ТОП 10:

Последнее междометие было вызвано ударом ногой в грудь, который Фрике нанес англичанину.



 

Сэм Смит лежал на земле побагровевший и пыхтел, точно кузнечный мех. Он не двигался и, казалось, не обращал внимания на окружающих.

Один из прибывших молча подошел к Фрике и предложил ему оплетенную флягу с ромом. Несмотря на антипатию, Фрике влил в рот противнику несколько капель укрепляющего напитка, который не замедлил произвести ожидаемое действие.

 

 

 

Раздалось громкое «ура!», и парижанин, все еще не пришедший в себя, увидал, как в тумане, четырех всадников.

 

Разбойник громко чихнул, приподнялся и сел. Он узнал Фрике и поблагодарил его за заботу, потом громко вскрикнул от бешенства при виде европейцев и их чернокожего спутника.

– Черт побери!.. Полиция!..

Один из полисменов подошел к нему с вежливостью, которой не мешало бы поучиться полицейским любого европейского государства, и сказал:

– Здравствуйте, мистер Смит, очень рад вас видеть… Мы ищем вас уже четыре дня. Сотни миль изъездили мы, гоняясь за вами, и наконец настигли. Виселица давно по вам плачет.

– Не будь с вами этой черномазой обезьяны, – ворчливо ответил Сэм Смит, – никогда бы вы меня не выследили.

– Но черномазая обезьяна была с нами… и вы пойманы, и вас будут судить, и наверняка повесят, добрейший мистер Смит, – возразил полисмен с добродушной улыбкой.

– Это меня-то повесят? За что?

– Последние ваши подвиги, мистер Смит, возмутили всю провинцию. Они совершенно недопустимы.

– Возмутили всю провинцию? Слишком большая честь для меня.

– Опасная честь, мистер Смит, очень опасная. Вы за одну неделю убили четырех человек.

– Всякий делает, что может, а для меня еще и веревка не сплетена.

– Кстати, мистер Смит, – сказал полисмен, – я все думал, что вы работаете один, а у вас, оказывается, есть помощник.

– Позвольте! – воскликнул с негодованием Фрике. – Это уж не я ли помощник грабителя на большой дороге?

– Боже мой! Француз!..

– Да, сударь, француз, и притом никогда не делавший ничего бесчестного.

– Начальство разберется.

– Начальство!.. Вы в своем уме? Зачем я пойду к вашему начальству? По какому праву вы можете меня задержать?

– Полиция имеет право задержать любого бродягу, тем более что мы встретили вас в компании известного разбойника, с которым вы, по-видимому, на дружеской ноге.

– На дружеской ноге? Уж не потому ли, что я чуть не убил его?.. Странный повод делать выводы о дружеских отношениях.

– Что верно, то верно: вы мистера Смита чудесно обработали. Ей-богу, вы молодец, и ваш арест принесет нам много чести. Вы сделаетесь героем дня. Местные газеты наперебой будут печатать вашу биографию и ваши портреты.

Во время этого разговора лесовик с большим трудом встал на ноги. Он добрался до небольшой рощицы мимоз и резко свистнул.

– Что это вы изволите делать, мистер Смит? – спросил полисмен.

– Зову свою лошадь. Ведь вы не намерены вести меня пешком?

– Боже упаси! Поезжайте, но только с условием, что вы будете ехать впереди, вашу лошадь поведут на поводу, и я буду следить за малейшим вашим движением с револьвером в руке.

Великолепная лошадь подбежала к разбойнику и положила красивую голову ему на плечо.

– Что за прелестная лошадь у вас, мистер Смит!

– Да, недурна. Не будь у нее немного содрано левое заднее копыто, никогда бы вам не найти моих следов. Ну, да что об этом толковать. Поймали молодца, ничего не поделаешь. Приходится покориться. Этот джентльмен порядком помял меня, так вы помогите мне, пожалуйста, взобраться в седло.

Два полисмена спешились и подошли к раненому.

Сэм Смит только того и ждал. Упадка сил у него как не бывало. Раз, два – и услужливые полисмены покатились по земле, пораженные кулаками бандита. Одним прыжком он вскочил на лошадь и крикнул опешившему Фрике:

– Вы невинны, так что выпутывайтесь, как знаете!

Третий полисмен не растерялся: он прицелился из револьвера и выстрелил по беглецу. Но разбойник пришпорил коня и умчался, а пуля ударила в ствол камедного дерева.

– Ну, ничего, – сказал стрелок, – мы еще найдем его. А если не найдем, то вы ответите и за него, и за себя, – добавил он, обращаясь к Фрике и окидывая его недобрым взглядом.

 

ГЛАВА II

 

Основание колонии. – С 1788 по 1885 год. – Каким образом в течение века из одной тысячи жителей стало три миллиона. – Царица южных морей. – Несообразности австралийской природы. – Усилия, увенчавшиеся успехом. – Влияние губернатора сэра Томаса Брисбена. – Золотая земля. – Австралийская федерация. – Колониальная полиция, ее устройство и бюджет. – Негры как сыщики. – Проворнее!.. – Бегство.

В мае 1787 года, по совету знаменитого Джеймса Кука, была отправлена из Англии эскадра из одиннадцати кораблей под командованием капитана Филиппа. Через восемь месяцев плавания эскадра встала на якорь в Ботани-Бее, под 33°33′ южной широты и 148°35′ восточной долготы.

На кораблях эскадры находились семьсот пятьдесят семь каторжан-мужчин, четыреста девяносто две женщины и восемнадцать детей при команде из двухсот солдат и офицеров. Всего же до нового местожительства добралась одна тысяча сто шестьдесят человек.

Англия выслала в эту неисследованную страну изгоев своего общества, закладывая таким образом начало новой исправительной колонии. У новых колонистов было четыре коровы с теленком, один бык, жеребец с тремя кобылами, тридцать три овцы с пятью баранами да несколько коз и свиней.

И что же? Факт невиданный, неслыханный, поражающий даже экономистов: из этой небольшой кучки людей, пополняемой новыми колонистами, выросло население в три миллиона человек, а несколько единиц домашнего скота, заброшенных на пустынный берег, произвели миллион лошадей и восемь миллионов голов рогатого скота.

Таково в настоящее время положение Австралии, способной смело соперничать со старой европейской цивилизацией и не без гордости требовать себе звания Царицы южных морей.

Любые комментарии излишни, когда налицо факт такого поразительного развития. Поневоле приходится признать, что вечным преуспеванием англичане обязаны своим природным качествам – настойчивости, терпению, трудолюбию, упорству в борьбе и удивительной житейской хватке.

У англичан определенно «счастливая рука». Где бы ни водрузили они свой флаг, там сейчас же начинается процветание. Бесплодные, пустынные поля, населенные голодными туземцами, словно чудом превращаются в зеленые нивы, в цветущие луга; пустыни заселяются, вырастают, словно из земли, города; развиваются торговля и промышленность… Замечательные колонизаторские способности! Удивительная удача!

Австралия – наглядный тому пример. Казалось, это самая неблагоприятная страна для колонизации. Правда, первые путешественники, восхищенные ее могучею флорой, громадными размерами деревьев, мягкостью и умеренностью климата, сгоряча объявили страну настоящим Эльдорадо, но очень скоро наступило разочарование.

Пятая часть света была впервые открыта в 1601 году португальским мореплавателем Мануэлем Годино де Эредия, причалившим к ее северо-восточному берегу. Потом Австралию посетил голландец Виллем Янсзон, высадившийся в 1606 году на полуостров Кейп-Йорк, и, наконец, она была исследована Дерком Хартогом, тоже голландцем, который открыл некоторые из близлежащих островов. В то время новый материк был назван Terra Australis incognita[37] и в принципе должен был считаться голландским. И действительно, два голландца, Ян Карстенс и Абель Янсен Тасман, открыли: первый – залив Карпентария на севере, названный в честь Питера де Карпентира, генерала-губернатора Нидерландской Индии, а второй – остров Тасманию, отделенный от материка Бассовым проливом.

Но ни голландцы, ни англичане, заглянувшие на западный берег в 1668 году, ни прибывшие в 1670 году французы не водрузили здесь своего флага. В течение целого столетия мореходы трех наций приезжали на неведомый материк, но дело ограничивалось основанием нескольких факторий, влачивших жалкое существование вплоть до 1770 года, когда капитан Кук неожиданно объявил Австралию владением английского короля Георга.

Спустя восемнадцать лет капитаном Артуром Филиппом была сделана упомянутая нами в начале главы попытка основать там колонию.

Трудно было первое время подневольным колонистам, но в этих тяжелых трудах первых пионеров и проявился во всем блеске колонизаторский талант англосаксонской расы. Сначала для пришельцев все было удивительно, все приводило их в недоумение.

Прежде всего, сказался недостаток в реках. Австралийские реки, быстро спускаясь с гор, прокладывают глубокие русла в долинах, растекаются в болотах, теряются в песках и с трудом добираются до моря, не имея больших притоков, которые бы усиливали и поддерживали их.

Из-за отсутствия естественных водных путей колонисты попробовали проникнуть в глубь материка по суше. Новая неудача. Всюду росли огромные деревья с тусклой, темной зеленью без цветов и плодов. Всюду был избыток бесполезных растений и обилие ненужных животных, как будто назло европейским порядкам. Австралия действительно страна нелепостей, доходящих до крайности. Приведу отрывок из сочинения англичанина Уллаторна, писателя XVIII века, рассуждающего об этом предмете.

«Австралия, – пишет Уллаторн, – представляет контраст с Европой не только по географическому положению, но и во многих других отношениях. Начнем с природы. В то время, когда у нас зима, в Австралии царствует лето. Барометр поднимается перед дождем и опускается перед хорошей погодой. Лебеди там черные, а орлы белые. Там есть животное вроде крота, имеющее утиный нос, но кормящее молоком своих детенышей. Собаки в Австралии, с головой волка и телом, как у лисицы, никогда не лают. Там водится птица с языком в виде метелки. Треска там ловится в пресной воде, а окуни – в море. Встречаются крылатые змеи и летучие рыбы с крыльями, как у летучих мышей. Крапива вырастает там с большое дерево, а тополь не превышает размерами обычного кустарника. Громадные папоротники имеют стволы в двадцать пять и даже тридцать футов, и их широкие листья торчат горизонтально в виде зонтика.

Там живет огромная птица-казуар, напоминающая страуса, только вместо перьев кожа у нее покрыта как будто шерстью. Голос одной птицы похож на свист и щелканье кучерского кнута, голос другой напоминает серебряный колокольчик. Крик некоторых птиц похож на детский плач, а крик других – на хохот человека. Листья на некоторых деревьях никогда не опадают, зато у них периодически меняется кора, и так далее.

Немецкий ученый Блуменбах, – пишет дальше простодушный автор прошлого столетия, – предположил, что материк Австралия сотворен после того, как были созданы остальные части земного шара. Но, – добавляет он еще наивнее, – по мнению других ученых, несообразности австралийской природы объясняются тем, что воды потопа пребывали на этом материке дольше, чем в других местах, и лишь сравнительно недавно ушли оттуда под кору полярного льда».

Легко представить себе удивление первых путешественников при виде гигантских деревьев из семейства миртовых и, между прочим, при виде красных и синих эвкалиптов, стволы которых достигают шестидесяти и даже восьмидесяти метров в высоту. А громадные сосны долины Муррея, целые рощи мимоз, заросли сирени, араукарий, казуарин, банксий и прочих растений? А фауна, подобной которой не встретишь нигде: ни толстокожих, ни жвачных, но зато есть животные, снабженные утробною сумкой. В Австралии почти у всех животных есть эта сумка, за исключением тюленя, нетопыря и собаки.

Понятно, что при таких условиях начальная колонизация вызывала едва преодолимые трудности. К природным неудобствам добавилось еще то обстоятельство, что в качестве первых поселенцев правительство прислало каторжников, присутствие которых в стране отбивало у порядочных людей охоту отправляться туда.

Несмотря на старания капитана Мак-Артура, который первым заметил, что под влиянием мягкого климата грубое и жесткое руно овец становится в Австралии нежным и тонким, скотоводством долгое время не занимались, и колония развивалась медленно. Лишь в 1822 году сэр Томас Брисбен, назначенный губернатором, дал решительный толчок колониальной активности во всех отраслях. Он заявил британскому правительству, что обширные плодородные земли колонии только дожидаются рабочих рук, чтобы начать приносить несметные богатства. Сообщение губернатора как лица государственного и авторитетного произвело впечатление в Англии, и колонисты нахлынули со всех сторон. Развилось и упрочилось скотоводство, или, как его здесь называли, скваттерство, и промышленное развитие Австралии пошло вперед исполинскими шагами.

 

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.01 с.)