ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сорокин В.Д. Метод правового регулирования. М., 1976.



 

ЛЕКЦИЯ 13. Нормы права.

Понятие нормы. Законы и правила. Природа долженствования. Социальные нормы. Субъекты и объекты социальных норм. Виды социальных норм: моральные, нравственные, правовые и целесообразные (утилитарные) нормы. Понятие правовой нормы и ее признаки. Структура правовой нормы. Виды гипотез, диспозиций и санкций. Виды правовых норм.

Понятие нормы. Итак, правовые нормы являются составным элементом права. Они служат основанием возникновения у каких-либо субъектов принадлежащих им прав и обязанностей. Что в этом случае можно понимать под основанием? Правовые нормы имеют не только логический смысл, но и ценностное значение. Они оказывают информационно-ценностное воздействие на субъекта, но только в случае их идентификации с социально значимыми ценностями, получают значение основания для субъективных прав и обязанностей. Только таким образом правовые действия субъекта получают обоснованность и оправданность, становятся нормальными. Правовые нормы заключают их в определенные границы - указывают на возможность совершения одних действий и на необходимость совершения других.

Нормы права являются начальным звеном в механизме правового регулирования. Что же представляет собой природа правовой нормы? Для этого, прежде всего, надо обратиться к общему понятию нормы.

Сущность норм как таковых активно обсуждается в науке, в том числе в специальной науке – нормологии. Отмечается и наличие нескольких смыслов употребления термина «норма». В одном из вариантов норма понимается как среднестатистическое значение каких-либо случайных процессов (например, норма осадков). В более широком варианте – это сформулированное знание о «нормальном, естественном состоянии объекта, определяемом его природой».[209] В среде правоведов в последнее время наметилась тенденция рассматривать нормативность как свойство самой природы, всего мироздания. «В широком смысле нормативность есть свойство материи вообще и социальной материи в частности, - пишет В.Д. Перевалов, - полиструктурность и цикличность материального мира в какой-то степени предопределяют мерность, нормативность социальных связей и отношений, явлений и процессов, в том числе правовых».[210] С этим согласен и Л.И. Спиридонов. «Норма – феномен, присущий не только обществу, но и природе, - пишет ученый, - и потому обозначающее ее понятие входит не только в социальные науки, но и в естественные. Температуру 36,6 С называют нормальной для человеческого тела. Говорят, в январе 1993 г. в Санкт-Петербурге осадков выпало в два раза больше нормы. Гегель показал, что любая вещь, поскольку она обладает качеством, т.е. тем, что отличает ее от остального мира, существует лишь в определенных количественных пределах. Например, вода как жидкость сохраняет свои свойства только при температуре от 0 до 100 С, превращаясь вне этих границ либо в лед, либо в пар. Следовательно, каждая вещь, явление, есть единство качества и количества, т.е. имеет свою меру (норму). В этом смысле можно утверждать, что нормативность присуща миру в целом. Криминологи ничтоже сумняшеся заявляют, что в этом году самоубийств в стране было меньше нормы, а умышленных убийств – больше. Филологи говорят о правильном и неправильном произношении и правописании, искусствоведы – об эстетических нормах, машинисты паровозов – о нормальных границах давления пара в котле и т.д. и т.п. Во всех перечисленных случаях фиксируется или «нормативный факт» (существование воды как жидкости в температурных границах 0 – 100 С), или средняя величина статистического явления, типическое, повторяющееся в массовидном процессе. Эти признаки относятся и к социальным нормам. Поскольку общество – результат деятельности людей, интегрированный итог всей массы совершенных в истории человечества поступков, постольку, утверждают многие, действующие в нем социальные нормы – это «поведение, выражающее типичные социальные связи и отношения».[211]

Законы и правила. Из процитированных отрывков вытекает, что норма представляет собой определенную меру – единство качества и количества, в пределах которого каждое явление и существует. Или, другими словами, норма в этом случае предстает как некая закономерность бытия какого-либо объекта.

То, что норма отнюдь не случайна, а возникает как отражение каких-то закономерностей социального бытия, сомнений не вызывает. Но отсюда, как нам представляется, отнюдь не следует, что между законами природы и социальными нормами можно поставить знак равенства. Как давным-давно установлено философией, коренное отличие «закона» от «правила» заключается в том, что «закон» подчиняется казуальности, причинно-следственным отношениям, и поэтому он такой, какой есть. Он постоянен и неизменен. Его невозможно нарушить, так как он не адресуется никакому субъекту. Совсем иную природу имеет «правило». Оно «устанавливается» для того, чтобы его выполняли. То есть «правило», как выражение нормы, всегда рассчитано на субъекта, способного этому правилу следовать. Отсюда вытекает и такой важный признак нормы как принципиальная фактическая возможность ее нарушения - при эйдетическом требовании не совершать подобных действий. Иными словами, норма всегда отражает не какой-либо «факт» существования, а принципиально иной факт долженствования.

Именно поэтому в вышеприведенных примерах Л.И. Спиридонова имеет место, на наш взгляд, смешение «законов» и «правил». В частности, правила произношения и правописания, так же как и эстетические правила – нормативны. А границы давления пара в котле – указывают на закономерность, нарушить которую нельзя. Это означает, что котел может нормально функционировать только в границах определенного давления пара и никак иначе! От этой технической закономерности следует отличать нормативное правило по обращению с котлом, запрещающее его эксплуатацию, при давлении выше или ниже установленных границ. Это правило адресуется всем субъектам, использующим паровой котел по назначению, и, как любое правило должного поведения, может быть фактически нарушено, следствием чего будет выход котла из строя.

Природа долженствования. Долженствование является специфическим феноменом социального мира. Оно имеет интеллектуальный и эмоционально-ценностный состав. Долженствование всегда есть ценность, которая может иметь автономную или гетерономную природу. Долженствование может восприниматься и как объективная реальность. В этом случае оно «есть не наше собственное, субъективное измышление, а испытывается как некая «объективная ценность», т.е. как нечто, подсказанное нам, требуемое от нас, как надлежащее – т.е. как подчиненность нашей воли высшей воле – воле самой реальности, влекущейся к самоосуществлению… Можно сказать, что в этом смысле категориальный момент должного есть не признак одной только нравственной жизни в ее специфичности: он есть общий, распространяющийся на всю нашу жизнь признак нашей внутренней связи с реальностью как творческой силой – нашей подчиненности ей – или формы, в которой реальность властвует над нами и действует в нас и через нас» - писал в одном из своих произведений С.Л. Франк.[212]

Социальные нормы. Субъекты и объекты социальных норм. Правовые нормы являются разновидностью социальных норм. Под социальными нормами в широком смысле можно понимать все нормы, возникшие в обществе и устанавливающие правила должного. В узком смысле под социальной нормой понимают правила, регулирующие отношения между людьми. В таком случае в разряд социальных норм не попадают правила, регулирующие отношения человека с окружающей средой (природой и техникой, так называемые технические нормы). Представляется, однако, что узкая трактовка социальной нормы не оправдана. Дело в том, что субъектом нормы, как правила должного, может быть только социальный субъект, и регулировать норма (иметь в качестве объекта) может только его поведение.[213] Причем, даже в случае технических норм, это поведение опирается на социальный опыт. Другое дело, что такие нормы подчас не затрагивают непосредственно интересы других людей. Но ведь и моральные нормы, как внутренние регуляторы, до тех пор, пока их реализация не воплотилась во внешнем поведении, не затрагивают непосредственно интересов других людей. Тем не менее, моральные нормы всегда признают нормами социальными.

Объектом социальных норм является поведение тех субъектов, которым они адресуются и, в конечном итоге, общественные отношения.

Еще одной характеристикой социальной нормы принято считать ее общий характер. В этом смысле любая социальная норма, в том числе, и норма права, представляет собой общее правило поведения,[214] сложившиеся в результате абстрагирования от всех индивидуальных особенностей конкретных жизненных ситуаций. Это позволяет норме адресоваться не одному какому-то человеку, а сразу многим, поименно не перечисленным. Следовательно, неперсонифицированность (отсутствие указания на конкретного адресата) является одним из признаков социальной нормы.

Социальные нормы неисчерпаемы, что, в данном случае, означает возможность их многократной реализации. (Сколько бы раз не возникали жизненные обстоятельства, предусмотренные социальной нормой, всегда и всем необходимо руководствоваться сформулированным в норме правилом).

Виды социальных норм. Социальные нормы могут быть классифицированы по различным основаниям. Например, по способам фиксации содержания нормы различают формальные и неформальные, устные и письменные, явные и латентные (скрытые). По характеру (универсальности) действия – общие и специфические. По характеру требований – обязательные, рекомендуемые, допускаемые и т.д.

Все социальные нормы можно подразделить также на моральные, нравственные, правовые и целесообразные (утилитарные) нормы. Во всех этих нормах эйдетический вектор постепенно сдвигается от внутреннего поведения к внешнему.

Так, в моральных нормах важно не столько внешнее поведение, сколько его внутренние мотивы.

В нравственности важно внешнее поведение, но при этом предполагается, что ему сопутствуют соответствующие внутренние мотивы.

В праве важно внешнее поведение, а внутренние мотивы интересуют постольку, поскольку могут прояснить внешнее поведение.

Наконец, в правилах целесообразности внутренние мотивы практически не играют роли, а все поведение направлено лишь на достижение цели.

Религиозные нормы могут относиться и к правилам морали и к нравственности.

В разряд целесообразных правил попадают и т.н. технические нормы, и нормы гигиены, и правила дрессировки собак, и нормы произношения и правописания и т.д. и т.п.

Понятие правовой нормы и ее признаки. Любая социальная норма представляет собой правило должного поведения. Правовые нормы не являются исключением. Они имеют как общесоциальные, так и специфические правовые признаки.

Существуют правовые нормы как непосредственно в обществе, так и в государстве. Социальная правовая норма представляет общезначимое и общеобязательное правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер.

Общезначимость правовой нормы указывает на ее социально признанную ценностную природу (ее легитимность).

Общеобязательность правовой нормы означает, что норма формулирует обязательное для соблюдения правило общего поведения, адресованное неперсонифицированному кругу лиц.

Предоставительно-обязывающий характер нормы подразумевает наличие в ней сформулированного правомочия (субъективного права) коррелятивно (взаимозависимо) связанного с правовой обязанностью. Поэтому, например, императивная норма носит форму произвола (не является правовой), когда связывает только тех, чье повиновение она хочет установить, оставаясь необязательной для власти, ее устанавливающей. Власть в этом случае может произвольно, по своему усмотрению, ее отменить или нарушить.[215]

Любая норма, имеющая перечисленные выше признаки, будет являться правовой нормой, независимо от формы и способа ее существования, - будь это норма общественного правосознания, норма обычая, норма прецедента или писаная норма закона. Отмеченная природа правовой нормы и ее формальная «гибкость» объясняют, почему она не может существовать в отрыве от правовых отношений. С одной стороны, она сама является порождением общественных отношений, но для того, чтобы эти отношения могли быть рассмотрены как правовые, права и обязанности субъектов таких отношений должны соответствовать норме, правилу должного. С другой стороны, норма, для того, чтобы существовать как норма правовая, должна определять поведение участников общественных отношений, устанавливая границы их прав и обязанностей. Иными словами, статус правовой нормы последняя может получить только установив права и обязанности субъектов в правовом отношении.

Государственно организованные нормы права получают ряд дополнительных признаков: формальную определенность, системность, государственную защищенность. Государственно-организованные нормы права имеют большое значение в жизни общества, поскольку именно они во многом определяют наиболее значимые отношения, складывающиеся в нем. Поэтому в ходе дальнейшего изложения вопросов, речь пойдет именно о таких нормах.

Правовая норма – это формализованное общезначимое и общеобязательное правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер и установленное (санкционированное) государством. [216]

Признаками государственно-организованной правовой нормы являются:

1) Формальная определенность. Нормы права призваны регулировать отношения между людьми. С этой целью формулируются общие правила поведения (нормы), соблюдение которых предписывается членам общества. Такие правила представляют собой определенный текст, выраженный в языковой форме. Эти правила имеют государственно-признанную форму выражения своего содержания (законы, указы, постановления и т.д.). Таким образом, формальная определенность нормы имеет два аспекта: внешний и связанный с ним внутренний. Только определенное содержание правовой нормы может получить правовую внешнюю форму выражения (в виде закона, указа и т.д.).

Критерий определенности содержания правовой нормы как конституционное требование к законодателю был сформулирован в постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 года по делу о проверке конституционности статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР. «Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, -зафиксировано в постановлении, - вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит - к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона».(Выделено мною – А.П.).

2) Общезначимость. Правовая норма всегда представляет собой социальную ценность, т.е. воспринимается обществом как имеющая позитивную социальную значимость, и только в этом своем качестве она способна порождать права и обязанности у субъектов и оправдывать их действия.

3) Предоставительно-обязывающий характер. Любая правовая норма адресуется не одному конкретному человеку, а определяет порядок отношений между субъектами, устанавливая их взаимные права и обязанности. Это относится к любым видам норм и не зависит от того, как выражено нормативное правило: в виде правомочия, обязывания или запрета. Так, управомочивая кого-либо на совершение определенных действий, норма права одновременно возлагает обязанности (активные или пассивные) на тех, кто оказывается в поле действия правомочия данного лица. (Например, норма, предусматривающая право каждого на жизнь, одновременно возлагает на каждого же обязанность не совершать действий, посягающих на жизнь другого). Норма, которая запрещает какие-либо действия (т.е. возлагает обязанность не совершать определенных действий), одновременно предоставляет право требовать исполнения соответствующей обязанности и право привлекать к правовой ответственности в случае ее неисполнения.

4) Общеобязательность. Правило поведения, выраженное в норме, обязательно для исполнения всеми, кому оно адресуется. В государственно-организованном праве общеобязательность имеет не только социально-психический характер, но подкрепляется возможностью применения к правонарушителю организованных мер физического принуждения со стороны специальных органов государства.

Структура правовой нормы

Правовая норма представляет собой специфическую систему, которая состоит из нескольких элементов, между которыми имеются различные связи. Совокупность элементов, рассмотренная под углом единства существующих между ними связей, называется структурой. Норма права позволяет вычленить различные структуры, определяющие ее правовое бытие. Так, в любой правовой норме присутствует логическое содержание и ценностное значение. Отсутствие какого-либо из этих элементов структуры разрушает бытие правовой нормы.

Логический элемент правовой нормы, в свою очередь является подсистемой и имеет свою структуру, свой состав элементов. Совокупность таких элементов образует логический смысл правовой нормы. Смысл правовой нормы задается языковой формулировкой образующих ее элементов.

Основным элементом, без которого правовая норма немыслима (не имеет смысла), является само правило поведения. Оно именуется диспозицией нормы. (Например, «родители обязаны воспитывать своих детей»).

Правовые диспозиции могут быть разными. В частности, можно выделить: по форме выражения – абстрактные и конкретные диспозиции; по способу изложения – альтернативные и безальтернативные; по сложности – простые и сложные.

Наконец, по признаку связи с другими элементами нормы выделяют условные и безусловные диспозиции, а также диспозиции защищенные и незащищенные.

Абстрактные диспозиции характеризуются отвлеченно-общим (обобщающим) характером формулируемого правила поведения. (Обязанность родителей воспитывать детей).

Конкретные диспозиции – представляют собой правила поведения, сформулированные при помощи конкретных, индивидуализированных признаков. (Выдача преступника другому государству не допускается, если: а) лицо, выдача которого требуется, является гражданином того государства, к которому обращено требование; б) преступление совершено на территории государства, к которому обращено требование о выдаче и т.д.).

Альтернативные диспозиции (сложные) определяют несколько возможных вариантов поведения (покупатель некачественного товара может или обменять его или, возвратив продавцу, получить деньги);

безальтернативные (простые) – лишь один вариант поведения.

Условные диспозиции имеют в качестве своего основания определенные жизненные условия (обстоятельства), которые отражаются в другом элементе нормы – гипотезе.

Безусловные диспозиции таких жизненных обстоятельств не предусматривают.

Защищенные диспозиции связаны с элементом, определяющим негативные последствия для субъекта, нарушившего диспозицию (санкция).

Незащищенные диспозиции санкций не имеют.

Из вышеизложенного следует, что, с точки зрения логической структуры правовой нормы, последняя не может не иметь диспозиции, все же остальные элементы структуры нормы (именно как самостоятельные элементы) являются для нее акциденциями, т.е. такими элементами, наличие или отсутствие которых зависит от привходящих (внешних) обстоятельств.

Так, правовая конституционная норма, закрепляющая право каждого на жизнь, не имеет гипотезы. (Нельзя установить гипотезу путем логического анализа того содержания, которое уже закреплено в диспозиции. Поэтому не является определением условия действия нормы рассуждение типа «если ты человек, то имеешь право на жизнь…» Иначе гипотеза не будет самостоятельным элементом нормы). А, например, норма, в соответствии с которой Президент РФ осуществляет помилование осужденных за уголовные преступления не имеет санкции.

Как уже было отмечено, сформулированные в норме условия действия диспозиции называются гипотезой. Например, «Если родители имеют несовершеннолетних детей» (гипотеза), «они обязаны их воспитывать» (диспозиция).

Гипотезы также могут быть разных видов. Например, можно выделить простые, альтернативные и сложные гипотезы; абстрактные и конкретные.

Простая гипотеза определяет одно условие, при наличии которого диспозицией нормы может (должен) руководствоваться субъект.

Альтернативная гипотеза определяет несколько обстоятельств, и при наличии хотя бы одного из них диспозицией нормы может (должен) руководствоваться субъект.

Сложная гипотеза также определяет несколько жизненных обстоятельств (условий), но субъект может (должен) следовать диспозиции лишь при наличии всех обстоятельств, перечисленных в гипотезе нормы.

Абстрактные и конкретные гипотезы определяются по тем же правилам, что и абстрактные и конкретные диспозиции.

Понятие санкции. Закрепленные в норме негативные последствия нарушения ее диспозиции, выступающие в форме принудительных мер воздействия на правонарушителя со стороны государства, именуются санкцией.[217] (Например, «Родители, не исполняющие свои обязанности, могут быть лишены родительских прав»). Применение санкции является одним из способов обеспечения общеобязательности правовой нормы.

Санкции также можно классифицировать по видам. В частности, можно выделить правовосстановительные и карательные (штрафные) санкции.

Правовостановительные санкции направлены на восстановление нарушенного права субъекта. (Например, возмещение причиненного вреда, изъятие собственности из чужого незаконного владения).

Карательные (штрафные) санкции направлены на причинение правонарушителю такого правового урона, который заключается в новых для него обременениях (правоограничениях, специальных обязанностях).[218]

Карательные санкции могут быть абсолютно-определенными (например, смертная казнь), относительно-определенными (например, лишение свободы на срок от двух до пяти лет) и альтернативными (например, лишение свободы на срок от двух до пяти лет или исправительные работы на тот же срок).

В современной правовой теории существуют разные представления о структуре правовой нормы. Большинство ученых отстаивает обязательную трехэлементную структуру правовой нормы. С этой точки зрения в любой норме логически необходимо наличие, как диспозиции, так и гипотезы с санкцией. Как заметил в свое время один автор: «Без диспозиции норма немыслима, без гипотезы – бессмысленна, без санкции – бессильна».[219] Однако такой подход к структуре правовой нормы как будто бы не подтверждается структурой законодательства. Действительно, анализируя статьи существующих нормативно-правовых актов, в них практически невозможно найти такие, в которых одновременно присутствовали бы и диспозиция, и гипотеза, и санкция. В статье нормативно-правового акта присутствуют или гипотеза и диспозиция, или диспозиция (гипотеза) и санкция. Иногда имеет место лишь одна диспозиция. Сторонники трехэлементной структуры нормы полагают, что конкретную статью нормативно-правового акта не следует путать с логической структурой правовой нормы. Последняя выявляется не путем обращения к одной какой-либо статье, а логическим ее конструированием из других статей этого же или каких-либо других правовых актов. Таким путем восполняются отсутствующие в конкретной статье элементы правовой нормы. (Так, из ряда примеров, приведенных выше, можно логически составить трехэлементную норму: «Если родители имеют несовершеннолетних детей, то они обязаны их воспитывать, иначе они могут быть лишены родительских прав».)

Другая группа ученых (Черданцев А.Ф. и др.) полагает, что правовая норма является не трехэлементной, а двухэлементной. В зависимости от того, какую функцию выполняет норма, она может иметь гипотезу и диспозицию (так называемые регулятивные нормы, или установительные, по терминологии, используемой в данном курсе), или же гипотезу (по другому мнению, диспозицию) и санкцию (охранительные нормы).

Представляется, что в определенном контексте имеет значение и та, и другая точка зрения. Дело в том, что правовые нормы, действительно, могут быть и трехэлементными, и двухэлементными. Но они могут, при определенных условиях, содержать и один элемент (диспозицию). Количество элементов правовой нормы зависит от ее конкретного функционального и ценностного значения и действия в механизме права.

Правовая норма всегда представляет собой определенный текст, выраженный в языковой форме. Если это норма обычного права, то такой текст выступает неким единством, своего рода монолитом, не зафиксированным в каких-либо письменных источниках, но отраженный в правосознании членов данного общества. Когда же мы имеем дело с письменным законодательством, то правовые нормы, призванные руководить поступками субъектов, подчас искусственно расчленяются по статьям и пунктам правовых актов. В силу этого, далеко не всегда диспозиция какой-либо нормы целиком укладывается в рамки одной статьи какого-нибудь акта. Так, правила поведения при заключении договора купли-продажи определяются рядом статей ГК РФ. Например, ст. 454 устанавливает, что «по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену)». В то же время ст. 456 уточняет, что «если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы…». А ст. 457 определяет, что «срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 314 настоящего Кодекса». Из этого следует, что диспозиция, определяющая поведение продавца при заключении договора купли-продажи, содержится не в одной, а в нескольких статьях ГК РФ. То же самое может иметь место и относительно гипотезы нормы – она также может содержаться в нескольких статьях. Но возможен ли такой подход к санкции нормы? Представляется, что нет.

Для того, чтобы пояснить эту мысль, необходимо еще раз обратиться к понятию санкции. Оно имеет достаточно много значений. Но в качестве самостоятельного элемента правовой нормы санкция имеет смысл только как средство, обеспечивающее исполнение установленного правила поведения. В таком случае норма получает трехэлементную структуру: гипотеза, диспозиция и санкция. Если бы обеспечение исполнения нормы зависело от наличия санкции, то ее отсутствие, действительно, делало бы норму бессильной, неспособной к реализации, т.е. не действующей. Между тем, именно такую функцию санкция выполнять не может. Она просто не в состоянии полностью воспрепятствовать нарушению нормы (фактическая возможность нарушения нормы вытекает из ее природы), но может стимулировать ее выполнение. Такое стимулирование возможно в виде наступления позитивных последствий при соблюдении нормы субъектом и негативных – при ее нарушении. Именно последний вариант, связанный с определением меры государственного принуждения за нарушение установленного правила поведения, и понимается чаще всего под санкцией. Предполагается, что в этом случае каждый субъект, желая избежать возможных для себя негативных последствий, будет стремиться не нарушать установленных правил поведения. Для того, чтобы реализовать эту идею до конца, следовало бы за любые правонарушающие действия определять максимально устрашающие санкции. То, что ни один законодатель на это не идет, свидетельствует о том, что санкция выполняет не только и не столько функцию устрашения, сколько функцию справедливого воздаяния за содеянное. Осуществляя такое воздаяние, карая и восстанавливая нарушенное право другого субъекта, государство применяет принудительные меры помимо воли и желания правонарушителя.

Но всегда ли нарушение нормы права требует карательных и правовосстановительных действий со стороны государства? Обратимся еще раз к норме, определяющей обязанности продавца при заключении договора купли-продажи. Какие последствия предусмотрел законодатель при нарушении продавцом диспозиции этой нормы, т.е. при неисполнении им своих обязанностей? Ст. 463 ГК РФ гласит: «Если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи». Как видим, государственное принуждение здесь не предусмотрено. Более того, последствия нарушения этой нормы предстают в виде права другого субъекта, которым он может и не воспользоваться. Следовательно, рассматриваемая норма вообще не имеет санкции как меры государственного принуждения, вытекающей из факта нарушения нормы. Но это не тождественно понятию санкции как негативных последствий, наступающих для субъекта правонарушающих действий. Такого рода последствия могут быть и не предусмотрены самой нормой права. Например, немотивированный отказ продавца передать покупателю проданный товар может вызвать такие негативные последствия как потеря деловой репутации, моральной осуждение, отказ от запланированных ранее сделок и т.д.

Но как обстоит дело с нормами, нарушение которых требует принудительного вмешательства государства? Имеют ли такие нормы принудительные санкции? Действительно, некоторые нормы подобного рода имеют санкции наряду с диспозицией и гипотезой. Например, п.1 ст. 63 Семейного кодекса РФ определяет, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей…». Право и обязанность родителей по воспитанию и развитию своих детей образуют диспозицию нормы. Причем эта диспозиция первоначально закреплена в ч.2 ст. 38 Конституции РФ – «Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей». Гипотеза этой нормы содержится в п.2 ст. 61 Семейного кодекса гласящем, что «Родительские права, предусмотренные настоящей главой, прекращаются по достижении детьми возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия». Санкция данной нормы определена в ч.2 п.1 ст.63 того же кодекса, которая устанавливает, что « Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей» и конкретизирована в ст.69 Семейного кодекса, которая гласит, что «Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей…». Данная санкция неразрывно связана с диспозицией нормы, выраженной в ст. 63 Семейного кодекса и в п. 2 ст.38 Конституции, и не может иметь правового значения в отрыве от них (если не определены сами обязанности).

В УК РФ имеется ст. 156, которая устанавливает санкцию за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Здесь мы имеем дело уже с другой нормой, диспозиция которой устанавливает запрет на жестокое обращение с несовершеннолетним, связанное с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей по его воспитанию родителями, а санкция устанавливается в виде наказания штрафом, либо ограничения или лишения свободы. Гипотезы эта норма не имеет. Самостоятельный характер этой нормы определяется тем, что в Семейном кодексе отсутствует диспозиция, сформулированная в статье УК, и сама эта норма подлежит применению независимо от существования ст. 63 Семейного кодекса РФ. Иными словами, структура правовой нормы (ее внутренняя форма) связана со структурой системы норм права в целом.

Но правовая норма может и не иметь нормативной санкции. Например, ст. 57 Семейного кодекса РФ устанавливает право ребенка выражать свое мнение. Это право, в частности, предполагает возможность выражения ребенком своего мнения «при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы». Но нарушение этого права и, следовательно, этой нормы, не связано ни с какой установленной государством санкцией.

Таким образом, санкция (как и государственное принуждение) является возможным, а подчас и необходимым следствием нарушения правовой нормы, но не абсолютно необходимым для функционирования права.

Виды правовых норм

Правовые нормы выполняют различные функции в системе права и имеют различное устройство (структуру). В соответствии с этим выделяют различные их виды.

1. В зависимости от происхождения правовые нормы можно подразделить на обычные, императивные и договорные нормы. Обычные нормы не устанавливаются кем-либо конкретно, а складываются постепенно в рамках самого общества. Поддержанные (санкционированные) государством, они становятся нормами государственного права, выступающего, например, в форме обычая. Императивные нормы устанавливаются какой-либо авторитетным социальным, государственным органом в одностороннем порядке и властно предписывают субъектам какой-либо вариант поведения. Таковы, например, нормы, выраженные в форме государственных законов или указов. Договорные нормы устанавливаются самими субъектами права и представляют собой результат согласования их интересов. Таковы, например, многие нормы международного права.

2. По способу выражения правила поведения нормы делятся на авторитарные и диспозитивные (автономные). Авторитарные нормы определяют лишь один возможный вариант поведения, в то время как нормы диспозитивные определяют правило поведения лишь на тот случай, если субъекты права не договорились об ином.

3. По своим функциям нормы делятся на установительные и охранительные. Установительные (в иной терминологии – регулятивные) нормы регулируют поведение субъектов права путем установления их прав и обязанностей. Структура таких норм включает гипотезу и диспозицию (иногда, только диспозицию) и не имеет санкции.

В свою очередь установительные нормы делятся на нормы управомочивающие, обязывающие и запрещающие.

Управомочивающие нормы подчеркивают наличие определенных правомочий у субъекта («Каждый имеет право на образование» – ст.43 Конституции РФ).

Обязывающие – возлагают активные обязанности («Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы» – ст.57 Конституции РФ).

Запрещающие – устанавливают пассивные обязанности не совершать определенных действий («Запрещается открывать двери транспортного средства, если это создаст помехи другим участникам дорожного движения» - п.12.7. Правил дорожного движения РФ).

Охранительные нормы предназначены для охраны установительных (правообязывающих) норм и поэтому всегда содержат гипотезу (в иной терминологии – диспозицию) и санкцию. («Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, - наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет» – ч.1. ст.105 УК РФ).

4. Нормы-принципы (учредительные нормы). Нормы-принципы – это нормы, закрепляющие основные, исходные начала права. Они не создают непосредственно прав и обязанностей, но указывают принципиальное направление правового регулирования, в чем и заключается их функциональное предназначение. Таковы многие конституционные нормы. Например, ст. 2 Конституции РФ гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью…», или ст.19 той же Конституции, устанавливающая равенство граждан перед законом и судом.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.85.57.0 (0.022 с.)