ТОП 10:

Развилось и упрочилось скотоводство, или, как его здесь называли, скваттерство.



 

С 1830 до 1836 года на юге материка, около заливов Спенсер и Порт-Филипп, были открыты новые громадные пастбища. Новость быстро облетела колонию, и эмигранты, пастухи и скваттеры, покинули Новый Южный Уэльс, столицей которого был Сидней, и переселились на берега Ярры, где теперь находится юрод Мельбурн. В 1836 году этот зародыш колонии, окрещенной впоследствии именем Виктория, насчитывал уже двести восемьдесят четыре человека, в том числе тридцать восемь женщин. В стадах насчитывалось семьдесят пять лошадей, полтораста голов рогатого скота и сорок одна тысяча овец.

Промышленно-торговый гений англосаксов с каждым днем изыскивал все новые ресурсы, и колонии постоянно процветали и богатели. Английское правительство, всегда замечательно понимавшее интересы государства, сумело уничтожить все препятствия, мешающие свободной деятельности. Оно избавило страну от язвы чиновничества и заблаговременно даровало ей самоуправление. В 1848 году австралийские колонии получили представительное правительство.

В 1851 году Виктория насчитывала семьдесят пять тысяч жителей. Какие чудеса творит труд! Благодаря ему и колонизаторским способностям англичане за полвека создали процветающее государство. Вскоре их разумная настойчивость была вознаграждена тем, что у нас обыкновенно зовется «счастьем в делах». Австралия, богатая скотоводством, разбогатела вдруг еще больше после открытия в ней золота.

Третьего апреля 1851 года Харгрейв нашел золотую россыпь в Саммер-Хилл.

Четырнадцатого августа того же года у одного возчика завязла в грязи телега. Вытаскивая ее из глины, он нашел слиток в тридцать две унции.[38]

Весть об этом разнеслась с быстротою молнии. Всех обуяла золотая лихорадка, все кинулись на россыпи и начали потрошить внутренности земли. Скваттер бросил свой скот, моряк – корабль, адвокат – практику, купец – торговлю, даже доктор – пациентов. Город опустел, словно вымер. Началась безумная погоня за быстрой наживой, ни дать ни взять как в Сан-Франциско. Произошло настоящее столпотворение: кто – нажился, кто – разорился, были случаи убийств и самоубийств.

До открытия золота в Виктории было семьдесят пять тысяч жителей. В 1854 году эта цифра возросла до трехсот двенадцати тысяч. Только в этом году на двух тысячах пятистах кораблях прибыло восемьдесят четыре тысячи пассажиров.

В любой другой стране такой внезапный прилив населения вызвал бы страшный голод. Не то было в Виктории. Скота оказалось здесь так много, что в мясе не почувствовалось ни малейшего недостатка. Англичане, с обычной своей сметливостью, сейчас же организовали своевременный подвоз и поставку всего необходимого, так что беспорядок если и был, то лишь самое короткое время, и то на первых порах. Золотопромышленность очень быстро была поставлена на ноги, и за какие-нибудь два года в колонии возникли даже мануфактуры.

В настоящее время Виктория имеет около миллиона жителей и ее столица насчитывает триста тысяч душ.

Закончим сравнением: как дерево, разрастаясь, дает многочисленные ветви, точно так же маленькая колония близ Сиднея менее чем за век произвела от себя пять новых провинций. После Виктории образовалась Южная Австралия, затем – Западная Австралия, потом – Квинсленд и Северная Австралия. Новые колонии живут каждая своей жизнью, у каждой собственные средства и отдельное управление, сообразное с местными условиями. Но в международной жизни они не идут вразброд, а составляют крепкую федерацию под верховенством Старой Англии, их общей метрополии. И залог прочности их преуспевания коренится в том же, что положило им основание: в твердом и предприимчивом духе английской нации и ее способности к труду…

Поучительна и увлекательна история прогресса в этой роскошной стране, но нам надо остановиться. Пора вернуться к нашему герою, которого, как помнит читатель, мы оставили в положении очень скверном, если не безнадежном.

Много еще предстоит сказать об Австралии, очень много, потому что она недаром зовется страной чудес, но это мы сделаем после и при случае. Так как действие драмы, которую мы описываем, происходит в провинции Виктория, то мы, разумеется, посвятим немало страниц самому подробному обзору этой провинции в научном, промышленном и экономическом отношении. А теперь вернемся к нашим героям.

Будь у Фрике с собой деньги, он бы не избежал смерти. Вместо бокса разбойник угостил бы его ружейной пулей и ограбил до нитки.

Но он попал из огня да в полымя. Избежав опасности от Сэма Смита, он попался полицейским за то, что оказался с ним рядом. Полицейские окончательно и бесповоротно решили, что Фрике – один из подручных бандита.

Полиция никогда не ошибается – это известно всем и каждому и в Старом, и в Новом Свете. Полиция непогрешима. Ее соображения бесспорны. Поэтому Фрике заранее был обречен. Правда, сокол улетел, но зато поймали дрозда – и это хорошо. Так думали господа полисмены, а, стало быть, это было правильно. Фрике предстояло явиться перед мельбурнскими судьями. Отвертеться не было ни малейшей возможности.

С аппетитом уплетая вкусный кусок бифштекса, любезно предложенный полисменами, парижский гамен принялся обдумывать план бегства из-под бдительных очей блюстителей порядка. Они были народ дюжий и зоркий, и замысел Фрике с первого взгляда мог показаться совершенно нелепым.

Он, впрочем, хорошо знал, что эти полисмены не настоящие. Хотя каторжный элемент давно перевелся в Виктории, но дороги там довольно широки и пустынны, так что вполне справедливо могут называться большими дорогами. На этих дорогах встречаются очень часто разные неизвестные личности, вроде Сэма Смита, которым ничего не стоит освободить проезжих и прохожих от багажа и денег. Для наблюдения за безопасностью, а также для предотвращения кровавых стычек европейцев с китайскими кули колония содержит пешую и конную жандармерию. Пешие жандармы несут службу исключительно в городах, а конные назначаются для разъездов по горам и долинам провинции. Личный состав жандармерии невелик, но жалованье платится им довольно сносное, что видно из финансового отчета за любой из последних годов. Общий расход на содержание жандармерии сводится в этих отчетах приблизительно к двумстам тысячам фунтов стерлингов.

Зато количество уравновешивается качеством. Такую деятельную, бодрую и ловкую полицию едва ли еще можно встретить. Конные полисмены вечно в разъездах и очень быстро переезжают с места на место. Сегодня их видели в Сандхерсте, Каслмейне или Эмерагш-Хилс, а завтра они уже уехали верст за девяносто, послезавтра еще дальше, потом еще дальше.

При них состоят полуцивилизованные негритосы, сохранившие от прежней дикой жизни удивительный нюх по части выслеживания своих бывших врагов – белых и китайцев. Австралиец никогда не собьется со следа, чей бы он ни был. Следует отметить ту странность, что негритос гораздо скорее и легче выслеживает своего собрата, нежели человека другой расы. Если он напал на след и помчался за беглецом верхом на лошади, тому нечего ждать пощады: неумолимый преследователь с отвратительной радостью наведет на него жандармов, при которых состоит.

Задача жандармов – очистка дорог от разбойников. Они исполняют свое дело добросовестно и, можно сказать, с усердием, хотя и не всегда удачно.

Два полисмена, уложенные на землю кулаками бандита, хотя и вынуждены были отказаться от преследования, но утешились при виде Фрике, в котором видели сообщника Сэма Смита. Австралийский арест отличается от французского тем, что полисмены относятся к задержанному не грубо, а с уважением и добродушием. Там не знают menottes, как французы называют ручные кандалы, а предоставляют задержанному относительную свободу, справедливо полагая, что бежать по дороге бесполезно, а бежать в лес, где из-за отсутствия дичи можно умереть от голода, бессмысленно. Если же вспомнить, ко всему этому, о черном следопыте, то станет очевидно, что бегство при таких обстоятельствах почти немыслимо.

Поэтому наши полисмены, с чисто английским аппетитом подкрепившись сытной закуской, преспокойно легли отдохнуть и крепко заснули под сенью деревьев, громадные очертания которых скоро потонули во мраке. Фрике, которому гуманно предложили большое одеяло, завернулся в него и улегся, как человек, собирающийся изрядно выспаться после треволнений дня.

Лошадей стреножили и привязали к дереву, задав корму.

Ночь надвигалась быстро. На небе появились звезды. Тишину маленького лагеря нарушал только храп спящих. Хотя полисмены спали настороженно, вполглаза, глубокое дыхание показывало, что сон очень крепок и что их не скоро добудишься.

Вдруг одна из лошадей прекратила есть и шарахнулась в сторону.

– Тпру!.. – окрикнул ее хриплым голосом один из отдыхающих.

По густой траве послышался быстрый галоп. Англичане и негритос моментально вскочили. На земле смутно виднелся черный силуэт Фрике, завернувшегося в одеяло.

– Эй!.. Лошади ушли!..

– Вместе с арестантом, – проворчал один из полисменов, пиная ногой пустое одеяло.

Лошади, кроме одной, стояли на прежнем месте. Англичане проворно распутали их и, вскочив в седло, дали лошадям шпоры, решив не править, а довериться инстинкту животных. Негритос остался один, так как его лошадь была угнана.

Почувствовав шпоры, несчастные лошади вскочили на дыбы, жалобно заржали и повалились на землю, увлекая за собой всадников.

 

ГЛАВА III

 

Фрике забавляется. – Бегство. – Убийство лошадей. – Взялся за гуж – не говори, что не дюж. – Фрике в форме полисмена. – По лесам Австралии. – Фрике понимает, что сила имеет свою хорошую сторону. – Золотой прииск. – Лагерь диггеров. – Закон Линча. – Фрике хочет помешать самосуду. – Кстати или некстати, но он снимает повешенного с петли. – Ловкий удар. – Вероятные последствия выстрела.

Пока полисмены, ругаясь, как немецкие извозчики, старались выпутаться из порванной сбруи и выбраться из-под лошадей, которые никак не могли встать, Фрике мчался по лесу с быстротой молнии.

– Вот еще! – говорил он сам себе, смеясь как сумасшедший. – Так я и стал сидеть с поставщиками для виселицы! Как же! Держи карман!.. Да хоть бы за что-то взяли, а то не угодно ли: в компании с лесовиком! Этого еще недоставало! Да я не был бы Фрике-парижанином, если бы не удрал от них. Воображаю, какая теперь у них кутерьма! Конечно, я поступил с ними немножко круто, но разве это моя вина? Впредь им наука: не трогай честных людей, умей отличать их от мошенников. Поделом им, даже если они себе спины сломали. Вот лошадей жалко: те не виноваты ни в чем. Это с моей стороны настоящее убийство. Жаль, что черномазый вышел сухим из воды, а хорошо бы сделать ему внушение, чтобы он, бегая ищейкой, умел различать, кого следует беспокоить, кого нет. В сущности, я провел время недаром: побил Сэма Смита и приобрел великолепную лошадь… правда, не очень честным способом, но что же делать? Уж так пришлось!.. Эй ты, сивка-бурка! Пошевеливайся! Помни, что ты удостоился чести нести на себе друга Пьера де Галя, и скачи во весь дух прямо на север.

Фрике действительно поступил с полицейскими не только круто, но даже непозволительно. Завернувшись в одеяло, он долго смотрел на звезды, мечтая о бегстве и слушая, как храпели почтенные полисмены. Он решил, что чем проще будет способ бегства, тем лучше. Обдумав и взвесив все как следует, он тихонько вынул из кармана ножик, беззвучно открыл его и пощупал острие, стараясь не произвести ни малейшего шума.

Темнота ночи способствовала замыслу, для которого требовалось много осторожности и самой отчаянной смелости. Терпеливо, как краснокожий индеец, он после целого ряда незаметных бесшумных телодвижений сумел выбраться из-под одеяла, которое сохранило такую форму, как будто под ним по-прежнему лежал человек. После этого он пополз по траве к лошадям и, добравшись до них, тремя движениями ножа перерезал у трех из них поджилки. Полисмены безмятежно храпели, ничего не слыша и не подозревая.

Парижанин долго не решался прибегнуть к такой крайности. В нем сердце сжималось от жалости, что приходится пожертвовать тремя благородными животными. Ему казалось, что он совершает убийство. Но выхода не было, только этим способом он мог оградить себя от погони.

Почувствовав боль, три лошади шарахнулись, а Фрике вскочил на четвертую, дал ей шпоры и помчался вперед, как бешеный, предоставив жандармам выпутываться, как знают.

После нескольких минут бешеного галопа Фрике, убедившись, что за ним никто не скачет, замедлил ход лошади и возобновил свой монолог:

– Что за гадость быть живодером! А я к тому же не могу видеть ничьих страданий!.. Хороша логика, однако: жалею трех лошадей и не думаю о трех жандармах, оставленных в степи на мучения. Ведь они, чего доброго, могут умереть с голоду! Конечно, я законно оборонялся. Дьяволы этакие! Нужно им было ко мне лезть! В конце концов они могут съесть своих лошадей, если проголодаются, и разве так уж трудно им вернуться в город? Меня им все равно не поймать, да и вооружен я отлично их же оружием.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.01 с.)