Система преступлений. Религиозные преступления.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Система преступлений. Религиозные преступления.



В начале XVIII в. в российском уголовном праве впервые формируется стройная система преступлений. Она была изложена как в Воинских артикулах, так и в других законодательных актах данного периода.

Составы преступлений распределялись в особом порядке (иерархии) в зависимости от степени их тяжести и опасности с точки зрения государственного интереса.

На первом месте в системе стояли религиозные преступления. Затем шли государственные, должностные и воинские преступления. Следующую группу составляли преступления против порядка управления, суда и благочиния. Затем следовали преступления против личности и имущественные преступления, замыкала систему группа преступлений против нравственности. Значимость преступления и тяжесть наказания зависели непосредственно от характера объекта, на который покушался преступник.

Однако на степень тяжести правонарушения влияли и многие другие факторы (умысел, повторность, характеристика субъекта преступления и т.д.).

В группу религиозных преступлений входили чародейство и идолопоклонство, которые наказывались смертной казнью (сожжением) при условии, что будет доказано сношение обвиняемого с дьяволом. В противном случае назначались тюремное заключение и телесное наказание.

Собор 1681 г. передал светским судам дела обо всех ослушниках Церкви, вольномыслящих, еретиках, а также о привлеченных за волшебство, чародейство и суеверие. В 1689 г. прошел большой процесс над волхвами и чародеями, которые подверглись сожжению. (С 1772 г. дела о волшебстве были отнесены к ведению полиции, что подтверждено указами 1774 и 1775 гг.)

С 1722 г. смертная казнь за «ложные чудеса «заменялась ссылкой на галеры, с 1754 г. — кнутом и плетьми.

Богохульство наказывалось усечением языка, а особая хула Девы Марии и святых — смертной казнью. При этом учитывались мотив злостности о богохульстве и субъект преступления (раскольник, иноверец и т.п.). Предполагалось различение богохульства устного и письменного (с 1754 г.), а также его отграничение от поругания православной веры, за которое подвергались церковному суду.

Несоблюдение церковных обрядов и непосещение богослужений, нахождение в церкви в пьяном виде наказывались штрафом или тюремным заключением. Наказывалось и недоносительство в богохульстве.

Большой Московский собор 1666—1667 гг. включил в понятие святотатства кражу священных реликвий, указом 1683 г. за святотатство устанавливалась смертная казнь.

Под церковным мятежом понимались появление в церкви в пьяном виде, ссоры в церкви, обнажение оружия, нанесение побоев и оскорблений. Наказания предполагались строгие — от тюремного заключения до каторги, перерыв церковной литургии наказывался смертной казнью.

Наказывались неявка к причастию и на молитву, несоблюдение поста, уклонение от исповеди. За разрытие могилы полагалась смертная казнь (в 1772 г. заменена торговой казнью и каторгой).

Совращение в раскол наказывалось каторгой, конфискацией имущества, а для священников — колесованием. Наказанию подвергалось совращение в басурманскую веру — магометанство, иудаизм и идолопоклонство, а с 1722 г.— в раскольничество.

По Наказу 1686 г. иностранцам, проживавшим в России, предоставлялась свобода отправлять свои культы. Указами 1762 г. было положено начало прощения раскольников, в 1765 г. они уравнивались с православными в рекрутской повинности, а в 1782 г. — в податном обложении.

Божба, т.е. произнесение «всуе» имени Божьего, наказывалась штрафом и церковным покаянием.

После церковной реформы 1721 г. юрисдикция Церкви и церковных судов была значительно сужена. Большинство дел (субъектами которых были духовные лица) перешло в ведение светских судов.

Некоторые преступления подлежали двойной подсудности (ересь, раскол, нарушение брачного союза), но роль церковных судов ограничивалась возбуждением дела и определением церковного наказания, расследование и судебное разбирательство осуществляли государственные органы.

Лишь некоторые составы (уклонение от исповеди, покушение на самоубийство, отказ в помощи погибающему) подпадали под юрисдикцию церковного суда, поскольку за эти правонарушения в уголовном законе в качестве санкции прямо предусматривалось церковное наказание.

Церковные наказания перечислялись в - Духовном регламенте и включали: временное отлучение от Церкви, публичное покаяние, анафему или полное отречение, лишение церковного погребения (за самоубийство, сознательно совершенное). Нередко эти наказания применялись одновременно с уголовными. Временное отлучение от Церкви приравнивалось к уголовному ошельмованию, а полное отлучение — к политической смерти.

 

Государственные преступления

 

Простой умысел убить или взять в плен царя наказывался четвертованием. Так же наказывалось вооруженное выступление

против властей (одинаковое наказание — четвертование — несли исполнители, пособники и подстрекатели).

Оскорбление словом монарха наказывалось отсечением головы.

Бунт и возмущение, т.е. стихийное выступление без четко сформулированной политической цели, наказывались повешением.

За измену, включавшую тайную переписку и переговоры с неприятелем, сообщение ему пароля, военных сведений и распространение неприятельских воззваний, полагалась смертная казнь как исполнителю, так и недоносителю.

Смертной казни подлежали недоносители, знавшие о готовящемся государственном преступлении, подметных письмах, об издании «воровских книг».

Все государственные преступления разбирались в Тайной канцелярии и Преображенском приказе. Формула «слово и дело» означала присутствие государственного интереса в деле, по которому делался донос. Истинность доноса проверялась пыткой (1730) или арестом (1762). С 1762 г. запрещалось произносить эту формулу вовсе.

Должностные преступления

К должностным преступлениям относили взяточничество, наказываемое смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями.

Изменилось отношение законодателя к посулам (взяткам) — из группы преступлений против судопроизводства они были выделены в особый состав. Субъектами взяточничества стали также посредники и недоносители; должностные лица при зачислении на службу знакомились с соответствующими указами, каравшими лихоимство. Закон различал три отдельных вида данного преступного деяния: взятка, нарушение служебного долга и совершение преступления за взятку. К взяткам приравнивались различные поборы.

Особый состав должностных преступлений составило казнокрадство. В него входили разные (таможенные, кабацкие) недоборы, утайка подушного населения при обложении налогами и рекрутов при наборе. Уклонение от уплаты пошлин или поставка недоброкачественных товаров, завышение цен на экспортные товары или по поставкам для армии — все эти виды также включались в состав казнокрадства. Указом 1715 г. предписывалось доносить в соответствующие инстанции о хищениях из казны.

Неплатежи налогов (в силу объективной невозможности) наказывались с начала XVIII в. не «правежом», как ранее, а принудительными работами. Уже в Грамоте 1697 г. указывалось на такое специфическое правонарушение, как расточительность: служилым и посадским людям запрещалось носить слишком дорогие вещи (золото, серебро, меха), а Указом 1717 г. этот запрет подтверждался под угрозой штрафов.

К должностным преступлениям относились и попустительство преступникам, небрежное отношение к службе и нарушение порядка работы административных и судебных органов.

Наказание грозило не только служилым людям, не поймавшим убийцу, которого можно было поймать, но и выборным людям, по недосмотру которых в их поместьях появлялись разбойники и воры.

Еще строже наказывались воинские чины (к ним применялся принцип «талиона», они наказывались как должен был бы быть наказан не пойманный ими преступник). Злостное нарушение судебного и розыскного делопроизводства (изъятие документов, несообщение сведений, неисполнение указа, выдача служебной тайны и т.п.), несвоевременное ознакомление заинтересованных лиц с законодательным материалом влекло за собой строгие наказания.

В группу должностных преступлений с конца XVII в. стали включаться местнические споры — запрет вступать в них в сложных для

страны политических ситуациях прямо закреплялся в указах 1649 и 1653 гг. Соборное деяние 1682 г., запретившее местничество, дополнилось Указом, регламентировавшим уголовные санкции за употребление отмененного принципа.

На защиту новой бюрократии были направлены акты 1684 и 1686 гг., устанавливавшие уголовное наказание за посягательство на жизнь и действия, препятствовавшие работе межевщиков и писцов. За побои посыльных и служащих людей, караульных стрельцов, за сопротивление должностным лицам при исполнении ими служебных обязанностей устанавливалась торговая казнь и штрафы.

 

Воинские преступления

 

Воинские преступления, включенные и Артикул воинский, продолжали считаться преступными деяниями до XIX в. Наиболее тяжелым преступлением была измена (помощь неприятелю, самовольные переговоры и капитуляция, переписка с врагом, сообщение ему паролей и секретных сведений, распространение паники в войсках).

Уклонявшиеся от службы или вербовки наказывались торговой казнью и ссылкой на галеры или каторгу, их укрыватели — конфискацией имущества, которое могло передаваться доносчикам.

Дезертирство было предусмотрено еще в Указе 1700 г., который н качестве санкции установил смертную казнь. В 1705 г. эта мера применялась к одному из трех преступников, позже — к одному из десяти. В Артикуле к дезертирству стали относить бегство с поля боя; дезертирство из гарнизона, лагеря или похода (вторичный случай наказывался смертной казнью).

Сдача крепости или отказ вступать в бой влекли для командиров смертную казнь, для рядовых — таковую для каждого десятого. Беглых ссылали на галеры, перебежчиков и невозвращенцев из плена подвергали смертной казни.

Неподчинение воинской дисциплине могло принимать разные формы: вооруженное нападение нижестоящего на вышестоящего, избиение, грабеж, причинение вреда, оскорбление начальника, нанесение побоев, неподчинение, проявленное в боевой обстановке.

Наказывались неисполнение приказа, неуважительное отношение к указам, судьям, провиантским служителям и экзекуторам и воспрепятствование исполнению их распоряжений. Одновременно с этим артикулы предоставляли солдату возможность не исполнять приказы начальника в случаях, когда они противоречили смыслу воинской службы и интересам государства (об этом следовало доложить вышестоящему начальнику).

К этой группе примыкали воинские должностные преступления: отказ от исполнения работ в крепостях, лагерях или на кораблях, уход с

работы или прогул. Вместе с тем офицерам под угрозой наказания запрещалось использовать солдат и матросов на работах, не относящихся к их службе.

Специальной нормой артикулов предусматривалась ответственность офицеров за превышение власти (оскорбление или побои солдата) или на злоупотребления, связанные со снабжением частей довольствием, жалованьем или обмундированием.

Воинские преступления, совершаемые в районе боевых действий, включали различные виды уклонения от службы (опоздание с явкой в полк, оставление места в строю, отказ исполнять приказ во время боя, оставление крепости, отказ воинской части вступать в бой, ее побег с места сражения).

Сюда же относились разновидности мародерства: воровство или грабеж по отношению к мирным жителям, ущерб от которых возмещался военным начальством (на нем лежала обязанность предотвратить эти преступления); самовольное занятие квартир, несоблюдение правил общежития в лагерях.

Артикулы провозглашали право военных на разграбление имущества в захваченном пункте, но регламентировали порядок пользования добычей и обращения с пленными. Запрещалось разрушать строения общественного пользования (церкви, госпитали, школы), убийство стариков, детей и священников, захват военной добычи до момента дачи на это разрешения и нарушение правил дележа добычи. Устанавливалась ответственность за убийство пленных, которым была обещана свобода, за отобрание пленных у другого военного, несдачу захваченных знамен и штандартов.

С начала XVIII в. уклонение от воинской службы стало наказываться изъятием у виновных поместий. Возвращением бежавших со службы и привлечением неявившихся с 1700 г. руководил генерал-комиссар, которому с 1711 г. стали подчиняться судебные и полицейские чины армии (генерал-аудитор, аудиторы, фискалы).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.006 с.)