Расширение территории Московского государства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Расширение территории Московского государства



В XVI в. Русь присоединила к себе Казанское и Астраханское ханства, башкирские земли, Западную Сибирь, области Донского и Яицкого казацких войск. В XVII в. была присоединена вся Сибирь и произошло воссоединение с Украиной.

Многонациональная Россия в XVII в. насчитывала 226 городов. Предпринимались попытки выйти к Балтийскому (Ливонская война) и Черному морям. Развивалась торговля с Западом и Востоком. XVII в. для России — эпоха борьбы с интервенцией Литвы, Польши, Швеции и крестьянских войн (Болотников, Разин).

Обосновавшиеся с начала XIII в. в Прибалтике немецкие рыцарские ордена (Тевтонский, Меченосцев, Ливонский) создали в этом регионе государственный плацдарм для своего продвижения на Восток. Первым испытал на себе их удары Новгород. Балтийские народы (латы, литы, эсты) вели затяжную борьбу с немецкими и шведскими рыцарями.

В середине XVI в. Россия воспользовалась сложной ситуацией в Ливонии (орденский центр располагался в Риге), где к старым противоречиям между местным населением и рыцарями, присоединились также религиозные конфликты (результат Реформации в Германии) и борьба городов с Орденом.

Москва заявила в 1558 г. о своем патронаже над Ливонией и ввела на <е территорию свое войско. За два года это государственное образование распалось, однако отдельные его части были захвачены соседями — Лифляндия Литвой, Эстляндия Швецией, Курляндия попала в ленную зависимость к Польше.

С 1560 г. противниками Москвы оказались Литва и Швеция. После взятия русскими Полоцка и осады Вильно, Земский собор 1566 г. высказался за продолжение войны. Кандидатура Ивана IV была даже представлена на избрание на польско-литовский королевский престол, но после избрания королем Стефана Батория (1576) Литва начала активное контрнаступление на Русь — Полоцк был взят и литовско-польские поиска осадили Псков.

В 1582 г. после заключения мира, Москва вернула Речи Посполитой нее свои ливонские завоевания и отдала Швеции земли на берегу Финского залива (Иван-город, Орешек, Корелу и др.). Неудача в Ливонии и значительной степени была обусловлена внутриполитическими проблемами Московского государства (опричнина и др.).

Более удачной была экспансия Москвы на юге и востоке. С середины XVI в. в южном направлении постепенно начинает продвижение оборонительная система, состоящая из укрепленных пунктов, валов и засек, поставленных против татарских набегов. Весь юг Московии стал представлять собой хорошо организованный военный округ. Руководил этой организаций Общий совет, собравшийся в Москве в 1571 г. Одновременно с установлением новых крепостей на юге, туда продвигалось земледельческое и промысловое население, шла колонизация «дикого поля», ранее всецело контролируемого кочевниками.

В 1552 г. Москва завоевывает Казанское, а в 1556 г. — Астраханское ханства. Ранее подвластные Казани мордва и черемисы задерживали русскую колонизацию на востоке. После завоевания ханства, на богатых землях Поволжья строятся укрепленные города и сельские поселении. Захват Казани открывал путь в районы среднего Урала и западной Сибири. Вскоре казачьи отряды, финансируемые уральскими промышленниками Строгановыми двинулись на завоевание Сибирского ханства (1582—1584), их завоевания были закреплены государственной политикой, столицей Сибири был учрежден Тобольск.

Захват новых земель и колонизация обеспечивали правящие классы России необходимыми им средствами существования, решалась проблема малоземелья, земли и угодья раздавались в вотчины и поместья боярству и дворянам.

 

Вотчина и поместье

 

Происходило дальнейшее юридическое оформление сословий (обязанностей и привилегий). Правящий класс достаточно четко разделился на феодальную аристократию — бояр и служилое сословие — дворян. Экономическая база первой группы — вотчинное землевладение, второй — поместное.

Источниками существования служилого класса в XIV—XV вв. были вотчины, полученные от князя, денежное жалование и кормления, т.е. доходы с государственных должностей.

К концу XV в. эти источники становятся недостаточными и государство находит новый — земли пустые или населенные, земли, которые в большом количестве концентрируются в руках правителя Московского государства. Раздачей этих земель в среде служилого сословия, государство, с одной стороны, стремилось обеспечить определенный уровень его существования, с другой — использовать силы этого сословия для оборонных (войско, дворянская конница) и управленческих (дьяки приказов, чиновники) целей. Служилые — землевладельцы должны были расселяться по окраинам государства, создавая живой щит прежде всего против набегов степняков. С середины XV в. начинает складываться целая поместная система.

Поместное землевладение носило условный (давалось при условии службы), личный (давалось конкретному лицу, а не роду) и временный (давалось на срок службы или пожизненно) характер.

Вотчина была полной (с правом распоряжения) и наследственной (передавалась по наследству) собственностью своего владельца.

Происхождение поместного землевладения связывают с аналогичным институтом, существовавшим в Византии. Во всяком случае, к середине XV в. поместное землевладение становится определяющей формой хозяйствования в северо-восточной Руси. Слуги вольные, княжеские дружинники сливаются со слугами дворовыми, княжеской челядью на основе поместного землевладения: служба тех и других теперь связывается с земельными пожалованиями от князя, независимо от того какую службу они несли — ратную или дворцовую (такое уравнивание произошло задолго до петровской Табели о рангах).

Поземельным устройством служилых людей заведовал Поместный приказ, их военно-служебные отношения регламентировались Разрядным приказом. Как заметил В.О. Ключевский, служилые люди владели землей по месту службы, а служили по месту, где владели землей, отсюда само название «поместье».

К середине XVI в. были установлены точные нормы военной (ратной) повинности, приходившейся на служилого человека, в соответствии с размерами выделенной ему земли: со 150 десятин земли, будь то вотчина или поместье, должен был выставляться один экипированный конный ратник.

Поместные наделы или оклады назначались по отчеству и по службе т.е. в соответствии с родовитостью служилого человека, занимаемой им должностью и качеством службы.

Размер оклада был прямо пропорционален чину служилого человека, размер дачи был обусловлен размером вотчины, которой уже владел претендент (чем больше у него была вотчина, тем меньшую дачу он получал) и сроком его службы. И к окладу, и к даче полагалась еще придача, как премия за выслугу и службу.

К земельным окладам иногда добавлялись оклады денежные (ежегодные или разовые, «подъемные» перед походом).

В XVI в. дворянская (ратная и дворовая) служба стала сословной и наследственной повинностью. Дворянские дети с 15 лет записывались в слyжбy, становились новиками. Новика верстали поместьем, затем — снежным окладом, и, наконец, он становился полноценным служилым человеком с полным («свершенным») окладом.

Если отец молодого дворянина все еще служил, то сына его верстали в отвод, наделяли особым от отца поместьем. Когда отец уже не мог служить, молодого дворянина припускали к нему, т.е. вводили во владение отцовским поместьем. Как правило это был младший из сыновей, иногда «припускались» сразу несколько сыновей.

После смерти служилого человека поместье нередко оставляли за недорослями — сиротами (не достигшими 15 летнего возраста). Из поместья выделялись доли на прожиток (пенсии) вдове и дочерям умершего. Если у дочери был жених из служилых людей, «прожиток» могли скрепить за ним. Вдова владела «прожитком» до смерти, нового замужества или ухода в монастырь.

Если помещик умирал своей смертью, вдова получала 10% из его поместья, дочери — по 5%; если он погибал в походе, оклады удваивались.

В.О. Ключевский полагал, что именно поместное землевладение повлияло на перемену юридического статуса землевладения. В период феодальной раздробленности на Руси служба была делом личным и не связанным с землевладением.

До середины XVI в. земли бояр, вольных слуг, дворян, купленные ими у чернотяглых общин (т.е. государственные земли, приобретенные частными владельцами) облагались поземельными повинностями, также как и земли служилого человека, на которых работали его дворовые люди. Только с середины XVI в. часть этих земель, пропорциональная поместному окладу их владельца, «обелялась», т.е. освобождалась от тягла, государственных повинностей и налогов.

 

Поместное землевладение

С утверждением поместной системы получал развитие принцип: кто владеет землей, тот должен служить. Этот принцип стал распространяться и на вотчинное землевладение, обусловив два следствия: ограничивался круг лиц, имевших право приобретать вотчины; ограничивалось право распоряжения вотчинами.

Вотчинное землевладение тем самым, превращалось в привилегию служилого сословия, нельзя было оставаться вотчинником, не неся государственной (ратной, дворцовой, приказной и т.п.) службы, непосредственно и лично или через своих вооруженных слуг и ратников.

Чтобы поддержать служебную годность отдельных лиц и целых семейств, государство разработало ряд мер, гарантирующих оставление или переход вотчин в нужные руки.

В 1562 и 1572 гг. изданы царские указы, запретившие отчуждение княжеских и боярских вотчин. Можно было продать при крайней нужде лишь часть родовой вотчины, но и эта процедура стеснялась правом выкупа родовых вотчин родичами продавца. Вотчинникам запрещалось отказывать свои вотчины «по душам в монастыри». Эти правила, ограничивая вотчинную собственность, приближали ее по форме к поместному владению.

С конца XVI в. от старинных, родовых вотчин отделяется группа жалованных вотчин, которые по смерти владельца могли быть возвращены в казну; по своей юридической форме этот тип землевладения весьма походил на поместное.

К концу XVI в. поместное землевладение количественно намного превзошло вотчинное.

Во второй половине XVII в. процесс сближения вотчины с поместьем ускорился, пути его были многообразными. Поместное владение могло превратиться в вотчинное путем выслуги, иногда уже при пожаловании поместья, часть оклада сразу передавалась в вотчину. Помещикам разрешалось покупать у казны поместные земли в вотчину.

Поместное землевладение проявляло явное стремление превратиться и наследственное, т.е. вотчинное землевладение. По установившейся традиции поместье либо делилось между сыновьями помещика после его смерти; либо оставалось за младшим, вступающим в службу; либо переходило к малолетним детям в виде пенсии («на прожиток»).

С начала XVII в. поместья нередко прямо завещаются детям и женам, как вотчины. (Появляется специальный термин «родовое поместье».)

Другими видами распоряжения поместьями были мена, сдача поместий в аренду с обязательством содержать сдатчика пожизненно, с 1674 г. отставные помещики получили право сдавать поместье за деньги, т.е. фактически их продавать.

Поначалу в поместную раздачу поступали земли дворцовые, а также ранее конфискованные (у опальных бояр, у Новгорода и т.п.). Затем в раздачу пошли земли черные, государственные, казенные.

С XVI в. поместные выделы заменяют кормления, помещики стремятся получить земли окультуренные и населенные крестьянами. Увеличившееся число земельных раздач, миграция сельского населения в районы Дона и Среднего Поволжья (после победы над Казанью и Астраханью) и его уход из центральных районов Руси, поставили проблему помещичьего малоземелья. Официально выделенные оклады на практике часто не совпадали с реальными наделами.

Развитие поместной системы, создание массы поместных мирков со своими дворами, ремесленниками, собственным домашним производством, отток массы населения из городов в поместья и сельскую местность, повели к ослаблению городской торгово-промышленной культуры, оскудению городов северо-восточной и центральной России.

Вотчина была наследственной собственностью, поместье давалось на срок и под условием службы. Как правило, вотчины по своим размерам превышали поместные дачи. Помещики, получавшие земли на срок и в ограниченном размере, стремились более интенсивно эксплуатировать их и проживающих на них крестьян. Крестьянские «отходы» чаще происходили из поместий в вотчины, между вотчинниками и помещиками шла борьба за рабочие руки.

В середине XVI в. была сделана первая попытка юридически уравнять вотчину с поместьем. Устанавливался единый порядок государственной (военной) службы. С определенных размеров земельных угодий независимо от их вида (вотчина или поместье) хозяева обязывались выставлять одинаковое число экипированных и вооруженных людей. Принцип служебности распространялся на оба феодальных сословия — боярство и дворянство.

Одновременно расширились права владельцев поместий: были даны разрешения на обмен поместья на вотчину, передачу поместья в приданое, наследование поместий; с XVII в. царским указом поместья могли преобразовываться в вотчины.

Консолидация феодального сословия сопровождалась закреплением его привилегий: монопольного права владеть землей, освобождения от повинностей, преимущества в судебном процессе и права занимать чиновничьи должности.

 

Города

Городское население в XVII в. Получило устойчивое наименование посадские люди.

Сложилась определенная иерархия: гости и гостиная сотня (купцы, торгующие за рубежами государства), суконная сотня, черные сотни (средние, мелкие и розничные торговцы) и слободы (ремесленные кварталы и цехи).

Гости («сурожане» и «суконники») объединились в корпорации, стали пользоваться привилегиями, осуществляя финансовую службу: заведовали таможнями, распределяли статьи доходов и расходов, занимали места городских голов и дьяков в присутственных местах, были распорядителями при сборе пошлин и податей, взимали торговые пошлины с иностранных купцов, торговали государственными товарами.

Торговые люди гостиной и суконной сотен служили сборщиками при таможнях и перевозах, старостами торговых ларьков. Они не освобождались, как «гости», полностью от тягла, но и не несли общих для посадских людей повинностей.

«Черные» посадские люди проживали на земле, являвшейся собственностью государственной казны, и в полной мере несли государственное тягло, налагаемое на городскую общину. Принадлежавшие им земельные участки они могли продавать или закладывать только другим «чернотяглым» людям. Однако большая часть посадских земель захватывалась и скупалась церковными, светскими феодалами и служилыми людьми из приказной системы.

 

«Белые» слободы

Значительная часть дворов в городе, принадлежавших духовным и светским феодалам, освобождалась от государственного «тягла» (прямая государева подать, стрелецкая подать, ямские деньги и др.) и назывались «белыми» слободами. Они представляли серьезную конкуренцию посаду, переманивая из «черных» слобод квалифицированную рабочую силу. Горожане неоднократно ставили вопрос о возвращении в посад ушедших людей и заложенных «беломестцами» городских имуществ.

С 1550 г. началась политика сокращения «белых» слобод. В 1584 г. церковно-земский Собор принял решение об ограничении земельных приобретений «белослободцев», в 1600—1602 гг. были установлены критерии, выделявшие коренное посадское население из общей массы городских жителей: необходимость иметь посадское происхождение и заниматься торговой или промысловой деятельностью.

На «посадских» распространялись «заповедные лета», в течение которых им запрещалось покидать посад. В 1613 г. был принят указ, по которому предписывалось возвращать посадских, ушедших из Москвы. С 1619 г. «закладчиков», ушедших из посада в «белые» слободы, предписывалось возвращать на посад, в тягло. Срок сыска равнялся 10— 25 годам, задачи сыска осуществлял Сыскной приказ. Проблема взаимоотношений посада и «белых» слобод сохранялась длительное время.

Соборное Уложение 1649 г. в основном решило эту проблему, закрепив монопольное право посада на ремесло и торговлю, включив в государственное «тягло» «белые» слободы и возвратив в посад ушедших тяглецов. Вместе с тем за посадом было закреплено все его население, запрещался переход из посада в посад.

 

Крепостное право

Прикрепление крестьян к земле началось уже в XIV в. В междукняжеских договорах записывалось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых крестьян. С середины XV в. издается ряд грамот великого князя, в которых устанавливался единый для всех феодалов срок отпуска и приема Крестьян. В тех же грамотах указывалось обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенную денежную сумму. Размер «пожилого» (платы за проживание крестьянина на земле господина) зависел от mm, находился ли двор в степной или лесной полосе, и от срока проживания.

Первым юридическим актом в этом направлении стала ст. 57 Судебника 1497 г., установившая правило Юрьева дня (определенный и очень ограниченный срок перехода, уплата «пожилого»). Это положение было развито в Судебнике 1550 г. С 1581 г. вводятся «заповедные лета», в течение которых запрещался даже установленный переход крестьян.

Составлявшиеся в 50—90-х гг. XVI в. писцовые книги стали документальным основанием в процессе прикрепления крестьян. С конца VI в. начали издаваться указы об урочных летах, устанавливавшие роки сыска и возвращения беглых крестьян (5—15 лет).

Заключительным актом процесса закрепощения стало Соборное Уложение 1649 г., отменявшее «урочные лета» и устанавливавшее бессрочность сыска. Закон определял наказания для укрывателей беглых крестьян и распространял правило о прикреплении на все категории крестьян.

К середине XVII в. почти все землевладение «черных» (государственных) волостей в центральных уездах страны было в руках феодалов, и жившие в них крестьяне превратились в крепостных. В отличие от черносошных владельческие крестьяне (принадлежавшие вотчинникам, помещикам, монастырям и дворцу) все повинности несли непосредственно в пользу владельца.

 

Старожильцы и новоприходцы

 

Прикрепление развивалось двумя путями — внеэкономическим и экономическим (кабальным). В XV в. существовало две основные категории крестьян — старожильцы и новоприходцы.

Первые вели свое хозяйство и в полном объеме несли свои повинности, составляя основу феодального хозяйства. Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить переход к другому хозяину.

Вторые, как вновь прибывшие, не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты. Их зависимость от хозяина была долговой, кабальной. По форме зависимости крестьянин мог быть половником (работать за половину урожая) или серебряником (работать за проценты).

После завоевания Казани и Астрахани, началось интенсивное переселение земледельческого населения на новые земли. Помещики, получавшие земли в этих регионах бывшего «дикого поля», нуждались и прикрепленных рабочих руках для освоения «нови» (целины).

Вместе с тем уже с середины XVI в. правительство в силу финансовых и полицейских соображений начинает ограничивать свободу крестьянского перехода. Старым тяглецам («старожильцам»), записанным в писцовые книги, было запрещено переходить в другие земли, их велено было возвращать в покинутые ими деревни. Члены же их семей («не записанные»), проживавшие в составе крестьянского двора — братья, племянники, дети и пр., — сохраняли право перехода. Оседая на новых землях и устанавливая там «починки» (новые деревни), они превращались в «новоприходцев», обязанных своим хозяевам-помещикам ссудами и кредитами.

Для обзаведения поместьями в новых районах государства (за Окой) помещики получали от государства значительные денежные суммы, которые они ссужали крестьянам. Именно здесь «новоприходцы» попадали и серьезную кабальную зависимость от обустраивающихся помещиков, это были первые шаги по пути установления крепостного права.

Земли, на которых проживали крестьяне по типу землевладения делились на три категории: церковные, принадлежавшие церковным учреждениям, служилые или боярские, принадлежавшие служилым людям, и государевы, делившиеся в свою очередь на дворцовые, приписанные к дворцу, и черные, т.е. собственно государственные. Крестьян-собственников не существовало, крестьяне четко отличали принадлежавшее им право владения, от права собственности, принадлежавшего другому (государству, государю, боярину, помещику, церкви).

Свобода крестьянина включала его право перехода и право заключать арендный договор («подряд», запись) с землевладельцем. Новоприходец должен был в установленные сроки поставить дом и освоить землю, Н случае неисполнения обязанностей он платил неустойку. Само принятие ионоприходца в хозяйство требовало поручительства со стороны третьих лиц (крестьян той же деревни или посторонних).

 

Повинности

По договору крестьянин обязывался выполнять повинности за пользование землей: барщину («издолье») и оброк (денежный и хлебный).

Государственные повинности («тягло») падали в XV—XVI вв. не на личность крестьянина (еще не существовало особого крестьянского сословия с соответствующими ему правами и обязанностями), а на тяглую землю, кто бы ею не владел, и кто бы ее не обрабатывал. Поземельные и личные обязанности разделялись: служилый человек осуществлял свою службу, но платил подати с земли, на которой сидел; крестьянин выполнил обязательства по заключенному с господином договору и платил подати за землю и т.п.

Для уплаты податей и отбывания повинностей крестьяне объединяюсь в административные округа, называемые волостями и станами. Они и составляли крестьянские «миры», связанные круговой порукой при уплате податей. Эти миры самоуправлялись сходами и исполнительными управами (возглавляемыми старостой или сотским).

Кроме разверстки повинностей и податей выборные крестьянские органы решали вопросы о разделе пустующих участков «новоприходцам», выступали в суде от имени и в интересах всей общины, ходатайствовали о ее интересах перед властями.

Назначаемая на общину сумма податей определялась числом окладных единиц, установленным по переписи. Эта сумма разверстывалась общиной по отдельным тяглым дворам, в соответствии с их размерами. За лиц, ушедших из деревни или неспособных платить подати (бобылей и др.) вплоть до следующей переписи подати была обязана платить община. Это был древний принцип круговой поруки.

С раздачей земель частным владельцам (служилым людям и церковным учреждениям) происходило разрушение волости. Вотчиники, помещики, церковные учреждения приобретали иммунитеты и льготы, предоставлявшие им право самостоятельно судить и осуществлять полицейский надзор над своими крестьянами. Село такого привилегированного землевладельца выделялось из состава волости в качестве особого судебно-административного округа.

Особую категорию составляли пашенные холопы-страдники, принудительно селившиеся на господских землях, получавшие земельные наделы для исполнения работ и находившиеся под полной хозяйственной и административной властью землевладельцев.

Основная же масса свободных крестьян попадала в зависимость от владельцев земли, на которую они садились, через кабалу, получение ссуды или подмоги (хлебом, деньгами, скотом), что напоминало более древнюю форму закупничества. В XV—XVI вв. денежная ссуда называлась издельным серебром, крестьянин за нее должен был работать на хозяина. Такой долг отличался от ростового серебра, т.е. займа с уплатой роста, процентов.

«Новоприходцы» часто получали льготы по государеву тяглу, т.е. освобождение от казенных податей, и по господским повинностям, освобождаясь на срок от уплаты оброков и барщинных отработок.

Крестьянские повинности составлялись из: государева тягла деньгами, натурой (продуктами, сырьем) и трудом (выполнение работ). Кроме того крестьянин уплачивал владельцу земли денежный и натуральные (продуктами) оброки и выполнял работы на земле и по двору господина. (Позже, с установлением крепостного права, государево тягло преобразуется в подушную подать.)

Тяжесть повинностей лишала крестьянина стимула расширять свой окладный надел, подспорье он находил в неуловимых для тяглового обложения угодьях — лесах, водах, лугах.

Свободный переход крестьян ставил служилых землевладельцев и затруднительное положение: их земли часто оставались без рабочих рук и не обеспечивали их владельцев необходимыми для существования и исполнения службы средствами.

Первым юридическим актом, наметившим прикрепление крестьян к земле (если не считать положение Судебника 1497 г. о сроках перехода, о Юрьеве дне) был указ 24 ноября 1597 г. (принятый как раз в Юрьем день). В нем речь шла об обязательном возвращении беглых крестьян, срок бегов которых не превышал 5 лет; Эта мера должна была навести порядок в судебных исковых делах о беглых крестьянах.

Однако даже в начале XVII в. крестьяне все еще заключали ряды с землевладельцами и, следовательно, обладали свободой перехода и отхода, оформленных в законном порядке (в срок и с уплатой пожилого).

 

Прикрепление

Хотя в начале XVII в. не было издано какого-либо общего правового акта, прикреплявшего крестьян к земле, вся экономическая, административная, юридическая практика вела к этому результату. К началу XVII в. было осуществлено прикрепление старожильцев к их местам проживания — в этом были заинтересованы и землевладельцы, и община (круговая порука перелагала на оставшихся в общине членов недоимки и платежи за ушедших из нее крестьян). Именно в отношении старожильцев устанавливаются заповедные лета, определившие срок давности, дававший тяглому человеку звание «старожильца» (В.О. Ключевский).

Государственные и дворцовые крестьяне .прикреплялись к земле, образовав особое сословие, в их среду не допускали владельческих крестьян. Принцип круговой поруки проявился здесь в обособлении определенных категорий крестьян и представлял собой чисто полицейскую меру.

Прикрепление владельческих крестьян было в значительной мере связано с экономическими, кабальными, долговыми отношениями. Землевладельцы (вотчинники, помещики, церковые учреждения) являлись посредниками между государевым тяглом, казной и крестьянами, они несли ответственность за казенные платежи своих крестьян, часто уплачивая за них государственные подати. В финансовую зависимость от землевладельца попадали прежде всего старожильцы, костяк и опора владельческого хозяйства. Вотчинник и помещик стремились удержать крестьян ссудами, льготами и кредитами.

К концу XVI — началу XVII в. свободный переход для большинства крестьян сводился к трем основным формам: побег, своз и сдача. Под сдачей понималось замещение ушедшего крестьянина другим. Своз означал переход крестьянина от одного господина к другому, новый хозяин плачивал за него пожилое прежнему хозяину (часто свозы осуществлялись насильственно), возвращал выплаченную ему ссуду и т.п.

В 1601г. был издан указ, по которому своз разрешался лишь мелким землевладельцам, крупные вотчинники, церковные учреждения и черные волости такого права на перевод крестьян лишались.

Нередко, отягощенные долгами, ссудами и тяглом крестьяне, переходилив холопство. В этом случае для казны как тягловые люди (платящие налоги) они были потеряны. В 1606 г. Лжедмитрий I своим указом запрещает переход крестьян в холопство, многие, из холопов возвратились в прежнее состояние. Тогда же устанавливается пятилетняя исковая давность для дел о крестьянских побегах.

В марте 1607 г. издается указ, закреплявший порядок розыска и возврата беглых крестьян, осуществляемого местными властями, независимо от частных исков землевладельцев, от которых бежали крестьяне Розыск становится не частным, а государственным делом. Срок давности удлинялся до 15 лет. В указе подчеркивалась не поземельная, а личная привязанность крестьянина: он возвращался тому владельцу, в поземельных описях (писцовые книги 1592—1593 гг.) которого он был записан.

Запрещения перехода крестьян требовали договоры русских бояр с королем Сигизмундом в период «смуты» (1610) и приговоры первого ополчения (Ляпунова) в 1611 г., о личном закреплении крестьян говорилось в монастырских грамотах и духовных (завещаниях) начала XVII и.

До середины XVII в. не было единого правового акта, который при крепил бы до этого момента юридически свободных крестьян к земле или к личности ее владельца. Однако целый ряд экономических, полицейских. и административных акций уже подготавливали такое прикрепление.

В период «Смуты» закон 1607 г. прикреплявший крестьян к земле по писцовым книгам, утратил силу, крестьяне по-прежнему пользовались, правом свободного перехода. Но практика прикрепления крестьян (через ссуды, кредиты и пр.) сближала эту категорию населения с холопством, которое также все шире базировалось на кабальных, заемных отношениях. Господа стали заключать с холопами, которых они сажали на пашню, особый договор или ссудную запись (вторая половина XVI в.). В XVII в. эта группа крестьян становится довольно многочисленной и получает название «задворных людей».

Задворные люди выходили из разных категорий холопства (прежде всего кабального), с 1624 г. своим имуществом они стали отвечать за своп преступления и проступки. Вместе с тем в этот же период усилилось личное закабаление крестьян: те, из них, кто не мог вернуть ссуду господину, закреплялись за хозяйством господина навечно. Вскоре условие о «вечной крестьянской крепости» стало обязательным условием всех ссудных записей (и для вольных, и для холопов).

Еще на Земском соборе 1619 г. было принято решение переписать и разобрать тяглых обывателей, беглецов вернуть на старое место жительства, а закладников вернуть в тягло. Тогда эта попытка не удалась.

В 1627—1628 гг. правительство провело новую перепись населения. Эта акция должна была помочь распределить и прикрепить податное население к определенным местам, т.е. носила финансово-полицейский характер. По ходу разрешались поземельные споры, фиксировались отношения помещиков и крестьян, вольные и бродячие люди записывались за определенными местами и владельцами. «Старожильцы» заключают с господином договор, по которому обязуются не уходить от него. Поземельные отношения землевладельца и крестьянина превращаются в отношения личной крепостной зависимости.

Прикрепление крестьян проходило в двух направлениях: к земле и к личности землевладельца. Крестьяне заключали с помещиками крепостные соглашения, в которых обязывались жить в определенной деревне, или на определенном участке, или «за данным господином», или «где господин укажет». Крестьянские повинности и сроки крестьянской крепости также устанавливались по соглашению сторон. Единых установленных норм и сроков закон не предусматривал, все это отдавалось на усмотрение дворянства.

Срок урочных лет после Смуты был вновь сокращен до пяти (в 1607 г.он достигал 15 лет). В 1641 г. дворяне обратились к царю с просьбой отменить урочные годы, вместо этого был просто продлен срок сыска — для беглых 10 лет, для вывезенных (другими хозяевами) — 15 лет.

В 1646 г. в ходе новой переписи было обещано прикрепить крестьян без урочных лет, навсегда. Это обещание было выполнено в Уложении 1649 г., узаконившем возвращение беглых крестьян, занесенных в писцовые книги 1627—1628 гг. и переписи 1646—1647 гг. Теперь иски по крестьянским делам не подлежали давности, равно как иски о холопах. Прикреплялись не отдельные лица, а целые дворы — домохозяева с нисходящими и боковыми родственниками. Тем самым формировался наследственный принцип крестьянского прикрепления и постепенно исчезал личный характер зависимости.

Вместе с тем поначалу на закрепощение крестьян смотрели как на временное мероприятие, как на достояние (по аналогии с поместным iпадением), принадлежащее государству, но временно уступленное частным лицам. Такое мнение основывалось на длительной практике посредничества помещиков между крестьянами и государством. Уже в XVI в. землевладелец часто платил подати за крестьян, проживавших на его к-мле, в XVII в. этот порядок стал повсеместным.

Помещик уже давно осуществлял судебные (по маловажным делам) и полицейские функции в отношении крестьян, выступал посредником в крестьянских поземельных спорах и т.п. Теперь с прикреплением крестин, на помещика ложилась обязанность отвечать за исправное исполнение тягла крестьянами, что превращало его в государственного «податного агента». (Помещик уплачивал вплоть до новой переписи подати и за беглых крестьян.) Фискальные интересы государства и землевладельческие интересы помещиков совпали в ходе осуществления крепостнической реформы.

 

Переписные книги

Основным документом, закрепившим права землевладельцев на беглых крестьян и бобылей (одиноких безземельных крестьян), стали переписные книги 1626 г. Закрепление крестьян и бобылей без права перехода позже был< > зафиксировано в ряде актов: в Наказе писцам 1646 г., Соборном приговоре 1649г. об отмене «урочных лет» и в гл. XI Соборного Уложения.

Землевладельцам запрещалось принимать не только крестьян, записанных в писцовые книги, но и членов их семей по прямой нисходяще и (вплоть до четвертого колена — правнуков) и по боковой нисходящей до третьего колена — детей племянников), включая жен и мужей. Крепостное состояние стало наследственным, а сыск беглых — бессрочным. Крестьяне были подсудны суду своих землевладельцев по широкому кругу дел (кроме татьбы, разбоя и убийства), несли имущественную ответственность по долгам своих господ.

 

Холопы

Внеэкономическая зависимость в чистом виде проявилась в институте холопства.

Последнее значительно видоизменилось со времен Русской Правды: были ограничены источники холопства (отменено холопство по городскому ключничеству, запрещено холопить «детей боярских»), участились случаи отпуска холопов на волю. Закон отграничивал поступление в холопство (самопродажа, ключничество) от поступления в кабалу.

Развитие кабального холопства (в отличие от полного холопа кабальный не мог передаваться по завещанию, его дети не становились холопами) привело к уравниванию статуса холопов с крепостными.

Выделялась особая категория больших, или докладных, холопов, т.е. княжеских или боярских слуг, ведавших отдельными отраслями хозяйства, — ключников, тиунов, огнищан, конюших, старост, пашенных. В имениях своих господ они выполняли регулярные функции: административные, финансовые, судебные и полицейские (приставы, доводчики и т.п.). Эти функции часто приобретали наследственный характер. Оформление их холопьего статуса носило вполне формальный характер, требовалось составление грамоты, участие свидетелей и т.д. Вся процедура называлась «докладом». Значительная часть «больших» холопов переходила в разряд свободных людей, а в конце XVI в., в период опричнины некоторые из них садились на прежние земли бояр, получив наименование «новых худородных господ». Юридическое оформление докладного холопства сократилось в начале XVII в.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.04 с.)