ТОП 10:

Сравнение сербской демографии с еврейской демографической тенденцией периода 1900-1941 гг.



Аналогичной, но не столь удивительной, является демографическая тенденция еврейского населения в нацистской Германии. Культурный антисемитизм, развившийся в Германии до Гитлера, был узаконен, и к 1941 году ненависть к евреям обернулась политикой уничтожения. Из 615 000 евреев, проживавших в Германии в 1910 году, к 1945 году не осталось практически никого.

И у евреев при нацистах, и у сербов под властью албанцев в Косово можно наблюдать одинаковую тенденцию к депопуляции. Парабола сокращения сербского населения Косово является убедительным доказательством того, что косовские сербы подвергались давлению по этническому признаку в такой степени, чтобы заставить их мигрировать из Косово.

 

Материалы для изучения:

1. Энвер Ходжа – Википедия, «Энвер Ходжа», http://ru.wikipedia.org/wiki/Ходжа,_Энвер

 

2. Албанский национализм – Википедия, «Великая Албания»

http://ru.wikipedia.org/wiki/Великая_Албания

 

3. Греческие христиане против албанских мусульман: проблема Чамерии:

– «Косовский сценарий для Греции» (http://www.agionoros.ru/docs/319.html),

– Википедия, «Армия освобождения Чамерии»

http://ru.wikipedia.org/wiki/Армия_освобождения_Чамерии

 

– Wikipedia, «Чамский вопрос»

http://en.wikipedia.org/wiki/Cham_issue

 

4. Кодекс Леки («Канун»). Местный эквивалент шариата, использующийся мусульманами, когда дело доходит до регулирования женских прав. Этот закон вкупе с шариатом играл важную роль в прошлых и нынешних этапах албанской демографической войны (стратегия «изведения немусульман», применявшаяся до и после Второй мировой войны).

– «Законник Лека Дукагьини», сайт www.vostlit.info

– Википедия, «Лека Дукаджини»

– Wikipedia, «Канун», http://en.wikipedia.org/wiki/Code_of_Lekë.

 

 

1.25 МИФЫ И ПОЛИТИКА. ПРОИСХОЖДЕНИЕ МИФА О ТОЛЕРАНТНОМ ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКОМ МУСУЛЬМАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ[216]

Речь БАТ ЙЕОР(сокр.)

Симпозиум «Война на Балканах», Чикаго, 31 августа 1995

 

Тема моего сегодняшнего выступления – «Мифы и политика. Происхождение мифа о толерантном плюралистическом мусульманском обществе». Я подчеркиваю слово «толерантный», которое было исключено из программы.

 

Десять лет назад, когда я приехала в Америку ради издания моей книги «Зимми: Христиане и евреи под властью ислама», я была поражена надписью на здании Национального архива в Вашингтоне: «Прошлое – это пролог». Я думала – по крайней мере, в начале моего исследования, – что моя тема связана с отдаленным прошлым, но поняла, что современные события быстро осовременили это прошлое. Мусульманские страны, где мусульманский закон – шариат – был когда-то заменен современной юриспруденцией (привнесенной властью европейских колонизаторов), отказались от секуляризации, на смену которой пришла исламизация многих сфер жизни.

 

Это впечатление возврата прошлого стало еще более сильным, когда я работала над своей следующей книгой, изданной в 1991г., «Упадок восточного христианства под властью ислама в VII-XX вв.: от джихада к зимми». В этом исследовании я попыталась проанализировать многочисленные процессы, которые превратили богатые, сильные христианские цивилизации в исламские страны, и их долгосрочное влияние, из-за которого христианское большинство на этих землях стало мелкими разрозненными группами представителей религиозного меньшинства, ныне постепенно исчезающего. Этот сложный процесс исламизации христианских земель и цивилизаций на обоих берегах Средиземноморья, а также в Ираке и Армении, я назвала процессом «зиммизации», а цивилизацию народов, подвергшихся такому преобразованию, назвала «зимми-цивилизацией».

 

Коренными жителями тех мест были евреи и христиане: православные, католики или последователи других восточных христианских церквей. Мусульманские правоведы называли их всех «людьми Писания», то есть Библии, и, в соответствии с исламским законом, эти люди пребывали в тех же условиях «зиммизации». Их назвали зимми, «защищенные народы», потому что мусульманское право защищает их жизнь и имущество при условии, что эти люди подчиняются исламским законам.

 

Я не буду сейчас вдаваться в подробности, это очень обширная и сложная тема, но, чтобы понять сербскую ситуацию, следует знать, что сербы на протяжении пятисот лет считались точно такими же зимми, как евреи и другие христиане. Они были частью этой зимми-цивилизации. Важно понимать, что эта цивилизация берет начало от двух религиозных институтов, джихада и шариата, устанавливающих особую идеологическую систему, которая в обязательном порядке, в ходе джихада, включает террор, массовые убийства, депортации и рабство. И сербы – поскольку именно о них я сегодня говорю – не избежали той же судьбы, что постигла все народы Средиземноморья, покоренные джихадом. В течение многих столетий сербы боролись за освобождение своей земли от законов джихада и шариата, которые легализовали угнетение.

 

И когда я анализировала процессы «зиммизации» и зимми-цивилизацию, писала об этом, то, слушая радио, смотря телевизор, читая газеты, я испытывала неприятное чувство, будто время обратилось вспять. Современные политики, передовые авторы – люди, пользующиеся телефонами, самолетами, компьютерами и всеми современными технологиями, – казалось, вернулись на несколько столетий назад, в эпоху париков и крахмальных воротничков, и используют точно те же искаженные аргументы, ту же самую извилистую недальновидную политику, которые ранее способствовали постепенной исламизации многочисленных немусульманских народов. Мне приходилось потрясти головой, дабы отличить прошлое от настоящего.

 

Так что же, прошлое всегда означает пролог? Неужели мы обречены всегда оставаться узниками тех же самых ошибок? Конечно, да, если мы не будем знать прошлого, а это прошлое – долгий и мучительный процесс уничтожения христиан согласно законам джихада и «зиммизация» – является историческим табу не только в исламских странах, но и, прежде всего, на Западе. Это прошлое было погребено под мифом, сфабрикованным западными политиками и религиозными лидерами ради продвижения собственных национальных стратегических и экономических интересов.

 

Любопытно, что этот миф родился в Боснии и Герцеговине в XIX столетии. Он утверждает, что турецкая власть по отношению к христианам в европейских провинциях была справедлива и законна, что османский режим, будучи исламским, был «толерантным» по природе и благожелательным к своим христианским подданным; то, что его правосудие было справедливым, а безопасность жизни и имущества гарантировалась христианам мусульманским законом. Османскую власть преподносили, как самый подходящий режим для балканских христиан. Эта теория была выдвинута европейскими политиками ради сохранения баланса сил в Европе и ради воспрепятствования продвижению России к Средиземноморью. Чтобы оправдать поддержку турецкого ига на славянских землях, оно изображалось как образец многонациональной и многоконфессиональной империи. Конечно, реальность была совершенно иной!

 

Первоначально Османская империя создавалась столетиями джихада против христианского населения, по всем правилам джихада, разработанными арабо-мусульманскими богословами VIII-X столетий и распространявшимися на покоренное христианское и еврейское население турецких владений. Эти правила интегрированы в исламские законы, касающиеся побежденных народов-немусульман, и, следовательно, являются некоторым образом идентичными во всех арабских и турецких землях.

 

Зимми-цивилизация, частью которой были и сербы, имела множество аспектов, которые менялись вслед за изменением политической ситуации. В 1830-х годах, под влиянием европейцев, османы провели ряд реформ, нацеленных на прекращение угнетения христиан. В сербских регионах самыми фанатичными противниками освобождения христиан были мусульмане-боснийцы. Они боролись против права христиан владеть землями, против равенства перед законом. Эти мусульмане прикидывались, будто при старой системе, которая давала им полное господство над христианами, между господами и подданными на протяжении многих столетий царили дружба и братство. И этот аргумент все еще используется сегодня боснийским президентом Изетбеговичем и другими. Он неоднократно утверждал, что 500 лет христианской «зиммизации» были периодом мира и религиозной гармонии.

 

Теперь давайте сопоставим миф с реальностью. В 1860-х годах британские консулы проводили систематическое изучение жизни христиан в Османской империи. Великобритания была тогда самым сильным союзником Турции, и в интересах англичан было удостовериться, что притеснение христиан будет устранено в целях предотвращения любого вмешательства русских или австрийцев. 22 июня 1860 года консул Джеймс Зохрэб послал из Босны-Серáя (Сараево) длинный отчет британскому послу в Константинополе, сэру Генри Балуэру, где проанализировал управление провинциями Босния и Герцеговина. Зохрэб заявил, что в 1463-1850 гг. мусульмане-боснийцы пользовались всеми привилегиями феодализма. В течение почти четырехсот лет христиане подвергались сильному притеснению и жестокости. Для них не существуют никакого другого закона, кроме каприза их владельцев.

 

Система девширме хорошо известна. Основанная султаном Орханом (1326-1359), она существовала около 300 лет и заключалась в регулярном сборе налога в виде детей христианского населения Балкан. Эти молодые люди в возрасте от четырнадцати до двадцати лет обращалась в мусульманство и принуждались к службе в армии. Сбор этого налога, сначала периодический и ограничивающийся набором в пределах тысячи человек, впоследствии стал ежегодным. Чтобы препятствовать побегам домой, детей перевозили в отдаленные провинции, под присмотр мусульманских солдат, которые относились к ним жестоко, как к рабам. Параллельно шел и другой сбор, в ходе которого у христиан детей в возрасте шести-девяти лет, предназначенных для дворца султана. Порученные евнухам, они подверглись тираническому обучению в течение четырнадцати лет.

 

Система порабощения детей чернокожих христиан и анимистов, подобная девширме, существовала в Судане, как показывают документы, которые будут опубликованы в моей книге. Такого рода система существует в Судане и сегодня – она была описана и осуждена специальным докладом Организации Объединенных Наций о Судане и в недавней статье лондонской «Таймс».

 

В 1850 году боснийские мусульмане выступили против власти султана и реформ, но потерпели поражение от султанской армии, поддержанной христианами, которые надеялись, что их положение благодаря этому улучшится, однако они ошибались. Кроме того, несмотря на помощь, оказанную армии султана, христиане были разоружены, в то время как мусульмане, которые боролись с султаном, имели оружие. Христиане оставались угнетенными, как и прежде. Консул Зохрэб писал: «Я могу с уверенностью сказать, что реформы остаются просто листком бумаги».

 

Говоря о безнаказанности, предоставленной султаном мусульманам, Зохрэб писал: «Новые законы не распространяются на христиан, к которым относятся так же, как раньше, и до сих пор невыносимо и несправедливо то, что мусульманам позволено грабить их тяжелыми поборами. Повседневными остаются аресты по ложным обвинениям. Христианин имеет минимальный шанс на оправдание, если его противник – мусульманин. Христианам теперь разрешают владеть недвижимостью, но препоны, с которыми они сталкиваются, когда пытаются приобрести ее, столь многочисленны и обременительны, что лишь очень немногие осмеливаются преодолеть их. Хотя христианин может купить землю и владеть ею, но, когда он приведет ее в порядок, то сразу ощутит беспомощность своего положения и лицемерность правительства. Под любым предлогом, в девятнадцати случаях из двадцати, христианин будет лишен земли, и может считать себя счастливчиком, если выручит за нее те же деньги, что заплатил».

 

Комментируя эту ситуацию, консул пишет: «Таково отношение правительства к христианам в столице провинции (Сараево), где расположены консульства различных стран, которые могут осуществлять хоть какой-то контроль, и можно легко предположить, как живется христианам в более отдаленных районах, где правят мудиры (правители), в основном фанатичные».

Он продолжает: «В меджлисах (судах) свидетельства христиан, как правило, не принимают. Зная это, христиане выступают подготовленными, со свидетелями мусульманами. (...) Двадцать лет назад у христиан действительно не было никаких законов, кроме каприза их помещиков. Случаи притеснения зачастую являются результатом мусульманского фанатизма, но за это должно нести ответственность правительство, поскольку, если бы преступники были наказаны, факты угнетения неизбежно стали бы редкими».

 

Весной 1861 года султан объявил о новых реформах в Герцеговине, обещая, среди прочего, свободное строительство церквей, использование церковных колоколов и возможность для христиан приобретать землю. Комментируя это, консул Уильям Холмс в Босне-Серае пишет послу сэру Генри Балуэру, что данные обещания редко выполнялись. Он упоминает, что сербам, крупнейшей общине, было отказано в праве строить церкви в Босне-Серае. Относительно права на покупку земли Холмс пишет: «Для христиан по-прежнему существуют всевозможные препятствия при покупке земли, и не секрет, что очень часто после того, как они купят и обработают ее, земля отнимается у них под тем или иным несправедливым предлогом».

 

Консул Лонгуорт пишет из Белграда в 1860 году, что своими эдиктами «правительство может ускорить такого рода реформу, но я очень сомневаюсь, не принесет ли провозглашение социального равенства больше вреда, чем пользы, поскольку при нынешнем положении вещей и существующих общественных отношениях это равенство совершенно невозможно».

 

По сути, самой большой проблемой был отказ принимать христианские или еврейские свидетельства в исламских судах. Консул Лонгуорт пишет о «слабом и порочном принципе, действующем в мусульманских судах, где единственным средством обеспечения правосудия для христиан является разрешение лжесвидетелям-мусульманам давать показания от их, христиан, имени». Ситуация не менялась, и в 1875 году великий визирь Махмуд-паша признался английскому послу в Константинополе, сэру Генри Эллиоту, что «разрешить христианам давать свидетельские показания в боснийских судах невозможно». Посол отметил: «Реальное равенство христиан и мусульман очень иллюзорно, пока сохраняется это отличие в подходах». Как объяснил Эллиот, данная юридическая ситуация имела серьезные последствия для системы правосудия: «Этот пункт [отказ принимать их свидетельства] очень важен для христиан, ибо, поскольку исламские религиозные суды не принимают ни документальных, ни письменных, ни устных доказательств от них, надежда на справедливость довольно мала».

 

Генеральный консул и член британского Консульского суда в Константинополе сэр Фрэнсис, говоря о препятствовании реформам в столь обширной империи, с разочарованием писал в 1875 году: «Несомненно, современное извращение восточной идеи правосудия – это уступка просителю из милости, а не декларация справедливости, основанной на принципах права и беспристрастности».

 

Из письма консула Бланта, пишущего из Приштины 14 июля 1860 года послу Балуэру, мы узнаем о ситуации в Македонии: «...В течение долгого времени провинция Скопье является жертвой разбоя: [...] христианские церкви и монастыри, города и жители ограблены, уничтожены, сожжены албанскими ордами, как это было и десять лет назад. Христиане не имеют права носить оружие – из-за этого, учитывая недостаток нормальной полиции, они подвергаются дополнительному риску разбойничьих нападений. Свидетельские показания от христиан на процессах между мусульманами и немусульманами не принимаются в местных судах».

За десять лет до этого Блант писал: «Возводить церкви не разрешалось, и можно было судить об уровне существующей тогда исламской терпимости, протискиваясь в сохранившиеся храмы через двери едва ли чуть больше метра высотой. Преступлением было курение и езда верхом при турке; пересекать дорогу перед ним или сидеть в его присутствии было также нельзя».

 

Пятнадцать лет спустя, в еще одном докладе из Босни-Серая, написанном консулом Эдвардом Фрименом 30 декабря 1875 года, мы читаем, что боснийские мусульмане послали султану петицию о том, что до реформ «они жили как братья с христианами». На самом же деле, пишет консул, «их целью, кажется, является низведение христиан до их прежнего крепостного положения».

 

Итак, мы снова возвращаемся к мифу. Читая материалы того времени, мы видим, что барьер на пути сербского, греческого и других христианских освободительных движений основывался на двух главных аргументах: 1) христиане-зимми по своей натуре неспособны к независимости и самоуправлению, поэтому должны оставаться под властью ислама; 2) османское владычество – прекрасный образец многонационального и многоконфессионального общества. Именно эти богословские исламские доводы оправдывают джихад, так как все немусульманские народы не должны иметь политическую независимость, потому что их законы дурны и, в конечном счете, обязаны быть заменены исламским правлением. Мы находим те же рассуждения в Хартии палестинского движения ХАМАС 1988 года. Эти аргументы очень распространены в богословской и юридической литературе, и пропагандируются современными исламистами.

 

 

Заговор

С распадом Османской империи после Первой мировой войны миф не умер. Скорее, он принял другую форму: форму Национального Арабского Движения, которое рекламировало арабское общество, где христиане и мусульмане будут жить в полной гармонии.

 

И вновь это была фальсификация европейских политиков, сочинителей и священнослужителей. И точно так же, как миф об османском политическом рае был создан, чтобы воспрепятствовать независимости балканских стран, так и «арабское многоконфессиональное братство» стало доводом в пользу противодействия национальному освобождению неарабских народов Ближнего Востока (курдов, армян, ассирийцев, маронитов и сионистов.) И хотя с начала ХХ века и до 1930-х годов на дорогах Турции, Ирака и Сирии не иссякал поток христианских беженцев, спасавшихся от резни и геноцида, миф продолжал процветать, поддерживаемый главным образом арабскими писателями и священнослужителями. После того, как израильтянам удалось освободить свою землю от законов джихада и зимми, миф вновь появился в виде «мультикультурной и многоконфессиональной братской Палестины», которая должна заменить государство Израиль (см. речь Арафата в ООН в 1975 году). Пагубное воздействие этого мифа привело к уничтожению христиан в Ливане. Можно было подумать, что на этом миф и закончится.

 

Но внезапно недавний кризис в Югославии дал мифу новый шанс для реинкарнации в виде «многоконфессионального мусульманского боснийского государства». Какая удача! Мусульманское государство снова в самом сердце Европы!.. Последствия, которые вновь принес этот миф, нам известны: страдания, мучения, военные бедствия.

 

В заключение я хотела бы сказать еще несколько слов.

 

Зимми-цивилизация не создается в мгновение ока. Это – долгий процесс, включающий множество элементов и требующий определенных условий. Это происходит, когда народы заменяют историю мифами, когда они борются за поддержку этих разрушительных мифов больше, чем за свои собственные ценности, потому что сбиты с толку ложью, превращенной в правду. Они придерживаются данных мифов, как будто те являются единственной гарантией их выживания, тогда как, по сути, это – путь к разрушению. Напуганные доказательствами и уроками истории, эти народы предпочли уничтожить их, а не посмотреть в лицо правде. Они заменяют историю детскими сказками, а значит, живут в беспамятстве.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.011 с.)