Юридические конструкции: совершенствование и перспективы развития права



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Юридические конструкции: совершенствование и перспективы развития права



 

1. Юридические конструкции и практика юриспруденции.То обстоя- тельство, что юридические конструкции играют существенную роль в практической жизни, в практике юриспруденции, – факт очевид- ный, не требующий каких-то особых обоснований. Здесь логика да- же как бы дает «обратный ход». Сам феномен «юридическая конструк- ция» появился на свет исключительно по потребностям практики. Да и вообще развитие и совершенствование права и на уровне законода- тельства, и на уровне юридической практики осуществлялось в про- шлом и происходит ныне главным образом в соответствии с потреб- ностями жизни через критическую проверку сложившихся на прак- тике юридических конструкций, их отработку, совершенствование.

Юридические конструкции и есть тот, притом наиболее совершен- ный юридический инструментарий, о котором, и вполне справедливо, принято говорить при решении вопросов использования права в со- ответствии с назревшими жизненными задачами.

Другой вопрос, что такое (в сущности незаменимое) значение юри- дических конструкций в практической жизни редко понимается и фик- сируется в адекватных терминах (обычно такого рода процессы обо- значаются просто как «развитие права», «совершенствование законо- дательства» и т.д.). Это, помимо всего иного, не только не позволяет вычленить главный, центральный пункт в правовой политике и реаль- ной правовой жизни, но и в какой-то мере дезориентирует ее, доволь- но часто уводит проблематику развития права от самой юридической материи, переводит ее в область метаюридических отношений, идео- логических и сугубо политических фантомов.

Есть тут (в явлении, в чем-то аналогичном тому, что нами не фикси- руется, например, совершенно очевидный факт: мы все «говорим про-


Глава седьмая. Юридические конструкции

 

зой») и негативное последствие довольно печального для юриспруден- ции свойства. Те отношения и процессы, которые по своей сути явля- ются юридическими конструкциями, как бы присваиваются другими отраслями знаний – науками экономического и управленческого про- филя, и именуются просто «приемами», «методами» и пр. И хотя прора- ботки такого рода «приемов» и «методов» за пределами исконно управ- ленческих и экономических явлений оказываются довольно упрощен- ными (ибо не используются необходимые здесь особые юридические данные и знания, обычно игнорируемые управленцами и экономиста- ми), то порой получается так, что при проведении юридических исследо- ваний их авторы оказываются перед необходимостью каким-то образом считаться с упомянутыми выше проработками. Причем по утвердивше- муся в прошлом ранжиру в науках эти проработки становятся изна- чально приоритетными и чуть ли не императивными для правоведения.

2. Выверенный путь.Можно уверенно утверждать, что последова- тельно научное направление совершенствования и развития права – это максимальное использование достоинств юридических конструк- ций, заложенных в них регулятивных резервов, возможностей.

По всем данным, именно таким путем – через использование по- тенциала и дальнейшую отработку юридических конструкций – только и возможно вывести юридические знания на уровень, соответствую- щий требованиям современной эпохи. И значит – на уровень макси- мально высокого их служения практике, решению сложных жизнен- ных проблем.

Принципиально важно знать, что уже сейчас накопленные в юрис- пруденции данные о юридическом инструментарии, выраженные в юридических конструкциях и их комплексах, позволяют решать многие из современных жизненных проблем – нередко весьма слож- ных, острых, порой, ключевых в нашей практической, деловой жиз- ни. В последующем ключевое, порой незаменимое значение юридиче- ских конструкций в решении практических задач нашей жизни будет проиллюстрировано на некоторых конкретных примерах (к вопро- сам обеспечения реальности гуманитарных принципов мы еще обра- тимся – III.15.3).

3. Упущенные шансы.Место и роль юридических конструкций в практической жизни подтверждаются характером проблем, сущест- вующих в настоящее время в России, в том числе таких, решения по которым, в свое время принятые без учета надлежащего юридическо- го инструментария, не только не дали ожидаемого результата, но по- родили значительные беды.


Часть вторая. Теория права. Новые подходы

 

Вот одна из них – проблема приватизации – по всем данным, дей- ствительно, ключевая, решающая, крайне острая и трудная в россий- ской действительности.

В самом деле, когда в начале 1990-х гг. начались «кардинальные ре- формы» в экономике, предстояло решить: как, каким путем, при по- мощи каких юридических средств (юридических конструкций) перей- ти от экономической системы, построенной на тотальном огосудар- ствлении, когда все народное хозяйство выступает в качестве «одной фабрики», к продуктивному рыночному хозяйствованию, построен- ному на частной собственности, ее стимулирующей роли?

Увы, судя по всему, приходится признать, что «кардинальные ре- формы», начатые в 1992 г. в России, происходили при отсутствии та- кой последовательно научной и основательной проработки механизма приватизации (прежде всего с юридической, а значит, на мой взгляд, и с экономической стороны). Разом решалась «кардинальная» зада- ча – наряду с повсеместной отменой государственного управления в народном хозяйстве и созданием известных элементов рыночной ин- фраструктуры (коммерческих банков, бирж) как можно быстрее пре- образовать государственные «социалистические предприятия» в ак- ционерные общества и таким путем в короткие сроки выйти на уро- вень передовой капиталистической экономики.

В принципе, проблематично, надо признать, – возможно ли вооб- ще без существенной структурной перестройки преобразовать госпред- приятие как таковое, т.е. всего лишь «частичку» «одной фабрики» (по Ленину, и по практике социализма) в масштабах всей страны, в не- что качественно иное – акционерное общество. И если – да, возмож- но, то адекватно ли поставленной задаче сразу же использовать в этих целях конструкцию «акционерное общество». Ведь по своей юридиче- ской конструкции институт «акционерное общество», сложившийся в развитых капиталистических странах для обеспечения рационально- го управления и свободного движения имущественных прав на уже су- ществующую собственность, не приспособлен для преобразования соб- ственнических отношений, тем более такого коренного, как переход от всеохватной государственной собственности к собственности частной, когда бы раскрылась ее мощная стимулирующая роль в производстве. Недаром кампания по «сплошному акционированию» в России, проведенная в 1992–1996 гг., обернулась в основном лишь сменой вывесок, всевластием руководителей обществ, да тем еще, что былые государственные предприятия стали объектом свободных операций,

связанных с продажей и покупкой акций.


Глава седьмая. Юридические конструкции

 

Вот и получилось, что проведенная «приватизация» не только не устранила действительного государственного владычества в хо- зяйстве и не дала частнособственнических стимулов в производстве, но именно через «вольный простор» при продаже и покупке акций от- крыла благоприятные возможности для овладения и передела собст- венности сильными мира сего – в основном выходцами из комсомоль- ско-партийной номенклатуры, чиновничества, криминальных кругов, зарубежными дельцами, преследующими лишь цель быстрого обога- щения или устранения конкурента.

В итоге – непрекращающееся кризисное состояние экономики и социальной жизни («состояние катастрофы», порожденной комму- низмом), утрата перспективы успешного экономического и социаль- ного развития страны, формирование строя номенклатурного (корпо- ративного) полукриминального и одновременно полугосударственно- го капитализма.

Но быть может, вообще нет надежных и плодотворных способов и, в особенности, каких-то юридических конструкций, которые бы смог- ли обеспечить успех приватизации в обстановке, характерной для со- ветского общества?

Нет, положение дел здесь принципиально иное.

Как раз опыт первых лет отечественных перемен (1989–1990 гг.) показал, что есть такой способ, который дал воодушевляющие резуль- таты. И главное – этот способ приватизации, основанный на аренде, относится к «классике» построения правовых связей в области иму- щественных отношений, хотя и со своеобразной вариацией, которая с учетом того, что аренда включает вещные элементы, решает пробле- му действительного преобразования собственности.

Казалось бы, ну что тут особенного – аренда и есть аренда, вре- менное пользование чужим имуществом, известное в глубокой древ- ности (вспомним, одна из разновидностей найма по древнеримскому частному праву, locatio-conductio rei – наем вещей). Какая тут вообще, возникает сомнение, может быть приватизация? По существующим представлениям, при аренде в условиях тотального огосударствления сохраняется система подчинения арендаторов ведомствам (что и ра- нее и теперь используется чиновничеством).

Но суть дела в том, что аренда включает вещные элементы (что яв- ляется надежным условием хозяйской самостоятельности и особой за- щиты прав арендатора), а главное – в аренде 1989–1990 гг. наличество- вала своего рода «изюминка», упомянутая «вариация». В соответствии с логикой аренды, ее вещными элементами и с тем порядком аренд-


Часть вторая. Теория права. Новые подходы

 

ных отношений, который был разработан в то время, вся продукция, произведенная на арендованном имуществе государственного пред- приятия, становилась с о б с т в е н н о с т ь ю арендаторов – граж- дан как частных лиц.

Происходит, стало быть, при такой модели арендных отношений – даже в обстановке тотального огосударствления! – формирование на базе государственных имуществ частной собственности в производ- стве, причем – и это в высшей степени важно – в труде, когда обретае- мая собственность является заработанной. И это (как и возможность выкупа арендованного имущества) резко активизирует труд и его ор- ганизацию, приводит к значительному повышению производитель- ности труда и, что особо существенно, к тому, что доходы арендного предприятия, обретающего статус частной собственности, обращают- ся в основной своей части на модернизацию производства, приобре- тение нового оборудования, освоение передовой технологии, секре- тов маркетинга (надежное, безошибочное свидетельство того, что тут настоящая, полнокровная частная собственность).

И вот результат. После введения такого рода арендных отношений в 1989–1990 гг. сразу же начался заметный и все возрастающий рост производства в тех секторах народного хозяйства, где получили раз- витие арендные отношения указанной конструкции. И отсюда – что особо существенно – формирование «малого» и «среднего» бизнеса, основы продуктивной рыночной экономики и «среднего класса» в со- циальной структуре общества.

Истории еще предстоит ответить на вопрос: что стало главной при- чиной того, что нарастающий процесс формирования арендных отно- шений, а отсюда свободной частной собственности в производстве был вскоре, уже в 1991–1992 гг. прерван? То ли тут решающую роль сыграли акции чиновничества, нутром почувствовавшего, что именно с этой сто- роны грядет крушение основы их владычества и благополучия – моно- польной государственной собственности в экономике? То ли роковую роль сыграли «кардинальные реформаторы», вознамерившиеся с опо- рой на власть путем сплошного акционирования разом оказаться в раз- витом капитализме передового образца (по инициативе с этой стороны в 1992 г. все арендные предприятия одним росчерком пера были пре- образованы президентским распоряжением в акционерные общества)?

Но что было, то было. Шанс резко активизировать производство на основе частной собственности (активизировать не одним лишь пу- тем неких «иностранных инвестиций», а прежде всего через собствен- ный потенциал разума и труда) и создать основы свободной конку-


Глава седьмая. Юридические конструкции

 

рентной рыночной экономики оказался упущенным. Только с 2000 г., кажется, в России стали приниматься меры по «структуризации» в существующей системе недавно созданных акционерных обществ, по внедрению в эту сферу «корпоративных принципов», т.е. по соз- данию эффективных товаропроизводителей, чтобы реально осущест- вить именно ту задачу, которая и призвана была решить ранее прове- денная «приватизация».

Урок? Да, урок – горький, поучительный.

Но, увы, как у нас повелось, урок оказался (и до сих пор оказыва- ется) «не впрок».

В середине 1990-х гг., когда уже стали очевидными неблагополуч- ные результаты «приватизации» в промышленности, история повто- рилась. При попытке перевести на частнособственническую основу советское «колхозно-совхозное» сельское хозяйство (действительно, корневая проблема экономических преобразований в нашей стране) вновь негативную роль сыграла неотработанность юридических меха- низмов. Объектом «приватизации» здесь стала не собственность, вы- раженная в праве вещного характера (праве собственности и ее про- изводных – таких, как право пожизненного наследуемого владения), а «доля в праве» объединений, владеющих землей. Но эта конструк- ция, «доля в праве», относится по своей сути к построениям обяза- тельственного порядка, непосредственно не выраженным в вещных отношениях, которые только и могут стать основой статуса «хозяина». Вот и получилось, что такого рода преобразования привели не к утвер- ждению продуктивных частнособственнических начал в сельском хо- зяйстве, а к процессам, аналогичным тем, которые происходят в «ак- ционированной экономике», – к продажам и скупкам «долей в пра- ве», в итоге – к переделу земельной собственности, сосредоточению ее у бюрократического чиновничества, «новых латифундистов», вы-

ходцев из номенклатуры, криминальных кругов.

А отсюда – такой вывод. Наряду с рядом других просчетов в рефор- мировании экономики очевидна цена нашего невежества в юридиче- ской области, большевистского неуважения к праву, пренебрежения юридическими знаниями, инструментальным богатством юриспруден- ции и, следовательно, пренебрежения теми возможностями, которые открывает отработанный юридический инструментарий для решения наших жизненных проблем.

Не дают ли приведенные данные повода для выводов и более осно- вательного порядка? Выводов о том, что решение актуальных проблем нынешнего времени не должно ограничиваться одними принципи-


Часть вторая. Теория права. Новые подходы

 

альными вопросами теории экономики, политики, государственного и правового устройства; в современных условиях, быть может, глав- ное – это «конструкторская работа», выработка оптимального инстру- ментария решения актуальных проблем? А в этой связи есть предпо- сылки и для выводов о содержании наук, затрагивающих экономиче- скую сферу. О том, в частности, что пункты средоточия отработанного конструктивного инструментария при решении экономических и со- циальных проблем – это не экономические дисциплины (как принято повсеместно считать), а науки юридические – правоведение.

И если постановка такого рода вопросов обоснована, то спраши- вается: не являются ли именно юридические конструкции (а стало быть, и все право в его «математическом понимании») фокусом и, не исключено, главным направлением научной и практической сози- дательной деятельности на пути формирования современного граж- данского общества?

4. Еще несколько соображений теоретического характера.Жизнь, прак- тика свидетельствуют – как ни превозноси действительно великие цен- ности, выраженные, в частности, в гуманитарных идеях, решающее, по- истине ключевое значение имеет к о н с т р у к т и в н о е с о в е р - ш е н с т в о правовой материи (которое, если угодно, тоже может быть названо важнейшей «правовой идеей», не уступающей всем другим).

Именно юридические конструкции позволяют переплавить тре- бования жизни, богатства опыта и достоинства разума в строгие, ма- тематически четкие и настроенные на дальнейшее совершенствова- ние построения прав, обязанностей, гарантий и ответственности кон- кретных лиц.

А в этой связи – вот какое соображение обобщающего порядка. Юридические конструкции – это уже математика. Они такие по-

строения, которые на основе опыта, интеллекта и конструкторского ма- стерства в «одном пакете» (конструкции) сами по себе отличаются выс- шей нормативностью, жесткой «сцепкой» всех своих элементов – прав, обязанностей, фактов и т.д., а отсюда – предельной определенностью в правовом поведении, хотя бы частичным автоматизмом в действии, исключающих вольное применение нормативных положений властью.

И потому именно юридические конструкции позволяют:

– придать через юридические права и обязанности, жесткие их

«сцепки» строгую определенность поведению всех участников дан- ного дела, процесса;

– учесть на нормативном уровне и посредством договорного мето- да по максимуму интересы и волю всех субъектов;


Глава восьмая. Правовое регулирование

 

– «втянуть» путем четких соотношений прав и обязанностей, гаран- тий и ответственности их автоматическое действие в последовательно правовое (а отсюда, пусть и по минимуму, – нравственное) поведение;

– обеспечить через систему гарантий и ответственности наступле- ние результата, по максимуму отвечающего как интересам субъектов, так и требованиям данной социальной системы, ее ценностям;

– и всем этим (как и иными достоинствами юридических конструк- ций) вывести действующее право на такую рабочую ступень, когда вы- раженные в нем регулятивные преимущества, сила объективирован- ного опыта и ума готовы – как и всякие конструкции – к тому, чтобы при умелом их применении дать людям оптимальный эффект в реше- нии жизненных задач.

При развитых юридических конструкциях право в целом становит- ся обителью математических соотношений. И, значит, здесь опреде- ленные соотношения элементов юридической материи, их действие и результативность можно просчитать, выстроить и, надо полагать, со временем выразить в определенных формулах математического типа.

 

 

Глава восьмая

Правовое реГулирование

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.216 (0.016 с.)