В ОБЩУЮ ТЕОРИЮ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В ОБЩУЮ ТЕОРИЮ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА



А.В. ПОЛЯКОВ

 

ВВЕДЕНИЕ

В ОБЩУЮ ТЕОРИЮ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА

 

КУРС ЛЕКЦИЙ

Настоящий курс лекций не преследует цель охватить все вопросы общей теории права и государства, обычно предлагаемые для изучения студентам юридических факультетов. Задача настоящего «Введения» – познакомить читателя лишь с узловыми аспектами правовой теории, рассмотренными сквозь призму разрабатываемой автором онтологической концепции права как одного из возможных вариантов интегративного правопонимания. Именно поэтому ряд вопросов общей теории права и государства, которые нашли отражение на страницах монографии, освещен конспективно. Собственный дополнительный комментарий к тем или иным проблемам теории права и государства, так или иначе затронутым в лекционном курсе, набран петитом или убран в подстрочник, - он может представить интерес для тех, кто углубленно изучает правовую науку.

Сознавая, что учебный курс не лучшее место для научной полемики, я, по возможности, старался ее избегать, опираясь на близкие мне идеи, а не отталкиваясь от тех, которые представляются ошибочными или неконструктивными. Естественным препятствием на этом пути является необходимость сохранения определенного минимума «доказательности», что как раз и предполагает диалог с инакомыслящими. Именно поэтому некоторые принципиальные моменты уточняются в сопоставлении с контр идеями заочных оппонентов.

Основу курса составили лекции, на протяжении ряда лет читаемые мною студентам юридического факультета СПбГУ. Это обстоятельство предопределило сознательный исследовательский интерес к петербургской школе философии права. Со временем пришло убеждение, что многие идеи мыслителей этого круга сохраняют свою научную актуальность и, будучи синтезированы с традиционными интенциями русской правовой мысли, вполне могут быть использованы для модернизации отечественной правовой теории, стоящей на пороге нового тысячелетия. Тем не менее, правовая концепция, отстаиваемая в данном курсе, - а) опирается на все доступные автору и работающие на его правовидение дискурсы и б) не является «закрытой», а в силу этого и окончательно сложившейся, продуманной во всех нюансах. Может быть, подумают многие, это последнее обстоятельство является достаточным основанием для того, чтобы не спешить с данной публикацией. В этом есть свой резон. Единственным моим оправданием является устойчивый скептицизм относительно того, что «окончательный» вариант вообще возможен. Уже стала легендой история о том, как один выдающийся русский ученый всю жизнь изучал земляного червя, но так и не успел познать объект своего научного интереса до конца, сетуя незадолго до смерти на то, что червь такой длинный, а жизнь такая короткая… «Червь» юриспруденции locus natura munitus[1] не имеет конца. И если студентам с моей помощью удастся на него хотя бы заинтересовано взглянуть, буду считать свою задачу на данном этапе выполненной.

Автор должен выразить особую благодарность И.Ю. Козлихину, Е.В. Тимошиной и И.Л. Честнову, любезно согласившимся прочитать текст рукописи и сделавшим в этой связи ряд ценных замечаний.

22 августа 2000 г.

 

Лекция 1. Проблема правопонимания в истории человеческой

мысли

Природа правового знания. Наука и идеология. Понятие типа правопонимания. Основные типы правопонимания: этатистский, естественно-правовой и социологический. Проблема правопонимания в ретроспективе западной правовой мысли. На пути к интегральному правопониманию.

Лекция 2. Основные этапы развития общей теории права и государства в России

Возникновение общетеоретических знаний о праве и государстве в России. Правовой этатизм (Г.Ф. Шершеневич). Социологическая школа правоведения (Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев). Психологическая теория права Льва Петражицкого. Неоидеализм в русской правовой теории (Б.Н. Чичерин, В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой). «Плюралистические» концепции права (Б.А. Кистяковский, Н.Н. Алексеев). Марксистское правоведение в России. «Меновая» теория права Е.Б. Пашуканиса. Официальная советская правовая доктрина. Современные российские правовые теории.

Лекция 3. Возникновение права и возникновение государства

Проблема правогенеза. Общесоциальные (социо-психические и социо-культурные) условия возникновения права. Государство как специфическое социальное условие для возникновения цивилизованного права. Возникновение государства: социально-экономические предпосылки. Признаки, отличающие государство от догосударственных политических обществ. Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке».

Лекция 4. Право и его онтологический статус

Многообразие образов права и единство его природы. Право как психосоциокультурная система. Элементы права: общезначимые нормы и межсубъектные правоотношения (субъективные права и коррелятивные правовые обязанности). Определение права. Проблема принуждения в праве.

Лекция 5. Право и ценности

Понятие ценности. Виды ценностей. Иерархия ценностей. Правовые ценности: эйдетические (формальные) и социокультурные (содержательные). Право и свобода. Право и справедливость. Право и равенство. Право и мораль.

Лекция 6. Правосознание

Правосознание и право. Понятие правосознания. Структура правосознания: правовая онтология, правовая аксиология, правовая праксиология. Правовая идеология и ее виды. Правовая психология. Правовая установка. Коллективное и индивидуальное бессознательное в правосознании. Виды правосознания. Субъекты правосознания. Особенности российского правосознания и российской правовой культуры.

Лекция 7. Право и закон

Формальное и сущностное различение права и закона. Право и закон: соотношение понятий. Право и закон в системе русских ценностей. Виды права.

Лекция 8. Государство и право

Неотъемлемая связь государства и права. Право в государстве: специфические признаки. Правовые возможности государства. Понятие государства и его признаки: внешние и внутренние.

Лекция 9. Концепция правового государства

Формирование идеи правового государства. Признаки либерального правового государства: гарантированность естественных прав и свобод личности, разделение властей, верховенство правового закона, взаимная ответственность личности и государства. Государство правовое, социальное и социалистическое.

Лекция 10. Формы государства

Понятие формы государства. Основные формы государственного правления. Монархия и ее виды. Республика и ее виды. Идеократия. Основные формы территориального государственного устройства. Понятие унитарного государства. Понятие федерации и ее виды. Понятие конфедерации. Формы государственного (политического) режима. Демократический режим. Либерально-демократический режим. Авторитаризм и его виды. Идеократический режим.

Лекция 11. Функции государства и его механизм

Понятие функции государства. Виды функций государства. Понятие механизма государства. Государственные органы и их виды. Функции российского государства на современном этапе.

Лекция 12. Действие права

Право как система. Понятие действия права. Понятие социального регулирования. Объект социального регулирования. Нормативное и ненормативное регулирование. Правовое регулирование и правовое воздействие. Предмет социального и правового регулирования: общественные отношения и общественное поведение. Предмет и методы правового регулирования. Способы и типы правового регулирования. Стадии правового регулирования. Механизм правового регулирования (механизм действия права).

Лекция 13. Нормы права

Понятие нормы. Законы и правила. Природа долженствования. Социальные нормы. Субъекты и объекты социальных норм. Содержание социальных норм. Языковые формы. Проблема индивидуальных норм. Виды социальных норм: моральные, нравственные, правовые и утилитарные нормы. Технические нормы. Понятие правовой нормы. Признаки правовой нормы и государственно-признанной правовой нормы. Структура правовой нормы. Виды гипотез, диспозиций и санкций. Виды правовых норм.

Лекция 14. Система норм права (система объективного права)

Правовая действительность и правовая система. Система права и система норм права. Частное и публичное право. Материальное и процессуальное право. Отрасли и подотрасли права. Институты права.

Лекция 15. Источники права

Понятие источника права: многообразие смыслов. Источник права как правовая форма. Виды источников права: правовой обычай, судебный прецедент, нормативный правовой договор, правовая доктрина, священные книги, принципы международного права, нормативный правовой акт. Понятие правового акта. Признаки нормативно-правового акта. Действие нормативно-правового акта во времени, в пространстве и по кругу лиц. Понятие закона. Стадии законотворчества. Виды законов. Подзаконные акты: понятие и виды.

Лекция 16. Законодательство

Понятие законодательства. Система законодательства (система нормативно-правовых актов) и система норм права. Систематизация законодательства и ее виды: учет, инкорпорация, консолидация, кодификация.

Лекция 17. Правовые отношения

Различные теоретические подходы к проблеме правоотношения. Понятие правового отношения. Структура правового отношения. Понятие правосубъектности. Правоспособность и ее виды. Понятие дееспособности. Виды субъектов правоотношений. Объект правового отношения. Содержание правового отношения. Субъективное право и его структура. Правовая обязанность и ее структур. Виды правовых отношений. Правовые факты и их виды. Правовые презумпции и фикции.

Лекция 18. Применение права

Применение права как особая форма его реализации. Понятие правоприменительной деятельности и ее признаки. Стадии правоприменительной деятельности. Акты применения права и их виды. Пробелы в законодательстве и способы их восполнения. Аналогия права и аналогия закона.

Лекция 19. Толкование права

Понятие толкования права. Объект толкования. Способы толкования: филологический, систематический, логический, исторический, функциональный. Толкование по объему: буквальное, распространительное, ограничительное. Субъекты толкования. Виды толкования. Официальное и неофициальное толкование. Аутентическое (авторское) и легальное (делегированное) толкование. Нормативное и казуальное толкование. Обыденное, профессиональное и доктринальное толкование.

Лекция 20. Правонарушение

Различные теоретические подходы к понятию правонарушения. Понятие правонарушения. Признаки правонарушения. Структура правонарушения: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Лекция 21. Правовая ответственность

Различные теоретические подходы к понятию правовой ответственности. Социальная ответственность и ее виды. Понятие правовой ответственности. Признаки государственно-правовой ответственности. Государственно-правовая ответственность как правоотношение. Принципы государственно-правовой ответственности. Виды государственно-правовой ответственности.

Лекция 22. Законность и правопорядок

Различные теоретические подходы к понятию законности. Понятие законности. Содержание законности. Субъекты законности. Принципы законности. Обеспечение законности. Понятие правопорядка. Содержание и форма правопорядка. Структура правопорядка.

Право и мораль.

Выяснение соотношения этих явлений социальной жизни и их теоретическое различение представляет собой важнейшую задачу, без разрешения которой невозможно построить непротиворечивую концепцию права. Невнимание к этой проблеме ведет к смешению права и морали, их отождествлению или, по крайней мере, невозможности разграничить. (Характерно для естественно-правовой школы). С другой стороны, для многих попыток установить такое разграничение характерно поверхностное их противопоставление по критериям типа "внешнее - внутреннее" или "свободное - принудительное". (Социологический подход и различные варианты юридического позитивизма). Оба варианта теоретически несостоятельны, т.к. базируются на второстепенных признаках сходства или различия, не затрагивая сущности рассматриваемых явлений. Проблема осложняется еще и тем, что, по-видимому, есть основания для различения не только права и морали, но также права и нравственности.[109] Ближе всего к разрешению этой проблемы подошел, на наш взгляд, Л.И. Петражицкий.

Право и мораль, безусловно, родственные явления. Мораль, как и право, имеет не государственную, а социальную природу. Как и право, она представляет собой социальную ценность. Как и право, система морали включает в себя нормативный элемент и разнообразную систему отношений между индивидами.

Мораль представляет собой систему принципов интимного отношения человека к миру с точки зрения должного.Свое основание она имеет в совести человека. Этим объясняется глубина эмоциональных переживания моральных ценностей в отличие от преимущественно интеллектуального их усмотрения в праве.[110] Но природа морали лишена элемента притязательности,т.е. тех правомочий, которые выражают свободу действий в отношении других субъектов. Моральное отношение в этом смысле носит односторонний характер: реализующий моральную норму субъект исполняет свою моральную обязанность перед другим субъектом. При этом смысл как самой нормы морали, так и основанного на ней взаимоотношений субъектов, не предполагает возможности принудительно требовать соответствующих действий от другого субъекта.

Представляется, что пример, приводимый в свое время Л.И. Петражицким для демонстрации различия между правом и моралью, несмотря на все критические замечания, сделанные в прошлом и настоящем, вполне корректен.[111] Действительно, человек, который оказывает материальную помощь нуждающемуся Ивану, очевидно, руководствуется моральной заповедью человеколюбия и в этом смысле исполняет свой нравственный долг. При этом означенная норма не наделяет Ивана правом требовать передачиему этих десяти рублей: у него нет на этоправа. Данная норма имеет односторонний характер и целиком подпадает под определение моральной нормы, относится к области морали.[112] В том же случае, если имел место договор с извозчиком о поездке на другой конец города за десять рублей, то и норма и отношения, возникающие в этом случае, имеют принципиально иной смысл. Исходя из заключенного договора, не только заказчик обязан по окончании перевозки заплатить десять рублей, но и у перевозчика возникает право требовать уплаты ему оговоренной суммы. Соответственно эти двусторонние отношения являются отношениями правовыми, находятся в сфере права.

Такой подход к понятию морали был в свое время подвергнут критике рядом ученых, в том числе В.С. Соловьевым и Б.Н. Чичериным. Однако, их аргументы, как представляется, не достигают цели. Действительно, В.С. Соловьев полагал, что, если человек по внутреннему голосу совести обязан любить ближнего, то, значит, ближний имеет право на любовь; если существует обязанность помогать ближнему, то ближний имеет право на помощь.[113] Между тем, очевидно, что "право", о котором говорит Соловьев, не обладает и не может обладать притязательным характером, т.е. не может представлять собой требований совершения (или несовершения) определенных действий в интересах управомоченного, а поэтому и не является правом в его эйдетическом значении."Право на любовь" есть чисто пассивное "право", указывающее на соответствие субъекта и прилагаемой к нему обязанности. Как явление несамостоятельное и производное от обязанности, оно означает лишь оправданность чьих-либо действий.[114] В этом смысле часто говорят о праве на исполнение обязанности. Социальное значение рассматриваемой нормы не выходит за эти границы. Поэтому обязанность материально помочь незнакомому человеку остается его моральной обязанностью, но ее исполнение целиком лежит на совести человека, он не может быть к этому принужден. Это не означает, что нарушение моральных норм не вызывает никаких негативных последствий для нарушителя и что их функционирование целиком зависит от доброй воли обязанного. Но эти последствия имеют особый характер и представляют собой психологическое "давление" на совесть нарушителя, побуждая, а не принуждая его к совершению требуемых действий. В отличие от права, в морали ценна не нормосообразность действий (не их легальность в кантовском смысле), а соответствие действий моральным мотивам. Поэтому демонстративная раздача милостыни преуспевающим бизнесменом отнюдь не свидетельствует о моральности его действий, если они, например, обусловлены стремлением набрать дополнительные очки в предвыборной политической борьбе. Подобную ситуацию можно проиллюстрировать цитатой из пушкинского "Евгения Онегина". Знаменитое произведение начинается следующими строками:

"Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог.

Его пример другим наука;

Но, Боже мой, какая скука

С больным сидеть и день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь!

Какое низкое коварство

Полуживого забавлять,

Ему подушки поправлять,

Печально подносить лекарство,

Вздыхать и думать про себя:

Когда же черт возьмет тебя?"[115]

Какие правила существуют для подобных ситуаций, когда умирающий призывает своих родственников для последнего прощания? Во-первых, это норма, обязывающая относиться к ближним с любовью, а, во-вторых, это норма, обязывающая "уважать" родственников и их последнюю волю. Первая норма является нормой морали, и Онегин ее нарушает, хотя совершаемые им действия внешне отвечают ее требованиям: "Евгений тотчас на свиданье Стремглав по почте поскакал И уж заранее зевал, Приготовляясь, денег ради, На вздохи, скуку и обман..."[116] Отношение Онегина к своему дяде, нельзя назвать моральным, поскольку не любовь, не стремление помочь ближнему, а расчет и желание получить наследство, движут поступками Евгения. Реализация второй нормы предполагает не столько моральный настрой, сколько совершение определенных действий.Именно поэтому "уважать" себя и можно "заставить", а относиться с любовью - нет. В этом смысле норма, обязывающая исполнить волю умирающего и приехать с ним проститься, носит правовой характер. Притязания дяди на "уважение" со стороны родственника являются нормативными и социально оправданными. Нарушение этой нормы, в данном случае, связано и с определенными возможными санкциями, включая осуждение и лишение наследства. Следует еще раз отметить, что успешная реализация правовой нормы не зависит от внутренних мотивов, в соответствии с которыми удовлетворяется право уполномоченного, а ее принудительный характер вытекает из объективно существующей обязанности, выполнение которой является не результатом самоопределения субъекта, а необходимостью удовлетворения права контрагента.

Несмотря на существующие между ними различия, нормы права и морали тесно взаимодействуют. Как было отмечено выше, мораль представляет собой систему наиболее общих принципов, определяющих интимное отношение человека к окружающему миру с точки зрения должного. В силу этого нормы морали носят универсальный характер и приложимы почти к любой деятельности человека, позволяя оценивать ее как нравственную или безнравственную. Такая моральная оценка уместна и по отношению к праву, как к сфере социально значимого.

В русской философии права вопрос соотношения права и морали (нравственности) являлся одним из главных. Уже неоднократно отмечалось, что общественное сознание русского общества на протяжении многих веков формировалось как этикоцентрическое, т.е. такое, в котором вопросы морали, нравственности, веры занимали центральное место. Поэтому в русской правовой мысли усилиями В.С. Соловьева, Е.Н. Трубецкого, Б.А. Кистяковского, А.С. Ященко, И.В. Михайловского, И.А. Ильина и многих других доказывалась неразрывная связь права и морали. Действительно, феномен права как ценностнойструктуры является одной из форм добра и тем самым включается в сферу морали.Толькочерез признание ценностного аспекта бытия права и можно показать тесные отношения между правом и моралью (нравственностью).

Но отсюда вовсе не следует, как в свое время, например, полагал Е.Н. Трубецкой, будто правовые нормы могут быть одновременно и нормами морали. Норма, запрещающая убийство, есть, несомненно, норма правовая, а не моральная. Мораль определяет, прежде всего, позитивные обязанности человека, его долг, поэтому запреты в морали возникают как применение моральной нормы к оценке какой-либо ситуации. В подавляющем большинстве случаев мораль осуждает убийство как действие, противоречащее моральным принципам уважения к личности другого человека и даже любви и, соответственно, признает моральную оправданность существования такой правовой нормы, которая устанавливает жесткие санкции в отношении правонарушителя. Однако невозможно при помощи правовых норм оценивать моральную ситуацию, т.к. право оперирует не категориями "хорошо - плохо", а тем, есть право или его нет, что неприложимо к морали.

Говоря о соотношении права и морали необходимо затронуть соотношение правового и морального сознания. Моральное сознание применительно к праву исполняет функцию признания соответствия или несоответствия существующего права нормам морали. Правовое сознание определяет, каким должно быть право для того, чтобы соответствовать моральным стандартам. Во многих случаях моральное и правовое сознание настолько переплетены, что разделить их, практически, невозможно.

Следует иметь в виду, что моралью и правом не исчерпываются нормативные модели взаимоотношений между людьми. Существуют социальные феномены, имеющие сходство как с правом, так и с моралью, и все же иные по своей природе. Среди них необходимо выделить нравы и обыкновения (нравственность в широком смысле).

Нравыпредставляют собой императивные правила поведения, сложившиеся в конкретном обществе, соблюдение которых поддерживается силой общественного мнения. Они налагают на субъектов определенные обязанности, но не предоставляют никому права требовать их безусловного выполнения. Таковы нормы этикета (правила вежливости в общении, правила взаимоотношений между старшими и младшими, между мужчинами и женщинами, правила поведения за столом и т.д.), таковы некоторые обычаи (обычаи гостеприимства и т.д.).

Например, корпоративная норма[117], запрещающая посещение элитного вечернего заведения в джинсах и без галстука, с точки зрения рассматриваемой в данном курсе концепции права, является нормой правовой и обладает всеми соответствующими признаками: двусторонней предоставительно-обязывающей структурой (запрещает вход в джинсах и без галстука и уполномочивает обслуживающий персонал требовать соблюдения этого правила); является социально оправданной и значимой (ценностный аспект); имеет принудительный характер, который может не сводиться к психическому принуждению и предполагает возможность принуждения физического (насильственное выдворение правонарушителя из заведения). А норма, обязывающая следить за чистотой ногтей, является нормой этикета, и обязанность выглядеть опрятным коррелятивно не связана с чьим-либо правом требовать этого от субъекта.

От права нравственность отличается односторонней (императивной) структурой, а от морали - нетребовательностью к мотивам совершения тех или иных действий. С точки зрения нравственности неважно, почему, например, младший по возрасту первым приветствует старшего: делает ли он это из чувства искреннего уважения или из-за желания получить какое-либо поощрение за свое поведение от родителей.

Обыкновения представляют собой повседневные конвенциональные правила и стереотипы поведения, существующие в обществе. Конвенциональные правила имеют широкое распространение в обществе, но получают императивный характер только в случае самообязывания субъекта. Таково, например, обыкновение делать по утрам зарядку. Стереотипы поведения, наоборот, не имеют конвенционального значения, а соблюдаются исключительно в силу привычки, потому, что так принято. В то же время, это нечто большее, чем индивидуальные и даже семейные привычки. Это обыкновения, разделяемые большинством нации. "Под последними имеют в виду принятый стиль одежды (охватывающий возможные вариации моды), способы приветствия, принятый эпистолярный стиль, время еды (французы, как отметил еще кардинал Ретц, особенно нетерпимы здесь к каким-либо нарушениям), чередование блюд (на Западе соленое едят раньше сладкого) и т.д.[118]

Наряду с моралью нравственность одним из важнейших факторов воздействия на формирующееся право и от того, в каком состоянии они находятся, зависит «здоровье» всей правовой системы.

Социо-культурные ценности, которые находят отражение в праве, не исчерпываются вышеперечисленными. Все, что так или иначе связано с правовой структурой, может выступать правовой ценностью, формируя, например, содержание правовых норм.

Дополнительная литература к теме:

Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985.

Демидов А.И. Мир политических ценностей // Правоведение. 1997. №4.

Зеньковский В.В. История русской философии. Сост., послесловие и коммент. А.В. Полякова. В 2-х тт., 4-х кн. Л., 1991.

Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970.

Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. №4.

Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М., 1998.

Наука и ценности. Новосибирск, 1987.

Неновски Н. Право и ценности. М., 1987.

Новгородцев П.И. Право и нравственность // Правоведение. 1995. №6.

Платонов О.А. Русская цивилизация. М., 1992.

Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. М., 1996.

Савельев В.А. Некоторые вопросы соотношения права и нравственности (исторический аспект) // Правоведение. 1984. №12.

Соловьев Э.Ю. И. Кант: взаимодополнительность морали и права. М., 1992.

Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000.

 

 

ЛЕКЦИЯ 6. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ

Правосознание и право. Понятие правосознания. Структура правосознания: правовая онтология, правовая аксиология, правовая праксиология. Правовая идеология и ее виды. Правовая психология. Правовая установка. Коллективное и индивидуальное бессознательное в правосознании. Виды правосознания. Субъекты правосознания. Особенности российского правосознания и российской правовой культуры.

Правосознание и право.Теория правосознания является важной составляющей теории права и государства.Представления о том, что есть правосознание, каково его соотношение с правом, с моралью, каково его содержание и структура, цели и функции, - в конечном счете зависят от правопонимания, т.е. от ответа на вопрос, что есть право. Поскольку в современной правовой теории существуют различные варианты правопонимания, соответственно имеются и различные концепции правосознания.

Так, психологическое направление в теории права рассматривает последнее как часть правосознания (Л.И. Петражицкий, П.А. Сорокин, М. Рейснер[119]); другие исследователи рассматривают правосознание как составную часть права (Р.З. Лившиц); третьи полагают, что право и правосознание являются самостоятельными феноменами, но взаимодействующими между собой в рамках единой правовой системы (С.С. Алексеев, Н.И. Матузов).

Понятно, что и излагаемая здесь концепция правосознания опирается на ту онтологическую теорию права, основные положения которой излагались на предыдущих лекциях.

Напомню, что суть ее заключается во взгляде на право как на явление, онтологически связанное, прежде всего, с жизнью социума, а не государства. Согласно такому подходу, право существует на различных общественных уровнях как право общесоциальное и на уровне государства как государственное право.Этим двум основным разновидностям права присущи общие признаки, понимаемые как первоначальные правовые данности, которые составляют суть права и всегда непосредственно усматриваются в нем, независимо от его конкретно-исторического содержания. Такими признаками являются: наличие субъектов, обладающих взаимообусловленными правами и обязанностями, и наличие социально признанных норм, обусловливающих эти права и обязанности.Право, рассмотренное с нормативной стороны (т.н. объективное право), закрепляет за одними субъектами определенные правомочия (притязания), с которыми связаны активные или пассивные обязанности других субъектов. Право невозможно без правомочий, обеспеченных исполнением другими соответствующих обязанностей. Поэтому те нормы,которые определяют лишь обязанности одних субъектов и не определяют притязания (правомочия) других субъектов на их исполнение, не могут рассматриваться как правовые. Таковы, например, нормы христианской морали, которые обязывают всех поступать в соответствии с требованиями добра ("возлюби ближнего как самого себя"). В то же время норма, запрещающая посещение элитного вечернего ресторана без галстука, является правовой, поскольку не просто обязывает посетителей одеваться соответствующим образом, но и предоставляет администрации заведения право не впускать лиц, нарушающих установленную обязанность. Неисполнение правовых обязанностей влечет психико-социальное противодействие со стороны управомоченных субъектов. Такое противодействие может выражаться как в психическом, так и физическом принуждении правонарушителя со стороны одного лица или определенных общественных структур к выполнению своих обязанностей, к совершению правовосстанавливающих действий или претерпеванию за совершенные действия определенных негативных последствий и может носить как неофициальный характер (в вышеприведенном примере), так и характер официальный (в официальном государственном праве, связанном с возможностью применения к правонарушителю государственных принудительных санкций). Предоставительно-обязывающий характер права неразрывно связан с его действием и реализацией в поведении субъектов. Поэтому норма, которая предоставляла какие-либо права в прошлом, а затем утратила эту свою способность по каким-либо объективным или субъективным причинам, не может рассматриваться как предоставительно-обязывающая норма. Другими словами, предоставительно-обязывающий характер права определяется не столько логико-нормативными основаниями, сколько ценностно-психологическими.

С правом, как в объективном, так и в субъектном его значении, неразрывно связано представление об его "оправданности", т.е. включенности в действующую систему социальных ценностей. Право само представляет собой позитивную социальную ценность. Под позитивными социальными ценностями понимается все то, что имеет положительную значимость для общества как единого целого, т.е. воспринимается, как нечто должное, причастное добру, как то, чем необходимо дорожить.

Через свое ценностное наполнение право получает своеобразную легитимацию и способность воздействовать на поведение субъектов, определять его. Человек вправе делать что-либо потому, что это соответствует установленному в обществе правилу и соответствие действий субъекта этому правилу - социально оправдывает их. Но ценность не представляет собой чего-то такого, что существует само по себе. Иметь значение можно только для кого-то, т.е. для оценивающего субъекта. Поэтому ценностное наполнение права невозможно без установления ценностного отношения между объектом (ценностью) и субъектом. Что же представляет собой подобное отношение? Оно представляет собойинтеллектуально-эмоциональное переживание субъектами значимости той илииной правовой нормы, т.е. является частью правового сознания личного и общественного. В этом смысле право не существует вне правосознания, хотя это и не означает, что право и правосознание есть одно и тоже.

Право как объект идеальный отличается способом своего существования от объектов материальных. Гипотеза об объективном, независящем от познающего субъекта существовании, например, деревьев, реки, облаков, как правило, не вызывает сомнений. Иначе обстоит дело с объектами нематериальными. Что представляет собой «вещество» права? Каков способ его бытия?

Вряд ли найдется много сторонников отождествления права, например, с буквами, при помощи которых текст закона фиксируется на типографской бумаге. Но ведь сделать вывод о том, с чем мы имеем дело - с правом или неправом - невозможно и из анализа нормативного смысла закона, если рассматривать этот смысл независимо от его ценностного и функционального значения в контексте единого организма культуры конкретного общества. Например, анализ нормативного смысла трех разных текстов, в которых зафиксированы некие правила поведения, предусматривающие государственную санкцию за их нарушения, еще не позволяет сделать вывод о том, с чем мы имеем дело: с правом или не с правом, и только рассмотрев эти правила в психо-социо-культурном контексте определенной среды, можно сказать, что одни нормы уже не являются правом, потому что прошли десятки веков с того момента как они потеряли возможность быть и действующим и реализующимся правом (например, нормы преторского права Древнего Рима); другие нормы так и не стали правом, поскольку закон не был введен в действие, и никакие нормы поведения на его основе не образовались; а третьи нормы, хотя и были официально введены в действие, никогда и никем не использовались и не применялись, оставаясь лишь записью на бумаге и, следовательно, так и не стали правом.

Итак, как явление нематериальное, право не может быть непосредственно усмотрено в мире физического бытия. Но если право не материально, можно ли утверждать, что его природа идеальна? Что оно тогда собой представляет?



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.210.184.142 (0.018 с.)