и сложности адаптации к условиям жизни в переходный период12.

Наряду со средней ожидаемой продолжительностью жизни важным инди­катором здоровья населения является уровень детской смертности (табл .10).

Таблица 1С Младенческая смертность в России в 1960— 1994 гг.13

 

 

 

 

Год Число детей, умерших в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми
все население втом числе соотношение смертности на селе и в городе
городское сельское  
36,6 34,9 38,1 1,09
26,6 26,4 26,7 1,01
23,0 22,1 25,4 1,15
23,7 22,5 26,2 1,16
22,1 21,2 24,0 1,13
20,7 19,8 22,8 1,15
17,4 17,0 18,3 1,08
17,8 17,2 19,1 1,11
18,0 17,6 19,1 1,09
19,9 19,2 21,4 1,11
18,7 19,2 21,4 1,11

Если сравнивать этот показатель с международными, то его величина даже в 1994 г. катастрофически высока относительно показателей развитых стран в Японии — 5; в Финляндии и Швеции — 6; в Ирландии, Канаде и Швейца рии — 7; в Дании, Австрии, Нидерландах — 8; в Великобритании, Австралии Испании — 9; в США, Италии, Бельгии — 10 детей из 1000 родившихся жи выми умерли в возрасте до 1 года.

12 Социальная статистика: Учебник / Под ред. чл.-кор. РАН И.И. Елисеевой. М.: Финансы и статистика, 1997. С. 272-273.

13 Источник: Российский статистический ежегодник. 1994: Статистический сборник. М.: ГоскомстаРоссии, 1994. С. 52; Вопросы статистики. 1995. № 5. С. 68-69.

Увеличивается число врожденных аномалий, возрастает количество де­тей с онкологическими заболеваниями, психическими расстройствами, бо­лезнями нервной системы, органов пищеварения. В России лишь 14% детей признаются практически здоровыми, 50% имеют отклонения в состоянии здоровья, 35% — хронически больные. Хотя нельзя не учитывать, что во мно­гом эти данные являются следствием улучшения диагностики.

Еще одним важным индикатором уровня развития страны и здоровья на­селения выступает материнская смертность. Коэффициент материнской смертности рассчитывается как число умерших беременных женщин и роже­ниц на 100 тыс. живорожденных детей. Этот показатель в России в 1992 г. со­ставил 50,8, в 1993 г. — 51,6, что в 15—20 раз превышает показатели развитых стран (например, в Канаде коэффициент материнской смертности равен 3, в Великобритании — 7, в США — 9). Коэффициент общей и возрастной смер­тности в стране измеряется числом умерших на 1000 человек. Выяснилось, что почти всегда смертность сельского населения выше, чем городского, из-за более низкого уровня медицинской помощи, высокого травматизма, а также из-за различий в возрастной структуре городского и сельского населения. В целом смертность в России в 2,5—3 раза выше, чем в развитых странах. Сре­ди причин смертности трудоспособных первое место занимают несчастные случаи, отравления и травмы, причем у мужчин они являются причиной смер­ти каждого второго, у женщин — каждой третьей. Смертность мужчин в тру­доспособном возрасте в 1993 г. в 4 раза превышала смертность женщин. В за­падноевропейских странах, США и Японии преждевременная смертность тру­доспособных мужчин в 2,5-4 раза ниже, чем в России14.

Смертность изучается относительно уровня урбанизации, проводится разделение по группам с разным уровнем образования, характером занятий. Так же как и в развитых странах, в России продолжительность жизни тем выше, чем выше уровень образования, причем у мужчин роль этого фактора существенно выше, чем у женщин, в сельской местности это влияние замет­нее чем в городах.

Обобщая собранные сведения, санитарная статистика получает интеграль­ный индикатор качества населения, куда включаются не только показатели продолжительности жизни, смертности и заболеваемости, но также данные об инвалидности, т.е. учет населения с физическими недостатками: врожден­ными и приобретенными. Объективные показатели здоровья населения мо­гут быть дополнены субъективными — полученными в результате опросов населения самооценками состояния здоровья.

Социальная статистика: Учебник / Под ред. чл.-кор. РАН И.И. Елисеевой. М.: Финансы и статистика, 1997. С. 276-277.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.12.229 (0.013 с.)