ТОП 10:

Теоретические подходы к проблеме свободы и контроля в СМИ



 

В центре внимания мировой и российской общественности в настоящее время остаются споры о свободе журналистов, их праве на доступ к информации и ее распространение по каналам массовых средств связи. В то же время ведутся разговоры о необходимости постоянного контроля за СМИ, наличия цензуры.

Дискуссии о свободе массовой коммуникации в современном обществе испытывают на себе концептуальное влияние подходов, появившихся значительно раньше, в связи с борьбой за осуществление идей свободной прессы. В известной мере эти идеи отражают либерально-демократические мысли XVII–XIX вв., направленные на защиту интересов и свобод граждан от чрезмерной и репрессивной власти государства. Остановимся подробнее на основных положениях концепции свободы печати.

Обычно выделяют четыре основных типааргументов, которые выдвигались в обосновании идеи свободной прессы.

Первымтипом являются аргументы теологического плана, которые связывают в первую очередь с именем Д. Мильтона. Логика этого автора состоит в следующем. Поскольку Бог наделил каждого разумом, способностью самостоятельно мыслить и соответственно возможностью чтения, то ограничение свободы печати лишает человека возможности жить по-христиански. Цензурные ограничения, таким образом, входят в противоречие с дарованными свыше возможностями делать самостоятельный выбор между добром и злом, основанный на собственной совести. Испытание же противоположными мнениями только способствует совершенствованию добродетельной личности.

Идея Д. Локка о том, что свобода печати есть производная, от естественных прав личности, является центральной для аргументов второго типа.Индивид от рождения наделен естественными правами в вопросах веры, поэтому он не может отказаться от них в сфере политической, т.е. человек свободен осуществлять свои естественные права вопреки государству, а свобода печати при этом – одно из его естественных прав. Свобода печати в целом способствует добродетельному правлению посредством парламентского противодействия всевластию правительства. В итоге это постепенно формирует правовое общество.

Аргументы третьего типав поддержку идеи свободы печати также основываются на концепции утилитаризма И. Бентама. Здесь, как известно, утверждается, что наилучшими являются те законы и правительство, которые обеспечивают максимум счастливой жизни как можно большему числу граждан. Свободная печать – один из важных инструментов максимизации счастья подданных. Она противодействует историческому правлению, содействует принятию и использованию законов в интересах большинства, контролирует деятельность бюрократии и делает достоянием гласности факты общественной жизни.

Доводы четвертого типав пользу идеи свободы печати также связывались с тем обстоятельством, что свободный обмен мнениями между гражданами позволяет достичь истины. По мнению Д.С. Милля, замалчиваемые правительством мнения, как неверные, на самом деле могут соответствовать фактам реальной жизни. Отсюда цензура мнений представляет собой отрицание их потенциальной истинности. Вместе с тем даже ложное мнение несет некоторую долю истины, а потому она может быть выявлена через столкновение мнений, что невозможно без свободы печати. И, наконец, если выражающийся взгляд не будет встречать критики, то со временем он может переродиться в предрассудок. Печать в этой связи представляет собой союзника истины, ее нельзя ограничивать или цензурироватъ.

Различаясь в отдельных моментах, идеи представителей ранней либеральной мысли были сходны в главном: свободная и независимая пресса – гарант от проявлений деспотизма власти государства.

В последующем идеи свободной прессы находились в центре политических и экономических представлений, составлявших базис развития и функционирования СМК в развитых странах. Вместе с тем следует принять во внимание кардинальные изменения, произошедшие в структуре и способах организации этих средств за два последних века. Именно особенностиих современного состояния, по мнению ряда специалистов, определяют ограниченность приложения идей свободной прессы.

Многие базовые составляющие идеи свободы печати слабо отражают коммуникационные реалии современности.Сформулированные в ранний период нового времени, эти идеи основывались на модели информационного обмена в древнегреческом полисе, где граждане могли непосредственно общаться друг с другом. В настоящее время подобный тип общения возможен лишь в условиях небольших групп. Кроме того, принятые упрощения связаны с различным материальным достатком и культурным уровнем аудитории, что обусловливает дифференцированный доступ граждан к средствам массовой коммуникации.

Следует также указать и на некоторый идеальный взгляд на СМК,согласно которому последние трактовались как нейтральные проводники, обеспечивающие циркуляцию информации. С одной стороны, это предполагает наличие мира фактов, а с другой – наличие мира индивидов или граждан, разумно реагирующих на них. При этом из поля зрения выпадает то, что в настоящее время СМК оказывают серьезное влияние на формирование содержания своих материалов: очерчивают тематику, достаточно жестко определяют возможные границы смысла, вкладываемого в сообщение.

Идеи свободы печати не учитывали также весьма острую для современности проблему представительства интересовв сфере массовой коммуникации. На практике неизбежна ситуация, когда одни граждане через СМК будут выражать интересы других. Идея о представительстве печатью разных точек слабо отражала потенциальную возможность искажения точек зрения граждан. Печать в данном случае является специфическим посредником, который не выбирается в рамках демократических процедур. Вопрос об ответственности массовой коммуникации перед обществом не ставился в силу представлений о том, что именно рыночная модель является наилучшим способом обеспечения общения граждан между собой. При этом из сферы внимания выпадало противоречие между свободой выбора инвесторов и владельцев собственности, с одной стороны, и свободой выбора граждан, получающих информацию, – с другой.

Эволюция институтов прессы, а затем и других СМИ привела к их трансформации в большие экономические организации, к формированию транснациональных конгломератов коммуникации, поставила вопрос об ограниченности приложения традиционной либеральной теории к социальным и экономическим условиям функционирования массовой коммуникации в начале XXI в. С одной стороны, СМК и сейчас обладают значительной степенью независимостиот государства и его институтов, что верно отражают либеральные идеи свободной прессы. С другой стороны, в рамках этих подходов практически не уделяется внимание явлениям зависимости СМИ, возникающим в связи с глобальными процессами накопления капиталов. Это, в свою очередь, приводит к сокращению числа изданий и концентрации ресурсов в руках небольшого числа информационных империй. Таким образом, возникает вопрос о тех опасностях, которые связаны не только с государственным вмешательством, но и с неконтролируемым ростом и концентрацией институтов массовой коммуникации в частном секторе.

Другое ограничение традиционных либеральных идей свободыпрессы связано с тем, что они разрабатывались во времена функционирования исключительно печатных изданий. Как известно, организация и функционирование каждого из СМК обладают своими особенностями. Традиционные либеральные представления предполагали, что в силу своей многочисленности и независимости они автоматически обеспечивают выражение различных мнений. Однако техническая природа ставит под сомнение возможность существования неограниченного числа независимых источников в силу высокой первоначальной стоимости технического оборудования для организации вещания.

Ограничения применимости идей свободной неограниченностичисла идей свободной прессы в настоящее время касаются также информации о сфере государственных секретов и сообщений, имеющих непристойный характер и наносящих ущерб общественной нравственности. Практически во всех развитых странах сейчас имеются нормы, достаточно жестко регламентирующие коммуникационные потоки в этих областях.

Наиболее известными зарубежными теоретическими концепциями, касающимися свободы и контроля в СМИ, являются: «свободный поток информации идет, «право на коммуникацию», «свободы печати и информации»*.

* См.: Массовая информация и коммуникация в современном мире: Сборник обзоров. – М., 1989, 1991. Ч. 1, 2.

 

В первую очередь необходимо сказать о концепции «свободного потока информации идей» или модели «независимой прессы или свободного рынка идей». Концептуальные параметры модели предполагают, что: распространение информации должно быть доступно для индивидов без предварительного разрешения или лицензии; критика правительства, официальных лиц или политических партий не должна быть наказуемой; публикации не должны подвергаться цензурным ограничениям, равно как не должно быть препятствий при сборе материалов, проводящихся законными средствами; не должно существовать ограничений для распространения материалов массовой коммуникации через государственные границы; журналисты должны обладать независимостью внутри институтов массовой коммуникации.

В последнее время в мире получила распространение концепция «право на коммуникацию». Западные исследователи видят сферу ее практической применимости в основном за пределами «свободного мира», они ассоциируют ее с идеологией «защиты прав человека». На международном уровне политики Запада при обсуждении «права на коммуникацию» сводят его к правам человека и юридическим решениям, спекулируют на понятиях прав и свобод, обходят социально-экономические условия обеспечения этого права. Они игнорируют также соблюдение принципов и норм национального законодательства, рассматривают плюрализм источников информации в русле рыночных законов и «свободного» предпринимательства. При таком подходе данная концепция служит целям информационно-пропагандистской экспансии Запада и далека от подлинных путей обеспечения действенного участия народов в процессе коммуникации. В сущности, она демагогически камуфлирует право сильного, дает возможность Западу бесконтрольно распространять свою информационно-пропагандистскую продукцию.

В то же время потребность в свободном выборе формы общения носит объективный характер, порождена нынешнем общественным развитием. «Право на коммуникацию» нельзя отбрасывать или отдавать в монопольное владение западным теоретикам. Следует рассматривать прежде всего социально-экономические, материальные предпосылки развивающейся общественной потребности в «своем» для каждой социальной, профессиональной, возрастной, этнической группы дифференцированном массово-коммуникационном комплексе. Отечественные исследователи отмечают, что вопрос о «праве на коммуникацию» требует не столько юридического, сколько социально-экономического решения, т.е. реальное право на коммуникацию возможно через устранение зависимости СМК от частного капитала.

С другой стороны, определенное изучение этой проблемы сейчас ведется также американскими специалистами, стремящимися найти замену концепции «свободного потока информации идей» для расширения информационно-пропагандистской экспансии США новой, условно называемой концепцией «свободы печати и информации» (доктриной свободного потока новостей) и представляющей собой систему американо-транснационального «монопо-лизатора мнения». В ней провозглашена идея «ситуационного подхода», т.е. обязательность доведения массам всей информации в любой ситуации, независимо от возможных негативных последствий.

Становится все более очевидным, что здесь требуются конкретные результативные дела, реалистические организационно-технические меры прогрессивной общественности для перевода концепции «право на коммуникацию» в практическую плоскость. Она формулируется в некоторых документах ЮНЕСКО, других международных организаций, региональных объединений, но пока обсуждение этой проблемы ограничивается правовыми абстракциями.

Большинство независимых государств истолковывают свободу печати и информации в духе нового международного информационного порядка и стремятся использовать его только в этом направлении. Напротив, со стороны США такое право, как и все остальные права человека, деформируется. Американское обществоведение и пропаганда извращают ее, таким образом, чтобы она служила их интересам. Об этом свидетельствует массово-коммуникационная практика власть предержащих Америки, их стремление монополизировать все СМК, лишить отдельных людей, различные социальные слои и даже целые народы свободы выбора коммуникационных партнеров, возможностей политического, культурного, экономического самовыражения.

Право на коммуникационный выбор если не на индивидуальном, то на общественном уровне могли бы в какой-то мере обеспечивать национальные СМК, которые в ряде стран играют существенную роль. Но финансовые, технологические и профессиональные возможности таких СМК совершенно недостаточны для конкуренции с транснациональным информо-, теле- и видеобизнесом.

Некоторый выход видится в объединении усилий в региональном масштабе. Межнациональные региональные СМК противостоят, и иногда небезуспешно, транснациональным массово-коммуникационным гигантам, объединяя возможности «партнерства по общению». Но и транснациональные СМК стремятся ныне подлаживаться под потребность коммуникационного разнообразия и на свой манер эксплуатировать законное право на коммуникацию. Ради максимизации прибылей они: во-первых, используют новые технические средства для создания новых каналов коммуникационного воздействия на различные аудитории и для совершенствования старых, а во-вторых, не гнушаются игрой сразу на нескольких идеологических регистрах, не забывая обращаться и к элитарным, и к низменным массовым вкусам потребителей.

Таким образом, основные факторы ограничения свободы информации в мире – наличие частной собственности на средства массовой коммуникации и их монополизацию, тесная связь СМИ с доминирующими финансово-промышленными группами; постоянное создание финансово-промышленными кругами прочного информационно-технического базиса для укрепления института и структуры власти, в т.ч. контроля над СМИ.

Попрание свободы информации во многом производится цинично, фактически доказывая подчиненность журналистики тем формам руководства коммуникацией, которые господствуют в обществе. Так, в США, по выводам исследователей, наблюдается наиболее тесная зависимость американской масс-медиа от политических курсов, идеологических доктрин и попыток превращения журналистики в орудие манипулирования общественным сознанием. Такое положение вещей вызывает ответную реакцию со стороны общества, которое выдвигает требование обеспечить реальную свободу журналистам и их творческой деятельности и осуществлять общественный контроль над ней. Такой контроль необходим в интересах общественного прогресса, ускорения тенденции к демократизации, а не владельцев информационного капитала.

В этой же связи ставится вопрос об опасности безответственной абсолютизации свободы журналистов, способных использовать СМК для пропаганды псевдо- или антигуманных идей и действий.

Поскольку существует необходимость контроля, постольку государство может проводить его через цензуру внешних и внутренних источников информации, с одной стороны прессы, радио, телевидения, книгоиздания, образования, а с другой – почтовых, телефонных и телеграфных коммуникаций, радио- и телепередач из-за рубежа, эмиграции, иммиграции, путешествий (туризма) и деловых поездок.

Так, распространенным методом цензуры стал жесткий государственный контроль за массовой печатью по определенной информации, допускающий вместе с тем известное свободомыслие и дозированную критику в рамках небольшого круга изданий, доступных лишь интеллектуальной элите. В контроле над книгоизданием применяется и предварительная цензура, и цензура уже опубликованных работ.

Какие модели цензуры в мире существуют?

Модель социальной ответственности, т.е. возрастание ответственности СМИ в условиях транснациональной монополизации информационной коммуникации. Вмешательство в их деятельность возможно только в целях необходимости обеспечения общественной безопасности. Природа контроля СМИ связана с двумя типами монополии прессы: политической – в европейских странах, где активную роль играют политические партии и партийная печать; экономической – характерной для США, где масса газет и журналов возглавляется владельцами ряда финансовых картелей.

Советская или социалистическая модель предполагала, что работа институтов массовой коммуникации происходит на основе принципа партийности в идеологической деятельности, СМК находятся в государственном ведении и не могут принадлежать частным владельцам; существует система дозирования информации, предварительная цензура и санкции по отношению к институтам массовой коммуникации со стороны партийно-государственных органов.

Авторитарная модель имеет место там, где деятельность средств массовой коммуникации не должна приводить к подрыву существующей власти или установленного порядка, в ее материалах не должно быть критики доминирующих политических и моральных ценностей. Здесь обязательна предварительная жесткая цензура.

В связи с проявлением новой информационной и коммуникативной политики, влияющей на дальнейшее развитие общества, усиливается контроль за СМИ, ужесточаются формы их цензуры. Модели контроля СМК имеют во многих странах мира смешанные характеристики, включая элементы как частных систем СМИ, отражающих крайние формы индивидуальной свободы, так и тоталитарной, которые служат государственной идеологии.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.241.176 (0.015 с.)