ТОП 10:

Глава 7. ОКОНЧАНИЕ ЛИВАНСКОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ТАИФСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ КАК «СОЛОМИНКА ДЛЯ УТОПАЮЩЕГО»



Гражданская война в Ливане завершилась в 1990 г. после победы сирийских вооруженных сил над войсками главнокомандующего ливанской армии Мишеля Ауна. Уильям Харрис рассматривает крах автономного христианского анклава в Восточном Бейруте как удар по христианской власти в Ливане.

Христиане столкнулись не только с трагическим концом своей автономии – им пришлось столкнуться и с последствиями реализации Таифского соглашения, которое уменьшало их властные полномочия в пользу мусульман.

 

30 сентября 1989 г. план Лиги арабских государств, в дальнейшем именуемый Таифским соглашением, был подписан в курортном городке Таиф в Саудовской Аравии. Среди 62 членов ливанского парламента – 85% выживших из прежних 73 депутатов, – которые встретились в Таифе, были 31 христианский и 31 мусульманский представители. Многие из христиан рассматривали данное соглашение как то единственное событие, которое доказывало их крушение. Соглашение объединило страну, но было не в состоянии дать христианам необходимые гарантии выживания.

 

После Таифского соглашения более честолюбивые исламские лидеры нашли возможность закрепить свою политическую победу и постепенно устранили христианских представителей из национального правительства. Католические лидеры были против этого соглашения. Хосе Навальпотро пишет: «Кардинал Сфейр поставил вопрос ребром. "Что будет стимулом для отстаивания ливанской независимости, если у нас нет влиятельного присутствия в правительстве?" – спрашивал он. "А без четких договоренностей с мусульманскими соседями, как может христианское меньшинство в одной небольшой стране надеяться на выживание в "исламском океане?"»[183]

 

Таифское соглашении акцентировало внимание на трех факторах: во-первых, новая преамбула Конституции недвусмысленно подчеркивала арабскую идентичность Ливана и его принадлежность к арабскому миру; во-вторых, политическая система Ливана должна быть основана на принципах социальной справедливости и равенства всех граждан в правах и обязанностях без какой-либо дифференциации и преференций. В-третьих, соглашение призывало к отмене политического разделения по религиозному признаку.

Сами Офиш утверждает, что Таифское соглашение обратило внимание на причины ливанской гражданской войны. Статья 24 данного документа представляет собой руководящие принципы распределения мест в парламенте на основе религиозной принадлежности. Эта статья провозглашает, что пока ливанские депутаты не примут не связанные с вероисповеданием избирательные законы, места в парламенте должны распределяться поровну между христианами и мусульманами. Офиш отмечает, что принципы «пропорционального представительства» разных групп верующих не соблюдались в достаточной мере в прошлом, и не учитывали демографические изменения, когда мусульмане стали большинством в начале 60-х годов.

 

Таифское соглашение улучшило положение премьер-министра за счет передачи ему традиционных президентских функций. Согласно статье 64, премьер-министром теперь является тот, кто возглавляет правительство и действует как его представитель. В соответствии со статьей 44, срок полномочий спикера парламента (шиита) отныне продлевается до четырех лет вместо одного года, как прежде.

 

Власть президента, пост которого был закреплен за маронитами, становилась все более символической. Сами Офиш пишет: «Несмотря на то, что президент – все еще глава государства (статья 49), его исполнительная власть принадлежит Совету министров (статья 17), и для того, чтобы принять какое-либо решение, президент должен для начала переговорить с Советом и с премьер-министром». Ясно видно, что Ливаном в равной степени управляют три президента: президент республики, «президент» Совета министров и «президент» палаты депутатов. Важно понимать, что Таифское соглашение сократило политическую власть христиан в Ливане в пользу мусульман.

 

Политолог Кристина Асмар полагает, что это соглашение не обеспечило никаких решений для ливанской политической власти: «Оно должно было сигнализировать об "оттепели" в межконфессиональных военных действиях, но вместо этого оно, возможно, лишь заморозил вражду посредством оказания содействия в восстановлении центральной власти, оставив нерешенным важный вопрос межконфессиональных отношений, особенно на уровне "улицы"»[184].

 

Одним из последствий Таифского соглашения было подписание договора о братстве, сотрудничестве и согласии между Сирией и Ливаном. Большинство христиан были обеспокоены принятием данного документа. Уильям Харрис так комментирует христианское несогласие с Таифским соглашением: «Большинство христиан отвергали режим, установленный данным соглашением, потому, что чувствовали себя отчужденно по отношению и к христианским членам правительства, и к другим христианским политическим группа, в первую очередь к партии “Катаиб” и “Ливанским силам”, которые приняли новый порядок, но были не согласны насчет деталей».

 

В 1992 г. христиане бойкотировали первые после принятия Таифского соглашения выборы. Политолог Джудит Хэрик замечает, что ливанское маронитское сообщество опасалось подписания новым парламентом таких законов, которые положат конец привилегированному положению маронитов в ливанском обществе и политике[185]. Марониты требовали вывода сирийских войск из Ливана и полагали, что выборы, проведенные прежде, чем это произойдет, могут проходить под чрезмерным влиянием Сирии и не в пользу христиан. Хэрик также утверждает, что христиане бойкотировали выборы 1992 г., так как чувствовали, что новый парламент не будет представлять их интересы.

 

Христианские опасения подтвердились, когда в 1993 г. в Ливане был избран просирийски настроенный президент. После 1990 г. в новом парламенте уже не было убежденных христианских националистов, как раньше. На последних выборах в 2000 г. было избрано лишь небольшое количество националистов-христиан – в отличие от 1972 г., когда большинство христианских членов парламента были националистами.

 

Снижение политического влияния христиан совпало с экономическим подъемом мусульман. Хосе Навальпотро пишет: «При режиме Харири[186] финансовая помощь, поступающая в страну из других арабских стран, направлялась в те организации, которые находились под контролем мусульман». Длительному финансовому превосходству христиан над мусульманами, в конечном счете, приходит конец. Другие арабские страны финансово помогают ливанским мусульманам – благосостояние последних после завершения гражданской войны в 1990 г. удвоилось. Ни для кого не секрет, что частной компании премьер-министра Рафика Харири «Solidaire» принадлежит центральный деловой район Бейрута и, кроме того, все государственные тендеры на строительные работы. Богатство обеспечивает мусульманам финансовую и политическую власть. Бедный шиитский юг страны также привлекает внимание все большего числа правительственных и зарубежных девелоперов.

 

Ливанские христианские лидеры, занимающие активную позицию, страстно желают новых переговоров. Это желание основано на осознании быстрой потери политического влияния. Основные учреждения, которые могли бы предложить им доступ к власти, отныне закрыты для христиан, или, во всяком случае, могут дать лишь надежду на некую незначительную роль. Хосе Навальпотро отмечает отсутствие сильных христианских лидеров: прежний ливанский главнокомандующий Мишель Аун находится в изгнании во Франции, бывший президент Амин Жмайель несколько лет жил в Соединенных Штатах после окончания своего президентского срока в 1988 г., а Дори Шамуну, сменившему убитого брата Дэнни, не удалось выработать план длительных и стратегических действий, который дал бы новую надежду его последователям. В 2000 г. семья Жмайелей, наконец, вернулась в Ливан, и сын Амина Жмайеля, Пьер, был избран в парламент в конце того же года.

 

Отсутствие сильных лидеров не позволяет христианскому сообществу обладать таким же мощным влиянием, как раньше. Это влияние уменьшится еще больше, если место достойного лидера, который мобилизует свое сообщество и позволит ему выстоять, так и останется пустым. Другой важный христианский деятель, Самир Джаджа, лидер «Ливанских сил», в настоящее время находится в тюрьме – в марте 1994 г. правительство объявило «Ливанские силы» вне закона, и он был арестован. Джаджу обвинили в организации взрыва католической церкви в Бейруте и в убийстве Дэнни Шамуна. Католические епископы открыто заявляли, что правительство не предоставило доказательств, поддерживающих вынесенные Джадже обвинения.

 

 

С 13 октября 1990 г., дня формального окончания гражданской войны в Ливане, многие эпизоды свидетельствовали о неуклонном уменьшении влияния христиан:

Октябрь 1990 года – Дэнни Шамун, ключевой лидер христиан-маронитов, убит вместе со своей семьей.

Май 1991 года – Патриарх Сфейр осуждает соглашение между Сирией и Ливаном, заявив, что оно ставит под угрозу суверенитет страны и подрывает Национальный пакт 1943 года.

Август 1991 года – Генерал Мишель Аун, последний христианский лидер, который мог претендовать на национальную власть, отправляется в изгнание во Францию с запретом возвращаться в Ливан в течение пяти лет.

Сентябрь 1992 г. – Католики организуют бойкот выборов в законодательные органы: 70-85% всех католиков отказываются голосовать. Один христианский депутат был избран, получив лишь 40 голосов.

Май 1993 г. – В регионе Шуф вспыхивают антикатолические беспорядки. Ливанские епископы высказываются против закупки земель в христианских районах, указывая на изменение демографического лица нации.

Июнь 1993 г. – Трое террористов гибнут из-за преждевременного взрыва бомбы, которую они закладывали на месте встречи православных и католических епископов.

Октябрь 1993 г.– Христианские политические лидеры подверглись серии арестов; несколько человек отвезли в Дамаск и удерживали там.

Декабрь 1993 г. – В Мансурихе (Горный Ливан) осквернено христианское кладбище – ясное предупреждение для христиан, что они не должны праздновать Рождество.

Февраль 1994 г. – Бомба, заложенная в католической церкви, взрывается во время мессы, убив восемь прихожан – данный теракт произошел спустя несколько дней после убийства мусульман израильским экстремистом в Хевроне.

Июнь 1994 г. – Премьер-министр Харири приказал закрыть телеканал ICN и ежедневную газету «Nida'al Watan» после того, как они рассказали об озабоченности христиан относительно покупки премьер-министром земель в традиционно христианских районах.

Июль 1994 г. – Маронитские епископы снова обращают внимание на дисбаланс между христианами и мусульманами в национальном правительстве.

Январь 2000 г. – Группа исламских боевиков в ходе боев с ливанской армией ворвалась в христианскую деревню, убив одного из жителей.

Сентябрь 2000 г. – Совет маронитских епископов призывал к выводу сирийских войск из Ливана, выражая таким образом протест христиан против сирийского присутствия.

Декабрь 2000 г. – Сирия освободила около пятидесяти ливанских христиан, в основном, политзаключенных. Однако правозащитные организации считают, что количество ливанских политических заключенных, находящихся в сирийских тюрьмах, составляет от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

Август 2001 г. – Арест 200 молодых христиан после митинга, требовавшего вывода сирийских войск. Также были арестованы бывший советник Самира Джаджи Твефик Хинди и представитель Мишеля Ауна Надим Лтеиф – их обвинили в сотрудничестве с Израилем и государственной измене.

Сентябрь 2001 г. – Совет маронитских епископов вновь призывает к выводу сирийских войск и просит христиан не покидать страну.

Октябрь 2001 г. – Две церкви в Сидоне и в Триполи подверглись нападению, лишний раз подтвердив, что христианам все еще очень трудно оставаться оптимистами по поводу собственной безопасности в своей родной стране.

Январь 2002 г. – Бывший командующий армией фалангистов («Ливанскими силами») и бывший министр Эли Обека убит в Бейруте вместе со своими тремя телохранителями.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.009 с.)