ТОП 10:

ГОНЕНИЯ В РЕЖИМЕ РЕАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ



Пишущий эти строки в 1990-1991 годах был казначеем-соуч­редителем независимой религиозной организации «Общество Пра­вославной Церкви». Когда-то группа религиозных энтузиастов решила спасать Душу. И в числе прочего, чтобы нас никто не при­нимал за незнамо кого, решили зарегистрироваться. И в 1990 году мы как-то просто (за три недели) зарегистрировали свое общество в Калининском районе г. Москвы.

Дальше было интересней. Когда мы решили попросить в пользо­вание какой-нибудь храм, подав соответствующую заявку, то уз­нали сногсшибательное: ни один храм Москвы не был официаль­но востребован ни одной группой верующих. Это было вымороч­ное, безхозное имущество!!!

Это, конечно, де-юре, так как де-факто где-то в храмах были учреждения, где-то склады, а где-то велись службы служителями Русской Православной Церкви. Кстати, в процедурном порядке мы могли даже получить в пользование тот самый «Патриарший Богоявленский Собор, что во Елохове», выгнав оттуда патриарха РПЦ как афериста, захапавшего храм Божий!

Не важно, шла ли в каком-либо храме служба попов РПЦ или, как в храме на улице Радио, там лежали реквизитные феньки А. Пугачевой, дело не менялось по сути. Все храмы России были формально государственной собственностью, а по сути - вымороч­ным имуществом.

(По ходу дела мы стали составлять смету расходов на ремонт и содержание храма, и стало ясно, что никакие бабульки, никакие поддатые мужики и ностальгирующие интеллигенты, как и брат­ки, с дурной закидухи припершиеся в храм, не то что не прокор­мят притч, но их свечные и поминальные гроши и на Vioo не обес­печат расходы на аренду здания и территории. Суммы требовались гигантские. И мы ещё раз вынуждены были осознать, в общем-то, очевидное: государство всегда кормило и поило РПЦ.)

Но вот то, что храмы де-юре были ничьи и находились в подве­шенном состоянии, переворачивало всё представление о реальности.

Мы в тот период часто общались с нашими и иностранными журналистами, включая корреспондентов радио «Свобода», «Го­лос Америки» и прочих благоугодных организаций. Андрей Ба­бицкий (тогда) со «Свободы» и Жора Лескис из БиБиСи даже ре­портаж захотели сляпать о всех этих странных курьёзах, но им тут же рот закрыли... Мы-то сами от этого одурели и долго не мог­ли понять, в чем дело. Помог 1991 год.

В тот год в Москве осенью (впервые за всю историю СССР) про­ходил перформанс СБСЕ - Совещание по безопасности и сотруд­ничеству в Европе. И там открыто, уже под победные фанфары обсуждался вопрос «третьей корзины», то есть проблемы «прав человека». Мы были аккредитованы там и второй раз уже просто обалдели от того, что услышали. Оказывается, не то что какие-то дырники али хлысты, а даже Русская Православная Церковь не была зарегистрирована!! От этого факта одурела даже правая прес­са, обыгрывались разные варианты. Но было ясно, что никто ни­чего не понимает. Кто-то умный догадался, о чем идет речь, и СМИ быстренько заткнули рот.

На слушаниях представители «катакомбной», карловарской и прочих ветвей русского православия выступали и с гневом и бо­лью говорили о том, что в СССР все 70 лет делалось все, чтобы не дать народу свободно исповедовать свою веру. Мы подходили в пе­рерывах к лидерам религиозных направлений, к православным всех систем (где-то 6 конфессий), к адвентистам, квакерам и т.п. и пытались выяснить, на каких этапах и как их «заворачивали», отказывая в регистрации. Нас, тогда наивных чудаков, интересо­вали история «тоталитарного государства» и его религиозная по­литика по отношению к разным конфессиям. Попутно мы предла­гали свою интеллектуально-правовую помощь. Но все как-то странно уходили от ответа. Никто не хотел ни обсуждать фактоло­гию «гонений» (каковых просто никогда не было в объективной реальности, как и «красного террора», и ГУЛАГа), ни принять помощь.

Через некоторое время до нас дошло - они все, от малоизвест­ных до ангажированных и раскрученных, типа Якуниных, Огородниковых и прочих Меней и Дудко со товарищи, просто долж­ны были выглядеть мучениками за веру! Это была игра, которая расчётливо велась долгие десятилетия. Все так называемые «го­нимые мученики веры», если это были лидеры каких-то религи­озных групп, сознательно не делали элементарного - никто за все 70 лет не собрал 20 подписей и не пошел в Исполком с заявлени­ем о регистрации.

Запомните этот наиважнейший факт, так как вам всем долгие десятилетия лгали и продолжают лгать о каких-то гонениях и про­тиводействии религиозному исповеданию, которое государство жидобольшевиков и жидомасонов оказывало церковным общинам. Но ведь если не было этих церковных общин, то кого гнали-то?

Нет, всё было проще и эффективней. Так как их задачей было как раз не зарегистрироваться, то они писали не заявления в Исполком, а декларации и обращения в Верховный Совет, КГБ, ЦК, в газеты на Западе, в ООН, ЮНЕСКО... то есть делали абсолютно бессмысленные в правовом отношении, но шумные пропагандист­ские действия, вроде того как чеховская героиня в рассказе «Без­защитная» пришла оформлять пособие на смерть госслужащего в частный банк. Им, гонимым борцам за веру, естественно, отказы­вали в силу процедурной абсурдности таких обращений.

Но это не было правовой неграмотностью со стороны «заявите­лей», это был хорошо (с обеих сторон) продуманный демарш, так как отказы шумно обыгрывали западные СМИ, не объясняя запад­ным «демократическим» лохам процедурную несостоятельность таких действий. Этим лживым якобы верующим - профессиональ­ным кликушам - была не нужна Спасенная Душа, им по задаче положено было надрывно лицедействовать в шоу под названием «Красная диктатура», им давно уже нравилось жить на истерике, на демарше. И все они просто по задаче добивали СССР как «Им­перию зла». Каждый действовал на своём фронте. Разным Приго- вым, которые писали гнойную паранойю, не давали печататься в «Новом мире» - гонения! Другим Митькам не давали в Третьяков­ке выставлять лубочные мазюкалки с гениталиями размером в полметра - знамо дело, гонения!

А как же, вы спросите, если РПЦ не была зарегистрирована, она существовала?

У-у-у, ребята, это стратегический вопрос! А покопайтесь сами, это настолько необычно, что выходит за рамки понимания.

Мы, например, когда выяснили (для себя), что в РПЦ давно потеряна благодать святых таинств (это, в общем-то, реверанс, РПЦ - грязная митраистская секта), решили открыть в России Праведный Благодатный храм, где бы служили рукоположенные благодатным епископом попы. А так как, по нашему мнению, на тот период благодать была сохранена в Иерусалимской Православ­ной Церкви, то мы и послали патриарху ИПЦ Диодору I письмо с изложением нашей позиции - исповедание на основе постанов­лений 1-го Иерусалимского собора (49 год), Апостольского собо­ра (51 год) и Апостольского Канона, который был утверждён ре­шением Трульского Вселенского собора вовек неизменным.

Короче, впервые с 1723 года Иерусалимский патриарх прислал письмо в Россию, где благословил нас и прислал приглашение на паломничество. По сути, мы были на тот период единственными праведными (по крайней мере доктринально) православными хри­стианами в Российской Федерации...

Мы, естественно, пользуясь законом, подали заявление на по­лучение выездной визы на паломничество. Въездные визы на ос­новании приглашения Диодора I мы получили мгновенно, так как в мировом сообществе (в «православии») Диодор I по статусу ра­вен папе римскому, хотя точнее будет наоборот, так как «Ортодокс Чёрч», или каноническое православие, - всё-таки основная ветвь богослужения. Ну а то, что католичество заполнило собой весь мир, может как-то повлиять только на ум и чувства общемировых об- рядоверцев, каковыми и является всё человечество. (Русское «пра­вославие» везде воспринимается вроде полицейской госсекты.) Сирия, Египет, Израиль, Турция, Греция (мы сами не знали свой возможный маршрут) в лице своих посольств тут же согласились без разговоров проштамповать нам паспорта. Осталась только вы­ездная виза.

И вот тут-то, оказывается, незарегистрированная РПЦ облада­ет монопольным процедурным «правом» на оформление докумен­тов для паломнических поездок в Иерусалим!!!

Нам предложили пойти к епископу Ювеналию (Мининдел РПЦ) в Данилов монастырь в иностранный отдел РПЦ, получить благо­словение и разрешение на паломничество (уже, в общем-то, дан­ное Диодором I) и отдать паспорта в канцелярию, где и будут офор­млять выездные визы.

Мы пошли в Данилов монастырь и удостоились аудиенции. Нас ввёл секретарь и, подведя к столу, молча показал рукой на кресла у стола. Ювеналий сидел в кабинете, набитом поп-литературой, за столом, положив на него руки со сплетёнными вместе пальцами. Голова в высоком клобуке была слегка опущена, взгляд направ­лен на руки. Позы он не сменил за всё время краткого разговора. Чтобы не ставить никого в неудобное положение, мы сразу же объяснили суть дела.

- Здравствуйте, мы - председатель и казначей зарегистриро­ванной независимой религиозной группы «Общество Православ­ной Церкви». Мы получили письменное Благословение от пат­риарха Иерусалимской Православной Церкви Диодора I, кото­рый нам прислал приглашение на паломническую поездку в Иерусалим...

Далее мы кратко перечислили те статьи и положения законо­дательства, существовавшие на тот момент, которые регламенти­ровали отношения государства и верующих. К этому мы добавили перечень, как нам тогда казалось, недоработок, которые вырази­лись во внутренних противоречиях ряда положений. Признавая правовое равенство перед законом всех религий и конфессий, го­сударство вроде бы проявляет ко всем здоровую индифферент­ность, но формально пока получается так, что не только русско- православные, но и «дырники», и шиваиты, и прочие, включая адептов вуду, буде они захотят поехать не в иерусалимские борде­ли, а посетить Гроб Воскресшего Господа, явленного во плоти как Эмануил Йешуа, должны обращаться в ваше ведомство! Это пра­вовая, но главное - религиозная несуразность.

- Вот мы и хотели бы вас попросить проявить административ­ную инициативу, чтобы в конце концов разрешить этот вопрос, и для этого отказать нам письменно в заявлении на оформление визы, которое мы вам вручим. Ваш отказ может быть тем первым толчком, который сдвинет камень правового тупика.

Ювеналий, как бы не поняв (надо же соблюдать правила игры) всего сказанного, монотонно и негромко:

- Ну и почему вы не хотите сделать всё таким, обычным порядком?

Тут уж пришлось, к сожалению, обозначить позиции:

- Мы ищем благодати в храмовых таинствах и не можем из ре­лигиозных соображений обращаться к вам, так как считаем, что у Русской Православной Церкви благодать утеряна. Мы из другой религии.

Ювеналий после небольшой паузы глухо и негромко, может, показалось (или нет?), с еле слышной иронией:

- Да и где же вы сейчас найдёте благодать? - И опять пауза...

Мы, также соблюдая правила игры, не отвечая на реплику-воп­рос, опять, кратко повторяя сказанное, перечислили причины на­шего прихода и просьбы.

Ювеналий после паузы Глухо и монотонно:

- Я не знаю, что могу сделать в этой ситуации...

Мы вздохнули, развели руками, встали и, извинившись за от­нятое время, ушли в Москву августа 1991 года.

И ни к чему не привели наши попытки объяснить (во всех ин­станциях - от визового отдела МВД и МИДа до Комитета по делам религии, Генпрокуратуры и Пленума Верховного Суда) абсурд­ность такого положения, как необходимость представителям од­ной конфессии обращаться к администрации чужой или даже враждебной конфессии (или религии) для «законного» оформле­ния государственного загранпаспорта. Правовой маразм!

Ничего не помогло. По административной сути РПЦ была (в процедурном отношении уж точно) частью государственной си­стемы!

И опять ни один «независимый» журналист Запада (около сорока персон) не осмелился об этом написать. Только один наш, тогда сильно поддававший Мостовщиков (да святится имя его), дал пару заметок в «Известиях» и «Независимой газете», но и то ему выделили место в газете только потому, что мы сильно наехали на мэ-э-э-ра Попова (в кулуарах ударение ставилось на первый слог), даже в пикете стояли у памятника Юрию Долгорукову с плакатом-стендом под общим заголовком «Гавриил Попов против Канонического Православия». А на стенде - куча копий документов с отказными резолюциями. А пикет был против Попова, поелику последним учреждением, которое не хотело оформлять нам визу на законное паломничество, был иностранный отдел мэрии. Тогда нам хотел помочь Гончар, но ему также намекнули, что это не с СССР воевать, тут можно и головы лишиться.


В конце концов МИД нам оформил туристическую визу, где паломничество как цель выезда не указывалось. Но юмор-то в том, что тот же МИД нам в силу чёткой процедурной обозначенности нашей поездки выдал государственные служебные загранпаспорта СССР, так как мы в понимании МИДа в процедурном отношении как бы входили в состав мирового православия, частью которого была (выходит, что государственная) РПЦ, и наша поездка была по факту служебной командировкой. И вот в служебном паспорте СССР нам поставили туристическую выездную визу.


И это было уже в «демократической» РФ, которая уже ратифицировала «третью корзину»...

Кстати, существование этого неизвестно как и кем заключённого конкордата между СССР и РПЦ подтвердил генеральный прокурор СССР. До августовских событий нам в Генеральной прокуратуре было официально предложено составить проект закона о религиозных объединениях, где бы были исключены законодательные нестыковки и созданы условия для свободного исповедания каждым своего культа без ограничения и дискриминации.


Мы составили такой проект закона и послали его в Генпрокуратуру. Но после «августа» к нам пришел фельдпакет с небольшой бумажкой, где, с одной стороны, сказали, что наш проект закона принят, но оценивать и давать рекомендации по всем вопросам религиозных объединений и относительно проекта закона о свободе совести в государстве будут представители РПЦ. Все, ребята, сделаем вывод: до 1991 года церковь была государственной институцией!! (Собственно говоря, она таковой и осталась.)
И никаких гонений де-юре быть просто не могло. Это же было своё, государственное ведомство... Писать дальше? А придётся, так как Рус-Иван так устроен, что фундаментальная доказательная простота ему клинически недоступна. Ведь после того, что я вам сейчас сказал, надо горько посмеяться над самим собой (это я о так называемых верующих) и уже никогда не верить ни в чём ни одному русско-православному попу и ни одному диссиденту. Ну разве что спросить у своего «батюшки» об этих правовых курьёзах бытия «гонимой» РПЦ...

Гидулянов П.В. (Консультант 5-го отдела НКЮ). Церковь и государство по законодательству РСФСР.

Сборник узаконений и распоряжений с разъяснениями 5-го Отдела НКЮ. Под ред. П.А. Красикова. М., 1923. Изд. НКЮ.

Циркуляр НКВД УССР № 312 от 16 июля 1923 г. всем Губо- туправам (по Губ Мекосо) о регистрации религиозных обществ. С приложением типового устава религиозных обществ и инструкции «О порядке регистрации религиозных обществ и выдачи разрешений на созыв съездов таковых». Утверждено Цетральным Мекосо при НКВД 10 июля 1923 г. по протоколу № 12. - Бюллетень НКВнуделаУССР,№ 21-1923 г.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.100.232 (0.007 с.)