ТОП 10:

Теоретические и практические модели коммуникации



 

Изучение коммуникации как социального явления началось в начале XX в. в контексте общей социологии. Особое внимание при этом уделялось исследованию массовой коммуникации, проблемы которой в наибольшей степени анализировались М. Вебером, который в 1910 г. методологически обосновал необходимость изучения прессы в социологическом аспекте, убедительно показав ориентацию периодической печати на различные социальные структуры и ее влияние на формирование человека как члена социума.

В дальнейшем изучение социокоммуникапии, и особенно массовой коммуникации, проводилось в трех аспектах – теоретическом, прагматическом и экспериментально-прикладном.

Основные теоретические направления изучения массовой коммуникации построены главным образом на функциональном подходе к пониманию ее сущности. Несмотря на множество интерпретаций массовой коммуникации, эти теории можно объединить в три группы в соответствии с доминирующей функцией: политического контроля, опосредованного духовного контроля, культурологической. Отдельно стоит теория информационного общества, которая исследует роль массовой коммуникации.

В первой группе теорий, в которой массовая коммуникация трактуется как функция политического контроля, выражение концентрации политической власти, выделяются две подгруппы. В первой подгруппе доминирующим фактором является материально-экономический, во второй – идеологический.

К первой подгруппе относится теория массового общества или теория массового отвлечения, которая исходит из положения о взаимодействии авторитетных и властных институтов общества, в результате чего средства массовой информации оказываются интегрированными в эти институты и, как следствие, поддерживая политико-экономический курс властных структур, помогают публике адаптироваться к своей судьбе, отвлечься от проблем и восстановить душевное равновесие. Это в свою очередь обеспечивает централизованный контроль властных структур над массами и стабильность общества в целом.

Данная теория особо подчеркивает роль СМИ в формировании общественного мнения. При этом СМИ, с одной стороны, могут манипулировать общественным мнением (это хорошо показано в трудах таких крупных социологов, как В. Парето и К. Маннгейм), а с другой – помогают людям выжить в трудных условиях. Данная и другие варианты теорий, основываются на классическом марксистском понимании СМИ прежде всего как средств производства, которые в капиталистическом обществе являются частной собственностью. Политико-экономическая теория (Г. Мердок и П. Голдинг) наиболее последовательно использует постулаты марксизма; на первое место в ней выдвигается роль экономических факторов, определяющих функции СМИ. Политические факторы здесь также учитываются, поскольку СМИ находятся в руках владельцев.

Критическая теория представляет собой неомарксистский подход к анализу социальных процессов в обществе (М. Хоркхаймер, Г. Маркузе, Т. Адорно). Критическое отношение к идее Маркса о революционных возможностях рабочего класса в преобразовании общества обосновано в теории на примере СМИ, которые сыграли большую роль в идеологизации экономики в интересах господствующего класса как механизма власти сдерживания изменений.

Ко второй подгруппе относятся теория гегемонии и теория массовой коммуникации, построенная на основе марксистской методологии.

Теория гегемонии СМИ, или теория гегемонии масс-медиа (Н. Пулантзас и Л. Альтюссер) носит условное название, в котором слово «гегемония» интерпретируется как господствующая идеология. Импульсом для возникновения данной теории явилось положение критической теории о СМИ как о мощном механизме, способном реализовать изменения в обществе.

Советская социологическая школа (Б.А. Грушин, Б.М. Фирсов) на основе марксистско-ленинской методологии разрабатывала теорию массовой коммуникации как вида социального общения. Одним из ее постулатов является положение, согласно которому массовая коммуникация реализуется лишь тогда, когда люди обладают выраженной общностью социальных чувств и общим социальным опытом. Наряду с изучением духовной деятельности и общественного мнения большое внимание здесь уделялось идеологической пропаганде.

Во второй группе теорий наиболее значительными являются теории, разработанные на основе методологии структурного функционализма.

Структурно-функциональная теория восходит к социологической теории действия американского социолога Т. Парсонса, создателя системно-функциональной школы в социологии, и в значительной степени опирается на положение американского социолога Р. Мертона, по мнению которого, все действия в обществе обусловлены его потребностями. Идеологические факторы при этом несущественны. СМИ рассматриваются как самоорганизующаяся и самоконтролируемая подсистема, функционирующая в пределах установленных политических правил.

Для теорий третьей группы характерен социокультурологический подход к пониманию массовой коммуникации и роли СМИ. В настоящее время этот подход явно набирает силу, что объясняется новой волной интереса к человеческой личности и общей тенденцией к гуманитаризации наук.

Франкфуртская (поздняя) школа во второй период своей деятельности обратилась к проблемам культурологического функционирования массовой коммуникации (Т. Адорно и Г. Энценсбергер). Вольно или невольно представители этой школы сохраняют марксистский постулат о важности исторического подхода к анализу факторов, обусловливающих социальные отношения в обществе. Это отражено в постановке и условиях выполнения основной задачи: прежде чем изучить реакцию различных социальных групп на информацию, передаваемую СМИ, необходимо провести тщательный анализ положения, которое та или иная группа занимает в культурном наследии данного общества.

Бирмингемская школа, которая начала функционировать с 1970 г. имеет противоположный взгляд на роль массовой культуры в обществе (С. Холл). В трудах и работах ее представителей сделана попытка исследовать более тщательно роль СМИ в процессе взаимодействия массовой культуры и различных социальных структур, представляющих субкультуры молодежи, рабочих, этнических меньшинств и др. При этом подчеркивается позитивная, интегрирующая роль массовой культуры.

Культурологическая теория массовой коммуникации как нового этапа социального общения представлена исследованиями Г. МакЛюэна и А. Моля. Культурологический подход ищет объяснение тому, каким образом массовая культура, используя СМИ, влияет на интеграцию девиантных оппозиционных элементов в общий социальный контекст. Г. МакЛюэн разработал типологию исторически развивающихся систем культуры (устная, письменная, аудиовизуальная), основанную на различных средствах общения. Изучение коммуникативных средств с его точки зрения необходимо для понимания их взаимодействия с человеком. Интересен его вывод о том, что на протяжении человеческой истории соотношение органов чувств меняется в пользу слуха и тактильности. И еще одно интересное наблюдение: пользуясь «электронной информацией», мы вынуждены думать не «линейно-последовательно» (как привыкли при чтении книги), а «мозаично», через интервалы, посредством так называемого резонанса. К сожалению, эта дурная привычка укореняется в нас при чтении не только научных публикаций, но и художественных произведений – книги читаются «по диагонали» с тем, чтобы выловить интересующую информацию. «Мозаичность» культуры, создаваемую при помощи СМИ, отмечал также и Моль.

Теории информационного общества стоят особняком, поэтому выделены в отдельную группу. В основе названных теорий лежит концепция постиндустриального общества, разработанная Д. Беллом. Постулаты этих теорий сводятся к следующему: информация является главным источником и средством производства, а также и его продуктом; СМИ – мощный стимул для потребления информации и его оценки, они также стимулируют коммуникативные технологии, благодаря чему создаются вакансии для работы; изменения в обществе заложены не в содержании информации, а в способах и средствах ее передачи и дальнейшего ее применения (не важно что, а важно как).

Истоки этих идей можно обнаружить в работах американских социологов старшего поколения. Так, основатель чикагской школы Р. Парк и один из основоположников теории «малых групп» Ч. Кули рассматривали коммуникацию как массовое общение, возникшее на волне индустриализации и урбанизации «коллективной группировки», интересы которой лежат за пределами локальных, малых групп.

Рассмотренные теории массовой коммуникации при всей их вариативности ориентированы, главным образом, на роль СМИ. В плане прогнозирования одни предсказывают усиление дифференциации власти над СМИ, упадок культурного уровня общества (так как культурологическая функция никем не контролируется) и ослабление интеграции общества (поскольку общество будет привязано к своим локальным интересам). Другие, напротив, подчеркивают преимущество СМИ в условиях свободного выбора информации, когда можно избежать их централизованного давления, а интеграция, хотя и сузится, но в новых условиях будет более глубокой и устойчивой.

Теории массовой коммуникации в отечественных исследованиях никогда не замыкались исключительно на роли СМИ, хотя большое число работ посвящено изучению особенностей передачи и восприятия информации с помощью различных каналов и воздействия СМИ на общественное сознание, речевое поведение и мотивы поступков индивидов.

На базе общей теории коммуникации и теории информации массовая коммуникация рассматривается в русле проблематики философии, социологии, психологии, этнографии, лингвистики и других гуманитарных наук. Но наиболее значимы для теоретического и прагматического аспектов массовой коммуникации междисциплинарные направления, отраженные в таких интегративных научных дисциплинах, как психолингвистика, социопсихология, социолингвистика, социокоммуникация и др., поскольку изучение взаимодействия многих факторов, обусловливающих массовую коммуникацию, позволяет выяснить самое сокровенное – ее механизм, способ функционирования и средства воздействия на общество и индивидов.

В психолингвистике на материале речевых актов рассматриваются пути оптимизации речевого воздействия и возможности их моделирования (А.А. Леонтьев, Е.Ф. Тарасов, ЮА Сорокин, Н.В. Уфимцева и др.). Обоснование фазности коммуникации позволило глубже изучить особенности коммуникативных фаз. С названными особенностями коммуникативного процесса связана теория о двухфазовой, в другом варианте трехфазовой коммуникации: докоммуникативной – коммуникативной – посткоммуникативной. Во первых, это то, что мысль предшествует языковому оформлению, и коммуникативные единицы (высказывание и дискурс), в отличие от языковых единиц (слов, не путать с однословными высказываниями, и словосочетаниями), формируются в процессе коммуникации. Во вторых, это связано с организацией самого общения. В третьих, проявление посткоммуникативной фазы, которая актуализируется в форме решения и конкретной деятельности как своего рода реакции на речевое воздействие. Проблема мотивации в речевом воздействии занимает одно из ключевых мест в теории массовой коммуникации. Конечно, границы между фазами условны, так как взаимодействие мысли и коммуникативных средств ее выражения сложны.

Проблемой обратной связи в массовой коммуникации углублено занимается социопсихология (А.У. Хараш), для которой важно выяснение психологических условий, способствующих изменению общественного сознания, понимание связи социально значимой реакции получателя информации и собственно психологической структуры его сознания. Значительный интерес в этом плане представляет проблема связи между внушаемостью получателя информации и его неподатливостью к изменению своего отношения или оценки событий. Экспериментально доказано, что при массовой реакции на ту или иную социально значимую ситуацию индивид невольно придерживается той оценки ситуации, которая была спроецирована на определенную группу населения, с которой он солидарен. Существенно лишь то, что это происходит при условии, когда в данной группе преобладает стойкий тип сознания. Если таких условий нет, то прогноз может быть ошибочным и необходимо изучать процессы не столько социального воздействия, сколько взаимодействия, которые обусловлены многими факторами.

В социолингвистическом аспекте массовая коммуникация изучается прежде всего в плане особенностей функционирования языка в условиях понимания ее как вида социального общения. С этой целью исследуются особенности функционирования стилей периодической печати (В.Г. Костомаров, А.Д. Швейцер, Г.Я. Солганик), радио- и телепередач (М.В. Зарва, С.В. Светана). Центральной проблемой остается выявление механизма взаимодействия социальных и лингвистических факторов, обусловливающих социальную дифференциацию, интеграцию, интерференцию и вариативность языка в условиях массовой коммуникации.

Значительная часть проблем данных наук имеет непосредственное отношение к социокоммуникативному аспекту изучения массовой коммуникации. Основными отличительными чертами ее проблематики в социокоммуникации являются функциональная направленность и тесная связь с прагматикой. Первая черта объясняется психолингвистической спецификой коммуникативного процесса (о чем говорилось выше); вторая – тем, что именно в коммуникации актуализируются две ее базовых функции – взаимодействие и воздействие, которые тесно связаны с прагматической стороной общения.

В социокоммуникации доминирует коммуникативный аспект массовой коммуникации, а информационно-содержательный занимает подчиненное место. В социокоммуникации важно не столько что, сколько как, кто, кому. Поэтому следует согласиться с теми исследователями, которые вместо традиционного термина «средства массовой информации (СМИ)» пользуются термином «средства массовой коммуникации (СМК)», подчеркивая приоритет коммуникативного аспекта.

К социокоммуникативным проблемам массовой коммуникации относятся: обоснование ее сущности и функций, механизма обратной связи; моделирование; роль социологических доминант в массовой коммуникации; ее влияние на социальную нормативность речи; специфика прессы, радио и телевидения как СМК.

Большинство из перечисленных проблем тесно связано с прагматическим аспектом изучения массовой коммуникации и поэтому должно рассматриваться под этим углом зрения.

Задача интегрирования имеющихся теоретических положений и экспериментальных данных в области социальной коммуникации сложна и ответственна. Она может быть успешно выполнена только в рамках единой теории, основываясь на взаимодействии трех базовых составляющих социокоммуникации. Таким фундаментом служит теория коммуникации, охватывающая различные виды коммуникации. Не менее важно также и методологическое обоснование избранной теории в плане ее познавательной и эвристической ценности. Не менее значим здесь и выбор методов анализа фактологического материала. В настоящее время при решении этого вопроса существенную помощь могут оказать модели, используемые собственно социологией коммуникации и смежными науками, изучающими проблемы коммуникации.

Линейная (классическая) модель. В 1948 г. Г. Лассуэл предложил простую и наглядную модель коммуникативного процесса, включающую пять элементов: кто? (передает сообщение) – коммуникатор; что? (передается) – сообщение; как? (осуществляется передача) – канал; кому? (направлено сообщение) – аудитории; с каким эффектом? (эффективность сообщения) – результат.

Каждый из элементов указанной схемы – объект многочисленных исследований. Выделяются, например, характеристики коммуникатора, способствующие повышению эффективности воздействия. Для того чтобы выступление человека оказало нужный эффект, он должен, по мнению слушателей, обладать такими качествами, как компетентность (наличие соответствующих знаний и навыков), надежность (способность вызывать доверие), динамизм (личностная открытость, активность, энтузиазм).

Интеракционистская (социально-психологическая) модельразработана Т. Ньюкомбо, который предложил учитывать отношения, складывающиеся как между общающимися, так и к объекту разговора (речи), исходя из того, что общей тенденцией в коммуникации является стремление к симметрии. Если два контактирующих сориентированы друг к другу положительно, то они будут стремиться к совпадению своего отношения к тому объекту, о котором идет речь. При несовпадении отношения друг к другу будет не совпадать и отношение к объекту речи. Совпадение отношения к такому объекту при несовпадении отношения друг к другу будет восприниматься как ненормальное. Данная модель задает динамику изменений, к которым будет стремиться коммуникация: к созданию симметричных отношений, одинаковой оценке объектов при одинаковой оценке друг друга.

Усовершенствованная (шумовая) модель,предложенная инженером К. Шенноном для описания коммуникации средствами телефонной связи и распространенная В. Вивером на все виды коммуникации, внесла в схему процесса существенный элемент -шум – любые помехи, затрудняющие коммуникацию.

Модель Лассуэла, и модель Шеннона–Вивера концептуализируют коммуникацию как линейный, однонаправленный процесс. Конечно, такая модель далеко не адекватна реальной коммуникации. Авторы более поздних моделей пошли по пути их усложнения, стремясь максимально отразить компоненты и факторы процесса коммуникации, его многообразные проявления и варианты.

Примером в этом может служить факторная модельнемецкого исследователя Г. Малецки, в которой помимо базовых элементов отражены около двух десятков факторов, составляющих контекст процесса коммуникации и активно влияющих на субъекты этого процесса.

В 1954 г. В. Шрамм и К. Осгуд предложили циркулярную (замкнутую), сбалансированную модель коммуникации,в которой отправитель и получатель информации выступают равноправными партнерами и большое значение придается обратной связи между ними, уравновешивающей прямую связь: кодирование – сообщение – декодирование – интерпретация – кодирование – сообщение – декодирование – интерпретация.

Таким образом, основные, опорные элементы коммуникации были полностью введены в научный оборот. К таким элементам относятся коммуникатор, сообщение, коммуникант, кодирование, канал, результат, обратная связь, шум.

Текстовая (А. Пятигорского) модель,по мнению ее автора, создается в определенной коммуникативной ситуации связи с другими лицами: «Текст создается в определенной, единственной ситуации связи – субъективной ситуации, а воспринимается в зависимости от времени и места в бесчисленном множестве объективных ситуаций. Для письма время функционально не значимо; наоборот, основная тенденция корреспонденции – предельное сокращение времени. Письмо в идеале – чисто пространственное явление, где временем можно пренебречь (телеграмма, фототелеграмма и т.д.). К этому «безвременному» идеалу стремится и всякое газетное сообщение. Для заметки в записной книжке время не значимо. Заметка не рассчитана на пространственную передачу – она должна остаться в том же месте; для данного момента она бессмысленна».

Конфликтологическая (У. Юри с коллегами) модельпредполагает три уровня разрешения конфликтов – на уровне интересов, на уровне права и на уровне силы. Пример разрешения на уровне силы – забастовка, война, драка. Это определение того, кто сильнее. На уровне права – обращение в суд, т.е. выяснение – кто прав. «Интересы – это потребности, желания, заинтересованности, страхи – вещи, которые нас заботят или волнуют. Они предопределяют человеческие позиции – реальные вещи, о которых люди говорят, что хотят их».

Как определить, какой уровень разрешения конфликта лучше? Эффективная система разрешения конфликтов, по мнению авторов, должна базироваться на переговорном процессе, рассмотрении конфликта на более ранних ступенях его проявления. Решение конфликта – коммуникативная процедура. Современная наука занята поиском наиболее эффективных процессов таких процедур.

Каждая из моделей коммуникаций может быть положена в основу моделирования реальных ситуаций в жизни человека.

Вопросы для самоконтроля

 

1.Каковы истоки социокоммуникации и основы социологии коммуникации?

2.Назовите теории социальной коммуникации.

3.Перечислите требования, предъявляемые к коммуникации.

4.Приведите основные теории массовой коммуникации.

5.Определите современные проблемы массовой коммуникации.

6.Опишите основные модели социальной коммуникации.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.202.194 (0.009 с.)