Обезьяна следовала за человеком без колебания и храбро барахталась в вонючей воде, но тигр входил в нее с большим отвращением.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обезьяна следовала за человеком без колебания и храбро барахталась в вонючей воде, но тигр входил в нее с большим отвращением.



 

Не зная языка даяков, не зная, хорошо ли его примут с такой странной свитой, он избегал торных дорог и лишь по ночам показывался на обработанных засеках. Сорвав украдкой горсточку-другую риса, он снова убегал в лес, лишь только заслышав приближение человека. При малейшем подозрительном шуме он замирал в страхе, как бы свирепые от голода животные не напали на кого-нибудь и не привлекли внимания вооруженных людей. Избежав опасности, все трое снова пускались в трудный путь, продираясь сквозь чащу.

На десятый день Фрике, изнуренный лихорадкой, с избитыми, израненными ногами, голодный и слабый, достиг гребня гор Батанг-Лупар. Ярко освещенные солнцем вершины купались в чистом, прозрачном воздухе. Исчезли густой туман, вредные испарения, грязные потоки, наводненные кайманами и прочей гадостью. В измученную грудь проникал здоровый, свежий воздух, очищая кровь, оживляя тело. Фрике с непривычки даже опьянел от него.

Отдых был необходим. Парижанин решил провести два дня в этом прелестном месте, чтобы поправить организм, надломленный усталостью и зараженный болотными миазмами. Плодов и дичи здесь было в изобилии; он мог побаловать желудок, ослабленный скудной пищей.

Животные привыкли к нему настолько, что он сам удивлялся. Тигр, к величайшей радости орангутанга, ходил за ним всюду, как собака. Добрый Дедушка нисколько не ревновал. Одним словом, на горных вершинах Батанг-Лупара разыгрывалась настоящая идиллия в доисторическом вкусе. Три приятеля плотно пообедали, и Фрике с удобствами устроился на постели из ароматных трав, положив голову на шелковистого Мео, и с восторгом принялся следить за полетом веселых птичек в синем небе, а Дедушка с серьезной гримасой уселся рядом и, запустив руку в роскошный мех тигра, занялся терпеливой и очень успешной охотой за насекомыми.

 

ГЛАВА XII

 

Бесплодные поиски. – Тревога. – Бой в темноте. – Отражение атаки. – Ямка под деревом. – «Копать». – Фрике, как очистительная жертва. – Через лес. – Малайская крепость. – Пьер де Галь показывает себя великолепным сапером. – Пролом. – Превращение из нападающих в осажденных. – Катехизис французского матроса. – Что поделаешь против целой армии? – Голод. – Капитуляция с военными почестями. – Прибытие в Борнео. – Страшный крик во дворце магараджи.

Как, должно быть, помнит читатель, попавшись в руки малайцев, Фрике успел крикнуть: «К оружию!.. Неприятель!»

Этот крик и выстрел из револьвера подняли тревогу в лагере Андре.

Друзья долго не знали, жив их товарищ или геройски умер, спасая от верной гибели весь отряд. Услыхав крик, они прежде всего испугались за его участь.

– Это Фрике! – воскликнул Андре, хватаясь за карабин.

– Фрике! – словно эхо, с отчаянием повторили доктор и Пьер.

Мажесте дико зарычал в темноте. В лагере поднялась суматоха возня; все вооружались и становились в строй. Блеснула молния ослепительной стрелой разорвав густую черную тучу и на мгновение осветив отряд даяков, вооруженных длинными копьями. В нескольких шагах от них бушевало отвратительное скопище голых малайцев, потрясавших своими пиками и готовых ринуться в бой.

Наступила минута томительного, грозного затишья, какое всегда бывает в промежутке между отблеском молнии и ударом грома. Враги стояли друг напротив друга с поднятым оружием. Раздался оглушительный треск, точно небесный свод обрушился на землю. Земля задрожала, застонали деревья, и все слилось в один смутный, протяжный гул. После этого снова настала тишина.

Раздавшиеся на лесной поляне яростные крики людей, убивающих друг друга, вскоре были покрыты новым раскатом грома. Молнии змеились по черному южному небу, громовые удары следовали один за другим так быстро, что сливались в сплошной оглушительный грохот. Но громы небесные не мешали земным. Под вой беснующихся стихий, в темноте непроглядной ночи яростно сражались люди.

По временам небесные громы умолкали, молнии гасли, и тогда сверкали в темноте и гремели выстрелы из французских карабинов. Когда затихала стихия, блистал красноречием порох. Так продолжалось около часа. Потом удушливый туман порассеялся, и тучи пролились на землю тропическим ливнем. Человеческие крики замолкли понемногу, притихла на время людская ярость, укрощенная потопом, обрушившимся на живых и убитых, на побежденных и победителей.

Три француза и негр не обменялись во все время бури ни словом. Они были слишком поглощены делом, чтобы говорить. Наконец буря утихла, и одновременно с нею прекратился бой. С последним порывом дождя и ветра раздался последний крик. То был дикий победный крик даяков. Малайцы были отброшены с большими потерями. У европейцев вырвался из груди общий стон:

– А Фрике?!

Они не обращали внимания на свои раны. Их мысли были о пропавшем друге.

Они звали его по имени, но парижанин не мог откликнуться на их зов – читатель помнит почему. Солнце уже взошло и заиграло на листьях, обрызганных жемчужными каплями дождя. Птицы с громким пением порхали над залитой кровью поляной, насекомые зажужжали в траве, а друзья Фрике так и не могли найти следов своего любимца.

Хуммонгонг Унопати, легко раненный в бок ударом пики, с блестящими глазами и радостной улыбкой обходил поле битвы, осматривая трупы. Потери даяков были незначительны. Они сражались ночью очень осторожно, действуя сомкнутым строем, и яростная атака малайцев, которые были гораздо многочисленнее, разбилась о несокрушимую даякскую фалангу.

Очень помогло, разумеется, и великолепное оружие европейцев, но – надо сказать правду – даяки смогли бы отразить нападение и своими силами. Словом, бандиты индо-малайского архипелага потерпели жестокое поражение.

Разумеется, битва не обошлась без обычного эпилога – отрезания голов у павших неприятелей.

Несмотря на богатые трофеи, Туммонгонг был очень мрачен. Он приложил все старания, чтобы найти след Фрике, но тоже безуспешно. Исчезновение молодого человека приводило его в отчаяние.

– Видишь, – сказал он Андре, – я говорил правду: собака умерла не к добру. Так и вышло, несмотря на пышный пантах, который я ей сделал. Может быть, этого показалось ей мало… Хорошо, я устрою ей пантах еще лучше прежнего. Я отдам ей все головы, которые придутся на мою долю. Душа собаки поможет нам найти белого вождя. Не горюй, мой бледнолицый брат!

– Будьте осторожнее, господин Андре, – говорил Пьер. – Не годится отходить далеко. Кто их знает, язычников: может, какой-нибудь негодяй притаился за деревом… Надо же было случиться такой беде, что дождик смыл все следы мальчика, а то бы мы его нашли.

– Правда, Пьер, осторожность необходима, а то может случиться беда. Тому пример – наш Фрике… А все-таки нужно попробовать его найти. Может быть, нам удастся напасть хоть на какой-нибудь след. Скорее на поиски, мой друг.

– Я, господин Андре… Конечно, надо идти. Конечно, надо. Я готов. Но только вы меня, я вижу, не поняли. Говоря об осторожности, я хотел сказать, что вам не следует одному заходить далеко в лес, потому что малайцы – звери, господин Андре, настоящие звери. Хватит одного несчастья… Не дай бог, с вами еще что случится… Простите, я от горя совсем поглупел и сам не знаю, что говорю.

– Спасибо, Пьер, – перебил Андре, крепко пожимая руку старого моряка. – Спасибо за добрый совет. Я расцениваю его как совет храброго и опытного воина, к которому стоит прислушаться.

– Хорошо! Хорошо! – заговорил подошедший доктор, грубостью желая замаскировать свое волнение. – Нас, южан, упрекают в болтливости, а сами что делают? Целых полчаса болтают без толку, а другие за них работай.

 

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.117.56 (0.005 с.)