ТОП 10:

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ



Как пишет Д. Коннор (2005), одним из наиболее устойчивых ре­зультатов нейропси-хологических исследований асоциальных детей и подростков является дефицит общего 1<3, оставляющий около половины стандартного отклонения (порядка 8 единиц по шкале Векслера) по сравнению с контрольной группой без асоциальных проявлений. В ис­следо-ваниях детей группы повышенного риска, характеризуемых ранним началом и устойчи-востью агрессивного/делинквентного поведения, иног­да обнаруживается еще более выра-женный дефицит 1С}, достигающий величины одного стандартного отклонения (17 еди-ниц шкалы). Эти закономерности неоднократно подтверждались в разных исследованиях (см.: Коннор, 2005). Кроме того, есть доказательства именно вербаль­ного интеллекта у асоциальных подростков. На протяжении многих лет нейропсихологи отмечали, что пока-затели тестов невербального 1Р (грубо оценивающих функциональные возможности пра-вого полу­шария) превышают показатели вербального 1р у несовершеннолетних делинк-вентов. Косвенно это свидетельствует об определенном речевом дефиците у асоциальных подростков (см.: МоШИ, 1упат, 1994). Су­ществование такого дефицита подтверждается данными о повышенной распространенности форм недостаточной специфической обуча-емости, связанных с трудностями овладения чтением и правописанием, среди детей с проблемным поведением (Рпог е1 а!., 1999).

Именно многочисленные факты снижения вербального интеллекта относительно невербального послужили основой для создания теории А. Рейна (Кате, 1993) об относи-тельной дисфункции левого полушария у несовершеннолетних с рано начинающимися и сохраняющимися на протяжении развития проблемами агрессивного поведения. Согласно данной теории, у таких индивидов имеет место меньшая латерализация лингвистических функций и относительно неэффективная обработка информации левым полушарием по сравнению с подростками, у которых нет агрессивного поведения.

Нарушения функциональной асимметрии и, в частности, теория о яевополушарной недостаточности находят свое подтверждение в рабо­тах по изучению полушарного пред-ставительства языковых функций, выполненных с помощью дихотического тестирования1. В настоящее время в нескольких исследованиях зафиксировано преимущество право­го уха при дихотическом прослушивании вербального материала у лиц с психопатией и деструк-тивным (агрессивным) поведением. Первыми провели дихотическое тестирование муж-чин-преступников, находящихся в тюрьмах, по сравнению с некриминальными мужчи-нами, Р. Хеар и Л. Макперсон (Наге, МсРегзоп, 1984). Преступники были разделены на группы: лица с психопатией и без психопатии. Оказалось, что именно у преступников с диагнозом «психопатия» эффект правого уха был су­щественно меньше, чем у преступни-ков без психопатии и контрольных испытуемых. Авторы первыми высказали предполо-жение о нарушении латерализации речевых функций у лиц с психопатиями.

Эти и другие данные позволили Р. Хеар в конце 1980-х гг. выдвинуть гипотезу, сог-ласно которой для криминальных психопатов характерен аномальный или нетипичный

 

 

баланс между двумя полушариями — и в процессе обработки вербальной информации, и в создании эмоци­ональных состояний. Автор замечает, что криминальные психопаты часто демонстрируют поразительное несоответствие поведения своим рассуждениям, чув-ствам и намерениям. Очевидно, для криминальных психопатов характерны определенные особенности, в организации ряда перцептивных и когнитивных процессов. Создается впе-чатление, что их левое полушарие в чем-то не справляется с обработкой вербальной инфо-рмации, поскольку они не полагаются на вербальные последователь­ные операции в той степени, в которой это делает большинство людей. Так как речь играет очень важную роль в саморегуляции поведения, одним из факторов, способствующих чрезвычайно импуль-сивному, не­детерминированному поведению психопатов, могут оказаться некоторые нарушения в использовании внутренней речи (цит. по: Бартол, 2004). О левополушарной дисфункции у психопатов еще раньше писал и ка­надский исследователь П. Флор-Анри (Р1ог-Непгу, 1983).

В другом исследований 40 подростков в возрасте 13-18 лет с диагно­зом «психопа-тия» обнаружили значительно менее выраженные показатели асимметрии в задачах по дихотическому прослушиванию невербального материала по сравнению с контролем (1990). У подростков-психопатов преимущество правого уха оказалось значительно мень-шим, чем в контроле, что указывало на меньшую латерализацию процессов обработки вербальной информации в левом полушарии. Этот результат оставался статистически значимым, несмотря на контроль таких пере­менных, как возраст, этническая принад-лежность, К), леворукость и селективное моноуральное внимание во время тестирования.

Безусловный интерес представляет и более поздняя работа Д. Пайна с коллегами (Рте &1 а!., 1997) по дихотическому тестированию подрос­тков с девиантным (агрессив-ным) поведением, а также детей, отвечаю­щих критериям следующих диагнозов, при кото-рых отмечается высокий риск агрессии: синдрома гиперактивности, оппозиционно-вызы-ваю где го расстройства и расстройства личности. Оказалось, что по сравнению с популя-ционной нормой у них достоверно снижен коэффициент правого уха, т. е. активность ле-вого полушария, в реализации речевой функции. Кроме того, утех же испытуемых оказа-лись сниженными результаты показателей стандартизованных речевых тестов. Авторы считают, что нарушение латерализации в виде снижения активности левого полушария является предиктором девиантного поведения.

По мнению Т. Моффита и Д. Линама (МоШй, Ьупат, 1994), де­фицит вербального интеллекта и полушарной латерализации обработки лингвистической информации может приводить к повышенному риску агрессивного поведения посредством нескольких механизмов:

1. Недостаточная обработка лингвистической информации может способствовать неэффе-ктивному использованию внутренней речи для регуляции поведения. Возможно, детям с речевой недостаточ­ностью трудно заранее обдумывать последствия своих действий. По существу, они могут быть просто более импульсивными и демонстрировать пониженный самоконтроль агрессивного/делинквентного поведения.

2. Недостаточная обработка вербальной информации может иметь следствием когни-тивный стиль, выражающийся в ориентации на настоящее, который, в свою очередь, может побуждать к более безответственному и эксплуататорскому поведению.

3. Недостаточно развитые вербальные навыки могут негативно ска­зываться на способ-ности детей маркировать и категоризировать свое восприятие эмоций, выражаемых дру-гими, и таким образом препятствовать развитию эмпатии или способности становиться на чужую точку зрения. В свою очередь, это может ограничивать диапазон возможных

 

поведенческих реакций в неоднозначных со­циальных ситуациях и повышать риск агрессивного поведения.

4. Плохо владеющие речью дети сталкиваются с повышенным рис­ком возникновения проблем с учебой и поведением в школе, по­скольку такие проблемы коррелируют с расстройством поведения и другими неблагоприятными исходами, связанными с агрессией и делинквентным поведением.

Вместе с тем имеются работы, свидетельствующие о снижении функций правого полушария у лиц с психопатией и агрессивным поведе­нием (см.: Негрейг, 8а$з, 2000). Как показали исследования Д. Стьюенс с сотр. (81еуепз е! а!., 2001), у 9 детей с психопатии-ческими тенденциями частично нарушалось опознание эмоциональной экспрессии печа-льных и испуганных выражений лица и печальных голосовых интонаций, в то время как опознание счастливой и злой мимики, а также испуганных, счастливых и злых интонаций не отличалось от контроля. Как известно, определение эмоциональной экспрессии являя-ется прерогативой право­го полушария (см.: Деглин, 1996). Несколько позже Д. Коссон с сотр. (Коззоп е1 а!., 2002) подтвердил эти данные: психопаты существенно хуже, чем здоровые, могли определить эмоциональную экспрессию лиц на предъявленных фотогра-фиях. Авторы пришли к тому же выводу, что у психопатов с агрессивным поведением отмечается выраженная дисфункция правого полушария.

Исследуя степень дезадаптации детей с нарушениями поведения «школьная, социа-льная и личностная дезадаптация) с помощью спе­циального опросника, Н. С. Шамова и В. Н. Ярлыков (2005) выявили достоверное преобладание детей с правополушарной очаговой патологией над левополушарной (по данным ЭЭГ) по рейтингу дезадаптации. Авторы делают вывод, что при патологии правого полушария отклонения пове­дения от групповых норм встречаются чаще, чем при патологии левого. Кроме того, некоторые исследователи высказывают мнение, что многие психопаты имеют определенный дефект в правом полушарии, который не позволяет им переживать эмоции с такой же интенсивностью, как и людям нормальной популяции (Бартол, 2004).

Проверяя гипотезу о нарушении семантической обработки лингвис­тической инфор-мации при расстройстве личности, К. А. Кихл с сотр. (К1еЫ е! а!., 2004) с помощью МРТ изучал зоны мозга, участвующие в восприятии лексико-семантических стимулов, у кри-минальных психо­патов в сравнении со здоровыми испытуемыми. Анализ МРТ показал, что в обеих группах отмечается билатеральная нейрональная активация в веретено-образ-ных, передних цингулярных, нижних лобных извилинах, а также правой задней верхней височной извилине и левой средней височной извилине. Криминальные психопаты хуже воспринимали абс­трактные слова. Авторы трактуют полученные данные в соответствии с ранее высказанным предположением, что обработка абстрактных слов осуществляется правым полушарием (ЮеЫ е1 а!., 1999), и делают вывод о несостоятельности функций правого полушария у криминальных пси­хопатов. На наш взгляд, эти данные, скорее, гово-рят о несостоятель­ности левополушарных функций, поскольку именно левое полу-шарие ответственно за восприятие абстрактных слов (см.: Деглин, 1996). Более того, именно абстрактные слова составляют основу лексикона левого полушария, вто время как конк-ретные, предметные слова -- основу лексикона правого полушария (Егоров и др., 1999).

Дж. Тейчнер с сотр. (Те1сппег е{ а!., 2000) попытался выделить разные подтипы нейропсихологических нарушений у подростков с де-линквентным поведением. Исполь-зуя батарею нейропсихологических тестов Лурия—Небраска и последующий кластерный анализ получен­ных данных, авторы выделили четыре нейропсихологических подтипа (кластера) у подростков:

 

 

1. Вербально-левополушарный, где отмечалось снижение всех по­казателей вербальных способностей: счета, чтения, понимания прочитанного, слуховой памяти, интеллекта и т д.

2. Субкортикально-лобный (когда, по существу, нарушаются преиму­щественно правопо-лушарные функции), при котором отмечались снижение показателей целенаправленных движений, зрительно-пространственного анализа, рисования, экспрессивной речи, памяти на фигуры, называния цветов и т. д.

3. Легкий вербальный, при котором отмечался легкий дефицит при понимании прочитан-ного, запоминания (но не узнавания) слов

4. Нормальный - отсутствие какого-либо нейропсихологического дефицита. При обслед-овании всех нейропсихологических типов с помощью поведенческих опросников Айберга и Айхенбаха (см.: Козе, 1978; АспепЬасп, 199Ц наиболее высокие показатели делинквен-тности оказались у подр9стков с субкорти­кально-лобным типом нейропсихоло-гического дефицита только по опроснику Айхенбаха. По опроснику Айберга статистических разли-чий не отмечалось. Полученные данные убедительно показа­ли, что делинквентные подро-стки в плане нейропсихологического дефицита составляют гетерогенную группу. При этом положитель­ная корреляция более высоких показателей делинквентности с субкорти-кально-лобным типом может косвенно свидетельствовать о несколько большем дефиците правополушарных функций при выраженных вариантах делинквентного поведения.

АГРЕССИЯ И ЛОБНЫЕ ДОЛИ

Проанализировав многочисленные литературные данные, каса­ющиеся роли полу-шарий в обработке эмоциональной информации, формировании эмоций, аффективных эмоциональных реакций (злоба, гнев), агрессивных поведенческих проявлений, испанские исследовате­ли П. Рольфе и Дж. Рамирес Капшег, 2005) в своем недавнем обзоре пришли к выводу, что агрессивное поведение есть следствие большей активации левополушарных префронтальных структур, чем правополушарных.

Действительно, дисфункция лобных долей в последние два деся­тилетия многими авторами также считается важным нейропсихологи-ческим паттерном агрессивного пове-дения. Наибольшее значение для абстрактных когнитивных функций и высшего интел-лекта, временной организации целенаправленного поведения, внимания, антиципационной деятельности, поведенческого торможения, кратковременной (рабочей) памяти и регуля-ции эмоций и аффекта, включая агрессию, играет пре-фронтальная кора, или лобный по-люс. Нейропсихологи назвали все это «управляющими когнитивными функциями» (О1апсо1а, 1995).

Анатомически лобная доля подразделяется на три области: латераль­ная (конвекси-тальная), медиальная (поясная) и орбитальная, дисфункция каждой из которых вносит свой вклад в формирование агрессивного поведения. Высказывалось предположение, что латеральная лобная кора участвует в регуляции физической агрессии, так как в норме эта область отвечает за сознательный контроль двигательного поведения (Спапсо1а, 1995). Медиальная кора поддерживает регулирование функций вегетативной нервной и эндокри-нной систем. Она имеет отношение к выработке условно-рефлекторных эмоциональных реакций, к голосовым реакциям, связанным с выражением внутренних состояний, и к при­своению эмоциональной валентности внутренним и внешним раздра­жителям. Дисфункция медиальной/поясной лобной коры имеет своим следствием психопатическое, асоциальное или другое отклоняющееся социальное поведение (Коннор, 2005). Повреждение орбиталь-ной коры может приводить к повышенной расторможенности, импульсивности, раздражи-тельности, повышенной моторике, эйфории и нарушениям внимания с повышенной отвле-каемостью (Коннор, 2005; Спапсо1а, 1995). С дисфункцией этой области

 

связываетсяпсихопатический подтип аг­рессии (ВЫг, 2003; Нате, 1993). Кроме дисфункции орбитальной коры нейробиологическую основу психопатии составляет изменение объема миндалины: чем меньше объем миндалины, тем более выражена пси­хопатия ( 2003).

Сопоставив литературные и собственные экспериментальные данные, Ч. Голден с сотр. (ОоИеп е( а!., 1996) пришел к выводу, что снижение способности к обучению и интеллектуальное снижение сами по себе не приводят к делинквентному поведению у подростков. Важнейшим нейропсихологическим фактором делинквентности является нарушение функции лобных долей. Сходные данные получили П. Джанкола и А. Зайхнер (СНапсо1а, 2еюппег, 1994). Нарушение функции лобных долей было выявлено у разных групп испытуемых, так или иначе проявляющих агрессию: у агрессивных мальчиков из группы риска по потреблению психоактивных веществ (ОНапсо1а е! а!., 1996), у агрессивных девочек из той же группы риска (О1апсо1а е{ а!., 1998), у подростков с психопатиями (Нзпег, ВЫг, 1998).

Английский исследователь Р. Блэр (ВЫг, 2001) считает, что важно различать по ге-незу реактивную и инструментальную агрессию, поскольку они связаны с различными ра-сстройствами: «приобретенной социопатией»»), возникающей на фоне поражения орбито-фронтальной коры, и психопатией, возникающей на фоне ранней дисфун­кции миндалины. Приобретенная социопатия чаще является следствием повреждения исполнительных эмо-циональных систем, обеспечивающих контроль над системами ствола, которые реагируют на угрозу. Инстру­ментальное антисоциальное поведение, которое отмечается у психопата, является следствием невозможности его социализации из-за нарушения способности фор-мировать связи между эмоциональными нестандартны-ми стимулами (примеры поведе-ния, провоцирующие крайне выраженную негативную реакцию) и стандартными (специи-фические проявления анти­социального поведения). В случае если человек воспитывается в социаль­ных условиях, создающих предпосылки для вовлечения в антисоциальное поведе-ние (например, бедность), то он может проявлять антисоциальное поведение, не испыты-вая при этом антипатии к дистрессу своих жертв. Вследствие гетерогенности в популяции лиц с расстройством поведения и антисоциальным расстройством личности различные случаи, вероятнее всего, имеют отношение либо к становлению приобретенной социо-патии (в отдельных случаях которой может находить отражение психотравма), либо к становлению психопатии как таковой.

В свою очередь, Ч. Гольден с сотр. (СоШеп е1 а!., 1996) приходит к выводу, что ан-тисоциальные личности делятся как минимум на две подгруппы: группу, имеющую пора-жения префронтальных отделов, и группу без видимых повреждений мозга. Представи-тели первой группы характеризуются импульсивностью, инфантильностью, неспособно-стью к самоконтролю и антиципации, легкой индуцированностью, что лежит в основе их агрессивных действий. Агрессивная гиперреакция у них особен­но заметна в периоды стресса. Представители второй группы, напротив, отличаются хорошими антиципацион-ными и организаторскими способ­ностями. Агрессия у них возникает как необходимая сос-тавляющая плана асоциального или криминального действия. Их асоциальность является не следствием мозговой дисфункции, а влиянием микросоциальной среды и проблемного воспитания. Более того, такие лица часто привлекают представителей первой группы для осуществления своих планов.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.48.142 (0.009 с.)