Фрике, снявший повешенного с ветки эвкалипта, спрятался вместе с ним за свою смертельно раненную лошадь.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фрике, снявший повешенного с ветки эвкалипта, спрятался вместе с ним за свою смертельно раненную лошадь.



 

При этих словах Фрике выглянул из-за своей лошади и, молодецки закинув штуцер за плечо, радостно воскликнул:

– Да это месье Сэм Смит!.. Душевно рад вас видеть!

– Сэм Смит собственной персоной, мистер Фрике. Сэм Смит тоже несказанно рад встрече с вами и чувствует себя счастливым, что ему представился случай с вами расплатиться.

Лесовик подошел к французу и улыбнулся во весь рот. Его лицо было сплошь покрыто синяками. Толпа почтительно расступилась перед великаном.

– Расплатиться, месье Сэм Смит? Но за что же? – спросил с удивлением молодой человек.

– Единственный человек, сладивший с Сэмом Смитом, имеет право на уважение. Уже одного этого достаточно. Кроме того, я обязан вам жизнью, мистер Фрике.

– Вы очень добры.

– Кроме шуток. И глупо, и преступно лишать жизни такого молодца, как ваша милость.

– Право, я не заслуживаю… это такие пустяки…

– Нет-с, не пустяки. Далеко не просто справиться с Сэмом Смитом. Ну да что об этом говорить. А что вы спасли мне жизнь, это верно. Без вас я был бы теперь по дороге к виселице, а может быть, уже и болтался бы на ней между небом и травой-муравой. Видите, мистер Фрике, здесь люди честны по-своему, и никто не скажет, что Сэм Смит – неблагодарная свинья. На основании всего изложенного, друзья мои, извольте оставить в покое джентльмена.

– Хорошо, Сэм Смит, хорошо. Мы его не тронем. Но повешенного отдайте нам… Он наш, он нам нужен.

– Как бы не так! – возразил Фрике. – Разве для того я его вынул из петли, чтобы вы повесили его опять? Стыдитесь! Вас пятьсот против одного.

– Он вор!.. Нам не нужно воров!.. Смерть вору!..

Парижанин сразу же подумал: «Как же вы сами-то, господа пуритане, подчиняетесь такому грабителю, как Сэм Смит?» – но он был настолько умен, что не высказал этого вслух.

Между тем повешенный пришел в себя и дико озирался по сторонам. На вид ему было лет тридцать пять или сорок. У него была густая окладистая борода, растрепанные волосы и кирпичное от загара лицо. Трудно было решить, к какой нации он принадлежал.

Он пробормотал несколько слов на непонятном языке. Среди хаоса гортанных звуков Фрике расслышал слово «merci».

– Да кто он такой? Одичавший европеец, что ли? Что, если он француз? Тем более стоит его спасти.

Сэм Смит подошел к толпе и стал уговаривать ее оставить свои кровожадные намерения. Попытка его, впрочем, не имела большого успеха. Толпа сердилась и кричала. Дело выходило плохое. Вдруг парижанину пришла блестящая мысль.

– Мистер Сэм Смит, – сказал он бандиту, – объясните этим господам вот что. Они обвиняют несчастного в краже. Хотелось бы знать, что же он украл. Говоря между нами, он с виду полный идиот. Вероятно, какие-нибудь пустяки… Это настоящий дикарь… он не стоит даже веревки, на которой его хотят повесить. Пусть эта веревка принесет ему счастье, и пусть он уходит вместе с ней.

Сэм Смит подхватил эти слова, надумав следующее:

– Друзья! Как вы думаете: ведь эта веревка принадлежит повешенному? Ему одному, да?

– Да, ему!.. Пустите! Дайте нам его!.. Повесить его!..

– Зачем? Возьмите лучше у него веревку. Веревка повешенного приносит счастье: каждый, кому достанется кусочек ее, найдет много-много золота…

– Которое разворуют и разграбят лесовики…

– Может быть. Во всяком случае, предлагаю вам подарить несчастному жизнь, а взамен получить веревку… на счастье. Согласны?

– Пожалуй… хорошо!.. Давайте веревку, и пусть он убирается к черту вместе со своим французом. Им обоим не миновать петли рано или поздно.

– Увидим, – возразил Фрике. – Очень вам благодарен, господа, за себя и за него.

 

ГЛАВА V

 

Рассказ мандарина с сапфировой пуговицей. – Лесные бродяги. – Клад разбойников. – Свидание на озере Тиррелл. – Печальные результаты соперничества двух морских компаний. – Фрике снова терпит крушение. – Фрике-носильщик. – Парижанин присоединяется к рудокопной артели. – Болезнь. – Выздоровление. – Фрике вынужден покинуть золотой прииск. – Что может найти одичавший белый под корой камедного дерева. – Туземное орудие. – Появление кенгуру. – Бумеранг.

В конце второй части романа мы оставили Фрике на рейде Борнео. Он тогда находился с друзьями в китайской джонке. Читатель, вероятно, помнит, как они слышали издали крик и видели отчаяние Мэдж, как они едва не подверглись ужасной смерти, и как их спасла неожиданная встреча с Виктором, который выхлопотал им жизнь и свободу.

Каким же образом очутился наш парижанин на материке Австралия в том незавидном положении, из которого вышел благодаря заступничеству нового своего приятеля, разбойника с золотых приисков Сэма Смита?

Расскажем все вкратце.

Отец Виктора, тучный, напоминавший чем-то перину китаец в роскошной одежде мандарина, был один из бесчисленного множества сообщников атамана кораблекрушителей. Он специально наехал на шлюпку наших друзей в ту минуту, когда они, рассвирепев, готовы были впятером сцепиться с экипажем «Конкордии» или, вернее, с командой «Морского властителя», на борту которого находилась молодая девушка. Бандит, в изуродованной душе которого сохранился один уголок, освященный любовью к сыну, отдал друзьям дань благодарности. Хорошо зная намерения Боскарена, он не побоялся открыть их европейцам, чтобы дать им возможность принять меры. Он не посмотрел на то, какую страшную опасность навлекает на себя в случае, если атаман проведает об измене. На этот раз негодяй оказался героем.

«Морской властитель» направлялся к 143° восточной долготы и 12°22′ южной широты. В этом месте находится маленький необитаемый атолл, в глубине которого бандиты моря когда-то устроили для себя неприступное логово. Боскарен собирался поместить туда молодую девушку до нового распоряжения. Отсюда он собирался проехать в Австралию, чтобы добыть клад, о существовании которого ходили легенды в среде золотодобытчиков провинции Виктория.

Действительно, об этом кладе рассказывались странные вещи, не делавшие чести его происхождению. В первые годы после открытия золота Австралия, едва избавившись от каторжников, наполнилась авантюристами, которые составили ассоциацию для эксплуатации золотодобытчиков, обложив их большим оброком. Эти бандиты прозвали себя лесовиками. В высшей степени смелые и хитрые, они рыскали на своих чистокровных скакунах от одного золотого прииска к другому, налетали на лагеря золотопромышленников и собирали дань, соразмерную найденному золоту. Сопротивляться им было невозможно, обмануть тоже никогда не удавалось, так как у них всегда были заранее собраны самые точные сведения о количестве добытого золота.

Если бедняги не оказывали сопротивления, то эта подать не превышала трети или даже четверти всего количества. Если же они сопротивлялись и пробовали защищаться, у них, словно в наказание, отбиралось почти все, так что им бывало не с чем вновь приняться за работу. Впрочем, разбойники золотых приисков были довольно благоразумны и не убивали кур, несущих золотые яйца. Они старались не доводить дело до крайности.

При том что австралийским бандитам ничего не стоило зарезать человека, они отличались замечательным умением держать слово. Взяв дань с каких-нибудь диггеров, они нередко провожали их по степи, чтобы защитить от нападения вольных разбойников, то есть не принадлежавших к ассоциации.

У разбойников был свой атаман, наделенный неограниченной властью. Он имел право казнить и миловать. На каждый прииск приходилось по шайке, которой командовал подручный старшего атамана: он принимал все награбленное и прятал в общую кассу. В определенное время происходили дележи, и каждый разбойник аккуратно получал то, что ему следует, как какой-нибудь правительственный чиновник.

Разбой продолжался с переменным успехом, так как золотодобытчики иногда теряли терпение, заключали союзы и давали разбойникам отпор. Но несколько лет тому назад жители провинции Виктория устроили облаву на лесовиков. Облава продолжалась полгода. Атамана убили, а всех его подручных переловили и повесили по закону Линча, после чего преступная ассоциация прекратила свое существование.

Лесовики, или разбойники золотых приисков, получили такой удар, от которого уже не могли оправиться. Кроме того, вскоре были проведены хорошие дороги с регулярным почтовым сообщением под конвоем солдат и учреждена конная полиция. В это время разнесся слух, что резервный фонд бывших разбойников остался спрятанным в месте, которое было известно только атаману и его ближайшим помощникам. Так как все эти лица были мертвы, клад остался без хозяина и мог достаться тому, кто его найдет. Где именно он находился, никто не знал. Некоторые говорили, что будто бы в провинции Виктория, неподалеку от озера Тиррелл.

Многие стали жертвой собственной жадности, и какого только люда не перебывало в этом бесплодном уголке Австралии! Все искали, рылись, копались, щупали с упорством, достойным лучшей цели, но, разумеется, совершенно напрасно. Почва в этом месте была так бедна золотом, что даже расходы на путешествие не окупались.

Прошли годы. Города заселились, образовались золотопромышленные компании, а берега озера Тиррелл оставались по-прежнему пустынны. Вдруг в конце 1879 года пронеслась молва, что какой-то пастух нашел богатый прииск недалеко от того места, где, по легенде, предположительно был зарыт разбойниками клад.

Золотоискатели, предпочитающие наемной работе в крупных компаниях вольное блуждание по приискам, толпами кинулись на берега озера. За ними, разумеется, последовали лесовики новой школы, которые пытались возродить былые традиции под предводительством Сэма Смита.

Между прочим, воскресили и забытую легенду. Каждый искатель, приступая к ежедневной работе, втайне лелеял надежду случайно откопать заклятые миллионы.

Китаец, командовавший джонкой, знал об этой истории и рассказал ее нашим друзьям. Он даже не скрыл от них, что атаману, то есть Винсенту Боскарену, известно место, где спрятан клад, и он уже не раз брал оттуда золото.

Вероятно, Боскарен имел какое-то отношение к разбойникам золотых приисков и сумел узнать их тайну. Нет ничего удивительного в том, что у бандитов моря были связи с лесовиками Австралии. Во всяком случае, европейцы узнали, что Боскарен, посетив атолл в Коралловом море, собирался проехать в Викторию. Нападать на него в его же вертепе было безумием. Гораздо лучше было последовать за ним в Австралию.

Разумеется, мандарин не мог отвезти европейцев в Мельбурн. Он готов был оказать им услугу, но ему не хотелось навлекать на себя мщение атамана бандитов. Он решил высадить их около Сиднея, откуда они сами должны были переправиться в столицу Виктории морем или посуху. Атаман кораблекрушителей плыл гораздо быстрее их, но они надеялись отыскать его след и принять надлежащие меры.

Из Сиднея в Мельбурн отходил в это время почтовый пароход. Заняв у китайца приличную сумму денег, которую тот с неожиданной деликатностью предложил им через Виктора, пятеро друзей немедленно сели на пакетбот, принадлежавший Восточному пароходному обществу.

К несчастью, для сообщения между Сиднеем и Мельбурном существовала еще одна пароходная компания под названием Австралийская пароходная компания. Эти два общества соперничали между собою в роскоши и удобстве кораблей, чтобы отбить друг у друга пассажиров. Это было бы еще нестрашно, но дело в том, что состязание между двумя компаниями велось иногда и менее позволительными средствами. Например, однажды пассажирский пароход Восточного общества сгорел в открытом море дотла по неизвестной причине, а через неделю после этого большой пароход Австралийской компании затонул за пять минут со всеми пассажирами, получив под ватерлинией пробоину от столкновения с каким-то неизвестным клипером, который так и не нашли.

Одновременно с отходом из Сиднея парохода, на который сели наши друзья, из Мельбурна вышел пароход общества-соперника. Оба судна встретились ночью недалеко от берега, идя на всех парах без габаритных огней, как это всегда принято у англичан и у американцев. По роковой случайности на пароходе Восточного общества оказался близорукий вахтенный, который не заметил шедшего навстречу парохода Австралийской компании, и первый пароход на полном ходу налетел носом на второй, который тут же затонул со всеми пассажирами. Нечего и говорить, что пароход-убийца не оказал помощи погибающим. Как можно? На то и конкуренция.

Но и ему самому пришлось несладко. У него была пробита обшивка, и в трюме открылась течь. Машину залило водою, и пароход остановился. Пробоины нельзя было хорошенько исследовать, и даже самые спокойные пассажиры решили, что пароходу пришел конец.

Спущены были шлюпки, большая часть которых моментально затонула под тяжестью груза. Остальные понесло ветром и течением в сторону, противоположную берегу. Андре, доктор, Мажесте и Пьер де Галь очутились в одной из последних, а Фрике попал в лодку, которая затонула. Ему пришлось долго плыть, прежде чем он выбрался на пустынный, глухой берег, населенный одними морскими птицами.

Он утолил голод яйцами, которые отдавали прогорклым маслом, огляделся и направился на юг. После невероятных трудов и лишений он пришел в Мельбурн без копейки денег, умирая от голода и беспокоясь о своих друзьях. Нужно было чем-то жить, а в Мельбурне реже, чем где бы то ни было, жареные рябчики сами прыгают в рот.

Но Фрике не растерялся. Он пошел в сандриджскую гавань и грузил хлопок на корабли, отходящие в Европу, заработав таким образом несколько шиллингов. Он провел в Мельбурне две недели, расспрашивая об участи пассажиров погибшего парохода. Одни смеялись ему в глаза, а другие даже не понимали, чего от них хотят. Мельбурнские газеты рассказывали о столкновении в отделе мелких известий, и больше никто этим не занимался.

Зато парижанин узнал, что на днях к озеру Тиррелл отправился целый караван искателей золота. Это озеро было ему знакомо по рассказу мандарина. Кроме того, между друзьями было решено, что если они случайно разойдутся, то каждый постарается добраться до определенного места, назначенного сборным пунктом. С несколькими шиллингами в кармане, но зато исполненный самых радужных надежд, бодро выступил Фрике в дальнюю дорогу. Долго шел он с пустым желудком, избитыми ногами и распухшими глазами, пока не свалился больной у дверей коттеджа, принадлежавшего одному скваттеру. Его приняли с обычным для тех мест гостеприимством. Фрике выздоровел быстро, но караван золотоискателей был далеко впереди. Скваттер отпустил с ним пастуха, который показал парижанину дорогу до прииска, описанного нами в предыдущей главе.

В это время и произошла встреча Фрике с Сэмом Смитом, который с ним сначала подрался, а потом спас от смерти, грозившей парижанину за неуместное заступничество за человека, с которым искатели золота хотели расправиться по закону Линча.

После всего этого ему нельзя было оставаться на прииске. Спасенный человек, бросая взгляды, полные благодарности, знаками умолял его поскорее уйти с прииска в лес.

 

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.015 с.)