ТОП 10:

Интраоперационный период Мониторинг



Помимо стандартного мониторинга, осуществля­ют инвазивное измерение АД и катетеризацию мочевого пузыря. Непрерывная регистрация АД с помощью артериального катетера обеспечивает информацию, необходимую для поддержания оп­тимального мозгового кровотока при быстрых из­менениях гемодинамики во время индукции, ма-сочной вентиляции, интубации, укладки больного, манипуляций хирурга и пробуждения. Кроме того, интраартериальный катетер используют для ана­лиза газов артериальной крови чтобы точно управ­лять PaCO2. При калибровке датчика АД многие нейроанестезиологи устанавливают значение О мм рт. ст. на уровне наружного слухового прохода (вместо правого предсердия, как обычно), чтобы упростить подсчет церебрального перфузионного давления. Мониторинг CO2 в конце выдоха (end-tidal CO2 — ETCO2) сам по себе не может служить ориентиром для точной регулировки параметров проводимой ИВЛ: вначале нужно определить гра­диент между PaCO2 и ETCO2. Катетеризация цен-


тральной вены и мониторинг ЦВД показаны при назначении препаратов, влияющих на сосудистый тонус. При катетеризации внутренней яремной вены возможны такие осложнения как пункция сонной артерии и затруднение венозного оттока крови от мозга, поэтому многие врачи используют длинный катетер, проводимый через периферичес­кую вену (например, через медиальную подкож­ную вену руки), а также катетеризируют подклю­чичную или наружную яремную вену. Введение диуретиков, значительная продолжительность многих нейрохирургических операций, монито­ринг инфузионной терапии — всем этим диктуется необходимость катетеризации мочевого пузыря. Мониторинг нервно-мышечной проводимости при гемиплегии проводят на здоровой стороне (гл. 27), ибо в противном случае миорелаксацию ошибочно расценивают как недостаточную. Мониторинг зрительных вызванных потенциалов позволяет предотвратить повреждение зрительного нерва при удалении больших опухолей гипофиза. (Мо­ниторинг при операциях на структурах задней че­репной ямки описан ниже.)

Периоперационный мониторинг ВЧД значи­тельно облегчает ведение больных с внутричереп­ной гипертензией. Чаще всего применяют внутри-желудочковый катетер или субдуральный bpiht, которые нейрохирург устанавливает перед опера­цией под местной анестезией. Датчик давления со специальной системой, заполненной жидкостью, обеспечивает цифровое отображение ВЧД. При ка­либровке датчика обязательно устанавливается значение О мм рт. ст. на том же уровне, что и для АД (обычный ориентир — наружный слуховой про­ход). Дополнительное преимущество внутрижелу-дочкового катетера — возможность удаления це­реброспинальной жидкости для снижения ВЧД.

Индукция анестезии

Индукция анестезии и интубация трахеи — крити­ческие моменты при сниженной растяжимости внутричерепной системы или уже повышенном ВЧД. Растяжимость внутричерепной системы можно увеличить с помощью осмотических диуре­тиков, кортикостероидов или удаления цереброс­пинальной жидкости через внутрижелудочковый катетер непосредственно перед индукцией. При любой методике индукция и интубация трахеи должны быть медленными и управляемыми, без по­вышения ВЧД и нарушения мозгового кровообраще­ния. Артериальная гипертония во время индукции повышает кровенаполнение мозга и способствует отеку мозга. Значительный или длительный подъем АД увеличивает ВЧД, что снижает цереб-


ральное перфузионное давление и усугубляет риск дислокации мозга (гл. 25). Чрезмерное снижение АД также нежелательно из-за уменьшения цереб­рального перфузионного давления.

Чаще всего для индукции используют тиопен-тал на фоне масочной гипервентиляции, что позво­ляет снизить ВЧД и ослабить ноцицептивные эф­фекты ларингоскопии и интубации. Если больной контактен, он сам может глубоко дышать во время предварительной оксигенации. После введения тиопентала и утраты сознания всем больным про­водят масочную ИВЛ в режиме гипервентиляции. Миорелаксанты облегчают вентиляцию легких, а также устраняют напряжение мышц и кашель, ко­торые повышают ВЧД. Наркотические анальгети-ки, применяемые непосредственно перед тиопен-талом (фентанил, 5-10 мкг/кг), блокируют прес-сорную реакцию на интубацию трахеи, особенно у молодых пациентов. У тяжелобольных и пожилых для этой цели лучше подходит лидокаин (1,5-2 мг/кг в/в, вводить после тиопентала, но до интуба­ции), потому что он не вызывает выраженной деп­рессии кровообращения.

Методика индукции зависит от особенностей больного и сопутствующей патологии. Преимуще­ством пропофола является быстрое пробуждение пациента после анестезии, а этомидат, в отличие от тиопентала, не приводит к депрессии кровообра­щения. При нестабильной гемодинамике целе­сообразно сочетание низких доз фентанила (5 мкг/кг) и 6-8 мг этомидата. В случае повышен­ной реактивности дыхательных путей (бронхо-спазм) предпочтительно дробное введение тиопен­тала на фоне гипервентиляции и ингаляции низ­ких доз изофлюрана.

Недеполяризующие миорелаксанты предназ­начены для облегчения ИВЛ и интубации трахеи. Наименьшим влиянием на систему кровообраще­ния обладают рокуроний, векуроний, пипекуро-ний и доксакурий (гл. 9). Сукцинилхолин спосо­бен повышать ВЧД, в первую очередь в тех случа­ях, когда попытки интубации предпринимались на фоне поверхностной анестезии и неадекватной вентиляции (гл. 25). Предварительное введение малых доз недеполяризующего миорелаксанта (особенно эффективен метокурин, 2 мг) блокирует вызванное сукцинилхолином увеличение ВЧД. Помимо того, сукцинилхолин — в силу кратковре­менности действия — является миорелаксантам выбора при потенциально сложной интубации, ибо гипоксемия и гиперкапния значительно более вредны, чем побочные эффекты этого препарата. Относительное противопоказание к применению сукцинилхолина — выраженная атрофия мышц


(в этом случае введение сукцинилхолина сопряже­но с небольшим риском развития гиперкалиемии). Углубление анестезии как с помощью тиопен­тала, так и путем ингаляции низких доз (< 1 МАК) изофлюрана на фоне гипервентиляции позволяет устранить артериальную гипертонию во время индукции. С этой целью также используют эсмо-лол и лабеталол. Не следует применять вазодила-таторы (нитропруссид, нитроглицерин, антагонис­ты кальция, гидралазин) до разреза твердой мозго­вой оболочки (TMO), т. к. они увеличивают крове­наполнение мозга и ВЧД (гл. 25). Преходящую ар­териальную гипотонию предпочтительнее лечить дробным введением вазопрессоров (эфедрин или фенилэфрин), а не инфузией жидкости.

Положение больного на операционном столе

При трепанации черепа, выполняемой через лоб­ный, височный и теменно-затылочный доступ, боль­ного оперируют в положении на спине. Головной конец стола приподнимают на 15-30° для улучше­ния венозного оттока из полости черепа и ликворо-циркуляции. В ряде случаев для облегчения доступа голову поворачивают набок. При чрезмерном пово­роте головы ухудшается отток крови по яремным венам и возрастает ВЧД. Перед укладкой больного необходимо тщательно закрепить эндотрахеальную трубку и проверить все соединения дыхательного контура. ppick нераспознанной разгерметизации дыхательного контура достаточно велик, поскольку операционный стол обычно повернут на 90-180° от анестезиолога (если смотреть от головного конца), а больной и дыхательное оборудование почти пол­ностью закрыты хирургическим бельем.

Поддержание анестезии

Для поддержания анестезии чаще всего прибегают к сочетанию закиси азота, наркотического анальге-тика и миорелаксанта. Можно использовать любой наркотический анальгетик (гл. 25). При устойчи­вой артериальной гипертонии применяют низкие дозы изофлюрана (< 1 МАК). Возможные альтер­нативы включают сочетание наркотического анальгетика и низких доз изофлюрана и, кроме того, тотальную внутривенную анестезию. Хотя периоды болезненной стимуляции очень кратков-ременны, для профилактики напряжения мышц, движений и кашля показаны миорелаксанты. По­вышенную потребность в анестетиках можно ожидать при ларингоскопии и интубации, разрезе кожи и TMO, манипуляциях с надкостницей и уши-вании операционной раны.


На протяжении всей операции проводят ИВЛ в режиме умеренной гипервентиляции, показатель адекватности которой — PaCO2B пределах от 25 до 30 мм рт. ст. Дальнейшее снижение PaCO2 не дает никаких преимуществ, более того — наносит вред, вызывая ишемию мозга и препятствуя высвобож­дению кислорода из соединения с гемоглобином в тканях. Не следует применять режим положи­тельного давления в конце выдоха, а также уста­навливать такие параметры ИВЛ, которые повы­шают среднее давление в дыхательных путях (например, высокая частота дыхания и малый ды­хательный объем), потому что при этом увеличи­вается ЦВД и, соответственно, ВЧД.

Инфузионную терапию проводят с помощью не содержащих глюкозы изотонических кристаллоидных растворов (раствор Рингера с лактатом, физио­логический раствор), а также коллоидных растворов. У нейрохирургических больных часто наблюдают гипергликемию (побочное действие лечения корти-костероидами), которая, как выяснилось, усиливает ишемическое повреждение мозга (гл. 25). Нерешен­ных вопросов в проблеме применения кристаллоид­ных и коллоидных растворов в нейрохирургии до­вольно много, однако достоверно установлено, что инфузия большого объема гипотонического кристал-лоидного раствора усугубляет отек мозга. Коллоиды показаны для восполнения ОЦК, а изотонические кристаллоидные растворы — для удовлетворения минимальной потребности в жидкости. При тяжелом отеке мозга и внутричерепной гипертензии объем ин-траоперационных инфузий для восполнения мини­мальной потребности в жидкости должен быть ниже расчетного (гл. 25). При нейрохирургических опера­циях очень незначительны перераспределительные потери жидкости в ткани и, наоборот, велика неучи­тываемая кровопотеря (под хирургическое белье, на пол). При переливании крови руководствуются об­щими правилами (гл. 31).

Пробуждение

В отсутствие внутричерепной гипертензии боль­шинство пациентов можно экстубировать сразу после завершения операции. Если принято решение не экстубировать больного, то нужно ввести ему се-дативные препараты, миорелаксанты и продолжить ИВЛ в режиме умеренной гипервентиляции. Эксту-бация в операционной требует особой методики пробуждения. Реакция на эндотрахеальную трубку в виде напряжения мышц и кашля может вызвать внутричерепное кровотечение и усилить отек мозга. Подобно индукции, пробуждение должно быть мед­ленным и управляемым. После наложения повязки на голову и обеспечения удобного подхода к больно-


му со всех сторон (стол возвращают в исходное по­ложение, в котором он находился в период индук­ции анестезии), отключают подачу ингаляционных анестетиков и вводят антихолинэстеразный препа­рат для восстановления нервно-мышечной прово­димости. Затем непосредственно перед аспирацией содержимого трахеи в/в вводят лидокаин в дозе 1,5 мг/кг или малые дозы либо пропофола (20-30 мг), либо тиопентала (25-50 мг) для подавления кашля перед экстубацией трахеи. Быстрое пробуждение (которого можно ожидать после обеспечения анес­тезии закисью азота и наркотическим анальгетиком, а также после тотальной внутривенной анестезии) позволяет безотлагательно провести неврологичес­кий осмотр. Медленное пробуждение может быть обусловлено передозировкой наркотического анальгетика или продолжительным использовани­ем ингаляционного анестетика. Передозировка нар­котического анальгетика проявляется снижением частоты дыхания (< 12/мин) и устраняется дроб­ным введением налоксона по 0,04 мг. После опера­ции больные, как правило, поступают в отделение интенсивной терапии для неврологического мони­торинга. Боль в области операционной раны чаще всего незначительная.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.237.183.249 (0.008 с.)