Что такое гражданское общество?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Что такое гражданское общество?



Гражданское общество включает те организации и структуры, которые отделены от законодательной, исполнительной и судебной власти государства, но взаимодействуют с ним различными способами. В Книге под гражданским обществом понимается совокупность тех организаций и структур, которые находятся вне ведения государственного аппарата.

Многие политические обозреватели неоднократно говорили о влиянии гражданского общества на качество правления. Алекс де Токвиль приписывал силу демократии в США росту числа и мощи «тысяч различных ассоциаций граждан, преследующих общую цель». Недавнее изучение связи зависимости системы управления от активности общества выявило, что там где граждане активно участвуют в жизни общества, они «ожидают от своих правительств следования высоким стандартам и добровольно подчиняются правилам, которые сами для себя установили»[64].

Повышение роли общественности в обеспечении принципа подотчетности правительства «составляет суть всего вопроса о власти, гласности и прозрачности, роли общества и демократии»[65]. Выстроенная сверху и абсолютно закрытая структура автократических правительств во многих странах в прошлом сдерживала рост гражданского общества и позволяла чиновникам действовать в атмосфере отсутствия подотчетности, контроля и гласности. Несмотря на огромное количество общественных организации в бывшем СССР (более 100 только общенациональных организаций и несколько сотен тысяч локальных организаций, общей численностью свыше 30 млн. человек) и внушительное представительство почти во всех сферах социальной жизни по сути все они находились под жестким контролем КПСС, выполнявшей надгосударственные функции. Таким образом создавалась иллюзия широкого участия населения в управления государственными делами. В действительности же поощрялись только те формы общественной активности, которые соответствовали интересам партийной олигархии. Разумеется нельзя отрицать, что периодически элементарные интересы нации и партийной олигархии совпадали.

Неспособность партийно-номенклатурных диктатур бывших социалистических стран и стран социалистической ориентации, равно как и военных режимов ряда латиноамериканских, азиатских и африканских стран одновременно обеспечить эффективные управление, защиту гражданских свобод и социально-экономическое развитие привела большинство из них к краху, показав тем самым бесперспективность построения контролируемого гражданского общества.

В таких государствах возникли преимущественно демократически сформированные правительства и многопартийные демократии, и появилась надежда, что демократия и рыночная экономика в конечном итоге приведут к решению различных застарелых проблем.

Однако в молодых демократиях даже те политики, которые искренне стремятся найти решение существующих проблем, далеко не всегда придерживаются основных принципов демократии. Наглядным примером здесь может служить опыт российских правительств молодых реформаторов, которые ни разу не продемонстрировали последовательного стремления к тому, чтобы использование международной финансовой помощи для проведения демократических преобразований осуществлялось под контролем общественных организаций. Это стало одной из причин, позволивших председателю комитета по банкам Палаты Представителей Конгресса США Джеймсу Личу сделать эмоциональное заявление, одновременно содержащее признание ошибочности избранного мировым сообществом механизма оказания финансового содействия процессу демократизации в России: «Мы хотели помочь России в переходе от коммунизма к рыночному демократическому обществу, а вместо этого получили страну воров-олигархов»[66].

И сегодня есть определенные основания говорить о том, что российское государство с неохотой воспринимает гражданское общество в качестве партнера, вспоминая о нем лишь в случаях, когда необходимо аппелировать к мировому общественному мнению или мобилизовывать усилия в целях борьбы с международным терроризмом, инициированным с территории Чечни.

Ни прежде, ни сегодня российское политическое руководство последовательно не стремилось и не стремится к тому, чтобы содействовать становлению институтов сильного гражданского общества, поскольку видит в нем конкурента в борьбе за власть и влияние, а также за контроль над потоками иностранной помощи, что традиционно считается прерогативой государства. С момента принятия Конституции РФ (1993 г.) в России ни разу не проводился референдум, не создавались наделенные значимыми полномочиями общественные комиссии по контролю за расходованием бюджетных средств, использованием международных кредитов, расследованием злоупотреблений со стороны представителей высших органов государственной власти.

Игнорируя гражданское общество, государственная власть препятствует не только непосредственной демократии, но и укреплению доверия к себе со стороны населения.

Один наблюдатель, говоря об опыте Мексики, заметил: «...никто не оспорит утверждения, что плюрализм мнений по всем вопросам государственной политики жизненно важен для самого существования демократии. Однако внедрение принципов плюрализма в обществе, только-только создающем демократические институты, представляет собой исключительно сложную проблему»[67].

Необходимо также понимать что, новое гражданское общество в России не могло и не может сформироваться в течение одного-двух десятилетий. Лишь недавно российские политики и государственные деятели начали осознавать, что нарождающиеся демократические институты на переходном этапе хрупки, а рыночные силы сами по себе недостаточно крепки для обеспечения социально-экономической справедливости, если институты гражданского общества не участвуют в процессе принятия решений. Сейчас очень важно избежать стадии заигрывания с гражданским обществом, создавая иллюзию непосредственной демократии. Это уже было в нашей истории.

 

Возможности гражданского общества

Гражданское общество может обладать знаниями и связями, необходимыми для решения проблем, касающихся всех, в том числе проблемы коррупции, которыми не обладают ни органы государственной власти (местного самоуправления), ни частный сектор. И в его интересах вести борьбу против коррупции, поскольку главной ее жертвой становится именно гражданское общество. По мере того, как власть перемещается от центра к руководителям на местах, в сферу коррупции начинают вовлекаться новые действующие лица на местном уровне, состоящие, как правило, в непосредственном контакте с гражданским обществом. Таким образом, гражданское общество, благодаря знанию местных проблем, в принципе получает возможности выявлять, контролировать, и в зародыше пресекать коррупцию в системе местного самоуправления, которыми не обладает никто. В свою очередь это может стать хорошей тренировочной базой, необходимых для борьбы с коррупцией на общенациональном уровне.

 


Оборотная сторона медали

В прошлом реакция гражданского общества на проблему общенациональной этики поведения часто бывала достаточно фрагментарной. Деятельность юристов определяется законами и уставами коллегий адвокатов, работой бухгалтеров руководят их профессиональные организации, но немногие члены гражданского общества имеют столь широкий кругозор, чтобы на основе целостного подхода представить, как должны выглядеть составные части системы этики поведения и как осуществить соответствующую реформу.

Также важно отметить, что гражданское общество – это лишь часть решения проблемы. Например, предприниматели часто вынуждены давать взятки государственным чиновникам ради нормального ведения бизнеса.7Многие влиятельные силы проявляют явное нежелание вводить новшества, которые могут повлечь за собой потерю бизнеса. Задача состоит в формировании таких условий, при которых правила изменяются для всех, чтобы не было ни «победителей», ни «побежденных». Единственным победителем в таком случае будет общество в целом.

 

С чего начать?

Власть, капитал и гражданское общество составляют своего рода треугольник отношений. Коррупция может пустить корни в любой из трех вершин этого треугольника. Поэтому и теоретически, и практически невозможно решить проблему коррупции силами только одной составляющей в отрыве от двух других сторон. Для ее эффективного решения нужно участие всех трех сторон.

Обязанность власти – обеспечить законодательную базу, предоставляющую необходимое пространство для функционирования гражданского общества и обеспечивающую свободу слова, свободу создания общественных неправительственных организаций. Законы, определяющие правила создания неправительственных организаций и их налоговый статус, могут быть разными в разных странах, но они должны быть четкими, понятными, не нарушающими международные нормы, не слишком громоздкими и не вводящими излишних ограничений. Чиновники, занимающиеся регистрацией, должны понимать, что закон должен применяться справедливо, без каких-либо злоупотреблений. Поэтому требования к регистрации наилучшим образом удовлетворяются там, где решения принимаются судом или другим независимым органом.

Среди членов гражданского общества много людей, искренне заинтересованных в создании эффективной системы этики поведения. И во многих странах члены гражданского общества привлекаются к работе разного рода надзорных советов в качестве независимых наблюдателей. Классический пример – Новая Зеландия, где массовая общенациональная кампания против строительства на озере Манапури электростанции, способной погубить само озеро, вынудила парламент принять особый закон о создании комитета «Хранителей озера». Комитет имел право осуществлять независимый контроль за любой хозяйственной деятельностью и выступал как важнейший консультативный орган.

В России после краха летом 1994 года крупнейших «финансовых пирамид» («МММ», «Тибет», «Гермес», «Хопер-Инвест» «Чара -Банк» и др.) , аккумулировавших средства нескольких миллионов вкладчиков с помощью принципа Понзи: «ограбь Питера, чтобы заплатить Полу» возникло организованное массовое движение обманутых вкладчиков, которое затем трансформировалось в общественную организацию[68]. В число задач этой организации наряду с иными входит предупреждение неправомерных действий при банкротстве со стороны руководителей неплатежеспособных коммерческих организаций, а также злоупотреблений со стороны должностных лиц Государственной комиссии по ценным бумагам, на которой лежит значительная доля ответственности за возврат имущества приобретателям фиктивных ценных бумаг.

В тех случаях, когда деятельность правительственных структур не отвечает чаяниям общества, гражданское общество может и должно организованно отстаивать свои жизненно важные интересы. Например, в Новой Зеландии, в условиях отсутствия антимонопольного законодательства, устав от злоупотреблений со стороны частных монополий, группа компаний, имеющих собственные коммерческие интересы, создала организацию «Потребителей услуг монополий» (ПУМ). ПУМ защищает интересы различных фирм: от международных авиалиний и телекоммуникационных организаций до производителей бумаги и целлюлозы, а также киностудий и продюсерских компаний.8 Аналогичные функции в России выполняет Общество защиты прав потребителей, которое обладает реальными возможностями предупреждать коррупцию в системе государст­венных заказов и международной торговли, посредством проведения независимой экспертизы рыночных цен и качества товаров, приобретаемых под гарантии государства.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.242.204 (0.016 с.)