Судебная система: некоторые слабые моменты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Судебная система: некоторые слабые моменты



Способы, с помощью которых исполнительная власть может пытаться воздействовать на судебную систему, многочисленны и разнообразны. Некоторые из них достаточно тонкие, например, раздача наград или особые почести, оказываемые судьям при проведении государственных мероприятий. Одни из них трудно обнаружить, другие просто очевидны.

Возможно, наиболее явным злоупотреблением исполнительной власти является назначение на должности в судебной системе огромного количества своих политических сторонников. Процесс назначения на должности, следовательно, является чрезвычайно важным, хотя некоторые правительства столкнулись с такой ситуацией, когда их былые сторонники, попадая в высокие кабинеты, демонстрировали потрясающую независимость мышления, как это сделал Алексей Казанник, назначенный на пост Генерального прокурора РСФСР после беспрецедентного в современной истории России акта самопожертвования - отказа о своего места во вновь формируемом Верховном Совете в пользу Б. Ельцина. В борьбе с такого рода независимостью исполнительная власть может манипулировать процессом распределения судебных дел, например, через сговорчивого верховного судью, а также самостоятельно определять, кто из судей будет слушать конкретное дело государственной важности. Очень важно поэтому, чтобы поручения судьям вести то или иное дело давали не правительственные чиновники, а сами судебные органы, и чтобы верховный судья мог полностью полагаться на своих коллег.

Когда судья лишается благосклонности исполнительной власти, могут быть использованы разнообразные средства для того, чтобы подчинить его воле властей. Судью могут перевести по службе в глубокую провинцию, лишить служебного автомобиля, оплачиваемой государством дачи и прислуги (применительно к России последние меры могут быть применены лишь к руководителям судов федерального и регионального (субъектов РФ) уровней) с целью затруднить исполнение судьей его профессиональных обязанностей. Для судьи могут быть созданы различные препятствия, которые приведут к падению его авторитета в глазах общества и сделают его и без того трудную работу еще труднее. В частности, может быть развернута кампания с целью подрыва репутации как отдельных судей, так и судебной системы в целом. Подобная кампания может заключаться в критике конкретного судьи или в утверждении, что при его назначении на должность была допущена ошибка. В этом случае судьи не в силах вести ответную борьбу без боязни скомпрометировать как себя лично, так и представляемый ими судебный орган. С целью уменьшения возможностей для такого давления на судей необходимо, чтобы обеспечение судебной системы, включая бюджет и кадровые назначения, находилось в руках самих судей, а не оставалось во власти правительства или чиновничества.

После того как новая Конституция России 1993 г. провозгласила разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст.10) стало очевидно, что существовавший на тот момент порядок обеспечения деятельности судов органами исполнительной власти (Министерство юстиции РФ) вошел в противоречие с Основным законом страны. Однако потребовалось еще четыре года, прежде чем 8 января 1998 г. был подписан Федеральный закон «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации»[103], которым установлен новый порядок финансирования судов, мировых судей и квалификационных коллегий судей минуя правительственные структуры.

В случае претензий со стороны общества (а они возможны как в обществах с хорошо функционирующей демократической системой, так и там, где демократические принципы только-только утверждаются) судьи не должны быть и не должны считать себя вне критики. Тем не менее, подобного рода критика не должна быть огульной, безудержной и несправедливой. В частности, политики должны воздерживаться от любых заявлений по тем делам, которые находятся в процессе судопроизводства, а также не должны пользоваться своим депутатским иммунитетом для нападок на отдельных судей или комментариев о проведенных ими процессах. Член правительства, в чьем ведении находятся вопросы права, должен считать своей священной обязанностью защищать судей от чрезмерной и деструктивной критики со стороны своих коллег по правительству. Глава судебной власти также исполняет важную роль, выступая от имени всех судей в тех редких случаях, когда должна быть выработана единая коллективная линия поведения.

На нижних уровнях судебной системы могут быть использованы разнообразные преступные средства, ведущие к извращению всей системы. Это может быть давление на следствие и принятие решения о возбуждении уголовного дела еще до того, как будут исполнены все процессуальные формальности; намеренные потери документов чиновниками суда, затяжки в рассмотрении дел или поручение вести дело заведомо коррумпированному судье; подкуп судей, зачастую имеющих низкую зарплату и падких на обещания повышения по службе; а также дача взяток адвокатам противоположной стороны с целью заставить их действовать вопреки интересам своих клиентов.

Понятно, что подобные случаи коррупции могут потребовать действий в нескольких направлениях. Следователи и прокуроры должны предъявлять высокие требования к своим подчиненным; чиновники суда должны отчитываться перед судьями за исполнение (или неисполнение) своих профессиональных обязанностей, а судьи должны применять к ним соответствующие санкции, например, когда утеряны документы. Последнее нередко бывает связано с должностным злоупотреблением, по которому очень трудно предъявить обвинение. Тем не менее утрата документов уголовного дела, судебным чиновником, прокурором или следователем в ряде случаев может рассматриваться как халатность, влекущая уголовную ответственность по ст.293 УК РФ. Однако после решения Конституционного Суда РФ о несоответствии Конституции РФ предоставленного судам права самим возбуждать уголовные дела, привлечение к ответственности названных категорий лиц усложнилось, а в отношении Генерального прокурора РФ стало юридически невозможным, поскольку помимо судьи это может сделать лишь вышестоящий прокурор, которого в последнем случае нет. Имевший место в последнее время случай возбуждения уголовного дела в отношении Генерального прокурора РФ, фактически, но не юридически отстраненного от исполнения обязанностей по сути носил характер политически мотивированного, но весьма уязвимого с правовой точки зрения решения.

Судебная система сама должна поддерживать высокие этические стандарты; внимательно изучать все поступающие жалобы и при необходимости посылать специальные инспекционные группы в суды низших инстанций для того, чтобы убедиться в их правильном функционировании.

У судей и чиновников, работающих в судебной системе, должны быть стимулы для принятия суровых санкций против своих коррумпированных коллег. Тот факт, что система сама по себе может быть коррумпированной, не означает, что юристы должны непременно становиться ее частью – пусть даже при определенных условиях им приходится «закрывать глаза» на подношения клиентов, желающих получить какие-то дополнительные услуги, например, добиться рассмотрения их документов вне очереди. Обычно считается несправедливым, если адвокаты отстраняются от работы на длительный срок потому, что они работали в коррумпированной среде и сами были вынуждены прибегать к мелкой коррупции для получения услуг, на которые их клиенты имели гарантированное законом право[104]. Данный подход нуждается в пересмотре, так как подобного рода терпимость к коррупции со стороны юристов разрушает всю систему права. Хотя в некоторых ситуациях клиенту приходится оплачивать услуги чиновника, предоставляющего право доступа в учреждение, это отнюдь не означает, что профессиональная этика адвоката позволяет и ему поступать так же.

Назначение судей

В обязанности судьи входит разъяснение законов и их фундаментальных принципов. Хотя судья должен быть в этом отношении совершенно независимым, это не означает, что он имеет право действовать произвольно. Более того в современных российских условиях судья как никогда прежде заинтересован в том, чтобы закон не допускал множественного толкования, поскольку в противном случае всегда существует соблазн оказать давление на судью путем подкупа, шантажа или угрозы насилием. Право на справедливое рассмотрение дела беспристрастным судом признается в качестве основополагающего права каждого человека. Гарантии этого права предполагают рассмотрение дела независимым, беспристрастным и достаточно квалифицированным составом суда.

Лица, удостоившиеся чести занять место судьи, должны быть честными, способными, иметь необходимую профессиональную подготовку и квалификацию в области права. Особое значение имеет атмосфера среды, в которой воспитывался и профессионально созревал будущий судья. Во всяком случае следует препятствовать тому, чтобы путь к судейскому креслу начинался с действий, которые в общественном сознании воспринимаются как коррупция и сКнигны «отравить» неуязвимость неподкупного судьи в будущем.

 

В мае 1999 г. Генеральная прокуратура РФ проверила Российскую правовую академию Министерства юстиции РФ, результатом которого стало представление заместителя Генерального прокурора, направленное на имя Министра юстиции РФ П. Крашенникова (теперь уже бывшего), в котором отмечалось, что данное учебное заведение, созданное Правительством как центральное учебное и научное учреждение Минюста России «превратилось в своего рода «закрытый пансион» для детей высокопоставленных чиновников, сотрудников самой академии и их родственников, работников Минюста , а также сотрудников других учреждений»[105].

 

При отборе судей нет места дискриминации по признакам расы, национальности, религии, политических и иных убеждений, социального происхождения, имущественного статуса и общественного положения. Тем не менее, не считается дискриминационным условие, чтобы кандидат на должность судьи был гражданином той страны, в которой ему предстоит работать.

Процесс назначения судей и их последующего продвижения по служебной лестнице напрямую связан с принципом их независимости. При назначении на должность должны приниматься во внимание не политические соображения, а исключительно соображения профессиональной компетентности и политической неангажированности. Общество должно быть уверено, что назначение судей осуществляется на основании их профессиональных достоинств, личных качеств и способностей, а не в качестве награды за услуги, оказанные правящей партии, и не в качестве меры предосторожности со стороны исполнительной власти: если вдруг кто-то из высших чиновников нарушит закон, то в кресле судьи ему будет приятно видеть «родного человека».

 

Судебная чистка в Перу

Президент Альберто Фухимори объявил о начале проверки деятельности судей после того, как многие из них были заподозрены в «снисходительности» к обвиняемым в торговле наркотиками, отмывании денег и коррупции. Необходимость эффективной чистки перуанского правосудия возрастает, поскольку выяснилось, что после первой реформы судебной системы, проведенной в 1992 году, коррупция выросла. Тогда Президент распустил Верховный суд и сместил более 500 судей. Последний опрос общественного мнения показал, что общество считает правосудие в высшей степени неэффективным и угрожающе коррумпированным[106].

 

Разные страны выбирают различные способы назначения судей, утверждения их в должности и повышения по службе. В данном процессе могут участвовать законодательная и исполнительная власть, сама судебная система, а в некоторых странах к этому процессу привлекаются также профессиональные юристы и представители гражданского общества. В некоторых странах (например, в США) законы предоставляют обществу столь широкие права, что судьи выбираются всеобщим голосованием. Это сопряжено с некоторым риском. Привлекательной стороной такого способа назначения судей является его безусловная демократичность, но при этом существует большая опасность того, что профессионализм будет принесен в жертву популизму. Этот риск можно уменьшить, если предварительно проверить список кандидатов на предмет их профессионализма и политической нейтральности. Тем не менее, большинство стран предпочитают не устраивать шоу из процесса назначения судей, когда кандидаты разворачивают кампанию за голоса избирателей. Особенно непривлекательна картина участия судей в кампании по переизбранию на новый срок.


 

Каждый человек, обратившийся в суд, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела, однако это право вряд ли может быть гарантировано, если основная цель судьи будет заключаться в формировании благоприятного общественного мнения.

Но и в том случае, когда назначение на должность судьи производится только законодательными, исполнительными и судебными органами либо как в России президентом, сочетающим функции всех ветвей власти (за исключением судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и высшего Арбитражного Суда РФ, которые назначаются на свои должности верхней палатой российского парламента по представлению Президента РФ) существует потенциальная опасность. В тех странах, где одна из ветвей власти назначает судей на должность, а квалификация и независимость судей в целом не вызывают нареканий, органы власти, как правило, производят назначение после консультаций с представителями судебной системы. Тем не менее, если общественность полагает, что процесс назначения на должности носит слишком «келейный» характер, что в нем слишком большую роль играют политические соображения, то может возникнуть необходимость привлечения к данному процессу учреждений, не имеющих прямого отношения к юриспруденции. Хотя с профес­сиональной точки зрения представители таких учреждений могут быть недостаточно компетентны, они способны предотвратить лишь очевидные злоупотребления.

Установившаяся практика проводит различие между высшими судебными органами и низовыми, рассматривающими каждодневные, рутинные дела. В любом обществе гораздо больше последних, чем первых, и в обязанности судей верховного суда входит осуществление независимого контроля за тем, чтобы суды низших инстанций действительно вершили правосудие. Как правило, процесс назначения на должности судей низовых уровней менее формален, и при наличии достаточных и оправданных оснований для увольнения процедура увольнения проста. Тем не менее, судьи – будь то низового или высшего уровня – не могут быть «выше закона» и санкции должны быть одинаковы для всех, кто злоупотребляет служебным положением или демонстрирует абсолютную профессиональную некомпетентность.




Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.160.86 (0.012 с.)