Идеи социальной солидарности и право



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Идеи социальной солидарности и право



 

1. Проблема эпохи. Равенство в государстве.Трудности и беды, свя- занные с переходом человечества к правовому гражданскому обществу, да и просто многообразные вопросы современной эпохи выдвинули в качестве острой проблемы преодоление крайностей индивидуализ- ма, «социального дарвинизма» и одновременно повышение социаль- ных начал в жизни людей.

В связи с идеями усиления в жизни общества социальных начал особого внимания заслуживает проблема равенства в условиях граж- данского общества.

Что ж, своего рода непреложной аксиомой является положение о том, что политическое и юридическое равенство людей (и прежде всего равенство перед законом и судом, равенство в стартовых пози- циях в социально-экономической жизни) – это непременный, обя- зательный атрибут политического режима демократии, гуманистиче- ского права, правозаконности. В условиях современного гражданско- го общества оно было конкретизировано принципом равных свобод


Глава шестнадцатая. Право в нашей жизни, в судьбе людей

 

для всех и пониманием их как субъективных прав1, – словом, равен- ства в гуманистическом праве.

Корень вопроса равенства людей в современном обществе – в ф а к - т и ч е с к о м равенстве людей, в необходимости его обеспечения, в том числе путем соответствующей деятельности государства («со- циального государства»!).

И если в отношении помощи, льгот и преимуществ таких социаль- но обездоленных людей, как старики, дети, инвалиды, другие нетрудо- способные, социально-обеспечительная деятельность государства по своей оправданности не вызывает ни тени сомнения, то нужно с пре- дельной строгостью сразу же пояснить, что вопрос о фактическом ра- венстве, опирающийся на постулаты коммунистической идеологии, касается в основном уровня материальных благ людей в связи с функцио- нированием свободной конкурентной рыночной экономики.

Впрочем, тут нужны еще два пояснения.

П е р в о е. Поставленный вопрос в очень малой степени затрагивает функционирование рыночной экономики в связи с нынешним положе- нием людей в России. Сложившееся в последние годы кричащее факти- ческое неравенство людей в российском обществе (с поражающей весь мир безумной роскошью новорусских богатеев и с социальной обездо- ленностью большинства населения) – не результат функционирования рыночного хозяйства (его в России в сложившемся виде еще нет), а по- следствие – за немногими исключениями – присвоения гигантских на- циональных богатств активистами партийно-комсомольской номенкла- туры и криминализированного теневого капитала, воспользовавшими- ся для быстрого, поистине сказочного обогащения широкой свободой, неотработанными формами приватизации и отсутствием надлежащего общего государственно-правового регулирования.

И в т о р о е. За пределами рассматриваемого вопроса остается та сфера действительности, которая не может и не должна быть подвласт- на рыночным методам, законам купли-продажи, – сфера воспитания, обучения, гражданственности. То есть сфера, где в соответствующей социальной деятельности государства господствуют принципы спра- ведливости, тенденции к фактическому равенству.

Возвращаясь к вопросу о фактическом равенстве людей (и роли в этой области государства) в связи с функционированием свобод- ной рыночной экономики, представляется важным в первую очередь определить исходный принцип, обозначающий соотношение «эконо-

 


1 См.: Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. С. 34.


 

 


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

мической свободы» и «вмешательства государства в свободную эко- номическую деятельность» и связанное с этим соотношением соци- альное неравенство людей.

На мой взгляд, указанное соотношение с необходимой четкостью раскрыл крупный русский мыслитель-правовед Б.Н. Чичерин. Он со всей определенностью сформулировал положение о безусловном прио- ритете в экономике свободы и о недопустимости вмешательства го- сударства в экономическую жизнь. И при господстве экономической свободы возникающее при этом неравенство становится закономер- ным результатом движения промышленных сил (обратим внимание на эти слова!). Обосновывая такой подход к вопросу о свободе и равен- стве, Б.Н. Чичерин пишет: «Таков общий закон человеческой жизни, закон, действие которого может прекратиться только при совершен- но немыслимом всеобщем уничтожении свободы»1.

В другой работе ученый обращает внимание на еще одну сторону проблемы – на то, что именно человеческая свобода является основой действительного равенства. Как бы пророчески предвосхищая ситуа- цию, наступившую в результате «социалистической революции», ко- гда упомянутое им немыслимое всеобщее уничтожение свободы ре- ально произошло, Б.Н. Чичерин пишет, что у социалистов «...во имя равенства уничтожается то, что составляет саму его основу – челове- ческая свобода. Большего внутреннего противоречия с истинной при- родой человека невозможно представить»2.

Приведенные суждения, как мне представляется, ничуть не проти- воречат ни идеи И.А. Покровского о праве каждого человека на суще- ствование, ни мысли П. Новгородцева о необходимости уравнения со- циальных условий жизни. Ибо такое «уравнение», в том числе в обла- сти обучения, а также в нашей постсоветской обстановке – в условиях обретения собственности – это именно равенство в стартовых усло- виях, которые обеспечивают приоритет свободы в самом глубоком ее понимании, т.е. как поприще для конкуренции, экономического со- стязания, без чего нет свободного конкурентного рынка. В таком же направлении строились мысли ряда других русских философов-право- ведов последовательно демократической ориентации. Как справедли- во подмечено в современной литературе, «они принимали идею «права на достойное существование», понимая под этим законно гарантируе- мое право на прожиточный минимум и образование. Либералы счи-

 


 


1 Чичерин Б. Собственность и государство. Ч. 2. М., 1883. С. 326.

2 Чичерин Б. Философия права. М., 1900. С. 118.


Глава шестнадцатая. Право в нашей жизни, в судьбе людей

 

тали это не уступкой «государству», а устранением фактических пре- пятствий на пути развития личной свободы граждан; не ограничени- ем свободы конкуренции, но соблюдением правил «честной игры»»1.

Это же поистине замечательно, что фундаментальные положения об экономической свободе (да притом в соотношении с равенством) заложили именно русские философы-правоведы, по ряду принципи- альных позиций предвосхищая идеи Хайека и Фридмена.

В этой связи еще раз слово Б.Н. Чичерину, который, подчеркивая роль государства в обществе, вместе с тем соглашается с Гумбольдтом в том, что «излишней регламентацией» и «вмешательством государства во все дела» «подрывается самодеятельность и тем самым умаляются материальные и нравственные силы народа, который привыкает во всем обращаться к правительству, вместо того, чтобы полагаться на самого себя»2. Ну, а если углубиться в еще более основательные слои духовных ценностей, то и без необходимой конкретизации возьмем на заметку слова замечательного русского философа Н.А. Бердяева о том, что «равенство есть метафизически пустая идея и социальная правда должна быть основана на достоинстве каждой личности, а не на равенстве»3.

2. Идея социальной солидарности в государстве.Но если требова- ния достижения (с помощью государственной власти) общего равен- ства индивидов в экономике и сфере распределения не согласуются с самой сутью современного гражданского общества, то спрашивает- ся: в каких же все-таки принципах, государственно-правовых началах должны найти выражение императивы нынешней эпохи, современной цивилизации, гигантского научно-технического прогресса, начала со- временного гуманизма, истинно демократического общества, в цент- ре которого должен быть человек?

Смею со всей определенностью сказать, что и на эти вопросы до- стойный, увы, до сей поры по-настоящему не понятый и не оценен-

 

1 Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX – начала XX века // Вопросы философии. 1991. № 8. С. 41. Автор приводит примеча- тельное высказывание русского правоведа С.И. Гессена: «Оказывая содействие ли- цам, не по своей воле находящимся в положении, которое в силу крайнего неравен- ства в фактической мощи уничтожает конкуренцию как конкуренцию, право как бы говорит борющимся: боритесь, конкурируйте друг с другом, но в этой борьбе победу должен одержать не тот, кто, воспользовавшись беспомощным положением слабого и превратив его в простое орудие своих целей, освободит самого себя от творческих усилий» (Гессен С.И. Основы педагогики. Берлин, 1923. С. 164).

2 Чичерин Б. Собственность и государство. С. 201.

3 Бердяев Н.А. Самопознание. Ч. 2. С. 213.


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

ный ответ дала в начале ХХ в. российская наука и, прежде всего, не мо- гу не заметить с гордостью, русские правоведы.

Наибольшую теоретическую и практическую значимость имеют здесь идеи социальной солидарности в государстве.

Знаменательно, что, начиная свое главное теоретическое исследо- вание, И.А. Покровский ссылается на известного мыслителя Ренана. Комментируя слова Ренана о том, что «политика подобна пустыне; в ней идут наугад – то на север, то на юг; но никто не знает, где добро, где зло», он говорит: «Мы же думаем, что, как для пустыни, так и для политики есть свой компас. Стрелка этого компаса всегда поворачи- вается к одному пункту – именно к тому, где сходятся свобода и со- циальная солидарность»1.

Нужно сразу же со всей строгостью сказать, что идея солидаризма в трактовке И.А. Покровского не имеет ничего общего с теми взглядами, с которыми по традиции сопрягается термин «солидаризм», – с солида- ристским учением французского ученого Л. Дюги. Ведь учение Л. Дюги направлено не на утверждение прав людей, последовательных право- вых начал в их жизни, а на некое коллективистское «преобразование» права, отрицание значимости субъективных прав, необходимости их

«замены» социальными функциями на коллективистических основах2. С этих позиций есть вполне достаточные основания утверждать, что взгляды на солидаризм И.А. Покровского представляют собой самостоятельную, оригинальную, по-философски мощную теорию, от- вечающую требованиям современной эпохи, – теорию, которая вполне может стать альтернативой социалистическим воззрениям, ее «либе-

ральным вариациям».

Ее суть – в необходимости органического соединения свободы к а ж - д о г о человека и солидарности м е ж д у л ю д ь м и. Причем такого соединения, которое реализуется «в государстве» через всю систему правовых институтов, в том числе частного права.

И.А. Покровский убедительно показал оптимальные юридические формы соединения свободы человека и солидарности людей в таких специальных институтах права, как право собственности, вещные пра-

 

1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 36.

2 См.: Дюги Л. Общие преобразования гражданского права. М., 1919. В.А. Туманов приводит любопытное высказывание наиболее последовательного ортодоксального идеолога марксизма по вопросам права Е.Б. Пашуканиса, который писал: «Если марк- систы говорят об отмирании государства после захвата власти пролетариатом.., то Дю- ги обещает эту эволюцию современному капиталистическому и милитаристическому государству» (цит. по: Туманов В.А. Указ. соч. С. 119).


Глава шестнадцатая. Право в нашей жизни, в судьбе людей

 

ва, обязательства из причинения вреда, институты наследственного права. В современных юридических построениях этих и других инсти- тутов права, пишет автор, «чувствуется, что нельзя бросить на произ- вол судьбы человека, пораженного случайным несчастьем, и что пол- ное равнодушие к беде ближнего не может считаться идеалом куль- турного общежития»1. И вот вывод более общего порядка на примере наследственного права: «...и в области наследственного права мы име- ем ту же борьбу между тенденцией к «индивидуализации» и тенденци- ей к «солидаризации»… Отрешаясь от исторической солидаризации в союзах родовых или общинных, развивающееся общество перехо- дит к солидаризации в государстве (курсив мой. – С.А.)»2.

Самое существенное во взглядах И.А. Покровского на социальную солидарность (на что хотелось бы обратить повышенное внимание) – это внутренняя связь солидаризма с углубленной трактовкой неотъемле- мых прав человека, их пониманием как статуса, равного со статусом «дер- жавы», и их развитием в право на индивидуальность. Именно потому, что каждый человек имеет высокозначимое и неотъемлемое право на инди- видуальность, именно поэтому (наряду со всеми другими основания- ми) должен быть в современном государстве защищен и обеспечен вы- сокий статус каждого человека как разумного существа и носителя при- сущей ему индивидуальности. В том числе и в виде неотъемлемого права каждого человека не только на жизнь, н о и н а с у щ е с т в о в а н и е. Иного пути, замечает И.А. Покровский, как сделать крупный шаг – осуществить «право на существование» каждого человека, у человече- ства просто нет. «Осуществим ли этот шаг при сохранении частнопра- вовой организации народного хозяйства или нет, это покажет будущее; во всяком случае только признание права на существование может еще дать нравственную поддержку для сохранения этой организации»3. Тем более что только «при осуществлении подлинной солидарности че- ловек возвращается, действительно, на присущее ему место – «меры всех вещей». Человеческая личность возвышается: не общество пре- вращает ее в средство, а напротив, само общество в целом становится

хранителем и гарантом ее существования»4.

К сказанному, пожалуй, нужно добавить лишь то, что идеи соци- альной солидарности в государстве исчерпывающим образом реша- ют вопрос и о всемерном учете в государственно-правовой жизни об-

1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 295.

2 Там же. С. 308.

3 Там же. С. 321.

4 Там же.


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

условленной современной эпохой необходимости возвышения в об- ществе социальной ответственности. Последний из указанных факто- ров ни в коей мере не должен повлечь за собой – как может показаться на первый взгляд – «новые ограничения» неотъемлемых прав челове- ка (международно признанный перечень таких ограничений, преду- смотренный п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, имеет

«предельный» характер). А вот социальная солидарность в государстве и адекватные этому требованию современности юридические формы, которые как раз должны строиться на твердом фундаменте неотъем- лемых прав человека, позволяют утвердить и усилить социальную от- ветственность всего общества и каждого человека за прогрессивное общественное развитие, судьбу человечества.

 

 

Борьба за право

 

 

1. Иного не дано.Право, по словам знаменитого немецкого пра- воведа Рудольфа Иеринга (на мой взгляд, юриста от бога, одного из немногих мыслителей, глубоко и тонко понимающих сам феномен юридической материи), не в пример «растению», произрастает не са- мо собой – не само по себе раскрывается в истории. Мысль о необхо- димости борьбы за право, справедливая сама по себе, становится еще более значимой и в чем-то очень острой и тревожной, если видеть в праве объективированное бытие Разума, средоточие интеллектуаль- ных богатств, высокозначимых юридических механизмов и конструк- ций, от которых самым непосредственным образом зависит решение сложных проблем современности.

Необходимость последовательной борьбы за право в современных условиях заключается еще и в том, что ему, праву, и в особенности пра- ву, которое должно служить человеку, противостоят могущественные противоборствующие силы. Силы, скажем так, антиправовые по сво- ей сути. То есть такие, для которых право представляет собой ненуж- ное и даже вредное явление. А если в чем-то нужное и полезное, то не в развитом виде, не в своем исконном предназначении в сообществе разумных существ – служить человеку, но всего лишь в своих усечен- ных, ограниченных качествах, главным образом в виде права власти, верной и безропотной «службы» упомянутых могущественных сил,

«крыши» для оправдания любого своеволия, некоего сугубо «офор- мительского» служебного подсобного инструментария в политичес- кой и деловой жизни, где главными силами являются власть и деньги.


Глава шестнадцатая. Право в нашей жизни, в судьбе людей

 

2. Составляющие.Борьба за право во всех гранях и ипостасях этого трудного дела включает ряд составляющих, которые охватывают и уро- вень развития институтов гражданского общества, и состояние культуры и гражданственности в стране, и характер утвердившейся политической власти, и темпы экономического развития, и особенности всего общест- венного сознания, и многие другие факторы, касающиеся в сущности всех сторон развития общества, включая особенности человека, его природы1. И все же, при всей важности только что отмеченных и иных фак- торов хотелось бы выделить (с учетом разработок в этой книге) два

ключевых звена.

3. Высшее и всеобщее признание.Первое, что необходимо для побе- ды права в жизни общества, – это интенсивная разработка идей права, обретение ими высокого научного и гражданственного признания.

Идеи права в современном их понимании достойны того, чтобы они стали одним из центров интеллектуальной, духовной жизни об- щества, ничуть не уступающим науковедческому статусу передовых естественно-научных и технических знаний.

Ведь общества же, в которых утверждаются последовательно демо- кратические, либеральные цивилизации, – это постиндустриальные, технологически и информационно развитые общества, и в не меньшей мере – общества свободные, самоуправляющиеся, сутью и стержнем

 

1 С учетом приведенных данных, в литературе по вопросам этологии обращается вни- мание на то, что демократический строй (а вместе с ним и право человека), имеющий из- вестные природные предпосылки, все же не м о ж е т «возникнуть сам собой, на основе инстинктивных программ»; демократический строй и соответствующее право «это продукт разума (курсив мой. – С.А.), продуманная система коллективного воспрепятствования об- разованию иерархической пирамидальной структуры…» (Дольник В. Указ. соч. С. 228–229). И отсюда – «демократию нужно все время поддерживать политической активностью граж- дан, не позволять прийти к власти «паханам» и «шестеркам» (там же. С. 168).

В этой связи следует отдать должное точности суждений В. Дольника – автора при- веденных выше положений, – когда, отметив, что «демократия – продукт борьбы разума с животными инстинктами, толкающими их (людей. – С.А.) самособираться в жесткие авторитарные иерархические режимы», он уже прямо по вопросам права пишет: «Госу- дарство, построенное ради защиты прав человека и основанное на законах, стоящих вы- ше государства и любого человека, – это демократическое государство» (там же. С. 169). Но именно такое демократическое государство – это и есть воплощенное в демо- кратическую организационную структуру право человека – право, представляющее со- бой объективированное выражение Разума и призванное служить человеку. Если верно, что поднять человека «со дна», вывести его из «зоологического состояния» может «сво- бода и собственность», а последние вместе с Разумом находят концентрированное вы- ражение как раз в праве человека, также верно и то, что создание столь совершенного образования – права человека – и борьба за него представляют собой однопорядковые

задачи высшей значимости и задачи к тому же высшей степени сложности.


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

которых становится право. Право, которое позволяет людям утвердить- ся в великих демократических ценностях и, используя могуществен- ный потенциал юридического инструментария, справиться с «негати- вами либерализма», с вырывающейся на простор вольницей, со вседо- зволенностью в потребительских страстях, сделать свободу в высшем цивилизационном понимании исходным началом и стержнем достой- ной жизни людей, обратить ее в человеческую активность, творчество, свершения ума – основу восходящего развития человеческого рода1.

Именно тут можно ожидать утверждение позиций подвижников, активных и искренних приверженцев идей права, непреклонных бор- цов за правовые идеалы и ценности.

4. Ключевое звено.Это понимание, разработка и использование все- го потенциала права – уникального юридического инструментария, юри- дических механизмов.

Сейчас становится все более очевидным, что использование по- тенциала права по «запросам эпохи» не сможет сколько-нибудь су-

1 А это все предполагает необходимость, как уже отмечалось (и если в данном слу- чае уместно еще раз использовать возвышенные категории), н о в о й э п о х и в по- нимании права – такого развития, пожалуй, даже поворота в правопонимании, который бы в полной мере отвечал принципиально новым потребностям последовательно демо- кратических, либеральных цивилизаций.

Уже сейчас, думается, вырисовываются некоторые направления такого поворо- та в понимании и характеристиках права, которые способны преодолеть традицион- ные трактовки и дать ответ на требования времени. О них и говорилось в данной кни- ге. Это, в частности:

– характеристика права с мировоззренческих позиций, т.е. его понимание как особого

«мирозданческого» явления – самостоятельного, самобытного, уникального звена в про- цессах бытия и развития человечества. Причем такого звена, которое имеет свои, неза- менимые функции и свое предназначение, не сводимое ни к категориям государства, ни к категориям морали, и, быть может, еще и такого, которое обладает качествами при- родного по своим основам, корням явления;

– рассмотрение права как объективной реальности – сильного и действенного фак- тора в жизни людей, в самой материи которого заложена специфическая логика, «це- леустремленная» к свободе человека, ее обеспечению;

– понимание права в высших его значениях как права человека, которое, несмотря на все метаморфозы, «приговорено» служить людям и – что особо существенно – спо- собно осуществить, казалось бы, невыполнимую задачу – не только преодолеть нега- тивные стороны величайшего дара человека – свободы, но и обратить ее в активность человека, его творчество, свершения ума;

– характеристика права как феномена Разума и высоких истинно человеческих на- чал. Причем таких начал (относимых к числу духовных, идеальных), которые, быть мо- жет, наиболее близки к самой сути человека как высшего, великого создания природы, что и предопределяет саму возможность оценки права как святыни в жизни человека;

– оценка права в качестве цели гражданского общества, высшего критерия обще- ственной жизни.


Глава шестнадцатая. Право в нашей жизни, в судьбе людей

 

щественно продвинуться вперед, если по-прежнему ограничивать- ся одними общими положениями о праве (даже теми, затронутыми в этой книге, которые касаются известного поворота в самом пони- мании права). Необходимо основательное проникновение в глубины, тайны правовой материи. А отсюда – в богатейший арсенал юридиче- ского инструментария и правовых механизмов, которые – как все бо- лее и более выясняется в настоящее время – способны обеспечить ре- шение коренных задач экономического, политического и социально- го развития. Тем более что именно при таком подходе в полной мере раскрывается и смысл права, его назначение в жизни людей.

И здесь на основе научных данных, соответствующих требовани- ям нынешней эпохи, постепенно вырисовывается главная сфера на- учно-прикладных исследований и практической деятельности по ис- пользованию потенциала права. Это разработка (и на общетеорети- ческом уровне, и во всех специальных юридических дисциплинах) оптимальных юридических конструкций, которые на основе основопо- лагающих правовых идей, мировой юридической культуры и нынеш- него практического опыта способны обеспечить утверждение ценно- стей последовательно демократической цивилизации, торжества Ра- зума, права человека.

Не могу не заметить в этой связи, что определяющую роль в рас- сматриваемых гранях борьбы за право призваны сыграть знатоки юрис- пруденции, овладевшие высотами и тонкостями юридических знаний, для которых утверждение ценностей и идеалов права в жизни обще- ства стало не только самой сутью миропонимания и сферой утончен- ных научных знаний, но и смыслом жизни, личной судьбы.

В своих мечтаниях (возможно, не очень далеких от делового про- гноза) мне представляется в перспективе область юридических знаний не только в виде институтов, объединяющих правоведов-теоретиков различных направлений, но и в виде коллективов правоведов-кон- структоров, совершенствующих юридическую материю и по текущим запросам практики и в модельных заготовках на перспективу. При- том правоведов-конструкторов, работающих в конструкторских бю- ро и иных объединениях. Точно таких же, по моему разумению, как и современные конструкторские подразделения, занимающиеся раз- работкой новейшей материальной техники.


 

заключение

 

Таковы мои соображения о юридической науке, о тех новых под- ходах к ее предмету – праву, которые, надо полагать, продиктованы современной эпохой.

Разработки, содержащиеся в книге, являются итогом моей более чем пятидесятилетней работы.

По мере достижения известных данных, представлявших интерес в научном, учебно-педагогическом, популяризаторском отношени- ях, они публиковались в отдельных изданиях. Теперь, при подготовке книги, призванной свести воедино результаты многолетней работы, весь этот материал после многократной проработки, нередко основа- тельного переосмысления объединен в соответствии с целостной, как мне представляется, научной концепцией.

Не скрою, наряду с необходимостью подтвердить какие-то итоги долголетней работы, дополнить их новыми материалами, появившими- ся после опубликования первого издания (а также наряду с необходи- мостью еще раз сказать о своей работе в прошлом, дать ему авторскую оценку1), главным поводом к появлению на свет данного издания ста- ли жгучая тревога и глубокая надежда автора.

 

1 Суть этой «личной причины» в том, чтобы сказать о моей собственной оценке той ис- следовательской работы в области права, которую мне довелось провести в советское время. Замечу сразу, в моих работах той поры немало такого, что должно уйти в прошлое.

И что навсегда останется для меня предметом горечи, стыда, очищения и покаяния. Но было в работах правоведов того времени и другое. Наряду с той показушной мишурой, цитатной обязаловкой, слепым преклонением перед коммунистическими идолами, ко- торых не избежали и мы, молодые правоведы (в немалом числе – недавние солдаты Оте- чественной войны), решающим в моей работе и судьбе стал сам факт возвышения и даже возвеличивания права, и в еще большей степени – знакомство с ним через отработанный понятийный аппарат, а затем погружение в материю права, ее тонкие, подчас ювелирные связи и соотношения – поразительные юридические конструкции. Тем более – поскольку речь идет о моей персоне – что этот импульс веры и настрой на овладение тонкостями ма- терии права был сообщен при первых же шагах в научных исследованиях моими учителя- ми, профессорами дореволюционного времени Б.Б. Черепахиным и А.М. Винавером, да и самим предметом моих творческих увлечений – цивилистикой, гражданским правом. Эти же романтические начала и некоторые знания тонкостей правовой материи по- могли в не менее тяжкие (и такие счастливые!) годы начавшихся в нашей стране пере- мен, когда на мою долю выпало участие в первых шагах, неуверенных и драматичных,

по созданию истинных правовых основ жизни нашего общества.


Заключение

 

Жгучая тревога – потому что положение с правом и в нашей стра- не, и во всем мире стало хуже, чем должно было бы быть на современ- ной стадии развития современной цивилизации. Прокатившиеся же по земле акты террора, особо жуткие на американской земле в сентябре 2001 г., перевели планету в состояние «войны», «полного искоренения терроризма», да притом в такой форме, что военные действия (такие, как в Афганистане) окрасились жутью «возмездия», нравами колони- альных войн, когда все более и более стало господствовать право силы. Но может быть, ужасы и тревоги последнего времени – это и знак на- дежды. Того, что даже мировая суета малых и больших дел, благостное роскошное житие экономически развитых стран отрезвит нас, потребует не только кары для виновников бедствий, но и большей строгости к са- мим себе. С тем чтобы мы объединили свои силы для борьбы с общей бе- дой – вакханалией насилия. Потому что не случись этого, не восторже- ствуй на всей земле Право – сгореть всему человечеству в огне насилия. Примечательно, что в Афганистане, где развернулись наиболее мощные вооруженные силы антитеррористической коалиции, все ре- же говорится о «возмездии», а решаются прагматические задачи лик- видации баз и лагерей террористов, обнаружения организаторов тер-

рористического безумия.

Одним из препятствий духовно-философской значимости, кото- рое необходимо как можно скорее преодолеть на пути Восхождения к Праву, является распространенное мнение, что будто бы Запад – это римское право, а вот Восток – это, дескать, «исламские террори- сты». Но ведь слова великого философа о том, что самое святое, что есть у Бога на земле, – это право человека, сказаны всем нам и одина- ково, без единого исключения значимы для всех конфессий, всех ве- рований, всех философских учений, восточных и западных, которые всегда своей сутью, смыслом выходят на человека.

Все мы рано или поздно БУДЕМ ЖИТЬ ПОД ПРАВОМ, ПРИ ВЕР- ХОВЕНСТВЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.

Иного не дано.

 

 

Именно вера в Право, а также настрой на овладение тонкостями юридической ма- терии позволили и в обстановке тоталитарного режима (во многом, скажу еще раз, бла- годаря интеллектуальной силе цивилистики и наставничеству моих учителей) встать на путь углубленного рассмотрения права как объективной реальности, а отсюда его струк- туры, ценности, механизма правового регулирования, – всего того, что ныне в резуль- тате дальнейших творческих поисков выводит на новые подходы к праву, на понима- ние его главных особенностей и ценностей, его – будем верить – ключевой роли в на- стоящем и будущем людей, всего человеческого сообщества.


 

 

Примечания к тому 6

В шестой том собрания сочинений вошло второе, переработанное и дополненное издание монографии С.С. Алексеева «Восхождение к праву: Поиски и решения», опубликованное в 2002 г. московским издательством «Норма». Первое издание этого произведения увидело свет годом ранее, также в издательстве «Норма».

«Восхождение к праву: Поиски и решения» является одним из глав- ных, фундаментальных трудов С.С. Алексеева по проблемам теории и философии права периода 1989–2009 гг. В данном исследовании наиболее полно, последовательно и системно раскрыта основная на- учная концепция автора: право как объективная реальность, как ве- личайшее достижение человеческой цивилизации, единственно спо- собное противостоять произволу и насилию.

Книга существенно углубляет и развивает положения фундаменталь- ной монографии «Право: азбука – теория – философия: Опыт комплекс- ного исследования» (М.: Статут, 1999), которая не включена в настоящее собрание сочинений. «Восхождение к праву…», как и «Право: азбука – теория – философия» раскрывает право на «трех уровнях», но не сумми- рует предыдущие работы автора, а представляет читателю принципиаль- но новую ступень и ракурс философско-теоретического анализа права. Как отмечает С.С. Алексеев в предисловии ко второму изданию,

«в первом издании книги осторожно говорилось о противоречивом положении права в нашей стране и во всем мире, о его недооценке, о существующих здесь двойных стандартах, о равнодушии правоведов к острым проблемам нынешнего времени и обо всем другом в том же (преимущественно спокойном, академическом) духе, то сейчас, после сентябрьского кошмара в Нью-Йорке, а затем военных акций в Афга- нистане, нужны не только спокойные и строгие академические рассу- ждения на сей счет, но главным образом твердое и решительное изме- нение самого взгляда на право на деле, на его миссию в жизни людей». Основные положения и выводы монографии «Восхождение к праву: Поиски и решения» в кратком, концентрированном виде получили вы- ражение и в произведениях, составляющих четвертый том настоящего собрания сочинений, в первую очередь в работе «Тайна и сила права».

Текст работы воспроизводится по изданию: Алексеев С.С. Восхождение к праву: Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: НОРМА, 2002.


 

содержание

Предисловие................................................................................................................ 8

Часть первая. Догма права 11

Глава Первая. аналитическая юрисПруденция 11

§ 1. Аналитическая юриспруденция

(истоки, содержание, ответвления)....................................... 11

§ 2. Догма права....................................................................... 18

§ 3. Науковедческий статус......................................................... 22

§ 4. Теоретические аспекты.

Общая (аналитическая) теория права........................................... 29

§ 5. О философских разработках догмы права................................. 46

Глава вторая. научный Потенциал и Пределы доГмы Права 58

§ 1. Продвижение вперед.......................................................... 58

§ 2. Пределы. Разрыв в науке...................................................... 61

§ 3. Вехи................................................................................. 65

§ 4. Концепция........................................................................ 68

Часть вторая. Теория права. Новые подходы 70

Глава третья. общая (инструментальная) теория Права 70

§ 1. Новые подходы к праву – постановка проблемы.......................... 70

§ 2. Ступени общей теории права.......................................... 78

Глава четвертая. Право – объективная реальность 90

§ 1. Право как объективная реальность......................................... 90

§ 2. «Тело» права (право как «форма»)......................................... 95

Глава Пятая. имПеративы цивилизации и Право 106

§ 1. Право как явление цивилизации.......................................... 106

§ 2. Юридические системы........................................................ 129

§ 3. Право – власть и мораль..................................................... 147

§ 4. Восхождение права. Эпохи.................................................. 164

Глава шестая. Правовая материя 179

§ 1. Правовая материя: особенности, элементы, методологические подходы 179

§ 2. Основные правовые средства............................................... 194

§ 3. Методол



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.018 с.)