Глобализация рынка и туризм как мир ощущений



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глобализация рынка и туризм как мир ощущений



Туристический рынок стал глобальным. Региональные российские туррынки тоже теряют свою изолированность, постепенно становясь частью общероссийского, макрорегионального и глобального рынков. В сегменте выездного туризма вхождение в глобальный рынок уже произошло, и теперь россияне имеют вполне реальную возможность выбирать между российскими и зарубежными турпредложениями. Для российских компаний это означает появление новых конкурентов, количество которых на каждом этапе будет последовательно возрастать.

На примере Северо-Запада эта ситуация выглядит следующим образом:

Тип туризма Регионы Конкуренты Северо-Запада на туристическом рынке
2012-2015 2020-2025
Культурно-познавательный туризм Санкт-Петербург, Ленинградская, Калининградская, Новгородская, Псковская, Вологодская области столицы Восточной Европы (Будапешт, Прага) Столицы Прибалтики (Таллинн, Рига), Киев (Украина) Нестоличные города Европы и европейской части СНГ (Краков, Львов)
Этнотуризм* Архангельская область, Карелия страны Скандинавии страны Прибалтики, Юго-Восточной Азии, Юг России, Юг Сибири -
Рыболовный, охотничий Карелия, Мурманская область страны Скандинавии, Астрахань Канада, страны Африки, Тверская область, Сибирь Северная Америка, Африка
Активный и экстремальный туризм Карелия, Псковская, Мурманская, Ленинградская, Архангельская, Новгородская, Вологодская области, Республика Коми страны Скандинавии Урал, Юг России, Сибирь, Монголия Американский континент, Африка
Оздоровительный туризм Ленинградская, Калининградская, Новгородская области, Карелия страны Прибалтики Московская агломерация, Украина -
Конгресс-туризм Санкт-Петербург, Калининград, Москва, страны Прибалтики Сочи, Екатеринбург, Владивосток, Казань -

* на данном этапе в России практически отсутствует
Источник: ЦСР «Северо-Запад», РСТ СЗРO

В тоже время глобализация рынка туруслуг открывает новые возможности для партнерских отношений, давая импульс консолидационным процессам в отрасли. Вопрос заключается в том, как российские регионы могут воспользоваться ситуацией и какие именно услуги они могут предложить этому новому и весьма конкурентному рынку.

Если рассматривать решение потребителя о покупке туристской услуги в качестве некоего `мотивационного исхода` как соотношения главной и вторичных целей путешествия, то основную долю в мировом коммерческом обороте туристских услуг занимают услуги, основанные на едином преобладающем мотивационном исходе и/или услуги, основанные на главном мотивационном исходе и нескольких определенных сопутствующих исходах. Согласно данным Всемирной туристской организации за 2003 г., 359,9 млн из общего числа туристов (690,9 млн) предприняли путешествие для проведения досуга, отдыха и праздников, в то время как в целях лечения, религиозных и других целях - 147,4 млн человек. Принимая во внимание тот факт, что на постиндустриальные страны приходится более 2/3 потребителей современных услуг (по данным ВТО за 2003 г., в Европе и Американском регионе, в основном Северной Америке, было приобретено соответственно 408,5 и 115,3 млн туров; на эти регионы приходилось соответственно 357,13 и 62,2 млн прибытий), современный производитель турпродукта обязан учитывать эволюцию спроса в постиндустриальном обществе и, соответственно, мотивацию современных потребителей, предлагая не просто то, что есть, а то, что является актуальным. Современное управление туристскими ресурсами при формировании турпродукта основывается теперь не столько на предпочтениях потенциальных потребителей туруслуг, сколько на формировании этих предпочтений, предлагая совмещение стандартов обслуживания с уникальностью дестинации. При этом один из основных классификационных признаков туруслуги - неразрывность производства и потребления - несколько трансформируется, поскольку для современного организатора туризма производство услуги начинается с формирования образа дестинации с точки зрения модности, безопасности, престижности, эксклюзивности и т. п. На современном рынке начинают обращаться `изображения` ценностей (товаров или услуг), или, применяя термины постмодернизма, `знаки` или `симулякры`. Причем эти знаки могут обмениваться на реальное `означаемое`, т. е. туруслуга является реальной (конкретная гостиница, пляж, экскурсионная программа), а могут и не иметь реального `означаемого` (денотата), когда туруслуга выступает как симулятивная (рождественские праздники на родине Санта-Клауса в финском городке Рованиеми, г. Великий Устюг как родина деда Мороза, музей Мыши в г. Мышкин и т.п.). Следует отметить, что, используя формулу американского социолога У. Томаса, `принимаемое за реальное` вполне реально по своим последствиям. Так, Рованиеми принимает ежегодно 350-400 тыс. вполне реальных туристов. Причем информация, поступающая к потребителю относительно подобных дестинаций (услуг), в последнюю очередь является передачей объективных данных о продукте (рациональной детонацией), а в первую очередь - побуждающей к действию (приобретению и потреблению) коммуникацией. Совершенно корректен, по нашему мнению, Д. Иванов, когда замечает в `Виртуализации общества`, что `не передача данных о свойствах товара/услуги, т.е. рациональная денотация объекта, а создание его образа, мобилизующие аффективные коннотации, приносит прибыль в современной экономике...`.
В связи с этим автором впервые в туризмологии предлагается следующая классификация туристских ресурсов как факторов производства турпродукта:
1. Реальные, из которых основными являются: природно-климатические; курортологические; рекреационные; религиозно-культурные; информационно-деловые;
2. Симулятивные (см. выше);

3.Технологические (космический туризм, авиакруизы).


В этой связи в постиндустриальную эпоху необходимо рассматривать турпродукт с точки зрения не туроператора, определения которого по существу сводятся к комплексу: `тур + туристско-экскурсионные услуги + сопутствующие товары`, а современного потребителя - как когнитивный симулякр, мобилизующий аффективные коннотации человека относительно рекреативных и познавательных возможностей в той или иной дестинации, основанной на использовании местных реальных или симулятивных туристских ресурсов. Тур в данном случае выступает всего лишь как приобретение имущественных прав потребителя на обретение адекватности этого симулякра. Взгляд на турпродукт под этим углом, несмотря на кажущуюся усложненность определения, имеет важные практические последствия.
Вопреки устоявшемуся мнению о наличии в Российской Федерации `колоссальных туристских ресурсов` на сегодняшний день возможно говорить лишь о колоссальном туристском потенциале России. Многие отечественные исследователи, такие, как В. Сенин, А. Чудновский и другие, оценивают туристский потенциал различных промышленно-экономических районов России от 79,2% для Южного до 36,9% для Дальневосточного районов и 55,8% в целом по стране. Превращение этого потенциала в ресурс должно являться основной задачей госрегулирования в этой области. Одним из эффективных инструментов такого превращения могло бы послужить взимание туристской ренты для развития материально-технической базы инфраструктуры национального туристского комплекса (износ основных фондов в России в 2004 г. составлял 43%). Для этого необходимо создать кадастр туристских ресурсов России (также и потенциальных), ввести саму ренту в экономический оборот (возможно, по разумной ставке в 10% от валовой выручки), отслеживать пропорциональное распределение рентных платежей и т. п. В. Козырев предлагает 50% рентных платежей оставлять в самой туристской компании, эксплуатирующей туристский ресурс, 50% - отчислять в местный бюджет для развития региональной туристской инфраструктуры). В то же время, несмотря на то что никакая рента не является ценообразующим фактором, следует заметить, что турорганизации, в отличие от В. Козырева, будут рассматривать рентные платежи как дополнительный налог, перекладывая его на туриста. Учитывая это обстоятельство, а также тот факт, что рентные платежи составляют часть прибыли, которая облагается налогом, следует сделать вывод об экономической необходимости снизить налогооблагаемую базу туроганизатора в части взимания рентных платежей.

Россия, согласно терминологии американского специалиста в области конкурентной стратегии М. Портера, в своем экономическом развитии застряла где-то на переходе от стадии факторов производства к стадии инвестиций и входит в ХХI в. с факторами (источниками) производства товаров и услуг низкого ранга, имеющих в основном сырьевой характер (для туруслуг это в основном природно-климатические факторы производства). В условиях неизбежной в постиндустриальную эпоху интернационализации и виртуализации мирового хозяйства преимущественная ориентация на такие факторы производства приведет к окончательному укреплению статуса России как сырьевой страны. Если же принять за главное направление рост `железноделательной промышленности`, то так же легко можно стать промышленным придатком стремительно развивающейся системы виртуально-сервисного капитализма. Удвоение ВВП не мыслится автору без интенсивного использования сервисных ресурсов России, а это прежде всего - наука и туризм. По сравнению с расчетной инвестиционной потребностью нефтяной промышленности (около 120 млрд долл.) необходимая капитализация туристского комплекса России представляется более реальной и оценивается примерно в 20 млрд долл. (около 2 тыс. гостиниц `емкостью` в 500-600 тыс. номеров).

Тем не менее даже на основе капитализированной материально-технической базы отечественного туризма и постепенной трансформации туристского потенциала в ресурс, экспорт туристских услуг из России не будет автоматически возрастать в масштабах, прогнозируемых для России Всемирной туристской организацией к 2020 г. (предположительно 9-е место по объему выездного и въездного туризма при темпах роста последнего в 6,7% в год, что для России это означает 61% въездного туризма от общего туристского оборота, или 47,1 млн иностранных туристов в год).
Согласно теории факторных пропорций Хекшера - Олина, для этого необходима избыточность такого фактора производства, как туристский ресурс. В отношении России избыточность турресурсов должна прежде всего определяться их географической и культурной уникальностью вкупе с традиционным гостеприимством. И вот здесь без привлечения информационно-коннотационного компонента как фактора необходимой избыточности туруслуг, ориентированных на экспорт, не обойтись. Национальный туристский продукт должен внедряться в сознание западных (и отчасти - отечественных) потребителей туруслуг на коннотационной основе, т. е. именно как симулякр. Для этого явно недостаточно обычных и во многом устаревших рекламных и маркетинговых методов, не выходящих за рамки рациональной денотации объектов - отечественных туров, а проще говоря, издания сухих информационных каталогов, лубкового присутствия на международных выставках, вялой контрпропаганды и т.д. при несерьезном для `реального сектора экономики` отраслевом бюджете в несколько миллионов долларов. Процессы глобализации, являющиеся необходимым условием постиндустриального развития, находят свое отражение прежде всего в экономике, в первую очередь в наиболее значимой и развивающейся ускоренными темпами сфере услуг. В туристском секторе сферы услуг эта тенденция находит свое воплощение в создании глобальных союзов, альянсов и транснациональных корпораций, межотраслевом перетекании капитала и т. д. Характерной особенностью современного туризма являются глобальные компьютерные системы бронирования продуктов, соединяющие услуги авиакомпаний с услугами размещения в отелях, аренды автомобилей и другими соответствующими услугами. Например, одна из самых известных систем бронирования - `Галилео`, являясь продуктом слияния двух электронных систем бронирования, охватывает более 120 тыс. терминалов, 493 авиакомпании, 50 тыс. отелей, 28 фирм по прокату автомобилей по всему миру. Широкую известность получили союзы и альянсы гостиничных цепей, а также альянсы на воздушном транспорте. Это было бы невозможно без четкой систематизации туристской услуги в каждом ее сегменте и в то же время в комплексе. Тем не менее существуют значительные различия в характере предоставляемых услуг, в том числе туристских, в двух самых мощных хозяйствующих субъектах мировой экономики - США и ЕС. Первые производят и вводят в коммерческий оборот массовую и максимально стандартизированную услугу, больше характерную для идеологии индустриального общества (больше шаблонных и дешевых товаров и услуг для массового потребителя), объединенная Европа же исповедует более индивидуализированное и более качественное потребление как товаров, так и услуг (самые строгие стандарты качества в мире), что характерно для постиндустриальной идеологии потребления. США поднимают уровень потребления, страны ЕС - качество потребления. Именно поэтому 85% гостиничных мест в США продается в рамках стандартизированных гостиничных цепей. В Европе 70% гостиниц являются частными (семейными) и не входят в отельные цепочки. Развивая национальный туристский комплекс с ориентацией на экспорт услуг на рынки постиндустриальных стран, Россия должна учитывать эту разницу в формировании потребительской идеологии, отдавая предпочтение европейской модели.



14.2. Новые точки туризма и смещение маршрутов

Сегодня мировая индустрия туризма динамично развивается, вовлекая все новые регионы. По прогнозным данным Всемирной Туристской Организации (ВТО), в ближайшие 15 лет наиболее быстрыми темпами будет расти рынок стран «нового туристического освоения»: Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего Востока, Южной Азии и некоторых наиболее политически стабильных частей Африки. На туристической карте мира появились Вьетнам, Тибет, Танзания, первые попытки привлечь туристов делает даже Пакистан. В результате этого движения происходит глобальное перераспределение мировых туристических потоков.

Эта тенденция находит свое отражение и в России, хотя интенсивность изменений у нас несколько ниже. Делают первые шаги в активном позиционировании на туристическом рынке такие регионы как Байкал, Урал, Алтай. Туризм в качестве одного из приоритетных направлений развития экономики получил поддержку на государственном уровне. В стране создано 7 туристско-рекреационных зон (Калининградская и Иркутская области, Краснодарский, Ставропольский и Алтайский края, Республики Бурятия и Алтай), которые через некоторое время станут новыми точками туристического притяжения не только за счет богатых природных ресурсов, но и быстрого роста инфраструктур. Другим знаковым государственным проектом в сфере туризма на ближайшие 10 лет станет формирование инфраструктуры в Краснодарском крае под проведение Олимпийских игр в Сочи.

Новые туристические регионы начнут конкурировать за турпотоки с традиционными - Москвой, Санкт-Петербургом, городами Золотого кольца, которые, в свою очередь, тоже декларируют планы по усилению своих позиций. Так, согласно Генеральному плану развития Москвы к 2025 г. российская столица планирует принимать 20 млн. туристов в год. Сейчас же туристический поток в столицу составляет порядка 3,8 млн. человек в год. Есть планы и у северной столицы. По Программе развития Санкт-Петербурга как туристического центра, к 2010 г. город планирует принимать 5 млн. туристов в год.

 

 
 

График 1. Рост объема туристических потоков

 

Как свидетельствует статистика, в целом в общестрановом масштабе происходит рост турпотока, однако он распределяется неравномерно. Например, объем туристических потоков, направляющихся на Северо-Запад, растет медленнее, чем по России в целом. В случае сохранения тенденции отставания возникают высокие риски перемещения Северо-Западного региона на периферию туррынка.

На российском туристическом рынке появляются крупные западные игроки, своими стандартами и высоким уровнем услуг оказывающие мощное давление на всю рыночную ситуацию в отрасли.

Так, приход в Россию новых операторов авиа - и круизных перевозок влечет за собой внедрение новых стандартов работы, привнесенных иностранными компаниями с более конкурентных, чем российский рынков. Отечественным перевозчикам придется подстраиваться под мировые стандарты, чтобы оставаться конкурентоспособными. Перед ними возникает выбор: развиваться опережающими темпами либо взять на себя какие-либо функции иностранных компаний, встраиваясь в их цепочки. Иллюстрацией этой ситуации может стать рынок круизных перевозок, на котором Россия сейчас занимает сотые доли процента в мире. Учитывая современное состояние отечественной морской круизной инфраструктуры (средний возраст судов превышает 30 лет, отсутствие современных пассажирских терминалов с достаточной пропускной способность, т.д.), а также недостаточность финансового ресурса, конкурентоспособность российских морских компаний находится под вопросом. Возможны два варианта развития ситуации - либо они будут поглощены западными компаниями, либо вынуждены уйти с этого рынка или переориентироваться.

Свои проекты на территории России реализуют также многие иностранные отельные сети и туроператоры, создавая здесь плотную конкурентную среду. Надо отметить, что этот процесс этот выгоден как для иностранных инвесторов, так и для российских регионов, которые таким образом получают пропуск в мир большого туризма: отели с мировыми именами (Radisson SAS, Park Inn, Marriott International) являются гарантом качества для потенциальных клиентов, а также дополнительным стимулом для посещения этих территорий «своими клиентами». Вместе с этим у нас в стране начинается процесс формирования и российских сетей.

Значимой частью любого тура сегодня является шопинг. Поэтому для туристического рынка важным становится состояние российского ритэйла. Между тем, отечественный розничный рынок лишь недавно вышел из стадии неорганизованной торговли и находится на стадии бурного роста организованного сегмента, а также эволюции розничных форматов. При этом его развитие значительно ускоряет приход западных розничных сетей.

14.3Динамика современных розничных рынков

Схема 1. Динамика современных розничных рынков. 1) Польша, Венгрия, Чешская Республика; 2) Италия, Испания, Португалия; 3) Германия, Франция, Великобритания, Нидерланды, Бельгия. Источник: Roland Berger Strategy Consultants

Увеличение масштаба туристического рынка в мире влечет за собой укрупнение бизнеса. Знаковая тенденция отрасли - появление «туристических фабрик полного цикла», объединяющих в рамках одной компании авиаперевозчиков, отельные сети, туроператоров и обслуживание туристов. Происходит усложнение маршрутов, появляются новые программы, межрегиональные туристические маршруты.

В российском турбизнесе также протекают объединительные процессы. Объединяются туроператоры (пример - «Гелиопарк Групп»), владельцы гостиниц. Появляются системные инвесторы (АФК «Система»). Российский бизнес начинает вкладывать деньги в туризм: строятся горнолыжные курорты (Шерегеш, Гладенькая, т.д.), обустраиваются рекреационные зоны вокруг отечественных мегаполисов, особенно Москвы и Санкт-Петербурга, строятся спортивно-развлекательные парки (настоящий бум наблюдается в Подмосковье), идет процесс инвестирования в гостиничном бизнесе. Однако пока масштабные проекты могут реализовывать только очень крупные инвесторы, причем такие, для которых туризм не является основным бизнесом. Поэтому эксперты турбизнеса считают, что тенденция к консолидации на российском туристическом рынке будет усиливаться. Как и в мире, в России будут возникать вертикально-интегрированные холдинги.

Несмотря на то, что консолидационные процессы отражают общемировую тенденцию, явление это неоднозначно оценивается представителями российского турбизнеса.
Туристические кластеры в регионах

Новые технологии внедряются и в управление туристическим бизнесом. Отдельные российские регионы начинают проектировать и создавать туристические кластеры – взаимосвязанные и взаимодополняющие предприятия и организация, обеспечивающие функционирование туристической индустрии.

Над подобными проектами работают не только в России, но и Казахстане, Украине (Крым), к уже осуществленным относится, прежде всего, опыт Турции.

Организация и маркетинг Транспорт Размещение Содержание турпредложений
Появляются «туристические фабрики полного цикла», объединяющие в рамках одной компании авиаперевозчиков, отельные сети, туроператоров и обслуживание туристов. Турпутевка – не перемещение и проживание, а комплексный продукт, подразумевающий продажу нового опыта, переживаний, определенного стиля потребления. Происходит трансформация «якоря», что дает возможность нового подхода: вовлекаются территории, не обладающие традиционными турресурсами – за счет фальсификации смыслов, игры в историческое наследие, где «якорем» становится идея (например, тематические парки, где «якорь» - сказочные герои, игры, водные развлечения и т.д.) В России делаются первые попытки коммерциализировать фольклор (Великий Устюг – родина Деда Мороза), но для нас это только первый опыт. Увеличение доступности туристических дестинаций за счет развития:
  • Системы высокоскоростных железнодорожных магистралей
  • Сегмента low-coast на рынке авиаперевозок
Внедрение и активное использование в западных старнах систем онлайн-бронирования и оплаты авиа- и железнодорожных билетов. В России данный сервис только начинает развиваться, и его доля в структуре тикетинговых продаж мала.
С помощью систем онлайн-бронирования происходит резервирование и оплата 60% гостиничных номеров Европы. В России возможность покупки номера через сеть Интернет имеется только в крупных городах у ограниченного количества гостиниц. В структуре оплаты российскими туристами гостиничных номеров по России и в мире доля онлайн-бронирования составляет 5%. Здоровье. Замещение традиционных лечебных схем на технологии SPA-оздоровления. Оздоровление из тяжелого и скучного занятия с помощью новейших технологий и традиционной медицины превращается в увлекательный процесс, доставляющий удовольствие.

Таблица 2. Новые технологии управления в туризме.


Форматирование туристических услуг

Наряду с изменением управлением туризмом происходят и качественные изменения в самой туротрасли. Знаковое явление – форматирование туристических услуг, появление сетевого продукта.

Форматирование несет с собой внедрение новых стандартов, существующих в мировой практике. Ключе вым становится создание узнаваемого турпродукта, гарантирующего качество услуг определенного формата.

Турсети завоевывают собственную потребительскую аудиторию, которая в ситуации выбора между покупкой сетевого и несетевого турпродукта отдает предпочтение уже знакомому (по другим продуктам этой сети) сервису и цене.

  • Туроператорские сети, агентские франчайзинговые сети вводят единые стандарты во многих областях – от документооборота до имиджа компании и качества обслуживания в различных представительствах сети.
  • Мировые отельные сети гарантируют своим клиентам определенный уровень качества и набор дополнительных услуг, тем самым, задавая тон в гостиничном бизнесе.
  • Создаются межрегиональные маршруты, объединяющие туристические объекты по сетевому принципу, то есть, в одном формате. Например: предместья Парижа, портовые города Балтийского поря, объединенные в рамках круизного тура, и т.д.2
  • Объединяются в сети и культурные объекты, и памятники истории. Например, Ассоциация замков Балтийского региона объединяет 50 замков в 9 странах (Россия представлена только Выборгским замком). В замках - членах Ассоциации наряду с презентацией исторических материалов ведется исследовательская работа, а также организуются культурные мероприятия, собирающие дополнительные турпотоки.

Для современной российской туриндустрии несегментированный рынок с традиционными формами ведения бизнеса постепенно уходит в прошлое. По мнению экспертов, Россия вступила в начальную стадию форматирования турбизнеса, и через 5-7 лет российский туристический рынок будет отформатирован по профилю и четко разделен по сегментам. Это создает вызов для региональных туриндустрий: либо регионы и предприятия отрасли должны будут дотянуть уровень качества оказываемых услуг до западных стандартов, либо уйти с рынка.

Кейс

Пиво, водка, далее — нигде

Наши предприятия, за редкими исключениями, совсем не торопятся пускать на свои территории туристов. И вовсе не потому, что показать нечего. Просто вот не торопятся, и все, без объяснений. Количество действующих российских промышленных объектов, на которые промышленный турист может попасть официально, не боясь быть отловленным зоркой охраной, можно пересчитать по пальцам. И почти все они относятся к пищевым предприятиям.

Первым пустил к себе экскурсантов московский пивзавод «Очаково». Причем изначально экскурсии были исключительно виртуальными. В 2000 году, когда российские пивовары, стремясь как-то улучшить свой слабоалкогольный имидж, проводили акцию «Пиво — это не секретно», администрация комбината распорядилась установить в цехах веб-камеры, посредством которых каждый подключенный к Интернету желающий мог воочию наблюдать, как именно делается пиво и что именно заливается в варочные котлы. А в сентябре 2004 года руководство и вообще осмелело до того, что пустило в цеха экскурсантов. Сегодня попасть на завод достаточно просто: нужно только заполнить на его сайте специальную заявку или созвониться с пиар-службой комбината, и ворота предприятия будут для вас открыты. Мало того, к вам приставят экскурсовода, а после экскурсии проведут в специальный музей пива, где вы сможете не только осмотреть экспонаты, но и заняться дегустацией. Руководство комбината утверждает, что все эти экскурсии проводятся в исключительно имиджевых целях. «Раньше мы размещали рекламу, где показывали производство, но люди ей не верят, — заявил журналистам начальник отдела маркетинга компании Алексей Фролов. — У нас ведь, например, каждые 20 минут моют зал. Но люди ни за что не поверят, пока сами в этом не убедятся».

Сейчас по очаковским цехам в месяц проходит до тысячи человек. У петербургской «Балтики» этот показатель в два раза выше: в год здесь принимают до 25 тысяч экскурсантов. Да и сам завод более приспособлен для экскурсий. Для них здесь обустроен специальный стеклянный коридор, проходящий по всему производству под самым потолком, дабы не мешать рабочим. Конечно, идя по нему, промышленный турист уже не сможет собственноручно потрогать блестящую медь котла, но зато он лишается возможности и в сусло плюнуть, так что экскурсанты, среди которых любителей пива вовсе не мало, встречают эту меру предосторожности с пониманием. На завершающем этапе экскурсия перемещается на склад готовой продукции, по площади втрое превышающий футбольное поле. А заканчивается путешествие по комбинату на заводской конюшне. Только не подумайте, что на современной фабрике используют конские силы. Лошадей здесь содержат исключительно в рекламных целях: на различных пивных фестивалях и городских праздниках эти благородные четвероногие катают по улицам Санкт-Петербурга пивные бочки с лейблом компании-кормильца.

Туристы, предпочитающие более крепкие напитки, могут посетить еще два объекта развитого российского промышленного туризма: заводы подмосковной компании «ОСТ-Алко», более известной в России как «Черноголовка», и флагмана отечественного вино-водкоделия — московский завод «Кристалл». Если первый подкупает своими передовыми технологиями и полностью автоматизированными линиями, то второй упирает больше на богатую историю.

Главный козырь, которым хвастает администрация «ОСТ-Алко» — уникальная вода. Ее берут с Касимовского водного горизонта из трех скважин, две из которых пробурены на глубину 105 метров, а одна — на все 170. Из этого горизонта берет свое начало святой источник преподобного Сергия Радонежского. Само собой разумеется, скважины — один из основных объектов экскурсии, с них она и начинается. После чего экскурсанты проходят вдоль автоматизированной линии, на которой артезианская вода превращается в бутылированную водку. Далее туристы плавно перетекают в дегустационный зал. Как и в винных подвалах Франции, цена на билет зависит здесь от масштабов предстоящей дегустации. Те, кто после нее еще способен держаться на ногах (на дегустации в числе прочего предлагают и чистый спирт), едут в Ногинск, в музей «Русское застолье», в котором представлена огромная коллекция бутылок (в основном шустовской продукции) и прочих, имеющих отношение к водке аксессуаров.

Но у «Кристалла» музей все-таки побогаче. 45 000 экспонатов его хранитель Александр Никишин собирал по всей России 15 лет. Да и экскурсия получается длиннее. «Кристалл» — это вам не черноголовкинский «новодел», которому совсем недавно исполнилось десять лет. Здешним корпусам — более столетия. За раз обойти все 15 цехов завода просто не представляется возможным, поэтому желающим пройтись по производству сначала предлагается самим выбрать наиболее интересный маршрут. Попасть на «Кристалл» уже не так просто и не так дешево. Для того чтобы проникнуть на предприятие, надо найти группу единомышленников в количестве от 10 человек и в возрасте от 21 года, написать коллективную заявку, договориться с администрацией и заплатить по 30 евро за душу экскурсанта. Причем 30 евро — это минимум. Хотите дегустацию побогаче — платите денег побольше.

 

Еще сложнее попасть на кондитерские фабрики. Если очень постараться, то в Москве можно посетить три: «Красный Октябрь» (бывшее «Товарищество «Эйнем»»), «Бабаевскую» (бывшее «Товарищество А.И. Абрикосова Сыновей») и «Рот Фронт». Сложнее всего попасть на последнюю. Почему-то администрация «Рот Фронта» решается допускать к себе только школьников, а записаться на экскурсию можно только в августе, да и то всего в течение нескольких дней, которые еще надо узнать. Известно лишь, что заветные дни располагаются обычно в середине месяца. Однако сложности, которыми сопровождается подготовка к экскурсии, вполне компенсируются ее интересностью. Во-первых, все три комбината имеют богатейшую историю и очень даже солидные музеи. Во-вторых, во время экскурсии можно есть все, что пробегает мимо по конвейеру. Количество съедаемого никем и ничем не регламентируется. Кроме того, по завершении на «Бабаевском» и на «Рот Фронте» экскурсантам выдают наборы сладких подарков, а для тех, кто посетил «Красный Октябрь», устраивают чайный стол.

Еще один пищевой гигант, который могут посетить как москвичи, так и гости столицы, — Микояновский мясоперерабатывающий завод. Здесь система похожа на экскурсии по «Балтике» — в новом, построенном три года назад и напичканном самой наисовременнейшей аппаратурой здании проложен стеклянный коридор, проходя по которому посетители могут ознакомиться со всеми стадиями превращения мороженой говяжьей или свиной полутуши в ароматную колбасу.

Конечно, это еще не все. Если постараться, можно попасть на фабрики Гжели, Палеха, Хохломы и Жостово, на Высоковский завод елочных игрушек, можно пройти по цехам компании «Красногорсклексредства», куда желающих возят на специальном автобусе от метро «Тушинская». Можно позвонить в Центр управления полетами, что в подмосковном Королеве, и тоже договориться об экскурсии, включающей посещения главного зала управления МКС, просмотр видеофильма и даже, если повезет, присутствие на сеансе связи с космонавтами.

Вопросы к кейсу

1.Почему промышленный туризм как особый вариант экономики ощущений развивается в России столь однообразно?

2.В Концепции федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2016 годы)» почти не представлены механизмы развития промышленного туризма, связанного с экономикой впечатлений. Как вы думаете: почему?

4. Можно ли осуществить сравнительный анализ промышленного туризма в Европе и в России?

5. Есть ли общепризнанные методики такого анализа?

Список рекомендуемой литературы

1.Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. -М. : Весь мир. 2004

2. Бек У. Собственная жизнь в равязанном мире: индивидализация, глобализация и политика//Режим доступа:http://www.soc.pu.ru/publications/pts/bek_3.shtml

3. Иванов Д.В. Виртуализация общества.- СПб.: Изд-во Петербургское востоковедение, 2002.

4. Козырев В.М. Туристская рента. 2-е изд.- М.: Финансы и статистика, 2003

5. Котлер Ф. Боуэн Д., Мейкенз Д. Маркетинг. Гостеприимство. Туризм. - Финансы и статистика, 2007.

6. Мировая экономика: учебник / Под ред. Ю.А. Щербанина. - М.: Юнити-Дата, 2004.

7. Орешкин В.А. Внешнеэкономический комплекс России в условиях интеграции в мировое хозяйство.- М.: ИМЭМО РАН, 2002

8. Портер М. Конкурентная стратегия.- М.: Изд-во Альпина бизнес букс, 2005.

9. Чудновский А.Д., Жукова М.А., Сенин В.С. Управление индустрией туризма.- М.: Кнорус, 2004.

10. Холловей Дж., Тейлор Н. Туристический бизнес. 7 изд.- Киев: Знания, 2007.
Binkhorst E. (2002) Creativity in the experience economy, towards the co-creation tourism experience? Barselona.

11. Boswijk A., Thijssen T., Peelen E. (2007) The Experience Economy. A new perspective.Amsterdam.

12. Destinationspolitik im Kanton Bern: Evaluation und Perspektiven. Teil 2: Das Erlebnispotenzial im Berner Oberland (2005).Auftraggeber Volkswirtschaftsdirektion Kanton Bern, beco Auftragnehmer Universität Bern. Forschungsinstitut für Freizeit und Tourismus (FIF) Projektleitung Hansruedi Müller, Prof. Dr.Sachbearbeitung Roland Scheurer, Dr. phil.nat. Tina Müller, lic.rer.pol. Bern, 2005.

13. Jensen R. (1999) The dream society. How the coming shift ftom information to imagination will transform your bisiness.McGraw-Hill, New York.

14. Müller H./Jans, K./Scheurer R. (2004). Tourismus-Destination als Erlebniswelt. Ein Leitfaden zur Angebotsinszenierung, Bern.

15. Opaschowski H. (1998). Kathedralen des 21. Jahrunderts. Zukunft von Freizeitparks und Erlebniswelten. Skript zur Freizeitforschung. Hamburg.

16. Opaschowski Horst W. (2002) Tourismus: eine systematische Einfuhrung: Analysen und Prognosen.-Zurich:Verlag Reske.

17. Pfister D. (2004). Raum – Gestaltung –Qualität. Basel.

18.Pfister D. (2005). Corporate Spacing. Raumgestaltung als Element des nachhaltigen Marketings AK

19. Pine J.B./Gilmore, J.H. (1999). The Experience Economy. Boston: Harvard Business School Press.

20. Prachalad C.K.. Ramaswamy V. (2003) The new fronstier of experience innovation//Managment Review. 44(4)|

21. Rammler St. (2004) Erlebniswelten und Tourismus.-New York, Springer-Verlag Berlin, Heidelberg.

22. Richter P.G. (2000) (Ed.). Architekturpsychologie. Lengerich.

23. Rieder M./Bachleitner R./Kagelmann J. (Eds.) (1998). Erlebniswelten. Zur Kommerzialisierung der Emotionen in touristischen Räumen und Landschaften. München, Wien: Profil.

24. Rifkin J. (2000). Access. Das Verschwinden des Eigentums. Frankfurt, New York

25. Romeiß-Stracke F. (1998). Freizeit- und Tourismusarchitektur, in: Haedrich, G./Kaspar, C./Klemm, K./Kreilkamp, E. (Eds.): Tourismusmanagement. 3. Aufl. Berlin, pp. 477-484.

26. Romeiß-Stracke F. (1994). Alltagsästhetik im Tourismus? In: Der Architekt 10/94, pp. 571-573.

27. Romeiß-Stracke F. (2003). Abschied von der Spaßgesellschaft. Freizeit und Tourismus im 21. Jahrhundert. Amberg.

28. Romeiß-Stracke F. (2004). Freizeit- und Erlebniswelten. Die europäischen Erfahrungen, in: ifmo (Ed.): Erlebniswelten und Tourismus. Berlin-Heidelberg, pp. 154-167.

29. Romeiß-Stracke F. (2000). Erlebnis- und Konsumwelten. Herausforderungen für die Innenstädte, in: Steinecke, A. (Ed.): Erlebnis in Konsumwelten. München, Wien, pp. 75-83.

30. Roost F. (2000). Die Disneyfizierung der Städte. Opladen.

31. Scherrieb H.-R. (2003). Inszenierung einer Landschaft. Schaffung von kleinen und großen Erlebniswelten, in: Bieger, Th./Laesser, Ch. (Eds.): Attraktionspunkte. Multioptionale Erlebniswelten für wettbewerbsfähige Standorte. Bern, Stuttgart, Wien, pp. 123-133.

32. Scheurer R. (2003). Erlebnis-Setting. Touristische Angebotsgestaltung in der Erlebnisökonomie, veröffentlichte Dissertation.

33. Schober R. (1995). Kreative Wege zum besseren Angebot ADAC, München.

34. Steinecke A. (2000). Tourismus und neue Konsumkultur: Orientierungen - Schauplätze - Werthaltungen, in: A. Steinecke (Ed.): Freiz



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.20.246 (0.024 с.)