ТОП 10:

Дикари смотрели на парижанина с любопытством.



 

Дикари смотрели на парижанина с любопытством, но без враждебности. Вид смертельно раненной кенгуру возбуждал в них, по-видимому, сильнейший аппетит, потому что все они – и мужчины, и женщины – с наслаждением хлопали себя по животу, предвкушая пир.

Дикий спутник Фрике быстро произнес что-то на непонятном языке, и знакомство состоялось. Самый старый, грязный и безобразный из туземцев подошел к Фрике и с ожесточением потерся носом об его нос, причем молодой человек без возражений подчинился этому экзотическому проявлению вежливости.

– Так, так, друзья мои, – сказал он, – я знаю этот обычай. Я уже встречался однажды с вашими родственниками на полуострове Йорк. Славные они были люди: объявили богом нашего жандарма Барбантона. Скажите, друзья, вы не знаете Барбантона – красу и гордость колониальной жандармерии? Нет? Очень жаль.

Туземцы, разумеется, не понимали, что говорил Фрике. Они его даже не слушали, будучи заняты умирающей кенгуру.

Положившись на рекомендацию белого сородича, они разом освоились с парижанином и больше не обращали на него внимания. Внимание вечно голодных дикарей гораздо больше привлекал предстоящий сытный обед, который редко выпадал на их долю.

Мужчины важно уселись, а четыре женщины принялись готовить жаркое. Приготовления были простые и непродолжительные.

Две женщины проворно вырыли яму с помощью заостренных палок, которыми они обычно выкапывают съедобные коренья. Третья сбегала к ручью и принесла камешков, чтобы выложить вырытую яму изнутри. Потом все три принесли из леса сухих душистых сучьев, которыми наполнили яму. Дикарки высекли огонь и зажгли костер. Он скоро запылал ярким пламенем. Четвертая женщина каменным ножом распорола живот кенгуру, не снимая шкуры, вынула внутренности и нафаршировала тушу шариками жира, смешанного с душистыми травами. Для гастрономической изысканности она дополнила этот фарш двумя детенышами, найденными в утробной сумке.

Подготовив мясо, туземная повариха открыла украшенный стеклянными бусами мешок, висевший у нее на ремнях за спиной, достала оттуда иголку из длинной рыбьей кости и толстую растительную бечевку и крепко зашила живот кенгуру. Затем, не заботясь о густом мехе, она положила животное ногами вверх на горячие уголья, а сама ушла к подругам отыскивать в лесу съедобные коренья, которые употребляются туземцами вместо хлеба.

Мужчины в молчании наблюдали за этими хлопотами, удобно расположившись на траве в тени древовидных папоротников, а Фрике с беспокойством думал о том, как мерзко пропахнет жареное мясо жженым волосом.

Теперь парижанин мог вдоволь насмотреться на туземцев и убедиться, что они резко отличаются от других дикарей, виденных им раньше в Австралии.

Прежние его приятели, поклонники Барбантона-Табу, представляли собой довольно разнообразные типы, а теперешние дикари, точно вымазанные сажей, были все на одно лицо.

У первых цвет лица был не так черен и черты не такие плоские, как у новых знакомых Фрике. По свидетельству многих добросовестных исследователей, австралийская раса представляет собой смесь всевозможных племен, первоначальное происхождение которых весьма трудно, даже невозможно выяснить.

Во время своих этнографических наблюдений Фрике задремал, поддавшись охватившей его истоме после перенесенных трудов и треволнений. Австралийцы-мужчины тоже сладко заснули, женщины ушли, а жаркое тем временем поспело.

Тогда женщина, руководившая стряпней, отодрала от камедного дерева длинный кусок коры и этим нехитрым инструментом достала с помощью подруг жаркое из «печи», положила его на траву и снова раскрыла у туши брюхо.

Почувствовав вкусный запах жареного мяса, парижанин и туземцы проснулись, точно по команде. Они потянулись, зевнули и подошли к примитивному столу, какой накрывался, вероятно, у нашего предка, доисторического человека.

Женщины, эти работящие, самоотверженные создания, снова раскрыли свои мешки, вытащили оттуда длинные перламутровые раковины и несколько штук варранов – съедобных корней, употребляемых вместо хлеба, мучнистых и очень питательных.

Белый дикарь, видимо пользовавшийся у туземцев большим уважением, подал Фрике одну раковину и один корешок, предложив ему зачерпнуть раковиной из распоротого брюха туши ароматный розовый сок.

Парижанин не заставил просить себя два раза. Он с аппетитом принялся за вкусный сок, с которым не могут сравниться никакие супы и либиховские бульоны; дикари последовали его примеру, и скоро от удивительной похлебки осталось только приятное воспоминание.

Черные сотрапезники Фрике называли белого дикаря Кайпуном, что на южноавстралийском наречии значит «кенгуру». Позже Фрике узнал, что одичавшего европейца прозвали так за необыкновенное искусство охотиться на кенгуру.

Кайпун, желая выразить уважение к своему спасителю, разрубил топором тушу, подал молодому человеку мозг как лакомый кусочек, себе взял язык, а оставшееся разделил между остальными дикарями, которые принялись работать челюстями с невероятным треском.

После вкусного и сытного обеда дикари пили воду прямо из ручья. Для чего ложились на живот на берегу и окунали в воду губы.

Туземцы, хотя и успели поспать до обеда, после трапезы снова отправились отдохнуть в тени деревьев. Фрике, будучи более эмоциональным и деятельным, не захотел последовать их примеру. Он подошел к Кайпуну, хлопнул дикаря по плечу и попросил научить его бросать бумеранг.

– Бумеранг! – проговорил Фрике, припоминая слово, сказанное белым дикарем.

– Бумеранг, – повторил австралиец из Европы в восторге, что его спаситель приспосабливается к туземному языку.

Он принес парижанину оружие, которое тот внимательно рассмотрел. Бумеранг был вытесан из твердого дерева каменным топором, отполирован и слегка согнут. В длину он был немного меньше метра, в ширину пять сантиметров, а в толщину два. В середине был сделан небольшой изгиб, как у сабли, а на конце замечалось утолщение и расширение.

Действуя бумерангом, туземцы хватают его обеими руками за толстый конец, поворачивают выпуклой стороной от себя, быстро взмахивают им над головой и бросают изо всей силы прямо перед собой.

В момент полета толстая рукоятка придает бумерангу характерное вращательное движение, и в этом толчке заключается вся сила оружия, не известного другим дикарям земного шара.

Брошенный таким образом бумеранг отлетает, рассекая воздух, метров на двадцать или на тридцать, падает на землю, сразу же подскакивает вверх и со свистом летит назад, разбивая все препятствия, встречающиеся на пути.

Фрике вспомнил смешной анекдот, вычитанный им недавно из одной книги в Мельбурнской публичной библиотеке. Речь шла о знаменитом немецком натуралисте, профессоре Йенского университета Блуменбахе, который, не будучи в состоянии распределить по классам растения и животных Австралии, вообразил, что этот материк – обломок кометы, упавшей на землю.

Услыхав о бумеранге, Блуменбах сначала не хотел верить, что такое оружие существует. «Это все басни, – кричал он, – разве может быть, чтобы тупоголовые обитатели обломка кометы, не имеющие понятия о математических и физических законах, способны были изобрести такой метательный снаряд?» И добрый немец смеялся над легковерием своих собеседников.

Губернатор Сиднея, видевший замечательный инструмент, решил убедить неверующего наглядным примером. Он велел привести в свой парк туземца, хорошо владевшего бумерангом, и предложил профессору Блуменбаху выступить в роли мишени. Профессор согласился и, насмешливо улыбаясь, встал справа позади негритоса в позе Наполеона I.

Австралиец чрезвычайно удивился такой странной фантазии, но повиновался приказу без возражения. Радуясь случаю сломать кости хотя бы одному белому человеку, туземец проворно встал в позицию как опытный воин и, презрительно улыбнувшись немцу, стоявшему у него за спиной, метнул свое оружие.

Деревяшка пролетела вперед на небольшое расстояние, коснулась земли, подскочила и, свистя, помчалась на герра Блуменбаха с такой силой, что бедный ученый едва не погиб, но вовремя успел растянуться на земле.

Дикарь предложил повторить опыт, но бедный профессор, сконфуженно отыскивая в траве свалившиеся с носа очки, объявил, что с него достаточно и что теперь он убедился вполне.

Кайпун кинул несколько раз свой бумеранг, и всякий раз дубинка послушно возвращалась к ногам охотника.

Парижанин, в свою очередь, решил попробовать кинуть бумеранг, но не сумел: дубина отлетела шагов на тридцать, но не вернулась назад.

Неудача заставила Фрике призадуматься. Тогда Кайпун подал ему барнгет, или военный бумеранг. Опыт с этим бумерангом был так же неудачен, как и предыдущий с уонгимом, бумерангом охотничьим.

– Странно!.. Странно! – бормотал Фрике, досадуя на неудачу. – Ньютон сказал, что человек может понять все, сделанное человеком. А между тем Кайпун умеет бросать бумеранг, а я никак не могу научиться. Интересно знать, понял бы гений Ньютона сущность этого оружия, изобретенного дикарями?.. Постой, постой… Я, кажется, понял, в чем заключается тайна… Взгляни, Кайпун, взгляни: вот твой бумеранг… это лист эвкалипта, оторванный от дерева и вращаемый ветром… Э, господа дикари, да вы, я вижу, не дураки.

Фрике был прав. Бумеранг очень похож на лист эвкалипта. Форма и размеры у обоих почти одинаковые; наименее изогнутый бумеранг наиболее похож на эвкалиптовый лист, и наоборот. Действие ветра на лист позволило Фрике сделать вывод о сходстве движения листа с тем, которое получает бумеранг в руках дикаря.

Придя к такому заключению, Фрике снова взял в руки уонгим и стал внимательно его рассматривать.

– Правда, оружие очень странное, – сказал он, – но вовсе не такое необыкновенное, каким кажется на первый взгляд. А! Так вот оно что!.. Ну, теперь я догадался. Концы бумеранга не лежат на одной прямой… Здесь есть легкий изгиб… Герр Блуменбах, очевидно, этого не заметил… Бумеранг просто-напросто винт. Теперь я понимаю, почему эта дубина так легко держится в воздухе, если ей сообщить вращательное движение. Это мне напомнило детство. Давно это было, я еще под стол пешком ходил… Месье Надар сводил с ума Париж своим воздушным шаром. Говорили об управлении аэростатами… В то время изобрели интересную игрушку. Это была просто небольшая деревянная палочка, снабженная двумя или тремя картонными крылышками, расположенными в виде лопастей винта. Игрушке придавали вращательное движение с помощью веревочки, точно волчку. Картонные крылышки вертелись, и игрушка поднималась вверх. Мне кажется, что бумеранг и эта игрушка – почти одно и то же, с той лишь разницей, что бечевку заменяет рука охотника… Ну, Кайпун, начинай сначала, покажи-ка мне еще раз свое искусство.

Кайпун, самолюбие которого было задето, кинул бумеранг на сто метров. На этот раз замечательное оружие превзошло самое себя. Упав на землю, бумеранг поднялся вверх и, пролетев над головой охотника, снова упал в пятидесяти шагах сзади него, потом опять подскочил и, описав таким образом несколько концентрических полуокружностей вокруг охотника, тихо вернулся к нему и чуть-чуть не был подхвачен ловкой рукой. Но тут случилось неожиданное. Внезапно налетел порыв ветра, и бумеранг отнесло в сторону, так что Кайпун не успел его подхватить. Дубинка упала шагах в двадцати от него.

Привычным жестом моряка, желающего узнать, с какой стороны ветер, Кайпун, послюнявив указательный палец, поднял его над головой и сделал знак, как будто говоря: «Не моя вина: ветер переменился».

– Я был прав, – снова заговорил восхищенный Фрике. – Ветер много значит. Теперь я понимаю, почему ты, прежде чем бросить свою дубину, так старательно исследуешь направление ветра. Ты никогда не бросаешь бумеранг против ветра или прямо по ветру, а всегда немножко вкось, точно так, как мы направляем шлюпки. Если бы ветра не было совсем, твой бумеранг не срикошетил бы. Как бы то ни было, все это очень остроумно, и нельзя назвать дураком человека, который так хорошо умеет использовать все возможности, предоставляемые природой, и так ловко действует первобытным оружием. Ну, друг Кайпун, мне с тобой придется жить довольно долго, так что изволь за это время научить меня управляться с бумерангом. Уверяют, будто им может овладеть только природный австралиец. Твое искусство служит явным опровержением этого мнения, придуманного путешественниками, не выходящими из своего кабинета. Я тоже постараюсь доказать им, что они ошибаются. Идет?.. Ведь ты меня научишь, дружище Кайпун, не правда ли?

 

ГЛАВА VII

 

Кто такой белый дикарь. – «Жан Кербегель, 1860 год». – Последствия смерти одного вомбата. – Похороны у туземцев Виктории. – Поверие о белых людях. – Еще о каторжниках. – В путь неизвестно куда. – Фрике находит золотой самородок. – Жан не хочет расставаться с Фрике. – Золотая пещера. – Не это ли клад бандитов золотых приисков? – Мыс на озере Тиррелл. – Голоса в австралийской преисподней. – Фрике узнает голоса.

При других обстоятельствах Фрике был бы очень рад встрече с австралийцами, но теперь ему было не до них. Уже три недели он жил в постоянной тревоге, не зная ничего о своих друзьях. И не только от них не было никаких известий, но Фрике не находил также ни малейшего признака, который бы указывал на то, что они появились где-нибудь в окрестностях озера Тиррелл, как было условлено.

Принятый австралийским племенем, вторым вождем которого был одичавший европеец Кайпун, парижанин был спасен от голодной смерти, но и только. К цели он не подвинулся ни на шаг.

Впрочем, его вынужденное пребывание у дикарей не было совершенно бесполезно. Приведя своего друга в деревню, принадлежащую племени, Кайпун невольно сообщил ему некоторые сведения о себе. Они были очень незначительны, но парижанин, благодаря им, все-таки убедился, что его одичавший друг – француз по происхождению, бывший моряк и вдобавок бретонец, следовательно, земляк Пьера де Галя.

С радостью ребенка, показывающего свои игрушки новому другу, Кайпун достал сначала две медные пуговицы с выбитым на них якорем, очевидно, оторванные от матросской куртки, потом две вылинявшие нашивки с полустертой надписью «Беллона». Эти вещицы тщательно хранились в мешке из кожи поссума. Кроме того, на руке у Кайпуна парижанин заметил мелкую синеватую татуировку, очевидно, выжженную давно, еще в ранней юности. Она состояла из якоря с двумя словами «Жан Кербегель» и надписи сверху: «1860 год».

Фрике окончательно убедился, что он был прав, предполагая в Кайпуне одичавшего европейца. Это был, вероятно, потерпевший крушение юнга, которого нашли дикари, приняли к себе и мало-помалу втянули в свой быт, так что он забыл родной язык и совершенно одичал.

Такие случаи бывали. Десять лет тому назад среди дикарей, при таких же точно обстоятельствах, был найден французский матрос Нарцисс Пелетье. Он тоже забыл свой язык и совершенно одичал. Пелетье был ранен в стычке между туземцами и матросами, пришедшими к ручью за водою, взят в плен и возвращен на родину. Его снова познакомили с европейским образом жизни, заставили вспомнить французский язык, зачислили в кадры флота и дали место смотрителя маяка на западном берегу Франции. Пребывание Пелетье у дикарей продолжалось восемнадцать лет.

То же самое случилось и с Кайпуном, которого Фрике стал звать настоящим именем, то есть Жаном Кербегелем.

Жан привязался к молодому человеку всей душой. Он ходил за Фрике всюду, как тень, и всячески старался сделать его жизнь у дикарей как можно приятнее.

Два дня шел дождь, и Фрике вынужден был находиться в жалкой плетеной хижине, вонючей и грязной, где жили четверо дикарей. Парижанин думал, что он не выдержит и задохнется. Как ни был он вынослив, но и ему оказалось не под силу жить среди нечистот, гниющих костей и остатков мяса, а главное, в одном помещении с дикарями, от которых воняло, как от козлов.

Жан построил для него хорошенькую хижину из ветвей с занавесью из шкуры кенгуру. Из мебели в хижине была лишь большая, чистая постель из мягких листьев папоротника, но здесь, по крайней мере, не приходилось дышать миазмами.

На досуге Фрике занялся изучением языка дикарей и воспользовался случаем говорить с Кайпуном по-французски.

Последний жадно прислушивался к его речам, повторял некоторые слова, стараясь припомнить их смысл, и делал большие успехи. Недели через три его запас слов значительно пополнился. Но он еще не научился правильно строить фразы. Ему удалось овладеть только существительными, и, желая выразить свою мысль, он путал французские выражения с австралийскими, что выходило очень смешно.

К нему понемногу стала возвращаться память, и Фрике надеялся, что одичавший француз скоро будет в состоянии рассказать свою историю. Парижанин мечтал, как он со временем увезет Жана в Европу и вернет его на прежнее, хотя и скромное место в цивилизованном мире.

Несмотря на постоянную заботу о пище, которую с трудом добывают дикари, Жан и Фрике деятельно разыскивали следы пребывания Андре, доктора, Пьера де Галя и Мажесте. Они то и дело ходили к озеру Тиррелл. Местность, к счастью, была хорошо знакома Жану, и он был незаменим во время этих длинных походов. Фрике дал ему понять, как важны поиски, и одичавший бретонец напрягал чутье дикаря, чтобы отыскать следы друзей парижанина.

Одна вещь чрезвычайно смущала Фрике. Ему очень хотелось знать, за что золотодобытчики хотели повесить Жана, но тот на все его вопросы упорно отмалчивался, не желая или не умея связно ответить.

Между тем Фрике случайно узнал об одном поверье, которому суждено было оказать благотворное влияние на будущее парижанина. Случилось это благодаря очень неприятному обстоятельству, жертвою которого стал один из дикарей племени.

Несчастный, желая поймать вомбата (лазающее животное), влез на вершину эвкалипта и упал оттуда на землю, сломав себе спину.

Так как австралийцы редко умирают своей смертью – чаще это происходит из-за какого-то несчастья, – то они смотрят на смерть, как на нечто противное природе, вызванное чьими-нибудь кознями. И на этот раз дикари заорали во все горло, посылая брань солнцу, луне, эвкалиптам, а главное таинственному колдуну, принявшему образ вомбата, чтобы заманить несчастного дикаря на вершину дерева и убить его.

С ревом и воем, какого не вынесло бы европейское горло, мужчины в знак траура вымазали себе белой краской лицо, грудь, руки и ноги, другими словами, изобразили на себе кости человеческого скелета и занялись подготовкой к торжественным похоронам.

Вечно голодные туземцы порою не отказываются от человеческого мяса. Они, в большинстве случаев, пожирают мертвецов. К счастью, Фрике на этот раз не пришлось присутствовать при отвратительном зрелище. Провизии у дикарей было достаточно. Озеро в изобилии поставляло рыбу, и дикари ограничились тем, что содрали с умершего кожу.

Во время этой операции, которую совершал каракул, или колдун племени, каждый туземец медленно прохаживался около трупа и, приближаясь к нему, каждый раз ударял себя топором по голове в знак скорби. Фрике сначала думал, что это делается только для виду, но потом понял, что удары наносились нешуточные, потому что по лицам у несчастных текла кровь. Самоистязание прекратилось лишь тогда, когда каракул, отойдя от трупа, подбежал к фанатикам, обнял по очереди каждого из них и залепил их раны пластырем из глины. После того они были допущены к созерцанию мертвого тела.

Затем приблизились жены умершего. Несчастные вдовы были облачены в полный траур: их лица, руки и ноги были вымазаны белой краской, все украшения сняты. Увидев труп своего мужа и повелителя, все жены, точно по команде, завыли. Они рвали на себе волосы, плакали и бесновались, выражая дикими телодвижениями и криками свое горе.

После этой церемонии тело дикаря положили в кожаный мешок. Этот мешок сохраняется вдовами в течение ста дней, а затем его кладут в дупло или какую-нибудь отдаленную пещеру.

То же самое бывает, когда у матери умирает ребенок. Бедная женщина долго не решается расстаться со своим птенцом и носит его с собою, пока тело окончательно не сгниет. Тогда она высушивает кости, заворачивает их и кладет на ночь под голову, чтобы иметь около себя останки ребенка и почаще вспоминать его во сне.

Печальная церемония закончилась. Несчастные, истерзанные дикари запели хором веселую песню и устроили вокруг Фрике фантастическую пляску.

Парижанин не знал, что и думать об этом неожиданном взрыве веселости, но Жан скоро разъяснил ему это недоразумение на своем странном языке.

У австралийцев существует поверье, что все их мертвецы оживают под видом белых людей. Присутствие Фрике, по их мнению, предвещало благополучие.

Они предполагали, что скоро явятся белые, много белых, и первым из них будет сам недавний покойник, принявший черты лучшего друга Фрике.

– Спасибо вам, друзья, за такое милое предсказание, от души спасибо. То, что вы проповедуете, очень смешно, но я готов разделить вашу веру. Если ваше пророчество сбудется, то мне больше и желать нечего.

Как ни удивительно такое поверье, но оно, в сущности, очень естественно. Каждый представляет себе рай сообразно со своим умом и воображением. Живя в страшной бедности, в лишениях, на самой низшей ступени человеческого развития, негритос Австралии видит, что белый человек живет в изобилии. Счастливый конец своей жизни он видит в том, чтобы начать ее вновь в условиях, о которых он в теперешнем своем положении может только мечтать; этими желательными условиями являются обильная еда, обильное питье и обильный сон.

Происхождение этого поверья объясняют по-разному. Наиболее правдоподобным кажется нам объяснение, относящееся ко времени возникновения колонии.

Каторжники, привезенные капитаном Филиппом, едва успев высадиться, принялись за свои прежние дела. Воровство и убийство стали у них средством к существованию, и против этого зла не помогала даже железная дисциплина, обычная в английских исправительных колониях.

 

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.016 с.)