Взгляд старого боцмана упал на выжженную у Кайпуна повыше локтя татуировку.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Взгляд старого боцмана упал на выжженную у Кайпуна повыше локтя татуировку.



 

– Malar Doue! Malar Doue!.

– Malar Doue… – повторил Кайпун гортанным голосом, как будто это бретонское восклицание напомнило ему что-то знакомое.

– Но ведь это ты… сын Жанны… бедный мой юнга…

– Э!.. Э!..

– Помнишь море? Помнишь нашу старую Бретань? Помнишь скалы Ле-Конке?

Дикарь тупо молчал.

– Ну же, – продолжал Пьер, задыхаясь от волнения, – не может быть, чтоб ты этого не помнил… Неужели ты не помнишь свою мать Жанну?

– Мать? – переспросил дикарь.

– Да… Помнишь песню, которую она пела, убаюкивая тебя, когда твой отец, храбрый лоцман Кербегель, выходил на утлом челноке в море навстречу свирепым валам?

И Пьер сдавленным голосом запел бретонскую песню:

 

Выйду ль, выйду ль я на лужочек

Босыми ногами…

 

Кайпун задрожал. Он сделал чрезмерное усилие припомнить, как дальше, и подхватил полубессознательно:

 

…Я нарву, нарву тебе, сыночек,

Цветиков, цветочков.

 

И бедняга разрыдался, как женщина.

 

ГЛАВА X

 

Встреча Пьера де Галя с человеком, задушившим двух негодяев. – После крушения парохода. – Странная встреча со скваттером. – Жилище супругов Делафуа. – Фрике с радостью узнает, что друг его Буало недалеко. – Военный совет. – Новые таинственные союзники. – Те, кого усыпляет шум и будит тишина. – Изумление Фрике и Андре. – Кража ручья и пропажа пещеры.

– Видя, что этот молодец пяти футов десяти дюймов ростом пятится на меня, я подумал: «Берегись, Пьер де Галь, а то он опрокинет тебя, как фрегат лодку». Я встал покрепче, как вкопанный, и встретил носом подходивший корабль. Я уперся в него руками и не пускаю, а он говорит мне как ни в чем не бывало по-французски: «Merci!» Это французское слово, сказанное бог весть где человеком, на которого напали четыре негодяя и который душил двух из них голыми руками, очень удивило меня.

– Представляю, – сказал Фрике, внимательно слушавший рассказ старого боцмана.

– «Рад стараться, земляк», – отвечаю я первое, что пришло в голову. «Вы француз?» – говорит он мне. А сам все крепче и крепче сжимает железными лапами двух пиратов, которые отчаянно хрипят. «Да, – отвечаю я, – рад стараться. А что француз – это верно, и притом бретонец». – «Ну, будьте так добры, разберитесь с двумя другими негодяями, а то им очень хочется меня зарезать. После мы с вами поговорим». Господин Андре, доктор и Мажесте все еще барахтались среди водорослей. Я пристал к берегу раньше их, воспользовавшись обломком лодки, на котором и приплыл. Видя, что незнакомец в опасности, я поспешил к нему на помощь.

– Вот что, старина, – перебил Фрике рассказчика, – ты рассказываешь очень хорошо, но остановись на минутку и дай мне разобраться. То, о чем ты теперь говоришь, произошло после столкновения пароходов. Мы тонули. Пока я барахтался в воде, вы нашли себе место в другой шлюпке.

– Так точно.

– Проплавав до утра, вы очутились недалеко от берега, и вас подхватило течением… Шлюпка налетела на скалы и, разумеется, разбилась. Сбежались прибрежные жители, но вместо того, чтобы оказать вам помощь, принялись вас грабить, будучи не прочь даже зарезать, в случае необходимости, как цыплят.

– Но цыплята оказались петухами, умеющими за себя постоять…

– Само собой. В ту минуту, когда ты выходил на берег, подбежал какой-то человек, видимо, намереваясь помочь вам. Негодяи, видя, что он не их поля ягода, кинулись на него. Но он мужественно встретил нападение. Встав к тебе спиною, схватил в каждую руку по грабителю, а ты в это время работал кулаками изо всех сил.

– Совершенно верно. В эту минуту он и сказал мне «merci». Негодяи вынули ножи. Со мной был только гвоздь, которым чистят трубки. Для человека с пустыми руками и нож – опасное оружие. На берегу валялось много валунов. Я поднял один из них, выбрав поувесистее, завязал в платок, подбежал к грабителям и… раз, раз, направо-налево… Первый негодяй растянулся на земле с пробитым виском. «Славно! – подумал я. – Одного успокоил!» За ним пришла очередь второго, который увернулся раза два и тоже упал, обливаясь кровью. Между тем молодчик окончил свое дело. Два пирата почти задохнулись. Он отшвырнул их на камни и обернулся ко мне. Ну, как водится, протянул руки. Пожал как следует, крепко, сердечно. Я тоже.

И мы подружились. Взглянул я на его физиономию. Ничего, приятная. Глаза маленькие, голубые, быстрые. Бородка рыжеватая, причесанная, на лбу здоровенный рубец. Одет в синюю фланелевую куртку с медалью в петлице. Вижу, что парень хороший, и радуюсь, что встретился с товарищем, с такой же морской крысой, как сам.

– Понятно, – сказал Фрике.

– Возобновляем разговор. «Так вы бретонец?» – «Бретонец». – «А ваше имя?» – «Пьер де Галь». – «А я здешний скваттер, то есть скотовод, и зовут меня Даниель Делафуа. Я родом француз, был на военной службе». – «Очень приятно». Мы опять пожали друг другу руки, и мой новый знакомый продолжает: «А где же ваши товарищи? Я увидел вас с берега, когда вы барахтались в водорослях, и подумал: „Этим господам нужно будет переодеться и выпить глоток хорошего вина“. Подумал я так и сразу же побежал к вам. Но и те негодяи вас тоже заметили. Хотели вас ограбить, подлецы, да нет, шалишь! Не таковские мы, не правда ли, земляк?» Между тем Мажесте, доктор и господин Андре выбрались, наконец, на берег. Они пыхтели, как тюлени, не в обиду будь им сказано. Наш новый друг говорит нам, не расспрашивая что и как: «Вот что, друзья мои. Вы потерпели крушение. Это скверно. Кто бы вы ни были, мне все равно. Я гоню в город стадо быков. Здесь у меня лошадей десять. Возьмите каждый по лошади, и я вас отвезу к себе». – «Но это вас, может быть, стеснит». – «Ну, вот еще. Поверьте, я предлагаю от души. Соглашайтесь. Не о чем разговаривать. Работники пригонят гурт без меня». – «А вы далеко живете?» – «Нет, в двух шагах. Дней шесть ходьбы, не более».

– В двух шагах и дней шесть ходьбы, – засмеялся Фрике. – Хороши же шаги у твоего скваттера.

– Недурны. Одним словом, он приглашал нас так настойчиво, что мы согласились и тронулись в путь, мокрые до нитки. Впрочем, солнце нас скоро высушило. Дорогой ничего особенного не случилось. Через шесть дней мы прибыли к нему в усадьбу. Губернаторское жилище. Ты сам увидишь.

– Значит, это недалеко отсюда?

– Два шага.

– Так. Выходит, дней шесть ходьбы, не более?

– Вроде этого. Встретила нас дама, супруга самого Даниеля, прямая, как мачта, и гибкая, как флагшток. Она радостно обняла своего благоверного, приняла нас как старых друзей, накормила великолепным ужином и проводила в очень хорошие спальни с настоящими, очень мягкими постелями. Выспались мы на славу. Утром получили сюрприз, но такой, что просто уму непостижимо.

– Какой сюрприз? – спросил Фрике, все больше и больше интересуясь рассказом.

– Приготовься от удивления подпрыгнуть до потолка.

Парижанин обернулся к Андре и доктору, но те, улыбаясь живописному рассказу Пьера де Галя, не хотели портить заключительный эффект и не сказали ничего.

Патентованный боцман продолжал после небольшой паузы:

– Нас разбудил веселый молодой голос, кричавший: «Андре! Доктор! Пьер де Галь! Мажесте! Вставайте, лентяи! Вы спите как сурки. Довольно с вас. Скажите лучше, где мой милый Фрике, почему он не с вами?» Господин Андре побледнел как полотно. Господин доктор замер, как рекрут на инспекторском смотре. Дверь отворилась так быстро, точно ее сорвали с петель, и в комнату пулей влетел рослый парень в высоких сапогах со шпорами и в красной запыленной рубашке. Видно было, что он только что приехал. «Буало! Это вы, мой друг!» – воскликнул господин Андре.

Фрике одним прыжком вскочил на ноги.

– Буало здесь! Где он? Я хочу его видеть!

– Подожди немного.

– Ни минуты! Ни одной секунды! Черт возьми! Здесь Буало! Да вшестером мы натворим таких чудес, что чертям будет жарко.

– Я тоже так думаю, – согласился Пьер де Галь, – но послушай, что было дальше. Перестань меня перебивать, а то я никогда недоскажу.

– Ты сообщаешь мне такую новость и требуешь, чтобы я оставался спокойным. Да разве это возможно!

– Больше минуты заняла твоя болтовня. Будешь ты слушать и молчать? А то, право, я брошу рассказывать.

– Да ты пойми, ведь это такой друг, такой…

– Очень хорошо понимаю, а все-таки дай досказать… Разумеется, мы сразу же обнялись. Потом мы рассказали ему, почему находимся в Австралии. «Вот и отлично, – отвечал Буало. – А я здесь гощу у моего друга, мистера Рида. С утра до вечера охочусь на казуаров, на кенгуру, на поссумов. С вечера до утра читаю английские газеты, ужасно неинтересные. В общем, живу очень скучно. Я уже совсем собирался ехать в Японию, а оттуда в Париж, чтобы снова погулять по бульварам. Теперь, конечно, не поеду. Вам предстоит трудный поход. Он опасен, но зато и очень интересен. Нечего и говорить, что я присоединяюсь к вам. Распрощаюсь со своим радушным хозяином – и в путь».

– Значит, он здесь? – спросил Фрике, который никак не мог усидеть на месте.

– Да подожди ты! Господин Буало отправляется к своему англичанину. Это весьма приличный господин с лицом патриарха и богатый, как Крез. «Стой! – говорит ему англичанин. – Этого недостаточно. Бандиты прерий – люди хитрые. С ними нужно действовать осмотрительнее. Экспедиция против них – дело нешуточное; это все равно что война с королем Конго. Я вам дам надежных союзников». И он посылает слуг разыскивать людей, которые согласились бы составить наш резерв. А мы тем временем ждем и тревожимся о тебе. Наконец в одно прекрасное утро к нам является толпа черномазых, чуть более цивилизованных, чем твои новые приятели. Все они одеты в штаны и шерстяные рубашки, с ружьями, и командуют ими тамошние метисы. Вообще они молодцы, ты сам увидишь. Мы сходимся на военный совет. Театр войны обозначен на карте. Это – озеро Тиррелл. Уговариваемся, что мы поедем по озеру в лодке, а господин Буало, наш скваттер Даниель, один из племянников англичанина-патриарха и отряд черномазых пойдут берегом. Нам дают резиновую лодку, которая тебе так понравилась, мы садимся на этот волшебный ковер и плывем. Через несколько суток мы приезжаем к мысу как раз в тот момент, когда один мерзавец топит другого. Вот и все. Больше ничего. Теперь ты все знаешь, сынок.

Из этого краткого, но живописного рассказа старого моряка читатель может вполне уяснить теперешнее положение наших друзей, решившихся сыграть последнюю партию.

Пьер просто сиял от радости, что так неожиданно нашел своего племянника Жана, пропавшего двадцать лет тому назад. Фрике наслаждался счастьем близкого свидания со старым другом, с которым они вместе путешествовали по Южной Америке. Доктор и Андре мечтали о благополучном окончании экспедиции, организованной для розыска их приемной дочери.

С минуты на минуту ожидалось прибытие вспомогательного отряда, посланного английским скваттером, а с таким подкреплением выигрыш не вызывал сомнения.

Конечно, друзья наши немного беспокоились из-за близости негодяя-американца, которого Пьер де Галь узнал в ту минуту, когда тот бросал в воду своего сообщника-мулата. Выстрелив, доктор, вероятно, серьезно ранил американца.

Прошло двенадцать часов после встречи друзей. Они вернулись к мысу и потратили много времени, чтобы найти вход в таинственную пещеру, но их усилия не увенчались успехом. Но что вход в нее через расщелину на гладкой поверхности скалы со стороны озера не единственный, было очевидно уже потому, что с озера в эту расщелину очень трудно было проникнуть, а между тем на поверхности скалы не замечалось никаких следов.

Европейцы и их союзники-дикари, дожидаясь прибытия подкрепления, по необходимости ограничились весьма относительной блокадой пещеры. Мы говорим «относительной», потому что точные границы блокируемого места были им неизвестны. Приходилось быть настороже, особенно ночью, когда и озеро, и его берега окутала непроглядная темнота.

Австралийцы освоились с белыми как нельзя лучше. На это было две причины: во-первых, Фрике спас от смерти Жана Кербегеля, а во-вторых, дикари по-прежнему принимали доктора Ламперрьера за воскресшего Нирро-Ба. Белые и негритосы жили душа в душу и могли, в случае надобности, рассчитывать на самую деятельную помощь друг друга.

Было решено продолжить поиски со стороны озера как только рассветет. Фрике предложил спуститься по канату и заглянуть в дыру в главной базальтовой скале.

Ночь прошла благополучно. Взошло солнце и разогнало толпы летучих мышей и ночных бабочек.

Мы сказали, что ночь прошла благополучно, но это не совсем верно. Случилось одно, по-видимому, совершенно несущественное происшествие, которое, однако, не укрылось ни от Андре, ни от Фрике.

Как араб спокойно засыпает под оглушительный лай своих собак и моментально просыпается, лишь только они перестанут лаять, точно так просыпается и моряк, если винт парохода вдруг прекратит работать. Французы крепко спали под неумолчный шум ручья, вытекавшего из пещеры в озеро. Но вдруг ропот струи прекратился, и неожиданно наступившая тишина сейчас же разбудила их.

– Господин Андре, – сказал Фрике, – что это за чертовщина? Почему ручей перестал течь?

– Я только что хотел сказать то же самое.

– Нет ли в этом какого-нибудь фокуса?

– Странно, странно. Я ничего не понимаю.

– Подождем. Завтра узнаем.

Удовлетворившись этим, Фрике заснул, а наутро проснулся первым. Он сразу же пошел на край утеса, нагнулся вниз и убедился, что за ночь ручей исчез.

У парижанина невольно вырвался крик удивления:

– Черт возьми! Отверстие заткнули! Его заделали ночью! Да еще как искусно: место, где оно было, едва можно узнать по нескольким каплям воды, которые просачиваются сквозь кладку. Негодяи, очевидно, там, и скоро у нас начнется потеха.

 

ГЛАВА XI

 

Таинственный дом. – Лендлорд. – Гостиница – ресторан – притон. – Завсегдатаи уединенного дома. – Прибытие свэгменов. – Ловкость лендлорда. – Непреодолимое искушение. – Бутыль водки и бочонок анчоусов. – Безобразная оргия. – Трехдневное беспробудное пьянство. – Джентльмен или авантюрист? – Появление бывшего капитана «Лао-цзы». – Назидательная беседа пирата с лендлордом. – Незнакомец, в ожидании лучшего, пользуется пьяным ирландцем как подушкой.

В ту минуту, когда Фрике издал возглас удивления по поводу пропажи ручейка, километрах в четырех от того места происходила возмутительная сцена.

Если идти по узкой, едва протоптанной дороге по другую сторону озера, то на пути вдруг, как из-под земли, вырастет низкий неуклюжий домик в виде блокгауза, окруженный высокими прямыми деревьями, увенчанными шапкой тусклой, пыльной зелени. Этот простой дом построен из нетесаных смолистых бревен и состоит из двух очень низких корпусов с такими узкими окнами, что их скорее можно принять за амбразуры для стрельбы из пушек, чем за отверстия для пропуска внутрь дома веселых солнечных лучей.

Оба корпуса параллельны и почти симметричны. Их разделяет двор шириною около пятидесяти метров и окружает забор из таких же прочных бревен, как и самое строение. Один корпус выходит фасадом на озеро, а другой – на долину.

Этот некрасивый и даже мрачный дом – гостиница, где сходятся на нейтральной территории мелкие золотопромышленники, пастухи, рудокопы и лесовики.

По странному, абсолютно непонятному капризу хозяин гостиницы, словно не заботясь о привлечении посетителей, выбрал для своего заведения совершенно неудобное место: с одной стороны – крутой, недоступный берег озера, с другой – труднопроходимая, неровная дорога, и вдобавок ко всему кругом – полнейшая глушь. Года три или четыре назад, когда обанкротилась одна компания, вздумавшая искать золото на пустынных и скудных берегах озера Тиррелл, на соседний лес совершила набег толпа дровосеков, человек двадцать, которая начала безжалостно рубить деревья. Вскоре, как по волшебству, из громадных бревен возникло человеческое жилище. Затем к дому подъехала огромная фура, запряженная двенадцатью быками, а через два дня работники получили расчет и ушли. Фура простояла за оградой лесного сооружения три дня, а потом уехала неизвестно куда.

Дом стоял в уединении несколько лет. Лишь изредка забредет в него умирающий от голода пастух или подойдут к его воротам несколько негритосов и попросят чего-нибудь поесть, зная, что белые почти никогда не отказывают в подаянии. По временам, приблизительно раз в полгода, в ворота въезжала фура и вскоре возвращалась обратно, сдав свой таинственный груз.

Но вдруг диггеры открыли богатый прииск, тот самый, где отличился Фрике, спасая Жана. Вся окрестность оживилась, и таинственный дом открыл для посетителей свои мрачные ворота. Он получил пышное название гостиницы-ресторана, сохранив, однако, зловещий вид подозрительного притона.

Но золотопромышленники не обращали внимания на наружность. Вино в гостинице подавалось превосходное, пища – сытная, а хозяин, умевший замечательно готовить крепкие приправы, столь милые англосаксонскому желудку, брал очень умеренную плату. Кто он был и откуда – никто не знал. Его называли лендлордом, и он охотно отзывался на это прозвище, донельзя лестное для его самолюбия.

О себе он ничего не рассказывал. Внешность его была далека от привлекательной. Ростом он был пяти футов и десяти дюймов, сложен как атлет и в обращении пренебрегал даже основными правилами вежливости. Его широкий рот, усаженный зубами, которым позавидовал бы любой волк, открывался лишь для того, чтобы отказать в кредите тому из посетителей, у кого потребности желудка оказывались несоразмерными с платежеспособностью кошелька. Если такой посетитель надоедал ему своими приставаниями, лендлорд угощал его ударом кулака. Если же побитый забывался до такой степени, что давал сдачи, лендлорд сурово вынимал из-за пояса английский револьвер «бульдог». Раздавался выстрел, прибегала прислуга и уносила труп, который тут же выбрасывался в озеро на съедение многочисленным рыбам.

Впрочем, до такой трагической развязки доходило редко. Лендлорда и его привычки знали все и волей-неволей мирились с этим. Зато, в свою очередь, он был в высшей степени молчалив и никогда не вмешивался в дела своих клиентов. Когда требовалось уладить ссору между двумя друзьями, стоило только сделать ему знак, подмигнуть, и он сейчас же обращался к остальным посетителям с просьбой удалиться в другой конец зала. Между ними и дуэлянтами протягивалась веревка, и дуэль начиналась. Обычно она оканчивалась смертью, но зрителей это нисколько не смущало. Они, по большей части, сами были народ привычный, чтобы не сказать отпетый.

 

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.016 с.)