ТОП 10:

В чем РЦП обошла любые секты?



 

Любая новообразованная паразитарная (как и честная) или просто аферистская структура не имеет начального капитала. Новая структура начинает по необходимости сразу же собирать таньгу, и это бросается в глаза и отталкивает. Хотя это вполне естественная задача, но если всё правильно продумать, то надо планировать на перспективу, не торопиться, избегать мужиков молодых и средних лет, как и их жён. Эти пассажиры циничны и недоверчивы. Они никуда не денутся, но чуть позже. Надо изначально искать (что и не сложно) слабые в психологическом плане периоды в жизни человека. Самый ключевой и неизбежный период перед смертью. Вот тут-то из человека можно верёвки вить. И главное заключается в том, что всю предыдущую жизнь с человека как будто бы никто прямо ничего не требовал. Ну там, уж как положено, за требы, свечи, просфоры, поминания и т.п., но это мелочь, и все понимают, что хоть и надоедливая эта система, но вроде как своя, и душа не без присмотра. Но и грехи-то растут! И тут-то попы берут своё. РПЦ умеет работать с одинокими пожилыми людьми и богатыми стариками. А всего-то, по сути, и надо, так это ненавязчиво, но терпеливо и тактично напоминать мирскому человеку о посмертном воздаянии за грехи. И человек влип.


Дальше объяснять не надо - дарственные, завещания, таньга на помин души. И если мужик, положим, завещал на храм скопленный целковый, то боярин мог и вотчину отписать с мужиками. Что часто и делалось.


Есть еще один метод. Большому грешнику из начальства, типа воеводы, говорили, что для гарантии спасения тому неплохо бы постричься в монахи, «отказаться от мира и мирских соблазнов»! Тому, положим, от силы где-то пару недель или месяц жить осталось, так что даже и при не очень большой религиозности терять нечего, а в подсознание загоняется успокоительный комплекс. Ну а по уставу, да и по традиции, все мирское имущество «монаха» переходит в собственность монастыря.


Кстати, господа, вы не забыли, надеюсь, что у церкви были свои рабы, кабальные, холопы, крепостные. Из деликатности в СССР не напоминали церкви о методах управления «паствой». Так ведь можно и напомнить при случае.
Ведь если барин всё-таки держал в памяти, что мужик - это работник, который должен быть сытым и здоровым, то монахам на это было плевать. То, что в каждом порядочном монастыре были тюрьмы с жуткими условиями содержания, это уж как положено, но где же вы найдете монастырь без пыточного застенка? Мужика за провинность могли садистски пытать. А уж просто забить насмерть или продержать за ерунду пару месяцев в колодках - так то уж русско-православные мелочи.

Memory return

 

«Акты археографической экспедиции». К. 1, № 11. Об обязанностях монастырских крестьян: «Церковь наряжати, монастырь и двор тынити (строить стены, ограды и заборы), хоромы ставить, игумнов жеребий весь рольи орать взъгоном (т.е. пахать монастырские земли всем миром), и сеяти, и пожати, и свезти, сено косити. Десятинами и во двор ввезти. Езъ (рыбу в загонах) бити и вешней и зимний сады оплетати, на невод ходити, пруды прудить, на бобры им к осенине пойти, а истоки им забивати; а на велик день и Петров день приходят к игумену, что у кого в руках, а пешеходцем (безлошадным) из сёл к празднику рожь молотити и хлебы печи, солод молоть, пива варить, на семя рожь молотить; а лён даст игумен в сёла, и они прядут, сежи и дели неводные наряжают, а дают из сёл все люди на праздник яловицу... А в которое село предет игумен на братину, и сыпцы дают по зобне овса конем игумновым...»
Кроме выполнения всего объёма сельхозработ, крестьяне обслуживали все промыслы монастырей и постройки, перевозы, извозы. В 1752 году крестьяне Задонского монастыря жаловались, что всем им «безотлучно» приходилось быть «на казённой монастырской каменной и топорной работе... и в нынешнюю рабочую пору с той казённой работы ни кого не спущал и не спущает...»
По определению уже монастырской следственной комиссии в 1638 году, крестьяне Дерманского монатыря Волынской губернии были обязаны летом работать 6 дней в неделю на монастырской земле, а зимой по 5 дней. Приходить с восходом и уходить с закатом.

А комиссия была образована потому, что крестьяне монастыр­ских деревень с детьми, жёнами и родителями оных просто массо­во умирали с голоду. Это, конечно, никого не трогало, типа по Чу­байсу: «Ну вымрут миллионов пятьдесят - русские бабы новых нарожают».

А народа-то и нетути... Монахи в озверелой жадной тупости «не сообразили», что крестьяне уже не могли обработать свои земли, которые стояли без запашки и засева.

И попробуй не выполни приказ боголюбивых православных выродков.

«Притеснений, побоев, тюремных заключений не можем опи­сать; терпим почти что египетскую неволю и своего куска хле­ба не можем съесть спокойно, ибо всегда [ожидает] для себя ка­кого-либо несчастья, побоев, ареста, не уверены мы даже в жизни нашей, такие нам чинят тяжёлые обиды» (Фотнский О. Очерки по истории монастырских крестьян на Волыни. СПб., 1912).

По указу архимандрита Дерманского монастыря, изданному в 1763 году, за продажу фруктов из сада (обработанного самими же крестьянами) и за выполнение любых, даже самых малых, работ на стороне полагалось 100 ударов розогами. По прайс-листу суще­ствовали и другие наказания - сажание на цепь, заключение в под­валы, «морение голодной смертью» и т.п.

В1920 году при осмотре Новгородского Юрьева монастыря был найден указ наместника от 1728 года, в котором предписывалось: «Бить плетьми и присылать в монастырь тех крестьян, кото­рые окажутся ослушниками», И это «бить плетьми» ещё до раз­бирательства мирских грехов в самом монастыре, где уже начина­лись садистские шоу. Например, в 1734 году архимандрит Лужецкого монастыря Дионисий крестьянина Ивана Матвеева, как сооб­щал один из документов: «...бил плетьми, сняв рубаху, трикратно и прибил до смерти от которых его побой оный крестьянин умре.

Он же, архимандрит, сколь времён назад, заставил дворника Якова Никитина в монастырском саду косить траву, который не усмотрев подкосив осиновых подростков. Из-за того того двор­ника, он, архимандрит, взяв кол, прибил до смерти» (Промемория из духовной дикастерии, присланной в Сыскной приказ. - Опи­сание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Мини­стерства Юстиции. Кн. 4. С. 76. См. ст. Голубева А.А. Сыскной при­каз 1730-1763 [цитата из статьи Можайского: Атеист, № 24,1928]).

Попы, у которых, кстати, были свои крепостные, и монахи тор­говали даже не неграми, как в США, а своими же братьями по кро­ви и вере, «братьями во Христе», и если надо, спокойно продавали крестьянских детей «на вывоз», посылали строптивых на каторгу и в солдаты и т.п.

Святой Василий Косой: «Мы же, иноки, обижаем и грабим, продаём христиан, братий наших, истязуем их до калеки и бичуем без всякой жалости, а и до смерти, аки звери, дивни на телеса их наскакующе...»

* * *

Иногда удивляешься, разговаривая с молодыми парнями-сту- дентами какого-нибудь колледжа, которые не понимают, как мог­ли мужики из «бригады» Болотникова или Пугачева люто казнить попов и монахов или просто рвать их в клочья на месте. Просто в наше время как-то ловко в сознании людей произошло разделение церкви и крестьянского рабства. И рабства абсолютного, где вооб­ще никакого закона или ограничения, хоть на ту же смерть, не распространялось. А уж про традиционное изнасилование детей, особенно мальчиков, и говорить нечего...

Ну ладно, отвлеклись, это отдельная страшная тема. Об этом много писали начиная с 1910 года, и особенно сразу после Февраль­ской революции, и только в одном этом вопросе Иосиф Сталин и прикрыл (на свою голову) постоянную разоблачительную кампа­нию ну хоть тех же «Союза воинствующих безбожников» и авто­ров, публиковавшихся в издательстве «Общества ссыльных и по­литкаторжан»...

Чистов К. Разин - царь - церковь. К 300-летию Крестьянской войны 1670-1671 гг. - Наука и религия, 1970, № 7.

Шамаро А. Антоний Воронежский и Антон Безднинкий (О роли церкви в подавлении крестьянского восстания под предводи­тельством А. Петрова.) - Наука и религия, 1969, № 5.

Буганов В.И. Московские восстания конца XVII века. М., 1968.

Бог, шаньга, церковь, дыба, плети, трупы - зер гут!

 

Ростовщичество церкви. Об этом также как-то забыли. В дол­говую кабалу к церкви попадали все - от мужика до князя. И опять забылась одна милая особенность России.

 

Правеж (эта мера для простонародья). За невыплату долга че­ловека «ставили на правеж». Работника, который только своим трудом и мог заработать деньги, ставили, если зимой, то полураз­детого, у крыльца «съезжей» и изощренно избивали, как прави­ло, превращая в калеку. Приводили и семью посмотреть на право­славное богоугодное действо... Представьте весь бытовой ужас, когда ваш сын, муж, брат, идёт утром к съезжей. Его раздевают до белья или по пояс и спокойно, не торопясь бьют. Кому как нравит­ся - кулаками, плетьми, палками. Кругом идёт нормальная жизнь. В общем-то, к нему и злобы-то нет даже у тех, кто его калечит. К обеду его отпускают домой... А завтра он, если ещё может, сам идёт к месту истязаний. Если не может, его привезут. И хорошо если не волоком... И так столетия, из века в век...

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.007 с.)