Особенности философского подхода в области права



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности философского подхода в области права



 

1. Вершина юридических знаний.По своему месту и значимости в об- ществоведении философия права представляет собой наиболее высо- кую по науковедческому уровню ступень теоретического осмысления права, в известном смысле вершину знаний о праве1.

Наиболее общим образом философию права можно охарактеризо- вать как область знаний о праве в жизни людей, в человеческом бытии, призванную дать м и р о в о з з р е н ч е с к о е объяснение права, его с м ы с л и п р е д н а з н а ч е н и е для людей, каждого человека, обосновать его под углом зрения сути человеческого бытия, сущест- вующей в нем системы ценностей. Именно тогда с общефилософской точки зрения удается, как отмечает А.И. Покровский, показать «биение в них (правовых проблемах. – С.А.) живого общечеловеческого духа, ввести их в круг идейных интересов всякого мыслящего гражданина»2. Таким образом, решающее значение в философии права как верши- ны юридических знаний имеет ее «мировоззренческий стержень» – ми- ровоззренческое понимание права (по Гегелю – «мыслящая себя идея права», «разумность права»), постижение выраженных в праве ценно-

 

1 По мнению Д.А. Керимова, «предмет философии права можно охарактеризо- вать как разработку логики, диалектики и теории познания правового бытия» (Кери- мов Д.А. Предмет философии права // Государство и право. 1994. № 7). В другой работе Д.А. Керимов видит перспективы философского осмысления права под углом зрения о всеобщих диалектических законах и категориях (Керимов Д.А. Основы философии права. М., 1992).

С несколько иных позиций рассматривает философию права В.С. Нерсесянц. Ис- ходя из того, что предметом этой высшей духовной формы познания является «право в его различении и соотношении с законом» (Нерсесянц В.С. Философия права: Учеб- ник для вузов. С. 10 и сл.), он именно под этим углом зрения характеризует основные проблемы философии права.

2 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 35.


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

стей и само право как важнейшую социальную ценность. И поэтому по итоговым своим выводам философия права нацелена на постижение

«мирозданческой тайны» права, а отсюда стремится высветить корен- ную проблему жизни общества – определение места и предназначения права в развитии и судьбе общества, человечества, каждого человека. По своему содержанию философия права не есть просто интегри- рованная сфера знаний (как это утверждал автор этих строк в пред- шествующих работах), охватывающая как философию – по своим основам, так и правоведение – по своему содержанию. Использова- ние философских данных – общая черта методологии правовой тео- рии: такое использование приводит к позитивным результатам на всех ступенях общетеоретических знаний. Но если в аналитической юриспруденции философские разработки дают эффект «философ- ского возвышения» догматического материала, а затем философские данные открывают путь к пониманию особой логики права и в этой связи определяют новые подходы в теории, то здесь, на завершаю- щей фазе теоретического осмысления права, раскрываются его не- посредственно философские характеристики, смысл и предназначе-

ние права в жизни людей.

Таким образом, философия права как составная часть правоведе- ния – это завершающее звено целостной системы общетеоретических правовых знаний, где реализуются и развиваются на философском уров- не данные предшествующих ступеней, в особенности – данные о специ- фической логике права, и на этой основе разрабатывается собственная философско-правовая проблематика.

2. «Угол зрения» в философии права.При рассмотрении проблем теории права уже отмечалось, что при переходе от одного уровня тео- рии («аналитической» ступени», юридической догматики) к ступени более высокого порядка («инструментальной» – собственной логи- ке права) вырисовывается свой «угол зрения», высвечиваются новые грани права, в итоге происходит обогащение всей суммы общетеоре- тических знаний.

Подобное же развитие общетеоретической проблематики проис- ходит и при переходе на новую ступень – на уровень философии пра- ва. Так, по вопросу системы права углубление теоретических знаний позволяет не только зафиксировать сам факт деления известных ком- плексов юридических норм на отрасли права (аналитическая юрис- пруденция) и не только определить закономерные связи между ними (теория права инструментального уровня), но и в контексте философ- ско-правовой проблематики увидеть, что общие зоны права, право


Глава десятая. Философия права в общей системе юридических знаний

 

публичное и право частное, образуют вместе с тем «чистые» основы права в целом [III.13.3].

Еще более заметные метаморфозы происходят при рассмотрении на философском уровне соотношения права и власти. Здесь, на фило- софском уровне, право и власть не только предстают в качестве рав- новеликих социальных институтов [II.6.3], но как бы меняются места- ми. Если на ступени юридической догматики явный приоритет имеет государственная власть, а с точки зрения юридической логики право и власть выступают в качестве однопорядковых явлений, то на «фи- лософской» ступени правовые начала уже раскрываются как своеоб- разная основа иных общественных явлений, в том числе и власти (что является решающей характеристикой в понимании категории «право- вое государство»).

Нечто близкое, и к тому же прямо-таки строго по диалектическому закону «отрицание отрицания», происходит при рассмотрении про- блемы о праве и морали. Мораль на уровне догматической юриспру- денции как бы возвышается над догмой права (и право в целом подчас вообще трактуется всего лишь как «минимум морали»), а при освеще- нии логики права его собственное развитие отдифференцируется, «вы- свобождается» из-под влияния морали и других социальных регулято- ров и предстает в собственной плоти как равновеликий с упомянуты- ми феномен. В области же философии права мораль «возвращается» в качестве высших моральных принципов и идеалов, которые вновь, но теперь на новом, более высоком витке возвышаются над правом – определяют его ценность.

В данной части книги при характеристике права под философским углом зрения, в этих и во многих других общетеоретических пробле- мах «открываются» новые грани, подчас парадоксальные и в чем-то противоположные тем, которые были зафиксированы на уровне ана- литической юриспруденции и даже на уровне инструментальной тео- рии (своеобразной юридической логики).

Какие новые грани? Не будем торопиться. О некоторых из них в об- щем виде уже сказано. Развернутый же разговор об этом впереди. Сей- час важно отметить лишь то, что полное знание о праве, с учетом, разу- меется, развития правоведения в данное время, может быть достигнуто только при всестороннем теоретическом осмыслении этого сложно- го явления в жизни людей на всех ступенях теоретических знаний – под тем углом зрения, который обусловлен обоими уровнями теории права (аналитической и инструментальной теорией), и при том под- ходе к юридической материи, который вытекает из философии права.


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

Весьма важно при этом то, что «завершающая», философская сту- пень теории позволяет поставить точки над i – ответить на вопросы, обозначенные ранее как «тайна права» [II.9.3], решить которые тео- рия права как таковая (даже на уровне инструментальной концепции) не в состоянии.

3. «Философское правопонимание» и особенности предмета фило- софии права.Своеобразие проблематики на уровне философии пра- ва – все то, что может быть названо философским правопониманием, во многом сопряжено со спецификой предмета этой области юриди- ческих знаний.

На ступени первичных юридических знаний (аналитической юрис- пруденции, когда общая теория сводится в основном к выведенным за скобки данным отраслевых дисциплин) предмет правопонимания ограничивается главным образом догмой права – формализованны- ми данными о законах, юридических нормах, правовых отношениях, которые необходимы и достаточны для практической юриспруден- ции. В теории права более высокого порядка – теории инструменталь- ной – понимание права опирается не только на догму права, но и на весь юридический инструментарий – на весь обширный и многооб- разный комплекс правовых средств, что и позволяет увидеть во всей полноте «свою» своеобразную логику права.

Здесь же, в философии права, предмет правопонимания еще более расширяет свои границы. Ибо оставаясь в рамках одной только право- вой материи (юридической догмы или даже всего арсенала правовых средств), принципиально невозможно раскрыть мировоззренческое значение права, его смысл, его историческое назначение1.

В чем же заключается такое «расширение границ» предмета фило- софского правопонимания?

1 Представляется важным одновременно заметить, что особенности предмета юри- дических знаний на различных ступенях теоретического освоения права (вслед за осо- бенностями трактовок права непосредственно в философии или под углом зрения той или иной идеологии) объясняют также столь различные, притом по-своему верные, определения права в науке, принципиальную невозможность сведения их в одну-един- ственную дефиницию.

Во всяком случае, нужно с необходимой строгостью разграничивать, с одной сто- роны, рабочие, операциональные определения права как системы общеобязательных норм, необходимые и достаточные в области практической юриспруденции, а с другой – определения, призванные в сфере теории права отразить особенности самобытной, уни- кальной юридической материи или же на философском уровне высветить смысл и пред- назначение права в жизни людей, человеческого сообщества. Здесь уже в дефинициях на первое место выступают характеристики, указывающие на то, что право выражает начала свободы, справедливости и т.д.


Глава десятая. Философия права в общей системе юридических знаний

 

Сначала вот о каком моменте принципиальной важности. Как бы широко ни рассматривался предмет юридических знаний и сколь бы велика ни была потребность «выхода» за границы самой юри- дической материи, и на уровне философии права, рассматриваемой в качестве отрасли юридических знаний, должна сохраниться п о ч - в а п р а в а.

Не парадокс ли? Выйти за границы юридической материи и в то же время оставаться на почве права, в пределах правовой проблематики!

Все ли корректно в такой постановке вопроса? Да, все вполне корректно.

Дело в том, что наряду с пониманием права в строго юридическом значении (т.е. в значении критерия юридической правомерности, ос- новы и своего рода социального знака того, кто и на что имеет или не имеет субъективные юридические права), категория «право» мо- жет трактоваться и в широком значении.

О таком широком значении права в предшествующем изложении ранее уже упоминалось (в частности, при характеристике сложных процессов формирования позитивного права – II.6.1). Теперь наста- ло время сказать об этом более обстоятельно. Итак, что это за «широ- кое» значение права?

Суть вопроса в том, что хотя слово «право» используется в несколь- ких смыслах, подчас довольно отдаленных друг от друга плоскостях («право» как закон, моральное право, обычное право, корпоративное право, право, диктуемое здравым смыслом, «интеллектуальное право» и т.д.), оно используется везде так, что позволяет оценивать поведе- ние лица с позиции, имеет или не имеет оно обоснованную, оправдан- ную возможность поступать определенным образом.

И вот, несмотря на разнообразие, отдаленность областей жизни, где используется слово «право», то общее, что характерно для данно- го слова (иметь или не иметь обоснованную, оправданную возмож- ность поступать определенным образом), выявляет нечто глубинное, существенно важное, сокровенное для права – то, что таится в самой сути права во всех его значениях, в том числе и права в строго юри- дическом смысле.

Это глубинное, сокровенное состоит в том, что право при самом широком его понимании означает признаваемую в данном обществе о б - о с н о в а н н о с т ь , о п р а в д а н н о с т ь статуса и определен- ного поведения людей, в первую очередь обоснованность, оправданность с в о б о д ы (возможности) такого поведения. Причем обоснованность, оправданность, которые так или иначе признаны в обществе, в его прак-


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

тической жизни. Иначе говоря, о праве (в самом широком и одновре- менно самом основательном смысле этого слова) можно говорить там, где для определенного поведения и поступков, их возможности реаль- но существует, утвердилось и реализуется в жизненной практике д о - с т а т о ч н о е о с н о в а н и е1.

Такое глубокое содержание, скрытое в слове «право», схвачено са- мой надежной и основательной копилкой человеческой мудрости – принятым словоупотреблением (в том числе и строго юридическим значением слова «право»), причем (и это в высшей степени знамена- тельно) с самых древнейших времен, во всех языках мира.

Хотелось бы привлечь внимание к такой широкой (самой широкой) трактовке категории «право». Именно она, смею сказать, во многих случаях является ключом при решении сложных философско-право- вых проблем. Широкое понимание рассматриваемой категории позво- ляет охватить весь спектр явлений действительности, обозначаемых термином «право» (в особенности – что принципиально важно – ес- тественное право, причем в его соотнесении с позитивным правом). И в этой связи позволяет при «выходе за границы» правовой материи оставаться все же «на почве права»2.

 

1 Не может не привлечь к себе внимания то обстоятельство, что широкая трактовка права (перекликающаяся с суждениями авторов, обосновывающими право через кате- горию «свобода») находится в одной плоскости с характеристиками самой философии, призванной дать объяснение, обоснование всему сущему. Отмечая эту одноплановость, которая, быть может, станет со временем предметом такого осмысления, которое приве- дет к выработке высокозначных выводов, надо сразу же указать на существующие здесь принципиальные различия: во-первых, философия раскрывает с интеллектуальной, ми- ровоззренческой стороны основания сущего – явлений, процессов, тогда как назначение права давать социально оправдывающее основание поведению людей, поступкам с точки зрения должного. И во-вторых, философия призвана мировоззренчески объяснять дей- ствительность, тогда как право уже «дает» основание и оправдание действиям и поступ- кам в практической жизни. Кажется, никто не обратил внимания на то, что знаменитые слова Маркса о том, что философы, дескать, призваны не объяснять мир, а изменять его, стали исходной предпосылкой для того, чтобы идеологические постулаты марксиз- ма превратились в действующее революционное право – непосредственное основание для любых, в сущности, акций в отношении общества и людей.

2 Помимо всего иного, этот «ключ» открывает путь к тому, чтобы рассматривать

юридические вопросы – а это и есть основательный философский подход! – под углом зрения того, что позитивное право определяет и обеспечивает обоснованность, оправ- данность поведения людей, их статуса и поступков (всего, что охватывается формулой

«имею право») с глубоких «мирозданческих» позиций. А отсюда помимо всего иного увидеть исходные основы развития философско-правовой мысли, в том числе ее по- лярных по сути направлений: и того, которое выражает основную и оптимистическую линию развития цивилизации, и, увы, также и того направления, которое стало выра- жением негативного, тупикового пути развития человечества.


Глава десятая. Философия права в общей системе юридических знаний

 

4. Два пути.Со времен античности, когда позитивное право обосо- билось в самостоятельный и высокозначимый социальный регулятор, обозначились два пути объяснения обоснованности, оправданности поведения людей, определяемых позитивным правом, а отсюда – по- нимания смысла и предназначения права в жизни людей. Это:

этическое (религиозно-этическое) обоснование действующих зако- ноположений и юридической практики;

– оправдание законов, правосудия через особую категорию – ес- тественное право.

П е р в ы й из указанных путей – это, казалось бы, вполне органич- ное направление духовного обоснования права, его смысла и предна- значения, особенно в условиях начальных традиционных, застойных цивилизаций (когда долгие века и тысячелетия господствовали ци- вилизации традиционного типа, где доминируют власть и ритуаль- ная идеология – церковная, ныне в основном – партийная). Имен- но в этике с того времени и до наших дней находит достаточное осно- вание и поддержку характерная для права во всех его разновидностях категория справедливости – соразмерности, меры, а также сама воз- можность принуждения людей к соблюдению единых правил, норм.

Этическое обоснование права, лежащее в основе идеологии пра- ва, по ряду исходных сторон имеет общечеловеческое значение. Оно в том или ином виде характерно для всех исторических эпох и стран, в принципе для всех мировоззренческих и идеологических систем.

На первых фазах развития цивилизации и в не меньшей степени в теократических, иных религиозных обществах (Средневековья и ны- нешнего времени) этическая интерпретация права нашла свое вопло- щение в религиозных представлениях, придавших такой интерпрета- ции значение веры, святости, непогрешимости, порой непререкаемой догмы. Ряд юридических систем традиционных восточных обществ, в том числе мусульманского права, традиционно-индусского, китай- ского права, в значительной мере вообще, как мы видели [II.5.2], сли- лись с религиозно-этическими верованиями, с господствующими ре- лигиозно-философскими представлениями, да и в целом оказались неотделимыми (и внешне слабо отдифференцированными) от инсти- тутов духовной жизни данной традиционной цивилизации; в совре- менных условиях – от партийных догм.

Религиозно-этическое обоснование действующих законов, пра- восудных учреждений и их решений совпало, как это нередко бывает в истории, с потребностями власти, господствующих политических сил. Такое обоснование с этих позиций выразилось в определенной


Часть третья. Философско-правовые проблемы

 

правовой идеологии и имело в основном апологетический характер: оно безупречно, без какой-либо аргументации оправдывает и даже воз- величивает любое угодное власти (и церкви) законодательное, адми- нистративное или судебное решение; или же дает безусловное основа- ние для его блокирования, уточнения, корректировки, либо отмены во имя верности догме. И с этой точки зрения инквизиционный процесс, средневековые юридические порядки, православное оправдание им- перского своеволия – вся юридическая практика и действительность той поры представляют собой соединенный продукт и политических реалий соответствующих традиционных цивилизаций, и религиозно- этических верований тогдашних эпох (к тому же, как будет отмечено дальше, с привлечением в условиях Средневековья духовного потен- циала естественного права).

Универсальное, хотя в действительности ограниченное, значение для права общих этических (религиозно-этических) начал привело к то- му, что постепенно утвердилось и со временем стало общезначимым, очевидным мнение о приоритете этики над правом, в частности о том, что право представляет собой всего-навсего некий «минимум морали». И еще такой существенный момент. Отмечая в этике и в религии значение некоторого «общего знаменателя» для понимания и объяс- нения смысла и предназначения права, нужно принимать во внима- ние, что этические, в том числе религиозно-этические (ныне подчас – партийные) верования, обосновывающие юридические установления и порядки теократических обществ, стали предпосылкой для идеоло- гии права – той ориентации духовно-интеллектуального объяснения права, когда оно «выводится» из метаюридических категорий, миро- воззренческих систем, партийных догм и связывается с политико- властными реалиями данного времени. К этому нужно добавить, что такого рода духовно-интеллектуальные формы так и остаются в пре- делах этики, религии, партийных догм, не образовывая особых, само-

стоятельных ветвей знаний, особых наук.

В т о р о й путь духовно-интеллектуального освящения права, объ- яснения его смысла и предназначения, ставший на все последующие времена основным направлением основательного и конструктивно- го его понимания или, во всяком случае, подходов к такому понима- нию, – это объяснение действующих законов и правосудия через катего- рию естественного права. Это, как со временем оказалось, и есть един- ственно конструктивный путь философского понимания права. И именно с него в следующей главе этой части книги и начнется освещение фи- лософско-правовых проблем.


Глава десятая. Философия права в общей системе юридических знаний

 

Таким образом, как на начальных, так и на последующих фазах духовно-интеллектуального постижения права можно отчетливо раз- личить два общих, если угодно, – два генеральных пути такого по- стижения, которые, порой перекрещиваясь и совпадая, представля- ют все же разноплоскостные и в этом отношении полярные ориента- ции в понимании и обосновании права, его смысла и исторического предназначения.

Помимо всего иного нужно отметить, что именно данные пути ду- ховно-интеллектуального освящения права позволяют уточнить осо- бенности научного рассмотрения права, нередко обозначаемые одним понятием – «философия права», а на деле, при известной общности, во многом представляющие различные направления научной и при- кладной мысли – философию и идеологию.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.13.53 (0.015 с.)