ТОП 10:

ИЗМЕНЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АСИММЕТРИИ ПРИ НАРКОМАНИЯХ И ТОКСИКОМАНИЯХ



Довольно много исследований посвящено изучению особенностей асимметрии при других видах химической зависимости, особенно при злоупотреблении опиатами и кокаином.

Проспективное исследование речевой доминантности и риска аддиктивного пове-дения, предпринятое Г Вассерманом с коллегами (ЛУаззеппап г1 а!., 1999), показало, что у подростков со снижением эффекта правого уха, выявленного при дихотическом тестиро-вании, через 1—2 года чаще отмечается потребление ПАВ. Авторы делают вывод, что на-рушение до­минантности по речи левого полушария является предиктором употреб­ления ПАВ в будущем, то есть аддиктивное поведение в своей основе имеет дефицит речевых функций, присущих левому полушарию.

Показатели асимметрии регионального мозгового кровотока (РМК) у опийных наркоманов значимо отличались от здоровых. У опийных нар­команов, продолжающих инъекционно вводить героин или находящихся на заместительной терапии метадоном, отмечено усиление РМК больше в левополушарных, чем правополушарных структурах, таких как мезола-теральная и верхняя височная кора, центральная извилина и нижняя те­менная кора (Пзпег е! а!., 1996). Сходные результаты были выявлены теми же исследова-телями у опийных наркоманов после детоксикации. У них отмечалось усиление РМК в пре- и постцентральных извилинах, а также верхней височной и нижней теменной коре левого полушария (8сптс11ег е1 а!., 1996). Исследование РМК у опиодных наркоманов, находящихся на метадоновой или морфиновой заместительной терапии, по сравнению с контрольной группой, обнаружило общее снижение кровотока в префронтальных облас-тях. Снижение мозгового кровотока слева у наркозависимых больше, чем в контрольной группе (Рега^аз е1 а!., 2002).

 

Московские исследователи Д. Давыдов и А. Полунина (Ваууёоу, Ро1-ишпа, 2004) утверждают, что нарушение функции планирования является одной из существенных находок при нейропсихологическом обследовании героиновы х наркоманов. Авторы исследовали корреляцию изменений ЭЭГ и проблем при выполнении конструктивного теста (То\уег оГ Ьопдоп Тез1) у больных героиновой наркоманией. Оказалось, что неспособность выполнить тест коррелирует с резким усилением частоты альфа-ритма в центральных отведениях левого полушария. В норме выполнение теста связано с частотой альфа-ритма правого полушария. Эти данные говорят о снижении правополушарных функций у героиновых наркоманов.

В работе Ю. Л, Арзуманова с коллегами (2000) на основании об­следования 100 бо-льных героиновой наркоманией в возрасте от 16 лет до 21 года установлено влияние осоз-наваемого мотивационно-значимого стимула на состояние активности коры мозга. Выяв-лено, что хроничес­кая героиновая интоксикация обладает латерализованным действием на кору полушарий мозга -получено более выраженное влияние герои­новой интоксикации на правое полушарие мозга. У больных героино­вой наркоманией наблюдается диффузная не-специфическая активация коры мозга на предъявление осознаваемого мотивационно-зна-чимого слова. Мотивационно-значимые стимулы вызывают добавочную акти­вацию коры головного мозга. Характер этой активации определяется кортикофугальным вовлечением лимбических механизмов интеграции эмоциональных реакций. О сглаживании межполу-шарной асимметрии мозга по результатам анализа величины амплитуды волны РЗОО во всех регистрируемых областях сообщает А. А. Абакумова (2000). Измерение РМК у опий-ный наркоманов с помощью ПЭТ после предъявления нейтральных стимулов и стимулов, связанных с наркотиком. показало активацию кровотока в левой медиальной префронта-льной и левой передней цингулярной коре наряду со снижением кровотока в затылочной коре исключительно в ответ на стимулы, связанные с нарко­тиком. Причем чем выше была тяга к наркотику, тем сильнее отмечалась активация передней лобной коры (2001).

Сходные исследования были получены ранее при изучении ак­тивации мозговых структур при просмотре фильмов с нейтральным и сексуальным содержанием, а также сцен курения кокаина (крэка) кокаиновыми наркоманами и здоровыми с помощью функ-ционального ЯМР. У кокаиновых наркоманов отмечалась большая активация слева в пере-дней лобной и лимбической коре, а также перешейке (тзи1а) при просмотре сцен курения крэка, по сравнению со здоровыми (Оагауап е1 а!., 2000). Не противоречат предыдущим исследованиям и данные ПЭТ-исследований: С. Килтс и сотрудники (2001) обнаружили билатеральную активацию метаболизма в миндалине (причем справа больше, чем слева), левом перешейке и передней поясной извилине, правой субкаллозальной извилине и доба-вочном ядре у кокаиновых наркоманов в состоянии выраженной тяги к наркотику. Авторы дела­ют вывод, что развитие адцикции связано с активацией лимбических, паралимбичес-ких и стриальных отделов мозга, включающих структуры, отвечающие за связь со стиму-лом-наградой (миндалина), стимулирующую мотивацию (субкаллозальная извилина/ доба-вочное ядро) и антиципацию (передняя поясная кора).

Используя традиционные методы нейропсихологической диагнос­тики для оценки нейропсихологического статуса больных героиновой наркоманией, М. Е. Баулина (2002) выявила три основных дефекта ВПФ у этих больных:

1)нарушение общей работоспособности и истощаемость, неспецифи­ческие нарушения памяти и других психических процессов — как следствие длительной интоксикации с поражением головного мозга, особенно его срединных структур, являющихся мишенью действия опиоидов;

1)

2)

3)

4)

5)

6)

7)

8)

9)

10)

11)

12)

13)

14)

15)

16)

17)

18)

19)

20)

21)

22)

23)

24)

25)

26)

27)

28)

29)

30)

31)

32)

33)

34)

35)

36)

37)

38)

39)

40)

41)

42)

43)

44)

 

 

2) импульсивность, нарушения целенаправленности деятельности, анализа, снижения уровня обобщения, отвлекаемость и персе­верации, свидетельствующие о заинтересован-ности левой лобной доли больших полушарий;

3) трудности в восприятии пространственных признаков зрительных стимулов, характер-ные для поражения правой теменно-затылоч­ной области, и нарушения понимания логико-грамматических отношений, свидетельствующие об органических изменениях в левой теменно-затылочной области.

С. Г. Александров (Александров, 2004) оценивал восприятие време­ни у больных ге-роиновой наркоманией, находящихся в абстинентном и постабстинентном состоянии, и обнаружил у них нарушение восприятия, оценки и воспроизведения временных интерва-лов. Автор заключил, что это связано с нарушениями в подкорковых ритмзадающих ст-руктурах (полосатом теле, миндалине, перегородке и гиппокампе), возникши­ми из-за ток-сического действия опиоидов. При этом изменения были однонаправленными у лиц, имев-ших различные профили моторной асимметрии (левшей, правшей и амбидекстров). Пос-ледний факт автор связывает с перестройкой межполушарных отношений у наркоманов и нивелированием межполушарных различий.

Довольно много работ посвящено исследованию мозгового метабо­лизма у наркома-нов с помощью ПЭТ. Так, исследования, проведенные Н. Волковым с коллегами (1999) при остром введении метилфенидата (аналога кокаина по своей фармакологической актив-нос­ти), показали активацию преимущественно правой орбитофронтальной коры и правого стриатума. Авторы полагают, что активация данных структур кокаином вызывает тягу и последующий компульсивный прием наркотика у аддиктов. Вместе с тем в ряде западных работ описываются и другие мозговые структуры, связанные с формированием влечения к кокаину: обнаружена корреляция между повышением метаболизма дорсолатеральной префронтальной коры, миндалины и мозжечка при усилении тяги к наркотику (Сгап1996). В другом исследовании приводятся данные об усилении РМК в миндалине и передней пояс­ной извилине наряду со снижением метаболизма в базальных ганглиях ( 1999).

Отклонения, свидетельствующие о патологии в передней поясной и префронтальной коре, а также мозжечке, были более выражены у лиц, злоупотребляющих кокаином, при наличии коморбидного злоупотреб­ления алкоголем. Н. Волков с коллегами (1991) приво-дит данные ПЭТ-исследований об усилении метаболизма в передней лобной коре и стриа-туме у кокаиновых наркоманов, испытывающих тягу к наркотику. Причем усиление мета-болизма в передних корковых отде­лах коррелирует с изменениями ЭЭГ в отведениях от лобной области (Копорка 1995). Другое исследование мозгового метаболизма с помощью ПЭТ, подтвердившее эти данные, проводилось во время беседы с кокаиновыми наркома-нами на нейтральные темы и темы, связанные с приемом кокаина, что вызывало у них усиление влечения к наркотику. Именно в это время метаболизм достоверно возрастал в передней лобной коре, а также левой височной и мозжечке (ЛУащ; е! а!., 1999).

Более противоречивы сведения об изменении функциональной асимметрии при ПчЭТ-исследованиях опиатной наркомании. Если Л. Бауэр (Ваиег, 2002) не нашел сущест-венных нейропсихологических отклонений при выполнении сложного когнитивного теста больными с опиоидной зависимостью, то Е. Лондон с коллегами (1990) с помощью ПЭТ обнаружил повышение метаболизма левого полушария по сравнению с правым у полисуб-стантных наркоманов, независимо от внутримышечного введения морфина, которое вызы-вало снижение метаболизма всего мозга без эффекта латерализации на 10%.

Имеются единичные исследования о латерализованном действии никотина на полу-шария мозга. ПЭТ-исследования показали, что нико­тин вызывает активацию метаболизма

 

 

глюкозы в левой задней цингу-лярной извилине, левой латеральной окципито-темпоралъ-ной извилине, таламусе правого полушария, а также зрительной коре (Вотто е( а!., 2000). Желание курить сопровождается активацией передних струк­тур левого полушария и уси-лением ЭЭГ-асимметрии (2тзег е1 а!., 1999). Эти данные нашли свое подтверждение и в более современном плацебо-контролируемом ПЭТ-исследовании, где было показано, что никотин вызвал усиление метаболизма в левых передних отделах мозга и снижение мета-болизма в левой миндалине. Усиление метаболизма в этих отделах положительно корели-рует с тягой к никотину (Козе е1 а!., 2003).

Имеются данные о нарушениях когнитивных функций, вызываемых другими нарко-тиками, в частности МДМА («экстази») и коноплей. Так, в обзоре А. Клюгмана и Дж. Гру-зелье (К1и§тап, ОгагеНег, 2003) говорится, что МДМА обычно употребляется в сочетании с другими наркотиками, особенно часто — с коноплей. Показано, что каннабис может ока-зывать острое влияние на познавательные функции (даже у недавних потре­бителей). Под-черкивается, что особенно опасно применение МДМА в абстиненции от каннабиса:МДМА вызывает мягкие долговременные эффекты на память и исполнительные функции интел-лекта (из-за на­рушения функции серотониновой системы). Хронические же эффекты канн-набиса на когнитивные функции могут быть непостоянными. Авторы утверждают, что для их оценки нужны чувствительные методы. Так, выра­женный дефицит внимания под влиянием каннабиса был обнаружен при электрофизиологических исследованиях. Сообщений о латерализованном действии МДМА и каннабиса авторы обзора не приводят.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.130 (0.007 с.)