ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Современная концепция устойчивого развития



Система «общество-природа» интерпретируется как двухкомпонентная система, объединенная процессом коэволюции, согласно которому природа и человек развиваются параллельно, воздействуя друг на друга. При этом общество, развиваясь по своим законам, не должно препятствовать условно-естественному ходу эволюции природы. Таким образом, в современных условиях основой совместного развития общества и природы является выполнение обществом условий коэволюции через поддержание регуляторной функции биосферы, обеспечивающей устойчивое естественное состояние окружающей среды человека.

К сожалению, диалектика развития такова, что общество, настроенное на эксплуатацию природных благ без должной компенсации, не желает пересмотра сложившихся взаимоотношений с природой, по крайней мере, до тех пор, пока они не станут тормозом дальнейшего развития социально-экономической системы. Например, в конце 80-х годов фермеры США, столкнувшись с негативным влиянием химического загрязнения подземных вод на прибыльность хозяйств, впервые в истории страны оплатили все расходы по мониторингу вод, используемых в сельском хозяйстве, а также стали инициаторами вытеснения минеральных удобрений органическими.

Исходя из определения устойчивого развития как сбалансированного решения социально-экономических задач и проблем сохранения окружающей среды в целях удовлетворения нужд сегодняшнего поколения людей без ущерба способности будущих поколений удовлетворять потребности, следует, что:

.социально-экономическое развитие не должно разрушать своей природной основы;

.улучшение качества жизни людей ограничено пределами хозяйственной емкости биосферы, нарушение которых приводит к разрушению естественного биотического механизма регуляции окружающей среды и ее глобальным изменениям.

Американским ученым М. Колби выделено пять основных подходов (парадигм) имевших место в развитии управления окружающей средой с учетом, кроме прочего, таких показателей как права собственности на ресурсы и система платежей (Colby 1991). Как показывает представленная схема - «экотопия» выживания человечества возможна лишь при единении с саморегулирующимися экосистемами и том общественном устройстве, примитивные формы которого пройдены человеком еще в период своего становления как вида.

Работа другого американского ученого Алвина Тоффлера «Третья волна» показывает неизбежность системного кризиса цивилизации и перехода к стратегиям бережного отношения к природным ресурсам. Кроме того, автор показывает, как все человечество в виде единой глобальной популяции стихийно регулирует и свои внутренние отношения, и взаимоотношения с окружающей средой.


Поскольку биосфера как регулятор окружающей среды представляет собой единую систему, то переход к устойчивому развитию мирового сообщества может быть осуществлен только в условиях эффективного международного сотрудничества.

3. Субъектно-объектный базис организации природопользования как основа методологического подхода к его рационализации

Вопросы рационализации природопользования ни в коем разе нельзя сводить только к совершенствованию технологических процессов (в том числе к безотходным технологиям) или к экологическим основам использования биологических ресурсов. Это, безусловно, необходимое условие для рационального природопользования, но условие, которое должно иметь под собой историческую, правовую и образовательную базу. Без нее, несмотря на самые совершенные разработки экологов, биологов, законотворцев (имеются ввиду законы и прочие нормативные акты по охране и рациональному использованию природных ресурсов), ничего конструктивного не получится. Наглядный пример наш родной край. Наши ученые: биологи, экологи, лесоводы, охотоведы ни сколько не безграмотнее тех же американских или европейских специалистов. Но фактическое состояние дел, например, в Америке и России имеет очень мало общего. Проблема в другом. Приоритет изучения использования природных ресурсов принадлежит естественным наукам, в то же время природопользование — это проблема социальная, так как только человек определяет его характер. Совершенствование технологий (в том числе безотходного производства) это, пожалуй, самая простая и любимая для человека составляющая природопользования. Но она не способна разрешить глубинных противоречий между человеком и окружающей его природной средой.

В действительности современный кризис человечества глубже, чем на заре неолита или перед промышленной революцией, так как угрожает существованию не только части человечества, но и всего живого на земле. В данной ситуации «точные науки теряют уверенность в своей самодостаточности». Естественнонаучное и технологическое решение проблем природопользования есть лишь внешняя и поверхностная сторона дела, тогда как движущее его начало социально-антропологическое — изменение места и перспектив человека в измененной и изменяемой им природной среде (Кулебякин, 1989, с. 118).

Человеческая личность, людское общество и природа страны — вот те три исторические силы, которые строят людское общежитие. Общество не может функционировать и развиваться как относительно самостоятельное целое, не взаимодействуя со своей природной колыбелью, с природой. Как социальное существо человек немыслим без искусственной среды, но без естественной природной основы невозможна сама жизнь человека, а следовательно и человеческого общества. Без понимания единства общества и природы, их сопряженного исторического развития построение рационального природопользования невозможно. Люди, являясь членами общества, не перестают оставаться и биологическими особями, членами сообщества живых организмов. Именно это заставляет рассматривать общественно-природные территориальные системы диалектически как противоположность в единстве. Природа, включая и общество, являясь целостной системой, представляет собой единство во множестве. Общество как часть природы в своем развитии должно соответствовать географической, природной среде. В противном случае оно погибнет. Законы единства и борьбы противоположностей и соответствия, с одной стороны, определяют то, что вне действия естественных законов природы никакая жизнь невозможна, а с другой — основополагающие законы природы применимы и к обществу. Социальная жизнь, хотя и сбрасывает специфические законы животного и растительного мира, но в то же время исходит из наиболее общих законов живой материи как некой целостной системы.


Так как природопользование охватывает все без исключения стороны взаимодействия человека и природы, то выступает объектом полидисциплинарных исследований и представляет собой поле интересов и приложения усилий всех наук. Но так как субъектом природопользования является человек,то проблема его упорядочения и рационализации находится в социально-экономической, политической и гуманитарной плоскости в самом широком смысле этого слова. По мнению академика РАН Н.Н. Моисеева, — если в вопросах рационализации природопользования эстафета не будет передана гуманитарным наукам, то «все исследования, которые ведутся сегодня математиками и естественниками в области глобальной экологии, окажутся практически бессмысленными». Однобокие исследования, направленные только на объект, породили малоэффективные или вовсе нежизненные схемы рационализации природопользования. Данные схемы оказались очень цепкими и, несмотря на свою ущербность, до сих пор доминируют в обоснованиях различных «Экологических программ», «Стратегий охраны», «Развитий природных комплексов» и других проектах, программах и научно-методических основах. В результате недооценивается сама сущность природопользования, определяющая характер и формы использования всех природных ресурсов. Вопросы организации, экономики, технологии природопользования, а также отношение к самому объекту природопользования — природезависят от устройства и состояния человеческого общества, правовых основ его существования. Практика природопользования подтверждает, что без совершенствования устройства самого общества и решения правовых вопросов по отношению к природным ресурсам все наработки ученых, в том числе и вся методология, оказываются абсолютно неэффективными.

На конференции ООН в Рио-де-Жанейро (1992) из пяти принятых международных соглашений важнейшими являются «Декларация по окружающей среде и развитию» и «Повестка дня на ХХI век» которые определяют права и обязанности стран в деле обеспечения развития и благосостояния людей, а также программу того, как сделать развитие устойчивым с социальной, экономической и экологической точек зрения. Первый принцип устойчивого развития гласит о том, что люди имеют право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой. Концепция устойчивого развития получила единодушную поддержку и рассматривается мировым сообществом как магистральный путь развития человечества в ХХI веке. Не случайно, в принятой декларации, первым условием устойчивого развития общества является выполнение политико-правового аспекта (наличие демократии, конституционной власти, правового государства, гражданского общества, разумного законодательства и налогооблажения, социальной справедливости, свободы и равенства всех людей перед законом, координации деятельности национальных правительств и общественных организаций в обеспечении ноосферного развития. Вслед за политико-правовым следуют экономический и экологический аспекты. Такая расстановка приоритетов лишний раз подтверждает сложившуюся практику, когда сто институтов могут выдать идеальные проекты развития, а один человек, придержавший власть, преследуя личные интересы или зациклившись на собственном «рудиментарном миропонимании» (по Б.В. Преображенскому), в лучшем случае, не даст данным проектам необходимого развития. В социально не совершенном обществе не редко сами природоохранные мероприятия идут исключительно на удовлетворение личных потребностей отдельного чиновника или группы лиц. Как показал постсоветский период российского природопользования, — личный интерес чиновника сильнее всех законов, указов и постановлений вместе взятых. Это лишний раз подтверждает заключения ведущих ученых мира в том, что рационализация природопользования невозможна без построения правового государства и социальной справедливости в обществе.

Вся живая природа развивается по законам эволюции. По сложившемуся научному определению, эволюция — это необратимое и, в известной мере, направленное


историческое развитие живой природы, которое сопровождается изменением генетического состава популяций, формированием и вымиранием видов, преобразованием биогеоценозов, крупных экосистем и биосферы в целом. Существует эволюция вида, биогеоценоза, всей биосферы. Эволюция взаимоотношений человека и природы рассматривается как историческая взаимосвязь между производительными силами общества и экологическими системами (от биогеоценоза до биосферы), меняющимися по продуктивности и динамическим качествам. Эволюция человека, как социального существа, нам известна под названием «история», которой, соответственно, занимается современная историческая наука. Так сложилось исторически, что пока природа была способна прокормить человечество, историческая наука ее особо не замечала. Следствием такого подхода явилось то, что история оказалась в стороне от вопросов природопользования. В.О. Ключевский выделил два предмета исторического изучения. Первый — это история культуры, или цивилизации, и второй — это историческая социология. Существенное отличие исторической социологии от истории цивилизации в том, что содержание последней составляют результаты исторического процесса, а в первой (исторической социологии) наблюдению подлежат силы и средства его достижения, так сказать его кинетика. В силу переживаемого глубочайшего экологического и цивилизационного кризиса настало время, когда к названным двум предметам исторического исследования следует добавить еще один — рассмотрение истории человеческого общества сквозь призму его природопользования. Проследить на протяжении различных исторических эпох их органическую связь и взаимообусловленность.

Выход из любого кризиса, в том числе и современного, может быть лишь в самом человеке. Современная цивилизация породила много неразрешимых проблем. Но у человечества есть история многотысячелетней культуры как отражение духовного, чувственного и интеллектуального опыта освоения человеком и обществом окружающего мира. Другого практического опыта нашего бытия, кроме собственной истории (истории многотысячелетней культуры) не существует (Стрюченко 1997: 13).

Русскому философу Н.А. Бердяеву принадлежит мысль о том, что в основе исторического процесса лежит отношение человеческого духа к природе и судьба человеческого духа — в этих взаимоотношениях с природой. Единство трех субстанций человека — биологической, духовной и интеллектуальной органически связано с окружающей человека природой, с различными формами использования ее ресурсов. А сами экологический и духовный кризисы оказались органически связаны между собой (Стрюченко 1997). «Мы достигли кульминационного пункта нашей долгой истории. Социальные системы, которые отдельные государства строили для себя, должны быть соединены в одно целое, чтобы получить единую развивающуюся социальную систему мирового сообщества». А само мировое социальное сообщество, по мнению Кууси Пекка, явится результатом совместного регулирования природных ресурсов (Пекка 1988).

Глубинные исторические корни, характер природопользования прошедших эпох не могут не влиять на физическое и нравственное здоровье, как отдельного человека, так и всего современного общества. Эволюция природопользования, имея многотысячелетнюю историю, укладывается в три наиболее важных периода. Первый — когда человек «слез с дерева» и посредством собирательства и охоты начал осваивать жизненные пространства всех континентов. Второй — это когда он освоил производящие формы хозяйства (животноводство и земледелие); и третий — когда вследствие промышленного производства люди начали осваивать невозобновимые природные ресурсы. Третий этап охарактеризовался промышленной и научно-технической революциями. В то же время сам человек был и остается биологическим видом. Правда, определения биосоциальное существо, или (как еще называл Аристотель) «политическое животное» по отношению к человеку будут более полными. Тем не менее, эволюция любого живого существа закрепляется генетически. Генетическая изоляция вида млекопитающих при необходимых


условиях видообразования происходит от нескольких десятков до сотен тысяч лет. (Такой биологический таксон в систематике как род в среднем «живет» около 8 млн. лет). То есть, как вид человек сформировался совсем в иных условиях в которых он находится сейчас и это закреплено генетически. Необходимость выживания, заставила человечество эволюционировать последние 8 тыс. лет в качестве земледельцев и животноводов, все более отдаляясь от природы. В отрыве от природы у человека отбирались иные качества, чем те, которые были бы нужны в случае эволюции человека в составе естественных экосистем. Именно этим заложен современный кризис как экологический, так и духовный. Это совсем не значит, что для того чтобы убежать от кризиса необходимо всем вернуться в состав экосистем в качестве охотников и собирателей. Это исключено по многим причинам. Во первых современная добровольная деградация до уровня простых самоедов невозможна и она полностью противоречит законам необратимости эволюции. А во вторых, простой возврат в природу полностью погубит как человека, так и природу, так как производящие возможности экосистем способны выдержать современную численность населения лишь при постоянном научно-техническом совершенствовании самого человека. В то же время дальнейшее существование человека на планете возможно лишь в составе саморегулирующихся естественных экосистем, а стихийное, «невежественное» общество на современном этапе эволюции обречено. Именно по этой причине альтернативы образовательному обществу и образовательной цивилизации, как формам выживания человечества в ХХI веке, не существует. Необходимо находить выход из сложившегося кризиса именно в совершенствовании природопользования. Выступления антиглобалистов, «зеленых» алармистов, которые сами себя называют экологами, нередко, с точки зрения законов экологии просто абсурдно. Протест против существующих противоречий внутри человеческого общества и между обществом и природой иногда принимает нелогичные формы в виде борьбы с изделиями из естественного меха, выпуске тысяч животных клеточного содержания на «свободу» и так далее, что не только не всегда этично, но и не экологично.

Если бы кризис современности был не столь глубок, то в методологии изучения природопользования можно бы было обойтись без историзма. Но в данном случае, когда человек стоит не только в выборе путей своего развития, но и обязан подумать о дальнейшей судьбе самой биосферы, все методологические подходы по обоснованию совершенствования природопользования, рассматривающие исключительно объект природопользования, оказываются пустыми, с нулевой эффективностью. Это лишний раз подтверждает, что определяющим в природопользовании является субъект, то есть человек, устройство человеческого общества и его отношение к природным ресурсам.А оценить место человека в современном и будущем мире можно только на основе изучения многовекового опыта его развития.

Природопользование, включающее в себя и добычу различных видов сырья и ресурсов, и комплекс, систему охранных мероприятий, — многомерный объект научного исследования. Ученые, занимающиеся проблемами природопользования, вполне обоснованно отмечают, что взаимодействие человека и природы, т. е. влияние антропогенных факторов на природу и измененной природы на человека, представляет собой предмет исключительной сложности. Его изучение сопряжено с громадными трудностями самого разного свойства. И главная из них состоит в неизведанности путей познания этого процесса как целого. Наука делает лишь самые первые шаги на пути такого изучения (Михайлов 1989). Как отмечает данный автор, «концепт модели природопользования должен объединять всю необходимую информацию из прошлого, настоящего и будущего, будущего в том смысле, что составители концепта должны уметь увидеть его из будущего, посмотреть на него глазами тех, кто будет жить уже при его осуществлении». Исходными позициями при разработке концептов должна быть система приоритетов и специальная методология. Именно в слабости методологической базы причина упущений в области природопользования (Михайлов 1989: 12).


Природопользование является областью познания в первую очередь социальных наук, поскольку оно теснейшим образом связано с формированием этносов, воспроизводством населения, экологией, культурой, со всей историей человека, общества и государства, поскольку формы, методы, интенсивность и широта использования человеческими сообществами природы всегда находились, и ныне находятся, в теснейшей взаимозависимости с уровнем и укладом социально-экономического и культурного развития населения (Гапонов 1999).

Развитие науки природопользования невозможно без развития двух составляющих — блока естественных наук, при приоритете экологии (экология особей, популяций, экосистем, в том числе экология самого человека), и блока социальных наук (правоведение, политическая антропология, государственное и муниципальное устройство и т.д.). Вероятнее всего, вместе они должны дать начало такой науке и такому направлению как популяционная экология человека. Пока эта наука еще никак не проявилась. Вся экология человека направлена или к организменному уровню (валеологии), или к экологии экосистем. Именно в вопросах природопользования грани между естественными и общественными науками все в большей и большей мере становятся проницаемыми. Происходит естественный процесс взаимодействия наук, основывающийся на единстве научного познания. Сама природа, характер человеческого труда неизбежно приводят к связи между естественными и общественными науками.

Объектом познания служит само природопользование как объективная реальность, как важнейший аспект жизни человека,включающий в себя совокупность всех форм эксплуатации природно-ресурсного потенциала и мер по его сохранению, использование природных ресурсов в процессе общественного производства для целей удовлетворения материальных и культурных потребностей общества (Реймерс 1990: 405). Учитывая, что само природопользование, как объект познания состоит из природы (объекта) и человека (субъекта), хронологически связанных от древнейших времен до наших дней, историзм в природопользовании заключается в самом стадиальном подходе к динамике развития изучаемого объекта. Предметом любого исторического исследования является общественный человек, человек в социальной группе, в обществе. Люди во времени (Блок 1986: 17). Предметом исследования природопользования являются экология природных систем (особей, популяций, биогеоценозов) и сам человек выражающий состояние своих собственных популяций (размер, внутреннее устройство, культурная адаптация), как составляющих единой экосистемы. Популяции человека как предмет природопользования выступают в виде социальных (этносоциальных) организмов, владеющих своими собственными ресурсами и развивающиеся вместе с ними (Гапонов 2002). Одна из важнейших задач современности состоит в том, чтобы раскрыть, выявить и показать основу кризисных явлений природопользования и критерий его оценки с конечной целью в установлении путей оптимизации соотношений (и связей) между природными ресурсами, естественными условиями жизни общества и его социально-экономическим развитием, рассмотрение данных взаимоотношений, их динамики и характера изменений в историческом аспекте, в процессе совместной эволюции.

При изучении субъектно-объектных отношений в природопользовании наиболее полно проявляется принципиальное различие между закономерностями в естественных и социальных науках. В результате открытия естественнонаучной закономерности не происходит каких-либо изменений в объекте данной науки, тогда как в результате описания закономерности в социальных науках неизбежно происходит изменение самого ее объекта (Шварц 2003). Учет данных различий позволяет не только более объективно понять происходящие в прошлом события, но и способствует оптимизации рекомендаций по природопользованию на ближайшую и отдаленную перспективы.

Современное природопользование нельзя расматривать без знания самих основ жизни на планете Земля. Биосфера земли, включающая в себя единую систему жизни, состоит из трех фундаментальных подсистем — особь, популяция и биоценоз. (По своей


экологической сущности, — организм есть ничто иное, как оболочка, окружающая макромолекулу и обеспечивающая ее поддержание и размножение, а особь — в высшей степени интегрированное единство разнородных частей). Современные данные по синэкологии (экологии экосистем или биоценозов) однозначно «разрешают» человеку безопасно проводить только такую деятельность, которая вписывается в природные закономерности. А этичным является такое природопользование, когда эксплуатируется (изымается) только та часть биологической продукции, которая в экосистемах является «ничейной» (Преображенский 1989). Любая экосистема состоит из продуцентов (растения), консументов (животные) и редуцентов (разлагатели органического вещества), сплетенных друг с другом трофическими (пищевыми) связями. Элементарная экосистема совместно с геологическим субстратом является своеобразной «клеткой биосферы» и носит название биогеоценоз. Согласно введенному В.И. Вернадским принципу «давления жизни», все экологические ниши и трофические уровни в биогеоценозах должны быть плотно заполнены. «Хороший» биогеоценоз по С.С. Шварцу в данных географических условиях обладает максимальной продуктивностью и устойчивостью (Шварц 1976). В то же время «экосистемы — это комплексы взаимосвязанных популяций разных видов живых существ и изменяемой ими абиотической среды, обладающие способностью к саморегуляции и самовозобновлению всех главных компонентов их биоты (живого вещества)».

Все живые организмы живут не сами по себе, а организуясь в популяции. Популяции являются элементарными эволюционными структурами и определяют популяционно-эволюционный уровень жизни на земле (Тимофеев-Ресовский и др. 1973: 182). Именно поэтому учение о популяции играет решающую роль в разработке теории создания совершенного мира. Популяционное «добро» иногда выглядит очень жестоко. Популяция как саморегулирующаяся система определяет свою судьбу, дирижируя физиологическим состоянием слагающих ее индивидов и этим многократно изменяет их численность. Но в то же время вне популяции животные беспомощны и обречены на гибель (Шварц 1967, 1969). Все три подсистемы: особь-популяция-биогеоценоз находятся в теснейшей взаимозависимости друг от друга и формируют соответствующую иерархию уровней регуляции, связывающих их между собой. Если биогеоценоз — элементарный объект хозяйственного освоения биосферы, то популяция — элементарный обект промысла (Шварц 1975). Пессимальная (по вине человека) численность животных при экологической оценке трофических (пищевых) цепей вредна не только для существования данного вида, но и всего биогеоценоза. Как видим из вышеизложенного, объективная «этичность» природопользования если не полностью, то значительно смещается в сферу существования популяций и экосистем. Состояние биоценоза (экосистемы) является объективным критерием уровня природопользования, при том что популяции выступают в качестве конкретного инструментария использования возобновимых (биологических) природных ресурсов.

Рост населения вызывает целый ряд негативных процессов. Перенаселение несет агрессивность индивидов, гормональные нарушения, утрату ценностей личности и социальную апатию. Скученность, толпа порождают безысходность. При возрастании плотности популяции жизненное пространство каждого индивида сокращается, каждая особь обесценивается. Все живое реагируют на это снижением жизненного тонуса, уменьшением репродуктивности и увеличением агрессивности. В связи с перенаселением неминуемы эпидемическое обострение и рост психических нарушений.

В ХХ веке произошло не только небывалое увеличение численности людей с 1,6 до 6,1 млрд. человек, но и появились грипп, спид, атипичная пневмония, а также масштабные алкоголизм, наркомания, массовые психические нарушения. Если стихийно, по инерции численность населения планеты возрастет до уровня 10-12 миллиардов человек, демографы и психологи предсказывают значительное обострение негативных процессов в обществе. Показательно, что рубеж роста населения, совпадающий с пиком развития


современной цивилизации при существующих темпах будет достигнут к 2025 году и составит 8257 млн. человек, численности, соответствующей предельной оценке расчетной критической массы популяционной системы, определенной В.И. Вернадским и предельного критического уровня популяции человека как природной системы (Жирмунский, Кузьмин 1990). И еще о популяциях. По определению Л.Н. Гумилева в отношении к окружающей среде, то есть к миру, объективный критерий добра и зла может быть только популяционный. На персональном уровне различие между добром и злом невозможно (Гумилев 1994: 561). Показав, что обнищание людей нельзя остановить непрерывным ростом материального производства авторы «Пределов роста», в конечном итоге, приходят к выводу о том, что будущее человечества в управляемости популяциями, как своей собственной, так и всей живой природы.

Выдвинув идею «управляемой эволюции» и положив в основу своей концепции «биолого-социальный синтез» Пекка Кууси определил свой методологический подход по поиску научных основ возможного выхода человечества из сложившегося кризиса. Сущность данного подхода заключается в том, что человек не перестает быть биологическим существом и основные его жизненные потребности остаются неизменными на протяжении всей истории человечества. Прослеживая на большом фактическом материале исторические и биологические закономерности развития человечества, начиная с первобытного общества, опираясь на достижения различных наук — как естественных, так и общественных, Пекка строит теорию выживания человечества, основывающуюся прежде всего на необходимости разрешения насущных экологических проблем. Автор постоянно указывает, что вся наша беда в том что «...мы не осознали себя существами, порожденными биологической эволюцией и меняющими свое поведение с целью упрочить собственное существование». Только основываясь на естественно-биологическом представлении о человеке, возможно привести наши основные функции в состояние гармонии с природой (Пекка 1988). Чтобы выжить, человечество, прежде всего, должно осознать себя как биологический вид и изменить свое поведение.

Современная наука постоянно держит в поле зрения смену общественно-исторических формаций человечества, стремясь как можно более объективно отразить их сущность, общие закономерности развития и многообразие проявлений. Выделение пяти стадий урбанизации не только лишний раз подтверждает развитие истории по спирали, но и подсказывает необходимость поиска путей выхода из надвигающегося глобального кризиса в основах жизни человечества прошлых эпох с учетом накопленного тысячелетнего опыта.

Выпав из экологической ниши человек все более стал ощущать бесцельность своего существования (Красилов 1992: 8). Психологи и философы приходят к выводу о том, что нет ни подлинного значения, ни смысла жизни в отрыве и отчуждении от природы. Все более осознается концепция того, что стабильное и здоровое общество — это общество, члены которого живут в гармонии с творческим процессом природы и соучаствуют в нем (Мей Ван Хо 1993). Если сформулировать все библейские заветы и чаяния людей научным языком, то человек по-настоящему может быть счастлив лишь в той среде, где он сформировался как биологический вид (где его сотворил Бог) и где его помыслы и дела направлены на совершенствование самого себя и окружающей его природы. «Общество с природой взаимодействуют всегда через конкретных людей, а не только через технику и технологии. Это взаимодействие реализуется через психику, посредством и на основе которой природа не только когда-то очень давно создала человека (и общество), но и продолжает коренной, родовой процесс его формирования на протяжении всей истории. В этом смысле не человек преобразует природу, а природа — человека, и думать наоборот — значит стоять на голове» (Природопользование и география 1989: 151). А отсюда на первое место выходит популяционная экология человека, и такая ее часть как права популяций на природные ресурсы (Гапонов 2002). К сожалению до сих пор люди лечат клетки и организмы, утверждают общечеловеческие


ценности, охраняют и улучшают биоценозы, но преступно игнорируют основу всей жизни и эволюции — собственные популяции.

Основное противоречие в российском природопользовании Советского и постсоветского периодов определено внутренними противоречиями в государстве, которое есть ничто иное, как одна системная популяция людей. С одной стороны «общенародная государственная собственность, управление и использование которой осуществляется единым центром», а, с другой, — «предпосылкой рационального природопользования может быть только отношение каждого конкретного человека к окружающей социально-природной среде как к собственной» (Бакланов, Авдеев 1989). Эти два взаимоисключающих постулата и являются причиной обнищания и запустения огромных Российских просторов.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.205.144 (0.018 с.)