Глава 13. Майтхуна как деструктивный фактор для непригодных к каулической практике



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 13. Майтхуна как деструктивный фактор для непригодных к каулической практике



 

Как видно из предыдущей главы, арья дживы и пашу дживы обладают совершенно разными присущими им качествами, разными паттернами мышления и поведения, разными целями. В одних и тех же условиях и ситуациях реакции и выводы их будут различными, порой прямо противоположными. В силу этих особенностей то, что будет полезно и эффективно для арья дживы, может быть вредоносно и разрушительно для пашу, и наоборот. Именно по этой причине тантрические тексты подчеркивают опасность некоторых практик для людей типа пашу. Для иллюстрации приведу несколько примеров того, каким образом некаулическое сознание, сознание пашу, приходит к деструкции в результате духовной практики, включающей в себя майтхуну.

Первые два примера связаны с мирским воззрением на то, что сексуальный акт есть исключительно грубый, животный акт, проявление несовершенства того, кто в нем участвует, и высокоразвитым духовным существам должны быть чужды сексуальные желания, которые являются проявлениями «грязной похоти».

Существо типа пашу одновременно и желает секса и не приемлет его божественности. Бывает так, что для удовлетворения каких-то своих амбиций или в надежде получить какие-то выгоды пашу объявляет себя адептом, способным к каула практике. И вот гуру передает ему учение и преподает практические уроки. Практика майтхуны требует тотального вовлечения в процесс всех трех уровней – Бога, зверя и человека, и учитель демонстрирует это. Что видят пашу? Что учитель способен проявлять грубую, животную похоть, и это дискредитирует его в их глазах. Они не понимают, что учитель демонстрирует практическое одухотворение всех аспектов. В их сознании действует такой паттерн: «Настоящий духовный учитель близок ангелам, и ему чужды животные проявления. Если же учитель имеет животные проявления – значит он простой человек, а вовсе не божественный гуру». Пашу не в силах поверить в то, что учитель, проявляя свою животную природу, действительно обожествляет ее, находясь в святом состоянии сознания. Почему не может поверить? Да потому, что у пашу нет способности пережить такое священное восприятие на собственном опыте, и, вследствие этого, пашу приписывает гуру свою собственную реальность – пашу локу. Такой подход чреват тем, что пашу теряет уважение к учителю и перестает слушаться его наставлений и распоряжений. Чакра разваливается и садхана заканчивается.

Второй пример показывает то, что хотя тантра объясняет, что получение инициации в практику от гуру, имеющего женское тело – особо могущественна и полезна, в случае с пашу все работает с точностью до наоборот. В русском языке существует множество ругательных и презрительных выражений, основанных на унижении через исполнение по отношению к оскорбляемому активной сексуальной роли. Например «еб твою мать», «пошел (пошла) на хуй», «сука», «ебал я тебя». Теперь представьте, что пашу мужского пола прокрался в тантрическую чакру, и женщина-гуру инициировала его в практику. Что произойдет в сознании пашу? Как бы он не вникал в каулическое учение, в его уме постоянно будет присутствовать мысль о том, что он выше женщины-гуру, потому как он «ее ебал». А если он будет знать, что женщина-гуру инициирует и других садхаков мужского пола – значит ее «ебут все мужики». Потому взаимоотношения «учитель-ученик», без которых невозможно обучение и жизнь в чакре, не сложатся, и, скорее всего, возникнет конфликт, дестабилизирующий всю чакру.

Третий пример связан с неверным пониманием ученицей-пашу феномена обожествления женщины в учении. Каула шасана говорит о почитании женщины, потому что богиня Ануграха через женщину в определенных случаях может проявляться особенно интенсивно. В других же случаях Ануграха может через нее и не проявляться. То есть почитается не женщина как таковая, не «тетка», почитаются врата контакта с Богиней, имеющие форму женщины. Врата ценны лишь постольку, поскольку Богиня подходит к ним иногда, а не сами по себе. Без Богини они не божественны. Этого не в силах понять ученица-пашу, имеющая гордыню и апломб. Она думает, что именно она и является великой Богиней, которой обязаны поклоняться каулы, поскольку она - женщина. И вот она рассуждает: «Учитель мудр и велик, я нуждаюсь в его учении, а он сам нуждается во мне, в моей йони. Похоже, что моя йони весит столько, сколько весит все это учение. Значит, моя роль в учении, садхане и жизни чакры – очень велика и божественна. Значит, обычные отношения «учитель-ученик» в моем случае проявляться не должны». И вот такая ученица, не признаваясь в этом даже самой себе, выходит из взаимоотношений «учитель-ученик» и перестает адекватно воспринимать наставления гуру, перестает практиковать гуру йогу, перестает соблюдать дисциплину и пытается «гурствовать» сама. А когда учитель пытается ей объяснить, что она немножко зарвалась и ставит ее на адекватное место, горделивая пашу обижается: «Как ты смеешь со мной так говорить? Я велика, потому что я – женщина! Я имею великую йони, я видела, с каким желанием ты тянулся к ней. Так что, пардон, это дает мне право вести себя так, как я себя веду». Как правило, такие взаимоотношения неизбежно приводят к деструкции.

Четвертый пример связан с тем, что пашу хотят достичь единства с Богом в гораздо меньшей степени, нежели желают от секса мирских благ, а также с тем, что в мировоззрении пашу учение каулы не имеет доминирования и устойчивости. В процессе практики пашу может сексуально и эмоционально привязаться к одному из партнеров по практике. Это вызывает в пашу желание «обладать партнером». Такая личность начинает весьма негативно относиться к тому, что «предмет любви» продолжает практиковать таттва садхану и с другими адептами. Пашу начинает проявлять свое сансарическое видение ситуации: пытается воевать с «конкурентами», устраивает объекту страсти сцены ревности, делая и свою жизнь, и жизнь всей чакры в целом, невыносимой. Как правило, это приводит к деструкции, и в результате кто-то будет вынужден покинуть чакру и учение. Особенно деструктивной будет драка между пашу за право «единоличного сексуального обладания учителем», потому что в этом случае к личной привязанности будет добавляться желание быть «первой леди общины» или «чакрешваром», что может привести к тому, что божественная чакра превращается в стаю обезьян, визжащих и рвущих друг друга в клочья.

Я привел только четыре примера того, как мировоззрение и тип сознания пашу не дают человеку видеть мир глазами каула шасаны и ведут к святотатству, ошибкам, деструкции и деградации, как отдельных личностей, так и чакры в целом. Сколько чакр распалось из-за этого, сколько людей сошли с пути покалеченными! А существует и масса других проблем в практике каула садханы, вызванных неспособностью пашу-самок и пашу-самцов практиковать садхану вир и йогинь. Без правильной мотивации, без сильной страсти к реализации себя Богом практика не пойдет. Каула тантрики – не животные и не люди, а особый вид высокоразвитых существ, метаморфов, ураганно быстро трансформирующихся в Бога.

 

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.008 с.)