ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Несколько вопросов о высшем чиновнике по надзору за законностью



 

Понимают ли правительство, должностные лица и общественность, что роль генерального прокурора заключается в защите государственных интересов?

Понимают ли члены правительства важность независимости службы генерального прокурора и проводят ли они различие между государственнымиинтересами и интересами политической партии?

Обладает ли генеральный прокурор полномочиями отменять решения высших руководителей органов расследования? Если так, то обязан ли генеральный прокурор докладывать об обстоятельствах конкретных дел парламенту?

Существует ли закон или иное законодательно утвержденное положение о полномочиях, функциях и обязанностях генерального прокурора? Если нет, то нужен ли он?

В том случае, если обращение гражданина в суд касается таких вопросов, которые находятся в компетенции генерального прокурора, существует ли формальная процедура, в соответствии с которой генеральный прокурор должен объяснять свой отказ удовлетворить ходатайство?[109]

Должен ли срок полномочий генерального прокурора определяться законом и превышать сроки полномочий тех, кто причастен к его назначению?

Кто должен быть наделен правом возбуждать уголовное дело в отношении генерального прокурора?

Должен ли быть генеральный прокурор отстранен от исполнения своих обязанностей с момента возбуждения против него уголовного дела, предъявления обвинения или вступления в силу обвинительного приговора суда?

И, наконец, должны ли быть специальным образом определены гарантии восстановления полномочий генерального прокурора после того как в отношении его прекращено соответствующее уголовное дело или вынесен оправдательный приговор суда.

Последние четыре вопроса в связи с крайне негативными последствиями для морального состояния российского общества и, в том числе, юридической общественности скандала, связанного с отстранением в начале 1999 г. от исполнения обязанностей Генерального прокурора РФ Ю. Скуратова.

 

Государственные обвинители

Нормы законодательства требуют, чтобы следствие и суд, осуществляемые от имени государства, проводились справедливо и разумно. Возбуждение (или отказ в возбуждении) дела не должно быть мотивировано не имеющими к существу вопроса соображениями (особенно политическими), а лишь государственными интересами и необходимостью торжества справедливости. Несомненно, одним из самых трудных правовых вопросов является отделение правовых оснований для возбуждения дела от любых привходящих моментов. Данный вопрос лежит в самой основе системы правосудия. Такие соображения, как политическая целесообразность или нецелесообразность, раса, происхождение или вероисповедание подозреваемого вообще не должны иметь никакого значения. Тем не менее, на процесс принятия решения могут повлиять и другие факторы, значимость которых должна быть рассмотрена независимым органом.

Для того чтобы процесс принятия решений происходил справедливо и гласно, государственный обвинитель не должен подвергаться давлению со стороны политических партий или любых заинтересованных лиц и организаций. Службу государственного обвинителя можно сравнить с высшей судебной инстанцией. Ее подотчетность может быть достигнута за счет четкого определения оснований для смещения высшего должностного лица с занимаемой должности.

Четкие правовые принципы, известные не только юристам, но и широкой общественности, должны определять, что может служить основанием для возбуждения дела, а что нет.

Независимые прокуроры

Иногда доверие общества к государственным институтам и вера в действенность принципа их подотчетности зависит только от веры в честность конкретных людей, облеченных полномочиями по расследованию особо сложных и неоднозначно трактуемых вопросов. Более того, если эти вопросы затрагивают внутреннюю «кухню» правительства или вопросы, относящиеся к компетенции следствия или суда, то те, в чьи обязанности входит расследование, могут оказаться в ситуации, когда они не могут выполнять поставленные задачи без доверия и поддержки со стороны общества.

Данную проблему можно решить, создав комиссию по расследованию. Однако при расследовании уголовного преступления у комиссии могут оказаться связанными руки, поскольку ей придется выполнять свои функции и одновременно отстаивать конституционное право обвиняемого на справедливое рассмотрение его дела в суде. «Специальный прокурор» – государственная служба, с успехом использованная в Соединенных Штатах (например, при расследовании Уотергейтского скандала), – возможная альтернатива комиссии по расследованию.

В некоторых системах права существует положение о независимом прокуроре в дополнение к положению о государственном обвинителе или независимо от него. Такой подход доказал свои преимущества в тех случаях, когда расследуются дела о коррупции в высших эшелонах власти. Общественность вряд ли поверит в способность власти успешно расследовать дело против самой себя.

Наличие закона о независимом прокуроре может оказаться полезным дополнением к государственному арсеналу следственных и судебных средств. В настоящее время все большее число стран проявляет интерес к данному институту. Однако следует отметить, что не следует ждать, пока ход событий приведет к осознанию необходимости назначения такого прокурора. Поспешное назначение может привести к тому, что оно не будет подкреплено соответствующим законодательством, определяющим полномочия независимого прокурора. Это, в свою очередь, может увеличить подозрения в том, что создание такой должности было вызвано политическими причинами, и что структура службы не соответствует действительным требованиям к ее профессионализму и независимости.

 

По мнению М. Эммика - бывшего заместителя Независимого прокурора США, высказанному летом 1999 г. на семинаре по проблемам борьбы с коррупцией в московском представительстве Американской ассоциации юристов, результаты независимого следствия по делу о лжесвидетельстве Президента США Б.Клинтона, привели значительную часть конгрессменов к мысли о нецелесообразности продления действия специального закона о независимом прокуроре, поскольку этот институт как постоянно действующий себя не оправдал, в том числе и по причине огромных неоправданных затрат на независимое расследование. Это обстоятельство, однако, не является препятствием к тому, чтобы возобновлять деятельность независимого прокурора в будущем по конкретным делам.

 

Несколько вопросов о государственных обвинителях и независимых прокурорах

Убеждена ли широкая общественность в том, что решения о возбуждении дела (или об отказе в возбуждении дела) принимаются честно, разумно и на чисто правовых, а не политических основаниях?

Действует ли должностное лицо, ответственное за принятие этих решений, в соответствии с четко сформулированными и зафиксированными в законе принципами? Если нет, можно ли повысить доверие к данной службе путем разработки и опубликования соответствующих принципов?

Если принципы уже разработаны, известны ли они общественности? Если нет, то в чем причина того, что они не обнародованы?

 

Уголовно-правовые средства защиты прав личности и проблемы, связанные с ними

Существует пять принципов, лежащих в основе определения уголовно-правовых средств защиты прав личности.

1. Антикоррупционные законы должны соответствовать международным нормам защиты прав человека и обеспечивать обвиняемым справедливое рассмотрение дела в суде. Чрезвычайно важно, чтобы уголовное право в части борьбы с коррупцией гарантировало соблюдение прав человека в соответствии с конституцией и международными договорами, чтобы впоследствии суд не признал неконституционными отдельные действия следственных органов.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.51.78 (0.007 с.)