ТОП 10:

Взрыв произошел как раз в назначенное время.



 

Андре, еле держась на ногах от истощения, вышел ему навстречу. В стене блокгауза одно бревно было установлено так, что могло отодвигаться в случае необходимости, и через образовавшееся отверстие можно было вести переговоры сколько угодно, не опасаясь предательства.

Парламентер подошел к стене на расстояние слышимости и потребовал, чтобы маленький гарнизон блокгауза сдался. Андре рассердился и уже хотел дать посланнику гневный ответ, но тот как будто одумался и поспешил прибавить:

– Мы вас знаем и знаем, чего вы хотите. Нам известно, с какой целью вы вторглись в землю магараджи.

– Нечего зубы-то заговаривать! – вполголоса сказал Пьер де Галь ни к кому не обращаясь. – Ступай-ка, молодец, убирайся отсюда подобру-поздорову.

– То, что вы задумали, бессмысленно, – продолжал парламентер. – Будь с вами даяки со всего острова, и то вы не имели бы успеха. Магараджа силен, войска у него много, и оно уже двинулось на вас…

– К чему вы это говорите? – спросил Андре.

– К тому, что почетный плен лучше бесполезного убийства. Сдавайтесь.

– С условием, – гордо сказал Андре. – Позвольте даякам беспрепятственно удалиться, а нам пусть будет гарантирована жизнь.

– Вы в нашей власти, а сами диктуете условия.

– Разве мы в вашей власти? У нас есть порох, мы можем устроить взрыв и, кроме того…

– Нет, зачем же, – живо перебил его парламентер. – Мне приказано доставить вас живыми на суд магараджи, который вместе с английским резидентом решит вашу участь.

– Что за историю он нам рассказывает? – спросил удивленный доктор.

– Сам не понимаю, – отвечал ему тихо Андре. – Здесь какое-то недоразумение, должно быть. Впрочем, вмешательство английского резидента будет для нас надлежащей гарантией.

– Вы согласны? – спросил парламентер.

– Даяки будут свободны?

– Будут.

– А нам будет оставлено оружие?

– Будет.

– Чем вы можете поручиться?

– Клятвою на священном Коране пророка.

– Хорошо. Еще один вопрос. Зачем нам нужно явиться к английскому резиденту?

– Для объяснения по трем обвинениям: в морском разбое, в захвате корабля «Конкордия» и в убийстве баронета сэра Гарри Паркера, брата лабуанского губернатора.

Через неделю Андре Бреванн, доктор Ламперрьер, Пьер де Галь и Мажесте под многочисленным караулом прибыли в столицу магараджи. Их привели, не лишая оружия, в роскошный дворец в центре города, окруженный индусскими и малайскими солдатами. Затем их ввели в огромный зал, в конце которого было устроено возвышение, богато задрапированное дорогими тканями. На возвышении сидел человек, весь закутанный в белые одежды, с огромной чалмою на голове. Вокруг возвышения, почтительно вытянувшись, стояли телохранители, вооруженные английскими карабинами. Европейцы поискали глазами английского резидента и невольно вздрогнули, убедившись, что его здесь нет.

Неужели парламентер их обманул? Неужели они останутся беззащитными перед этим магараджей, которого они не могли даже рассмотреть хорошенько и который сидел перед ними, развалясь, и беспечно курил длинную турецкую трубку?

– Господин Андре, – тихо сказал Пьер де Галь, – а мы ведь, кажется, того… попались.

В эту минуту в огромном зале раздался чрезвычайно странный крик, какого, вероятно, ни в одном дворце никогда не слыхали. Это был резкий, протяжный, насмешливый крик, как кричат в Париже уличные мальчишки. Графически этот крик можно изобразить так:

– П-и-и-и-у-у-у-фьюить.

 

ГЛАВА XIII

 

Угрозы бандита. – Узница и страж. – Бунт в городе. – Сборище нечестивых. – Арсенал заговорщиков. – Вперед! – Ставка главаря кораблекрушителей. – Муки Тантала. – Магараджа умер – да здравствует магараджа! – Кто советник? – Встреча обносившегося путника с малайским чиновником. – Новые подвиги парижского гамена. – Битва, выигранная Фрике, тигром и обезьяной. – Мео, пиль!..

Читатель, вероятно, помнит, что разговор мисс Мэдж с Боскареном был внезапно прерван ужасным шумом, поднявшимся на улицах города. Это происшествие произвело на каждого из собеседников совершенно разное впечатление.

Свеженькое личико девушки осветилось нескрываемою радостью, а бледное лицо бандита позеленело и исказилось от бессильной ярости.

Для пленницы этот шум мог предвещать освобождение, а для ее тюремщика – как знать? – быть может, час расплаты за все. Он одним прыжком подскочил к двери и ударил в подвешенный над нею китайский гонг. Раздался звон, и одновременно приподнялись две портьеры; из-за одной выглянула женщина, из-за другой – мужчина.

Мужчина – рослый араб, с тонкими, сухими, но чрезвычайно крепкими руками и ногами, гордым выражением лица и свирепым взглядом черных, как уголь, глаз. В руках у него был огромный блестящий ятаган с богатою резьбою, а за поясом – пара кремневых пистолетов с коралловыми украшениями на рукоятке.

Женщина – высокая, крупная мулатка с очень смуглым лицом и ярко-красными губами. Одежда ее, по малайскому обычаю, состояла из богатого саронга. Густые черные волосы пышными волнами падали по плечам, выбиваясь из-под легкого шелкового покрывала. Она подошла к девушке и встала между нею и арабом, окинув последнего испепеляющим взглядом. Араб замер, как бронзовая статуя, и молча ждал с ятаганом в руке, что скажет его повелитель.

– Али!

– Повелитель?

– Ты очень мне предан?

– Я твой раб. Говори.

– Сколько у тебя людей?

– Тридцать человек.

– Надежных?

– И неустрашимых.

– Готовых умереть по первому моему знаку?

– Готовых на все ради человека, отмеченного милостью Аллаха.

– Ты головой отвечаешь за эту молодую девушку.

– Головой отвечаю.

– Защищай ее до последней капли крови.

– Буду защищать.

– Убивай всякого, кто подойдет к ее дому.

– Клянусь тебе в этом!

– Хорошо. Да будет с тобою Аллах! Слушайте, мисс, слушайте внимательно, что я вам скажу. У нас ожидаются важные события. Я могу пасть в предстоящей борьбе, потому что не ожидал ее так скоро. Эти крики, это смятение означают, что город охвачен бунтом.

– Какое мне до этого дело? Меня нисколько не интересуют бандиты, которым вы продали свою душу.

– Мисс!..

– Милостивый государь!..

– Ради бога, скажите мне одно слово. Только одно. Я не хочу умирать, я останусь жив. Но не считайте меня тем, как вы сейчас назвали. Я не низкий честолюбец и тем более не преступник. Только великие замыслы заставили меня принять известные меры, в которых нет ничего бесчестного. Завтра я буду магараджей Борнео… Слышите, мисс, магараджей, то есть султаном. У меня будет трон… Хотите разделить его со мною?

– Никогда! – звонким голосом отвечала Мэдж.

Боскарен вскрикнул от бешенства, сказал что-то по-арабски Али и вышел, прохрипев задыхающимся голосом:

– Или со мной, или в могилу!

Вся энергия бедной девушки угасла, как только исчез ее мучитель. Она нервно задрожала, из груди вырвалось долго сдерживаемое рыдание, и несчастная Мэдж залилась горькими слезами, без сил упав на грудь преданной мулатки.

Последняя, хлопоча около госпожи, сердито напустилась на араба, забросав его гневными словами на своем живом и образном языке. Араб остался, впрочем, совершенно невозмутим. К счастью, нервный припадок продолжался недолго, и молодая девушка скоро овладела собой и ушла в свои покои.

Али немедленно приступил к выполнению приказа. Он собрал людей, сказал им краткую речь и, раздав оружие, расставил на карауле по всему жилищу лжемусульманина.

В городе царило смятение. По улицам-каналам целыми вереницами мчались проа с озабоченными пассажирами. На мостах, переброшенных через каналы, теснились толпы взволнованного народа. В центре города раздавались выстрелы. Во многих местах к небу поднимались густые облака дыма: это загорались деревянные дома обывателей. Китайцы спешили оттолкнуть от берега свои плавучие жилища. Одним словом, беспорядок был полный.

Боскарен, кинув беззащитной девушке низкую угрозу, сейчас же опомнился и успокоился. Только судорожное подергивание побелевших губ и мрачный блеск глаз выдавали кипевшую в нем бурю. Зная цену времени, он за несколько минут переоделся в свой обычный наряд хаджи и надел на голову зеленую чалму. В сопровождении многочисленной свиты из малайцев он вышел из дворца-цитадели, находившегося на окраине города.

Расстояние было довольно большое, а лодка плыла медленно, потому что ей мешали постоянно попадавшиеся навстречу другие лодки. Хотя Боскарен уже давно приготовился к бунту против магараджи, трон которого он стремился занять, его очень удивил такой неожиданный взрыв народного гнева. Правда, сам он все это время, не переставая, подстрекал народ и держал его в напряжении, которое успело привести даже к нескольким мелким вспышкам недовольства, но теперь он терялся в догадках, кто или что вызвало столь дружные и неожиданные волнения, начавшиеся без его ведома.

Временами его лодку обгоняли быстрые проа, в которых сидели богато одетые люди и хорошо вооруженные солдаты. Обменявшись таинственными знаками, проа летели дальше, по направлению к той же крепости. Наконец и его люди добрались до цитадели. Перед Боскареном отворилась массивная тиковая дверь. Он вошел в длинный коридор, вдоль которого рядами были выстроены малайские воины, и попал в огромный зал, где шумело и волновалось нетерпеливое собрание.

Собрание состояло из представителей различных наций, племен и сословий. Здесь были европейцы с бесцветными от климата, испитыми лицами, были фанатики-арабы, были бронзовые индусы и великаны-негры, были малайцы с плоскими носами и отупевшие от опиума китайцы, были роскошно одетые раджи и оборванные метисы – и все толкались, кричали, бранились и спорили на всех языках и наречиях земного шара.

Обстановка, среди которой шумела пестрая толпа, была не менее своеобразна. Это был настоящий склад, настоящий вертеп бандитов, стены которого были увешаны всевозможным оружием. Каждый мог выбрать по вкусу из огромного запаса, которого хватило бы на несколько тысяч человек. Здесь висели и английские карабины, и малайские крисы, и фитильные ружья, и кавказские шашки, и арабские ханджары, и пенджабские дротики, и кампиланы с синим лезвием, и красноперые стрелы с отравленным острием, и даякские паранги, и даже веревочные сети свирепых почитателей Шивы, – одним словом, имелось все, что угодно.

При появлении Боскарена шум мгновенно стих, точно по сигналу. Очевидно, влияние этого человека на сборище нечестивых было громадно. Споры умолкли, головы почтительно склонились перед вошедшим. Человек, сумевший до такой степени подчинить разнузданных бандитов, мог справедливо назваться царем этого темного царства – Царем Ночи.

Несколько минут он стоял молча, словно собираясь с мыслями. Взгляд черных глаз быстро скользнул по всей толпе, не пропустив ни одного человека. Затем Боскарен поприветствовал присутствующих.

– Спасибо, друзья, – сказал он. – Спасибо вам за то, что вы не замедлили собраться здесь в эту решительную минуту. Каждый из вас принял близко к сердцу общие интересы и счел долгом явиться на свое место в час опасности, когда от нас потребуется напряжение всех сил для достижения конечной цели. Еще раз спасибо. Теперь, когда подготовленное нами восстание охватило весь город, когда свирепый тиран, угнетавший Борнео, уже дрожит на своем троне, – теперь каждый из нас должен честно исполнить свой долг. Помните: впереди нас ждет награда за труды и лишения, и какая награда! Целое царство, богатое неисчислимыми сокровищами. Итак, вперед, друзья! Ты, Иривальти, вспомни, что магараджа опозорил тебя ударами батогов, держал в смрадной тюрьме, морил голодом. Он хотел сделать тебя изгоем, тебя, факира из Будассуры! Отомсти, Иривальти, и сегодня же будешь раджой… А ты, Ло-а-Кан, вспомни, как магараджа лишил тебя мандаринского звания, как он пытал тебя огнем – твои ноги до сих пор носят следы этой пытки, – вспомни все унижения, какие ты вытерпел от злого мучителя и, собрав своих ярых приверженцев, отомсти ему за все! Вперед и ты, Абдулла, возлюбленное чадо пророка! Кликни клич своим мусульманам, собери их под славное знамя свое. Джая Нагара, веди в бой своих храбрых малайцев! Вас много, ваше мужество мне известно; убейте каждый по одному врагу – и победа за нами. Мужайтесь же, братья, мужайтесь, друзья. Завтра к ногам вашим притекут несметные богатства. Вашими будут золотоносные пески Кахаяна и Банджармасина, вашими будут алмазные россыпи Ландака и Монго! Ваши будут морские победы на быстрокрылых кораблях, все мечты ваши сбудутся, даже самые смелые!

При последних словах Боскарена толпа в огромном зале издала восторженный рев. Весь сброд заволновался, засуетился, все бросились скорее вооружаться. Среди сплошного гула ясно выделялся стук и лязг снимаемого со стен оружия.

С дикой гордостью глядел Боскарен на эту фантастическую сцену; его мрачный взгляд вспыхнул и загорелся огоньком торжества. Вдруг лицо покрылось мертвенной бледностью. К нему подошел человек в одежде араба и что-то сказал на ухо.

– Ты лжешь! – прохрипел Боскарен, скрипя зубами.

– Нет, повелитель! Я видел сам. Магараджа убит. Убит собственными телохранителями-индусами. Потом появился белый… настоящий демон… В руках у него сверкала сабля. Он проложил себе кровавый путь… он был неудержим, как боевой конь.

– Белый, ты говоришь? Кто он? Откуда?

– Никто не знает. Индусы пришли в восторг, подняли его на руки и с торжеством отнесли в тронную залу. Его провозгласили магараджей под восторженные крики толпы. И теперь…

– Говори!

– Дворец заперт. Везде часовые. Неизвестный готовится к обороне. Народ за него.

– Ну, еще увидим! Посмотрим, кто этот неизвестный и на каком основании он думает бороться со мной!

Когда занималась заря в этот памятный для Борнео день, по дороге к городу шел бедно одетый молодой человек. Плачевный вид его белого картуза, парусиновой куртки и разбитых сапог явно свидетельствовал о длинном пути. По лохмотьям все-таки видно было, что костюм европейский. Если бы Пьер де Галь, встретившись с молодым человеком, вгляделся пристальнее в его исхудалое лицо, в его походку, в его манеру держать голову, то непременно закричал бы:

– Фрике! Мальчик мой!

Это был действительно Фрике. Он шел спокойной походкой человека с чистой совестью, шел совершенно один, не имея никакого оружия, кроме ножа, и беспечно посвистывал, размахивая довольно внушительной дубиной.

Он подошел к городским воротам, перед которыми, точно бронзовый истукан, неподвижно стоял часовой малаец с омерзительным лицом. Увидав подошедшего Фрике, внешность которого, правду сказать, на этот раз была очень непрезентабельна, бронзовый человек выставил вперед ногу, откинул корпус назад и приставил к груди путника свой кампилан.

– На пле-чо! – скомандовал Фрике, хохотом встречая такую враждебность.

Но малаец не был расположен шутить и грубо выбранил его, собираясь, по-видимому, пустить в ход оружие.

– Нельзя ли без глупостей?! Этим не шутят. Ваш кампилан не игрушка для детей. Им можно порезаться.

Часовой, видимо относившийся серьезно к своим обязанностям, отвечал парижанину таким ударом кулака, что всякий другой свалился бы на землю. Но Фрике, успевший, по-видимому, выздороветь, отскочил, как резиновый мячик.

– Вот так-так! Ах ты, душечка в юбке! – сказал он малайцу, одетому в саронг.

Малаец смотрел на него с изумлением.

– Что ж, разве мне нельзя пройти к вашему повелителю? Я его не съем, город у него тоже не отниму. Один-то… помилуйте, что вы! Будь же рассудителен, приятель. Я безобидный странник. Опусти свой кампилан и дай мне пройти.

Он сделал шаг вперед, недоверчиво косясь на малайца. И Фрике был прав, что не доверял ему. Хитрый и коварный, как его соплеменники, малаец присел на корточки, готовясь к прыжку.

 

 

 

– На пле-чо! – скомандовал Фрике.

 

Обманутый внешней беспечностью Фрике, малаец бросился на парижанина и… ничком растянулся на земле, зарычав от досады, точно зверь. Парижский гамен придумал новый фокус. Поняв, что повторный скачок назад опасен, он отскочил вбок и ловко подставил ногу малайцу. Не дав ему подняться, Фрике завладел кампиланом, надавив коленом, сломал его пополам и кинул обломки в лицо разъяренному воину. У малайца текла изо рта кровавая слюна.

«Неужели я его ранил? – подумал Фрике. – Ах, как я глуп! То, что я принял за кровь, просто поганая жвачка из бетеля. Но дело усложняется. Не пройдет и двух минут, как их явится сюда десятка два. Это скверно».

И действительно, на крик часового уже бежали караульные солдаты с ближайшей гауптвахты. Их было человек тридцать при одном офицере, который шел не впереди, а сзади, что, конечно, было гораздо благоразумнее. Солдаты размахивали оружием и орали во все горло. Фрике взмахнул дубинкой, которая резко свистнула в воздухе.

– Стойте, вы, желтые морды! Если только вы меня пальцем тронете, я вас уничтожу.

Но его все-таки окружили плотным кольцом. Грозно сверкала синеватая сталь кампиланов, направленных ему в грудь!

– А, вот вы как! Хорошо же. Тем хуже для вас. Не я первый начал.

С этими словами он отскочил в сторону, резко вскрикнул и отмахнулся дубиной от острых клинков. Стоявший ближе остальных солдат повалился с раздробленным черепом. У другого от удара по руке выпал нож.

– Прочь, картонные куклы! И другим то же будет. Со всеми расправлюсь… Прочь!

Малайцы попятились, несмотря на свою численность. И тут случилось нечто такое, что заставило нападавших обратиться в бегство.

На крик Фрике из придорожных кустов выскочил великолепный тигр с раскрытой пастью и встал рядом с парижанином. Самые храбрые отступили перед таким союзником. Они повернулись и пустились к воротам. Но вслед им полетела огромная дубина, пушенная сильною рукою обезьяны.

– Браво, Мео! Браво, Дедушка! Мы втроем возьмем город!

С появлением диких зверей начался ужасный беспорядок. Парижанин встал у ворот, загородив проход. Солдатам не оставалось ничего другого, как бежать по равнине.

Офицер, неприлично высоко подобрав саронг, первый подал пример самого быстрого бегства.

Чудесная мысль пришла в голову Фрике.

«Взять бы кого-нибудь в плен. Неизвестно, что может случиться. В случае неудачи он будет моим заложником».

И, указывая тигру на офицера, который бежал на этот раз впереди отряда, он громко крикнул:

– Пиль, Мео!.. Пиль, пиль!..

Тигр, словно дрессированная собака, кинулся за человеком, убегавшим без оглядки, осторожно схватил и принес, полуживого от страха, с такой же легкостью, с какой кошка приносит мышь.

– Очень хорошо, мой милый. Ты не очень его помял? Нет, кажется, ничего. Хорошо. Спасибо. За это я угощу тебя сахаром. А вы, господин беглец, ступайте за мною. Я ничего не сделаю, и вы ведите себя смирно, а не то будете иметь дело с Мео.

Пленник хотя и не понял слов, но догадался, чего от него требовали, и смиренно пошел за Фрике.

При виде этой странной компании прохожие в городе не знали, куда деваться. Носильщики разбегались, разносчики спасались, побросав лотки, лавочники запирали лавки, караульные второй гауптвахты поспешили отступить к третьей. Всеобщий переполох сначала пугал тигра и обезьяну, но потом они успокоились, видя, как спокойно идет их друг.

По привычной осмотрительности, Фрике взвел курок и зорко осматривался по сторонам. Но это было излишне. Звери нагоняли на всех такой страх, что никто и не подумал о нападении.

«Шутка удалась, – сказал про себя Фрике. – Попробую взять еще одного. Чем больше заложников, тем спокойнее будет».

Долго ждать не пришлось. Из-за угла вышел туземец в богатейшем костюме в сопровождении слуг, которые несли зонтик и коробку с бетелем. Они направлялись к лодке, стоявшей в канале. Но Фрике не дал ему сесть в лодку. Со спокойным видом приставил он туземцу револьвер прямо к носу и приказал присоединиться к своей свите.

Повернув на следующую улицу, они увидели перед собой толпу индусов с чалмами на головах, в белых куртках и широких панталонах. У них были ружья. Опустив их к ноге, индусы стояли неподвижно, словно на смотре.

– Ай-ай! – пробормотал Фрике. – Да эти молодцы выглядят настоящими солдатами. Если им моя шутка не понравится, то дело табак.

 

ГЛАВА XIV

 

Сипаи магараджи. – Вред от излишнего угнетения. – Отказ брамина есть свинину, и что из сего последовало. – Не пришла ли пора для мести? – Изумление батальона сипаев при виде Фрике и его странной свиты. – Фрике получает пшеничный круглый хлебец и цветок синего лотоса. – Уличная война. – Новая аватара бога Вишну. – Месть Иривальти. – Фрике, сделавшись сначала индусским божеством, становится магараджей Борнео.

Несмотря на то что магараджа полностью поддался влиянию Боскарена, он смутно чувствовал, что его окружает нездоровая атмосфера измены. Как ни старался самозваный хаджи Гассан уверениями в преданности усыпить подозрительность полудикого монарха, тот никак не хотел успокоиться, хотя и не предполагал, что именно Гассан мечтает завладеть его троном.

Не сказав ни слова приближенным, он выписал из Индии батальон сипаев, человек пятьсот. Солдаты были как на подбор, молодец к молодцу и великолепно обучены военной службе. Они принадлежали к племени гуркасов – единственному из всех племен Индии, сохранившему верность английскому правительству во время страшного восстания 1857 года.

Это обстоятельство показалось магарадже лучшей порукой в преданности наемных телохранителей. Желая завоевать их любовь, он окружил сипаев вниманием и заботой. За неслыханную цену он выписал для них самое лучшее заграничное оружие, великолепно обмундировал и положил невероятно высокое жалованье.

Сипаям все это очень понравилось, и на первых порах они серьезно привязались к монарху, осыпавшему их такими милостями. Так продолжалось некоторое время, к величайшему неудовольствию малайцев, которые стали завидовать чужеземцам. На беду, магараджа не умел справляться со своими деспотическими замашками и скоро стал допускать распущенность в отношении своих «гвардейцев». Однажды, будучи пьян, он вздумал заставить одного из сидевших за столом сипайских офицеров съесть кусок говядины.

Индусы – народ очень умеренный и трезвый; кроме того, они очень религиозны, а религия запрещает им есть говядину. Если бы офицер исполнил требование деспота, он навсегда погиб бы в глазах подчиненных. Поэтому джамадар[34] Иривальти, будучи уважаемым брамином, решительно отказался осквернить себя. Магараджа настаивал. Ничто не помогало. Тогда, не помня себя от бешенства, правитель имел неосторожность ударить офицера. Малайцы пришли в неописуемый восторг от этой дикой расправы. Безрассудный тиран сразу же спохватился, но было уже поздно. А тут еще Боскарен шепнул ему предательский совет разжаловать джамадара, посадить его в тюрьму и наказать палками.

Совет пришелся по вкусу грубому тирану, потому что вполне совпадал с его свирепыми наклонностями. У него, впрочем, хватило благоразумия приказать, чтобы наказание было совершено не публично, а в строгой тайне. Боскарен извлек из этой истории громадную пользу для себя. Он позволил подвергнуть почтенного джамадара позорному наказанию, а потом дал наказанному и разжалованному офицеру возможность бежать из тюрьмы, тайно принял его в своем доме, перевязал ему раны и взял под свое покровительство.

Во время болезни брамин обдумывал способы мести. Боскарен навещал его каждый день. Однажды, когда раны индуса зажили, он взял руку Боскарена и поцеловал.

– Повелитель мой, – сказал он, – не пришла ли пора для мести?

– Нет, еще рано…

– Я не могу ждать… я задыхаюсь от бешенства.

– Терпи!

– Но сколько же? Я не белый, я индус, кровь во мне так и кипит.

– Как же быть? Что ты думаешь делать?

– Я пошлю своим братьям синий цветок лотоса, посвященный богиням мести, чтобы он, переходя из рук в руки, возвестил каждому, что час возмездия пробил. Я пошлю всем индусам острова круглые пшеничные хлебы – чапати, – и, увидав их, все братья соберутся вокруг меня.

– Хорошо, Иривальти, хотя у меня кровь не такая горячая, как у тебя и у твоих соплеменников, хоть я только пришелец в здешних полуденных странах, но ваше дело – мое дело… Ты увидишь, что белый человек сумеет постоять за себя в бою.

– Повелитель, ты говоришь, как правоверный. Когда ты будешь готов?

– Недели через две. Да что ты торопишься? Ты еще и ходить не в силах…

Иривальти презрительно улыбнулся и, выхватив у Боскарена из-за пояса кривой ханджар, хладнокровно вонзил его себе в бедро.

– Несчастный! Что ты делаешь?..

Фанатик пожал плечами, вынул из раны кинжал и возвратил Боскарену, говоря:

– Это ничего не значит, повелитель. Прежде чем сделаться брамином, я много раз обошел Индию простым факиром и нередко подвешивал себя за крючок, воткнутый в тело. Взгляни: все тело мое покрыто рубцами. Почти все они – следы добровольных ран. Эти раны я наносил себе для того, чтобы заработать несколько рупий, или для того, чтобы меня считали святым.

– Хорошо. Довольно. Я никогда не сомневался в твоей твердости. Оденься поскорее в одежду факира. Повидайся со своими сипаями. Расскажи им, какой позор ты перенес. Вдохни в них такую же ненависть к тирану, какая кипит в твоем сердце… Прощай. Иривальти. Будь осторожен.

Подготовив все таким образом, с такою дьявольской ловкостью склонив на свою сторону сипаев, которые одни могли предоставить магарадже серьезную защиту, Боскарен не сомневался больше в успехе. Услыхав о волнении на улицах города, он, не подозревая истинной причины, был полностью уверен, что оно организовано собственными его слугами.

Таким было положение дел, когда Фрике неожиданно наткнулся на сипаев, смотревших на него с изумлением и восторгом. Им было странно видеть европейца, спокойно идущего по городу в сопровождении ручных тигра и обезьяны. Сипаи не удивлялись, что факиры обладают секретом зачаровывать змей и тигров: Брама велик, и милость его к верным своим служителям бесконечна. Но чтобы белый человек мог так безмятежно идти рядом с укрощенными обитателями лесных дебрей, этого не в состоянии были постичь заурядные буддисты. Да перед таким чудом стали бы, пожалуй, в тупик даже мудрецы, знакомые с книгой Вед и искусные в толковании Законов Ману.

Гуркасы магараджи с наслаждением глядели на эти два орудия убийства – на обезьяну и на тигра, готовых броситься в бой по первому знаку своего хозяина. Но вот к французу подошел юный индус лет двенадцати, держа в одной руке синий цветок лотоса, а в другой – круглый пшеничный хлеб, и подал оба эти символа чужеземцу. Тогда индусы сразу почувствовали к французу большую симпатию.

Фрике до смерти хотелось есть. С наслаждением понюхав цветок, он жадно поглядел на хлеб. Цветок он вдел в петлицу, а хлеб совсем было собрался есть, невзирая на присутствие многочисленной публики, как вдруг из рядов батальона вышел командир, высокий, стройный, мускулистый мужчина, вложил в ножны саблю и, протянув руки, приблизился к Фрике, взглядом и жестом умоляя возвратить ему обе вещи.

Фрике удивился, но, разумеется, исполнил желание командира сипаев, заметив при этом:

– Извольте, если вам так хочется. Очень рад доставить вам удовольствие. Я в восторге от приема, который вы мне оказали. Там, у ворот, меня хотели алебардой… или чем-то в этом роде… Конечно, то были не вы, а желтолицые малайцы. Ну, да и им хорошо от меня досталось. Будут помнить… А здесь мне подносят хлеб и цветы. Приятный символ. Очень приятный. Жаль, что это только символ, а мне очень хочется есть. Страсть как хочется… Ну, что-нибудь дадут потом. Небось и ты проголодался. Дедушка, а? И ты, Мео?

Тем временем цветок лотоса и хлеб быстро переходили из рук в руки. Когда последний солдат дотронулся до таинственных знаков, офицер скомандовал по-английски: «На плечо!.. Справа, слева заходи!» – и Фрике вместе со свитою окружила двойная шеренга солдат. Забил барабан, зазвенела туземная труба, и странный кортеж тихо двинулся по улице.

 

 

 

– Прощай, Иривальти. Будь осторожен.

 

Дедушка и Мео шли довольно спокойно, несмотря на воинственный шум вокруг них. Дедушка тяжело выступал своей вихляющей походкой, изумленно поглядывая по сторонам и по временам громко фукая то на барабан, то на трубу. Фрике всякий раз успокаивал его взглядом. Мео вел себя, на удивление, лучше. Размахивая хвостом и поводя Ушами в такт мерному военному шагу солдат, он шел как ни в чем не бывало.

Все шло как нельзя лучше, и Фрике радовался благоприятному повороту дела, как вдруг обстоятельства переменились. Отряд проходил малайским кварталом, направляясь к дворцу.

Парижанин, не зная, что лотос и хлеб означали близкое восстание, думал, в простоте души, что его ведут в полковые казармы. Все его мысли сводились лишь к тому, чтобы отведать хотя бы солдатского пайка. Сипаи приняли его с почетом, и это его нисколько не удивляло. «Быть может, они догадались, что я путешественник, – думал он, – много видел и могу кое-что порассказать». Ему не пришло в голову, что здесь кроется недоразумение, некая ошибка.

В малайском квартале сипаев встретили резкими криками, начали кидать в них чем попало. Командир велел сомкнуть ряды и приготовить оружие.

– Вот тебе раз! – пробормотал Фрике. – Видно, военных здесь не очень любят. Однако это уже не похоже на шутку. Сначала кидали кочерыжками, а теперь в нас летят булыжники. А терпеливы эти индусы, хотя по их лицам видно, что они далеко не трусы.

Раздался выстрел. Один сипай упадал. В рядах прокатился звук взводимых курков. Два индуса взяли раненого товарища на руки и унесли в середину отряда. Фрике подбежал, схватил его ружье и крикнул:

– Я на его место. Будем друг за друга стоять!

На улице поднялась беспорядочная стрельба. Обыватели, пользуясь случаем сорвать злобу на ненавистных наемниках, разряжали как попало свои допотопные кремневые ружья. Фитильные ружья чихали и сыпали на сипаев смехотворные пули, безвредные, как горох.

В общей сложности получилось много шуму и очень мало толку. Но вот командир подал знак. Раздался дружный залп из английских карабинов, улицу заволокло густым дымом. Стены домов дрожали, и гул далеко прокатывался вдоль каналов. Лодки останавливались, поворачивали назад, и малайцы с обычной храбростью спасались бегством. Слышны были отчаянные крики. Ответный залп сипаев, видимо, привел нападавших в замешательство.

Из рядов индусов выходил каждый третий, бросался в какой-нибудь дом и через минуту выходил оттуда, смеясь дьявольским смехом. Из домов вырывались клубы дыма. Крики усиливались. Жители, задыхаясь, пытались выбежать из горящих домов. Тщетно. Индусы в упор расстреливали всех, не считаясь с полом и возрастом. Деревянные дома горели, как бумага. Вся длинная улица была охвачена пламенем. Сипаи быстро продвигались вперед, оставляя за собою огненное море. Горнисты трубили изо всех сил. Трещали барабаны.

Фрике, целый и невредимый, ускорил шаги, пытаясь успокоить Мео, которому пуля задела кончик уха.

По толпе сипаев прокатился гул восторга.

Европеец, повелевающий зверями, юноша с чуть пробившимся пушком над верхней губой, вырос в их глазах: ведь он не только укротил зверей, он полностью подчинил их своей воле, и самый свирепый из них служил ему, как раб, повинуясь взгляду.

Хотя Фрике и не понимал слов, но был польщен знаками почтения, которое ему оказывали. В его голове успел зародиться план, как с помощью сипаев отыскать друзей и Мэдж.

Сипаи составляли почетный караул парижанина. Шествие приблизилось к дворцу, который гордо возвышался в конце улицы.

Тем временем трусливый магараджа дрожал всем телом и умолял тех из приближенных, на чью верность он мог еще рассчитывать, защитить его от мятежников. Шум, внезапно раздавшийся возле самого дворца, окончательно привел в ужас тирана, десять лет угнетавшего несчастных малайцев.

Но приближенные раджи и сами растерялись. Хладнокровие сохранил только первый министр. Он собрал малайскую гвардию, расставил часовых, раздал оружие и боевые патроны. Но, взглянув в окно, он увидел сипаев, которые быстро приближались к дворцу, стреляя в народ. В его голове промелькнуло подозрение.

– Беги, государь!.. Измена!.. Спасайся скорее!..

– Ты лжешь, собака! – кричал тиран, скрежеща зубами, и выстрелом из пистолета убил верного министра.

Вслед за этой вспышкой бешенства наступил полнейший упадок духа. Магараджа бормотал в беспамятстве:

– Гассан!.. Где Гассан?.. Позовите Гассана!..

– Он скоро придет, – прорычал ему в ответ человек в изодранной, окровавленной одежде.

Внезапное появление этого человека привело гнусного тирана в ужас, заставив его вскрикнуть коснеющим языком:

– Иривальти!.. Пощади!..

Это действительно был Иривальти, выросший словно из-под земли, точно призрак.

Иривальти подскочил к магарадже, схватил его за бороду и ударом ятагана снес голову с плеч.

– Ко мне, друзья, ко мне! – кричал неумолимый палач. – Тиран Убит! Да здравствует магараджа Гассан!

Но брамин поторопился торжествовать победу. Малайцы, бывшие во дворце, несмотря на охвативший их ужас, отлично понимали, к каким последствиям привело бы воцарение мнимого араба. Они не вступали в заговор. Им ничего не было обещано. Они чувствовали, что их счастливые дни прошли. В них заговорил инстинкт самосохранения.

 

 

 

– Ко мне, друзья, ко мне! – кричал неумолимый палач.

 

Иривальти понял, что сделал ошибку. Он прошел потайным ходом, думая, что заговорщики уже во дворце. Индус не понимал, каким образом бунт мог начаться без этой предварительной меры. Ему не было известно, что бунт вызвало исключительно появление Фрике. Малайцы бросились на Иривальти и убили его.

После отчаянного сопротивления индусам удалось занять дворец. Они с дикими криками разбежались по бесчисленным залам и коридорам. Фрике дрался отчаянно, бросив ружье, рубил саблей налево и направо. Он первый ворвался в тронный зал, за ним – Дедушка, размахивавший своей страшной дубиной, за Дедушкой – Мео, терзавший малайцев страшными лапами.

Умирающий Иривальти заметил молодого человека с лепестком синего лотоса в петлице. При виде свиты молодого человека он почувствовал то же, что и остальные.

Брамин с усилием поднял над головой руки, громко воскликнул:

– Ты будешь магараджей!

И упал замертво.

За несколько минут индусы перебили всех малайцев до единого. Командир батальона, расталкивая ногою трупы, подошел к Фрике и на английском языке сообщил ему предсказание умирающего брамина.

Парижанин, с грехом пополам понимая английский язык, слушал и не верил своим ушам. Но почтение, с которым к нему относились, не позволило более сомневаться: его провозглашают магараджей Борнео!

 

ГЛАВА XV

 

Фрике не зазнается. – Фрике собирается составить министерство из своих отсутствующих друзей. – Прекрасное поведение тигра и обезьяны. – Фрике на троне. – Сабля бухарского эмира. – Неожиданный приход. – Дедушка и Мео показывают зубы. – Торжественная аудиенция, данная магараджей чрезвычайному уполномоченному лабуанского губернатора. – Гнусное обвинение.

С удовольствием констатируем факт, что Фрике нисколько не возгордился своим новым саном. Тщеславие было ему чуждо, и лесть не способна была вскружить ему голову.

– Магараджа Борнео!.. Каково?! Парижский гамен!.. Возможно ли это?.. Ничего, бывает и хуже.

В этих словах выразилось все презрение Фрике к благам жизни. Быть повелителем Борнео, решать судьбы миллиона подданных, обладать громадными богатствами – и все это выразилось у него коротенькой фразой: «Ничего, бывает и хуже!» Фрике был особенным человеком!







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.044 с.)