Башкирский обком КПСС, от писателя Султанова Зигата Адигамовича ЗАЯВЛЕНИЕ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Башкирский обком КПСС, от писателя Султанова Зигата Адигамовича ЗАЯВЛЕНИЕ.



По долгу службы я ознакомился с корректурным текстом повести тов. Диниса Булякова «Шәфәҡ миҙгелендә» («Во времени заката». Журнал «Агидель», 1986, №3) и неожиданно обнаружил, что это «сочинение» является не чем иным, как явное присвоение одну из сюжетных линий (художник Басир Давлетбаев — его влюбленная Люба с сыном) моего неопубликованного еще романа «Ядкар» («Книга памяти») со всеми его главными элементами (тема, сюжет, характеры, персональный состав и взаимоотношении героев и персонажей, психологический анализ и биография образов, события и эпизоды, общий фон и место действия главных героев и событий, раскрытие сложного творческого процесса художника, перепитии истории трагической любви и т.д.), а также главную конфликтную ситуацию со всеми подробностями моего давно уже опубликованного рассказа «Йөрәк яраһы» («Рана сердца», журн. «Агидель», 1962, №12). Сей автор свое т.н. «произведение» полностью сколотил путем стилистических изменений (или без изменений), перестановок и монтажа многих кусков названных моих произведений.

Мой роман на заседании бюро секции при СП БАССР был обсужден в 1974 году, одним из участников обсуждения был и тов. Д. Буляков. В 1975 году улучшенный вариант рукописи романа я сдал в отдел прозы журнала «Агидель» (заведующим которого был, если память мне не изменил, тов. Буляков), где и лежала она в течении нескольких лет без движения и без ответа автору (просто не сочли нужным прочитать), после чего машинописный первый экземпляр рукописи затерялся (у меня остался второй экз.).

Т.к. выше указанная повесть тов. Булякова является, согласно статьям 141 УК РСФСР, 499 ГК РСФСР, 483 ГК РСФСР и ст. 5 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве», плодом явного нарушения моих авторских прав, то прошу Вас не допустить ее опубликования. Убедительно прошу рассмотреть мое заявление и принять соответствующие меры.

Йыһат Солтанов.14.01.1986.

 

 

Тикшермәккә төҙөлгән махсус комиссия[31] ағзалары Д. Бүләков яҡлыларҙан ғына ғибәрәт булһа ла, күрһәтелгән факттарҙы күҙ йомоп кире ҡаға алмай, ғәмәлдә Йыһат Солтановтың хаҡлығын танырға мәжбүр булды:

 

КПСС-тың Башҡортостан өлкә комитетының Культура бүлеге мөдире ип. Ә.М. Дилмөхәмәтовҡа.

«Ағиҙел» журналы редакцияһында ошо йылдың 28 ғинуарында яҙыусы Йыһат Солтановтың 1986 йылдың 14 ғинуарында КПСС өлкә комитетына яҙған билдәле хатын тикшереү буйынса төҙөлгән комиссияның (председателе Б. Рафиҡов, ағзалары Р. Солтангәрәйев, Р. Байымов) ултырышы булды. Унда БАССР Яҙыусылар союзы идараһы председателе Ә. Мирзаһитов, «Ағиҙел» журналының баш редакторы Ә. Гәрәйев, яуаплы секретаре Ә. Әминов, редколлегия ағзаһы Муса Ғәли, шулай уҡ Йыһат Солтанов менән Динис Бүләков ҡатнашты.

Йыһат Солтановтың юғарыла телгә алынған хатында уның әлегә баҫылып сыҡмаған «Ядкәр» исемле романының сюжет линиялары, элементтары, ваҡиғалары Динис Бүләковтың «Ағиҙел»дең 1986 йылғы 3-өнсө һанында сығып барған «Шәфәҡ миҙгелендә» тигән повесендә үҙләштерелгәнлеге тураһында һүҙ бара. Комиссия ике әҫәрҙе лә сағыштырып ҡарағандан һуң, Динис Бүләковтың повесендә Солтанов әйткән унан үҙләштереү (присвоение) тигән нәмәнең юҡлығын,ә шулай ҙа ысынлап та оҡшаш ваҡиғаларҙың, элементтарҙың барлығын билдәләне. Ултырышта сығыш яһаған Динис Бүләков был хәлде таныныһәм, үҙ әҫәрендәге ундай оҡшашлыҡтарҙың осраҡлы рәүештә килеп сыҡҡанлығын һөйләп аңлатып, повесен Солтанов ҡулъяҙмаһындағы оҡшаш элементтарҙан, ваҡиғаларҙан таҙартырға вәғәҙә бирҙе. Шулай итеп, әҫәрҙе яңынан эшләп сыҡҡандан һуң ҡабаттан редакцияға тапшырырға булды. Ә Солтанов, ултырышта сығыш яһап, ошоноң менән ҡәнәғәт булыуын һәм әгәр ҙә Динис Бүләков әҫәрен оҡшаш элементтарҙан таҙартыу хаҡында биргән һүҙендә торһа, Д. Бүләковҡа башҡаса бер ниндәй ҙә дәғүәһе булмаясағын белдерҙе.

«Ағиҙел» журналы редакцияһына комиссия Динис Бүләковтың повесен 3-өнсө һандан төшөрөп ҡалдырып торорға тәҡдим итте. Уның ҡулъяҙмаһы, ултырышта бер тауыштан килешелгәнсә, оҡшаш элементтарҙан арындырыу һәм яңыртып эшләү өсөн киренән ҡайтарып бирелде.

Комиссия председателе: Б. Рафиҡов,

ағзалары: Р. Солтангәрәйев, Р. Байымов.

29.01.1986.

 

Комиссия ағзалары электән үк мине суҡып ҡан ялаусы ҡоҙғон өйөрҙән булып, был ваҡиға уларҙың мине күрә алмаусанлығына яңынан аҙыҡ бирҙе, «Ядкәр»ем өҫтөндәге күптәнге ҡара болот уғата ҡуйыра төштө. Плагиатсы Д. Бүләков иһә ғүмере буйына минең башҡа ҡундырыу өсөн ҡуйынында таш йөрөттө һәм һуңғы йылдарында, Яҙыусылар берлегенең рәйесе булып алғас, үсен етерлек алды. Бигерәк тә ишле ғаиләм менән ҡыҫынҡы торлаҡ шарттарында интегеп йәшәүсе мин фәҡиргә фатир бирҙертмәү йәһәтенән уңышлы эшләне ул. Бер-нисә тапҡыр шул мәсьәлә буйынса ингәнемдә бөтә һүҙен “фатирҙы яҡшыртыу үҙемә лә кәрәк”, “балаларымдың да фатиры юҡ”ҡа бороп ебәрер булғас, башҡаса йөрөмәнем, ҡул һелтәнем. Ул үҙенең һөйәркәләренә тиклем бер-бер артлы, идара аппаратына эшкә алып, яҙыусыларға тейешле фатирҙарҙан шуларына өлөш сығара килде. Бер күркәм ҡиәфәтле ханымын үҙем күреп беләм. Машинистка булып йыл ярым ғына ултырҙы ла, фатир алып, ҡапыл ғына юҡҡа сыҡты.

Түрәнең Йыһат Солтановты күрә алмауы хатта ваҡ-төйәк көнкүреш кимәленәсә шауҡымланды. Мәҫәлән, яҙыусыларҙың “Аҡманай” баҡсасылыҡ кооперативында баҡсамдағы һыу үткәргес торбанан һыу алғыс ике генә һемәгем (кран) бар ине. Шылангылар икенсе башҡа барып етмәгәнлектән, торбаның шул яҡ һуҙымында йәнә бер һемәк ҡуйҙыртҡас, ошо Д. Бүләков үҙенә тотанаҡҡа ҡәләмдәштәре Зиннур Нурғәлин, Роберт Байымов, Риф Мифтахов, Борис Павлов ҡатнашлығындағы “комиссия” төҙөп, үҙем юҡ саҡта килгәндәр ҙә иретеп йәбештереү аппараты менән баяғы һемәкте ҡырҡтыртып ташлап, урынын бөтәштертеп киткәндәр. Ә һуңынан баяғы шанлы “комиссия” ағзалары баҡсаларында З. Нурғәлиндең – биш, Р. Байымовтың – һигеҙ, Р. Мифтаховтың ете һыу алғысы барлығы асыҡланды, ә мин һаман шул икәүе менән көн күрҙем.

Был түрәнең үҙенә хас бер ғәҙәте бар ине: төндәрен ҡалып үҙенең эш кабинетында бер өйөр шешәләштәре, һөйәркәләре менән асы хәмер томанында “типтерергә” ярата. Шундай оргияларҙың береһендә милиция килеп баҫа ла ғауға ҡуба. Кабинет эйәһе, юғары вазифалы дуҫ-иштәренә өндәшеп кенә, бәләнән саҡ ҡотолоп ҡала. Әммә хәтәр ғәҙәт һаман өҙөлмәй һәм төҙәтелмәҫлек фажиғаға килтерә: бикләнеп ятып хәмерләнгән шундай төндәрҙең береһендә түрәбеҙҙең эсеү самаһы саманан ашып китеп (медэкспертиза билдәләүенсә, ике литр араҡы), тамам аяҡтан йыҡҡан. Ялағай ярандпары, мөшкөл хәлде күрһәләр ҙә, “сүпте өйҙән сығарыуҙан” ҡурсаланып, бахырҙы йәһәт фатирына илткәндәр ҙә, таң атҡансы айныр тип, бисәһенә лә бер ҡайҙа ла хәбәр ҡылмаҫҡа ҡушҡандар. Ҡатыны таң атҡас ҡына медицина тиҙ ярҙамы саҡыртһа ла, һуң булған, хатта яҡташ дуҫы профессор В. Сәхәүитдинов та ҡотҡара алмаған, тиҙәр (бөйөрҙәре эшләүҙән туҡтаған)...

Унан һуңғы түрәләребеҙ ҙә “хрен не слаще редьки” тигәнсә ине. Ләкин ауырлыҡтарҙан (ниндәйҙәре генә булһа ла!) бөгөлөп төшөү, яһил алдында баш эйеү — холҡомда юҡ шул минең.

Ә.М. Мирзаһитов түрә саҡ ине әле. 1986 йылдың 28 мартында Актерҙар йортонда саҡырылған, көн тәртибенә: «XXVII съезд КПСС и задачи писателей Башкирии» (докладсы Б.З. Рафиҡов) тигән мөһим мәсьәләле партия йыйылышына башымды юғары күтәргән килеш барҙым, «әҙәбиәт фронты»ндағы үҙем белгән етешһеҙлектәрҙе ғәйеплеләрҙең күҙҙәренә тура ҡарап әйтеүҙе тейешле һананым:

 

Обновляться и самоочищаться!

Докладчики и ораторы обычно говорят так: теперь мы всю нашу работу должны перестраивать по-новому и с низа до верху, и что критика и самокритика нашу жизнь должны пронизывать насквозь — так же с низа до верху.Это тоже правильно.

Но я думаю, в наших писательских провинциально-автономных условиях вернее будет делать наоборот: обновляться и самоочищаться, критиковать и самокритиковаться начиная с верхов и до низу,или же, на самый худой конец, одновременно и с верха, и с низу.Иначе нам и нашей критике грозит чрезвычайная опасность никогда до верхов не добраться, а нашей писательской атмосфере оставаться, как и до сих пор, затхлым и застойным.

Да, на днях был II Пленум Башкирского обкома КПСС и там с пламенной критической речью, но с известным нам уже давно заштампованным содержанием, выступил многоуважаемый наш председатель Асгат Мирзагитов. Да, с известным, дежурным содержанием, ибо она является уже давным-давно, примерно 10 лет тому назад , отработанная и отчеканенная речь-клише, которая из уст руководителя писателей повторяется однообразно и монотонно из года в год — даже шквал XXVII съезда партии не смог ее контекст изменить и обновить. То есть, в основном вот что там говорится:

1. Много пишем, но плохо пишем, частенько плохие спектакли ставим.

2. Некоторые литераторы болеют гигантоманией, то есть жиденький сюжет в толстые тома превращают.

3. А что смотрит критика, почему не ставит она преграду на пути серости и посредственности?!

Ценность такого пригодного для всех времен и народов универсального текста состоит в том, что позволяет он любому оратору, не вторгаясь в гущу жизни и не называя фамилий, с трибуны произносить громкую речь, рьяно критиковать всех скопом и от имени всех самокритиковаться, а лично самому, грешному, оставаться под кустом. И заодно своих милых «домочадцев» уберечь.

Скрытый смысл подобных речей и докладов один: за размножение литературной посредственности сама посредственность виновата и против посредственности сама посредственность должна бороться. Если пойдем так и дальше, никогда мы не найдем виноватых, ибо всегда концы будут выброшены в воду, а серость и дальше будет беспрепятственно размножаться и ликовать. Так что, как бы ни было опасно и рискованно, концы нужно из воды вытаскивать.

Ладно, пусть будет так: за обрушившийся из печатных страниц бурный поток посредственности и вторичности первые ответчики мы — рядовые солдаты литературы. А наши командиры? Все они святые что ли? Или они, как древние китайские императоры, обитают в «запретном городе», куда не должна залететь ни только критика, но даже мысль о ней? А может быть, ни только наши командующие, а и каждый из нас, рядовых, начал тоже возомнить себя обитателем подобного «запретного города»?.. Если так, то давайте разрушим эту затхлую крепость, товарищи, как когда-то разрушили французы Бастилию!

А для начала конкретно назову я опять-таки многоуважаемого нашего драматурга Мирзагитова. Так вот, его же словами говоря, почему он так много пишет и, не будем уж употреблять слово «плохо», не совсем уж хорошо пишет? Если бы хоть одна его пьеса стала событием литературы, как, скажем, «В ночь лунного затмения» Мустая Карима или, пусть с некоторыми недостатками, «Красная паша» Нажиба Асанбаева, «Тринадцатый председатель» Азата Абдуллина, то, боже упаси, по-остерегся бы я от выражений «много» и «не совсем уж хорошо». А ведь этот автор тоже, бывало, очень уж поспешно проталкивал свои сочинения и на сцену, и в печать, и тоже выпустил толстый-претолстый «кирпичный» (по его же выражению) том. Не это ли рьяно преследуемая им «гигантомания»? Что остается после этого «джигиту» Газиму Шафикову и другим? Тяпь-ляпь и прямо в академический театр, притом в башкирский, хотя он, Шафиков, не на башкирском пишет и является, на их счастье, русским писателем. Вот парадокс: сочинение этого пресловутого русского писателя из-за его низкого качества русский театр отвергает, а наш академический ставит. Газеты же их, таких пьес, восхваляют на уровне пьес самого Мирзагитова. Но интересный спектакль по пьесе «Ненаглядная» Мукарамы Садыковой тоже ставится в один ряд со слабыми — происходит девальвация ценностей.

Назовем теперь прозу второго нашего командира — Булата Рафикова. Он тоже на «вал» выдает порядочно и весомо: рассказы, повести, романы... Однако после каждого его произведения хочется крикнуть: «Остановись, браток, на минутку и подумай: руководителю писателей негоже так вытворять! Внемли же своим собственным начальничьим словам, которые нам в речах и докладах говоришь — качество выдавай! А ты так часто и много пишешь и посредственно пишешь!»

Да, после своей хорошей первой повести «Тауҙарҙа ҡар иртә ята» Рафиков явно спешит. Ибо его высокое кресло позволяет ему сырую еще рукопись быстренько в печать протолкнуть. И друзья помогают. Схема такого широко распространившегося «тесного сотрудничества» выглядит примерно так. Например, его так называемую фантастическую повесть «Лоулла» его же застольный друг и земляк Динис Буляков, как главный редактор, печатает в «своем» журнале «Пионер», а он, Рафиков, как один из руководителей союза и член редколлегии журнала «Агидель», полупарнографическую и вторичную повесть Булякова «Йондоҙло юл» помогает протолкнуть в журнал «Агидель» (1983, №2). Вот свежий пример. 27 января в этом же зале состоялось наше с вами партсобрание с повесткой дня «Творческий отчет лауреата премии имени Салавата Юлаева писателя Галия Ибрагимова». В постановление собрания, как ни странно, был включен пункт, где восхваляется вовсе не произведение виновника данного собрания, а «новый исторический роман Булата Рафикова»... увы, тогда еще не только не опубликованный, но даже и не обсужденный на секции прозы. Думается, заранее было предопределено и место в журнале для публикации... Не является ли это, как видно, своего рода «ускорением», но в другую сторону. Вот вам партийная этика... Как говорится, своя рубашка ближе к телу... Подобный дурной пример руководителя, как правило, распространяется подобно цепной реакции.

В итоге в лице некоторых редакторов и их заместителей периодики, книжного издательства, председателей бюро творческих секций и членов редколлегий имеем мы негласный круг людей, спаянных между собою по принципу «ты — мне, я — тебе», которые по-очередно проталкивают рукописей друг-друга по всем редакциям и инстанциям, вследствии чего безостановочно льется и льется литературный серый поток и который, к сожалению, нередко нашей критикой восхваляется.

Теперь у нас большой отряд потенциальных критиков — кандидатов и докторов филологических наук, которые в свое время именно как критики были приняты в Союз писателей, в карманах носят писательский билет, выданные им как критикам, и как критики пользуются они всеми правами членов союза, однако давно уже никогда и никого не критикуют.Таким образом они путем самоустранения превратились в балласт — фальшивых критиков. Почему? Потому что почти все они, в отличие от Виссариона Белинского, возомнили себя солидными прозаиками и пишут, пишут... самые посредственные повести и романы... Поэтому и не могут они критиковать посредственность, а «выше средних» же поднимают в гении... Но самое печальное в том, что правление Союза писателей в таком грешном деле этим самоустранявшимся фальшивым критикам пошло прямо навстречу, сунул им руку помощи. Иначе как можно объяснить тот факт, что и председателем, и секретарем бюро секции критиков Союза писателей рекомендованы и избраны товарищи, которые вовсе не являются членами союза? И это в такое время, когда партия требует, чтобы мы больше внимания уделяли критике... Вспомните, бывало ли когда-нибудь, чтобы секциями прозы, драматургии или поэзии руководили не писатели?! Товарищи Кунафин и Буляков, безусловно, сильные, достойные товарищи, но вот вопрос: каким образом правление будет с них требовать? Может быть, пора их принять в союз? Конечно, с большим оговором, чтобы и они, как и их предшественники, не переметнулись в стан тех пресловутых фальшивых. Йыһат Солтанов.27.03.1986.

 

 

Бәреләм дә һуғылам...

 

Ярға сығарып ташланған балыҡ кеүек, әле башым, әле ҡойроғом менән ергә һуғылып, тигәндәй, ғәҙелһеҙлек тотҡононан ысҡынырға күпме генә тырышып ҡараһам да, мине ҡамап һәм быуып тотҡан өйөр, ҡулға ҡул тотоношоп, ныҡ тора, һулыш алырға ла ирек бирмәй ҡылана ине. Етәксе һәм хәл ҡылыусы ҡәләмдәштәремдең ғәҙел ҡарашынан өмөтөм өҙөлөп, намыҫлы коммунист булараҡ, ғәҙел хөкөмдө партиямдың өлкә комитетынан эҙләнем:

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.021 с.)