ТОП 10:

НАРУШЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АСИММЕТРИИ МОЗГА И СЕКСУАЛЬНЫЕ ДЕВИАЦИИ



В ряде исследований лиц с девиантным сексуальным поведением с использованием различных нейропсихологических и нейролингвис-тических методов были получены данные, свидетельствующие о недо­статочности у этих испытуемых функций лобных и височных отделов с выраженным левополушарным акцентом (Нискег е! а!., 1986; Ьап§еу!г. е1 а!., 1988; УеиёаИ е! а!., 1986).

 

Особое место занимают нейропсихологические исследования сексуальных насиль-ников (педофилов, насильников-садистов и пр.). совершивших криминальные действия. Показатели батареи тестов Лу-рия—Небраска выявили у них поражение преимущественно в височных :•: лобных отделах. Не отличались от контроля тесты, направленные на выяв-ление сохранности тактильных функций, а также функций левого полулушария (цит.1996).

Основные феноменологические характеристики сексуальных девиаций, их навяз-чивый, квазиобсессивный характер, часто на фоне относительной гипосексуальности, по мнению ряда исследователей, свидетельствуют о наличии измененных лимбических меха-низмов, что приводит к актива­ции кортиколимбических структур доминантного полуша-рия (Р1ог-Непгу, 1991). П. Флор-Анри придерживается мнения, что сексуальные девиации у мужчин связаны с изменением его функционирования и дезинтеграцией лобных межпо-лушарных взаимодействий. По его мнению, патологическая организация нервных проце-ссов доминантного полушария является суб­стратом для формирования анормальных обра-зов при сексуальных деви-здиях и связана с изменением межполушарных взаимодействий, поэтому только эти патологические представления имеют высокую вероятность для ини-циирования оргастической реакции. При этом подчеркивается, что дисфункция одного полушария изменяет организацию и характер г ункционирования контрлатерального. На картине ЭЭГ у лиц с эксги-лщионизмом (Р1ог-Нешу, 1991) отмечается изменение передне-задних и чежполушарных фазовых отношений и чрезвычайно высокая активность лобных отделов правого полушария. При этом основной паттерн коге­рентности дизрегуляторных изменений характеризуется внутриполушарной дезинтеграцией доминантного полушария, определенными изменениями злектрофизиологической активности правого полушария (фронтальные отведения) и дезинтеграцией межполушарных взаимоотношений.

На основании собственных экспериментальных данных П. Флор-Анри (Р1ог-Непгу, 1987) первым выдвинул нейрофизиологическую концепцию роли полушарных отношений в организации и регуляции сексуального поведения (в том числе и аномального). Автор исходит из того, что полушарные нейрональные структуры непосредственно и юстаточно жестко связаны с организацией тех или иных паттернов сексуальной активности. Согласно этой концепции, в левом полушарии формируются вербально-идеаторные схемы сексуаль-ного поведения, ко­торые затем передаются в правое полушарие, где они преобразуются в соответствующие моторно-двигательные паттерны сексуальной активнос­ти. При этом возникновение аномальных форм сексуального поведения рассматривается как следствие дефицитарности нейрофизиологических -гюцессов формирования в левом полушарии «нормальных» вербально-илеаторных схем сексуальной активности, либо как нарушение передачи этих «моделей» в правое полушарие, или как недостаточность правопополушар-ных нейрофизиологических механизмов, воплощающих эти схемы в конкретные «сексу-альные» действия.

Однако связь именно левого полушария с формированием схем сексуальной актив-ности, как и то, что эти схемы обязательно должны быть вербально-идеаторными, вызы-вает большое сомнение и противо­речит данным многочисленных исследований механи-змов сексуального поведения животных и человека, указывающих на то, что формиро­ва-ние паттернов сексуальной активности (конкретно-чувственных по своей природе) обусло-влено прежде всего деятельностью подкорковых и лимбических структур головного мозга (и преимущественно право-, а не левополушарных). Кроме этого, в концепции П. Флор-Анри по-лушарные механизмы сексуального поведения фактически рассматри­ваются изо-лированно, в отрыве от анализа огромного массива данных, указывающих на связь полу-шарных отношений с общими процессами регуляции эмоций и «мотивированного»

 

поведения (разновидностью которых и являются «сексуальные» эмоциональные реакции и сексу­альное поведение).

Поэтому более продуктивным и обоснованным мог бы быть иной концептуальный подход, который и будет использоваться нами в даль­нейшем для интерпретации собствен-ных и литературных данных по изучаемому вопросу. Согласно этому подходу, полушар-ные нейрофизи­ологические механизмы регуляции сексуального поведения будут рас­смот-рены в контексте изложенных ранее современных представлений о структуре и функциях полушарных лимбико-кортикальных систем регуляции эмоциональных и мотивационных процессов. Это позволит в данной части главы достаточно логично структурировать уже имеющиеся в литературе данные и высказать ряд предположений, а в следующей части — интерпретировать результаты собственных исследований и сфор­мулировать новую гипо-тезу психо- и нейрофизиологических механизмов формирования аномального сексуаль-ного поведения.

Во-первых, можно ожидать, что экспрессивное выражение сексу­ального возбужде-ния и оргазмическая реакция как особые (во многом непроизвольные) формы эмоциона-льной экспрессии должны быть связа­ны в большей степени с активацией правого полуша-рия. И это находит свое подтверждение. Так, при оргазмической эпилепсии в подавляю-щем числе случаев очаг находится в правом полушарии (Р1ог-Нешу, 1983). При оргазме наблюдаются выраженные изменения ЭЭГ, также преиму­щественно в правой париеталь-ной области (Сопеп е1 а!., 1976). Эта же область гиперактивирована и при эротической стимуляции и переживании сексуального возбуждения (ТшЖег, Ва\узоп, 1984).

Во-вторых, из предыдущего анализа вытекает, что левое полушарие могло бы быть связано преимущественно с интериоризацией и реализаци­ей «нормальных» социальных стереотипов сексуального поведения, а пра­вое полушарие — с усвоением и организацией «индивидуальных» (особых) форм и способов сексуальной активности, которые в ряде случаев могут становиться «аномальными». Следовательно, вполне логично ожидать в та-ком случае у лиц с отклонениями от социальных стереотипов сексу­ального поведения (с сексуальными девиациями) гиперактивации правого н/или гипоактивации левого полуша-рия, что в отношении гипоактивации левого полушария и нашло свое подтверждение в ЭЭГ-исследованиях лиц с эксгибиционизмом и педофилией, проведенных П. Флор-Анри с сотр. (Р1ог-Непгу е1 а!., 1988, 1991). Вопрос о существовании правополушарной гиперактивации у лиц с аномальным сексуальным поведением оставался до последнего времени неясным, хотя в литературе имелись свидетельства о наличии структурных нарушений в правом полушарии сексуальных садистов (Ьап§еут е1 а!., 1988; 1996).

В-третьих, можно предположить, что анализ эмоционально-по­ложительных ассоциа-тивных «сексуальных» и «социальных» образов символов жизненного и сексуального «ус-пеха», эротики и пр.) должен осуществляться в большей степени в левом полушарии, а аннализ ана­логичных отрицательных ассоциативных образов (символов сексуальной неу-довлетворенности и ущербности, импотенции и пр.)- в правом. Поэтому указанное выше изменение полушарных отношений в сторону сравнительно большей правополушарной активированности у лиц с па-гафилиями и должно, согласно данной модели, сопровож-даться аффек­тивными расстройствами субдепрессивного характера, дисфориями и т. п. И действительно, было показано, что парафилии нередко сочетаются с яистимическими, дисфорическими и генерализованными тревожными гасстройствами (Со1етап,1990; 1992).

В-четвертых, можно ожидать, что «мотивационные» процессы организации «дости-жения» положительных, в том числе и сексуально-ассоциированных, ощущений домини-руют в левом полушарии, а про­цессы организации «избегания» неприятных социальных и

 

 

сексуальных ощущений (чувств «социальной» и сексуальной неудовлетворенности или неполноценности) — в правом.

Одним из методов изучения морфологической асимметрии является исследование дерматоглифических рисунков (отпечатков пальцев и ла­доней). Известно, что дерматогли-фический рисунок формируется уже во время первого триместра беременности и поэтому отражает ранние этапы онтогенеза. На формирование дерматоглифического рисунка ока-зывают влияние половые гормоны (1993). Дж. Холл и Д. Кимура, Ютига, 1994), исследуя дерматоглифические характеристики (об­щее число линий и асимметрию линий на отпе-чатках пальцев) у гомо-сексуалистов и гетеросексуалов, обнаружили достоверное преобла-дание левосторонней асимметрии у гомосексуалистов (больше линий слева на отпечатке пальца) при отсутствии различий в числе линий. По мнению авторов, это также свидетель-ствует в пользу большей правополушарности у гомосексуалистов.

Определенные отличия между гетеросексуалами и гомосексуалистами наблюдаются и в выполнении ряда когнитивных тестов, которые мужчи­ны-гомосексуалисты выполняют больше по «правополушарному — жен­скому» типу (Кимура, 1992). В более поздней рабо-те сообщается, что у мужчин-гомосексуалистов существенно чаще, чем в мужской популя-ции, отмечается преимущество левого уха при дихотическом тестировании, что свидетель-ствует о более частых случаях изменения левополушарной доминантности по речи (1995).

В результате нейропсихологического исследования гомосексуалистов были выяв-ле-ны специфические нарушения психических функций, близ­кие к наблюдаемым при недос-таточности структур правого полушария головного мозга. Отмечались односторонние (в левой руке) дефекты сложных видов чувствительности, праксиса и левостороннее игнори-ро­вание; невозможность удержания заданного порядка и пространственной ориентации эталонных стимулов при запоминании; трудности оценки и манипулирования с объек-тами, несущими отрицательную эмоциональ­ную окраску; специфические ошибки в счете; облегченное отношение к заболеванию (Беляева и др., 1992).

Р.Грин и Р. Янг (Огееп, Уоип§, 2000) изучали дерматоглифические характеристики 270 транссексуалов-мужчин (самоидентифицировавшихся как женщины), 54 транссексуа-лов-женщин (самоидентифицировавшихся как мужчины) по сравнению с контрольными 240 мужчинами и женщинами. У гетеросексуальных женщин общее число линий на паль-цевой подушке оказалось меньше, чем у гетеросексуальных мужчин. Различий в асиммет-рии выявлено не было. Между тем, гомосексуалисты-транссексуалы (то есть те. что, поме-няв пол, предпочитают секс с лицом своего вновь обретенного пола) -и мужчины, и жен-щины — существенно отличались от контрольной группы по показателям асимметрии ри-сунка. При этом гетеросексуальные транссексуалы не отличались от контроля. Это иссле-дование показало, что дерматоглифическая асимметрия является маркером исключительно сексуальной ориентации, а не транссексуализма. Тем не менее, в сходном голландском исследовании полученные данные не нашли своего подтверж­дения — никаких различий между группами транссексуалов (генетических мужчин и женщин), а также между ними и контролем выявлено не было (81аЬЬекоогп е1 а!,, 2000). На наш взгляд, это можно объяс-нить тем, что в работе не учитывались группы транссексуалов-гомосексуалистов.

Таким образом, в литературе приводится множество фактов по­ражений различных структур мозга, которые в той или иной степе­ни приводят к изменению нормального фор-мирования и реализации сексуальных функций и сексуального поведения, имеются све-дения об определенной специфике функционирования мозга и церебральной организации психических процессов у лиц с девиантным сексуальным поведением, а также свидетель-ства дизонтогенетической обусловленности и регрессивного характера подобных

 

 

нарушений. Анализ большого коли­чества литературных данных обнаруживает накопление леволатеральных признаков, дефицит функции лобных долей с акцентом дисфункции в правом полушарии, правополушарные модусы выполнения ряда нейро-психологических тестов.

Большое количество исследований посвящено связи функциональ­ной асимметрии мозга с половым диморфизмом, причем многие авторы сходятся во мнении, что литера-лизация функций у женщин менее вы­ражена, возможно, вследствие различной функцио-нальной организации полушарий (цит. по: Введенский и др., 1998). В ряде исследований было показано, что у лиц с парафилиями:

• часто отмечаются признаки психологической и поведенческой фемининности, что рассматривалось как проявления расстройства половой идентичности;

• в нейрофизиологическом плане, в частности при изучении ЭЭГ, наблюдаются изменения межполушарных отношений со сдвигом в сторону симметрии, аналогичной той, что выявляется у жен­щин.

Проблема половой идентичности расценивается как существенная и для личности сексуального насильника (цит. по: Введенский и др., 1998).

В свое время Н. Н. Брагиной и Т. А. Доброхотовой (1988) было предложено понятие «индивидуальный профиль функциональной асим­метрии» (ИПФА), характеризующее сочетание моторных (рука, нога) и сенсорных (глаз, ухо) асимметрий, присущих данному индивиду. При всем этом левая асимметрия зрения встречается реже у мужчин (12%), чем у женщин (26%), симметрия обнаружена только у 2% женщин. Левая асимметрия слуха встречается с одинаковой частотой у мужчин и женщин. В здоровой популяции выявляются 4 типа ИПФА:

1) правый;

2) преимущественно правый (левая асимметрия только одного пар­ного органа при правых асимметриях трех других);

3) смешанный (сочетание двух левых с двумя правыми асимметри­ями);

4) преимущественно левый (сочетание трех левых асимметрий с одной правой).

У мужчин чаще встречается правый тип ИПФА (40%, у женщин — 36%) и преимущественно правый (44%, у женщин— 42%).

Г. Е. Введенский и сотр. (1998) обследовали ИПФА у 60 мужчин, привлеченных к уголовной ответственности за совершение различных сексуальных правонарушений и на-ходившихся на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в лаборатории судеб-ной сексологии ГНЦ имени В. П. Сербского. Было обнаружено, что в группе лиц с анома-ль­ным сексуальным поведением в целом чаще, чем в группе нормы, встре­чаются симмет-рии по рукам, ногам и зрению, а также левая асимметрия слуха. Однако разницы в коли-честве леворуких в узком понимании этого термина не обнаруживалось. Вместе с тем частота встречаемости сим­метрии зрения в группах лиц с педофилией, агрессивно-садис-ти-ческим поведением и эксгибиционизмом значительно различается с отчетливым преоб-ладанием при эксгибиционизме. По частоте встречаемости левых асимметрий и симмет-рии наиболее близкой к группе нормы предста­ет группа лиц с педофилией; наиболее отли-чающейся — группа лиц с эксгибиционизмом, особенно по зрению. В группе лиц с анома-льным сексуальным поведением в целом тип профиля с наличием левых призна­ков встре-чается чаще, чем в норме. Меньше всего от нормы отличаются лица с педофилией, наи-более — лица с эксгибиционизмом.

Авторы делают вывод, что если говорить о накоплении признаков левосторонних асимметрий и симметрии в целом среди различных групп испытуемых, то статистически

 

достоверное его возрастание в группе лиц с аномальным сексуальным поведением согла-суется с ранее выявленными фактами, однако не является специфичным для лиц с пара-филиями.

На наш взгляд, следует отдельно рассмотреть вопрос об общих нейропсихологичес-ких паттернах парафилий и других форм девиантного поведения, а также психических расстройств. В литературе имеются мно­гочисленные указания, что при парафилиях досто-верно чаще встречаются другие отклонения поведения и психические расстройства, в большин­стве случаев, эмоциональной сферы. В рамках большого национального исследо-вания, проведенного в Нидерландах, исследовали 7076 мужчин и женщин. Среди них были выявлены лица, имевшие гомосексуальные контакты (2,8% мужчин и 1,4% женщин). Оказалось, что как на протя­жении жизни, так и за последние 12 месяцев гомосексуалисты обоего пола имели достоверно больше психических расстройств, чем гетеро-сексуалы. Особенно это касалось депрессии и тревожных расстройств. Напомним, что многочислен-ные исследования связывают эмоциональные расстройства, прежде всего, с дисфункцией правого полушария. Кроме того, у гомосексуалов чаще выявлялась алкогольная и наркоти-ческая зависимость (8апс1Гогс1 е1 а!., 2001).

Имеются также исследования, посвященные проблеме суицидальности среди лиц молодого возраста с сексуальными девиациями. Одно из наиболее представительных ис-следований подобного рода было проведено в Новой Зеландии. Было обследовано 1007 детей, после чего они наблю­дались в течение 21 года. Лишь 28 из них оказались гомосек-суалистами или бисексуалами. У них отмечался повышенный риск возникновения суици-дального поведения, депрессии, тревоги, поведенческих расстройств и никотиновой зави-симости (1999). Исследуя 48 пар монозиготных и 55 пар дизиготных близнецов, Р. Херрел с сотр. (1999) показал, что у тех из них, кто имел однополых партнеров, попытки суицида имели место в 6,5 раза чаще, чем у гетеросек-суалов, причем повы-шенный суицидальный риск не связан с психическими отклонениями или химической зависимостью.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой книге мы попытались показать, что в норме межполушарное взаимодействие имеет характер реципрокного, комплементарного и суперпозиции. Наши и другие иссле-дования свидетельствуют, что психическая патология связана с нарушением баланса межполушарной активации. Данные, полученные на методиках, позволяющих оценить активацию каждого полушария изолированно (измерение ПССА на правом и левом ухе и порогов возникновения ПО в полях зрения), убедительно показывают, что при депрессии отмечается патологичес­кая активация правого полушария и угнетение (реципрокное)1 левого. Наоборот, при маниакальном состоянии и параноидной шизофрении отмечается активация левого полушария и угнетение правого.

Более того, нами было показано, что изменение баланса актива­ции сопровождается изменением когнитивных функций: в когнитивной деятельности начинают преобладать модусы того полушария, которое более активировано. Так, удепрессивных больных при выполнении графической пробы это сопровождается усилением актуальности левой части пространства. В их рисунках начинает преобладать правополушарный способ изображе-ния — появляются признаки видимой геометрии, объемность, материальность изображе-ния, предметная соотнесенность, большее сходство с объектом. Наряду с этим отмечается переоценка ближней части пространства, которая проявляется в стремлении при­близить к наблюдателю предъявленные сцены.

В противоположность депрессии, маниакальное состояние и парано­идная шизофре-ния связаны со сдвигом баланса межполушарной актива­ции в сторону левого полушария

 

 

Это, в свою очередь, сопровождается повышением актуальности правой части простран-ства и снижением акту­альности левой части, вплоть до полного ее игнорирования. В рисунках доминирует левополушарный способ изображения: в пространственных построе-ниях появляются признаки объективной геометрии, рисунки становятся плоскостными, схематичными, усиливаются перспективные сокращения. При восприятии трехмерного пространства отмечается пе­реоценка дальней части пространства, которая проявляется в стремлении отдалить предъявленные сцены.

Таким образом, при психической патологии отмечаются не только сдвиги баланса активации, но и коренное изменение типа межполушарного взаимодействия. Взаимодейс-твие полушарий мозга по типу комплементарности и исправления ошибок (суперпозиции), обеспечи­вающее адекватное восприятие трехмерного пространства человеком, оказыва-ется нарушенным. Полушария начинают взаимодействовать по типу реципрокноети, что вызывает появление сложного синдрома на­рушения восприятия пространства.

В данной работе мы попытались ответить на вопрос, могут ли психотропные сред-ства, используемые для лечения психической пато­логии, изменять процесс межполушар-ного взаимодействия. Оказалось, что психотропные средства, улучшающие настроение (антидепрессанты и транквилизаторы), угнетают правое полушарие и реципрокно активи­руют левое, то есть вызывают сдвиг баланса активации в сторону левого полушария. Становится понятным, почему эти препараты улучшают настроение: левое полушарие связано с формированием положительных эмоций. Антидепрессанты и транквилизаторы используются при лечении депрессии, для которой характерна патологическая активация правого полушария. Наоборот, нейролептики, использующиеся для лечения мани­акального состояния и шизофрении, угнетают левое полушарие и реци­прокно активируют правое. Этим можно объяснить факт возникновения депрессии в качестве побочного эффекта при терапии нейролептиками: правое полушарие связано с формированием отрицательных эмоций. Напомним, что при мании и шизофрении патологически повышена активация левого полушария.

Изменение баланса активации полушарий под влиянием психо­тропных средств при-водит не только к изменению эмоционального со­стояния, но и к нарушениям когнитивной деятельности. Под влиянием препаратов, улучшающих настроение, повышается актуаль-ность правой части пространства и снижается актуальность левой части, в рисунках доми-нирует левополушарный способ изображения. Противоположно этому под влиянием ней-ролептиков усиливается актуальность левой части пространства, в рисунках начинает пре-обладать правополушарный способ изображения.

Вполне логично допустить, что клинический эффект психотропных препаратов свя-зан с нормализацией нарушенного баланса межполушарной активации. Более того, име-ются исследования, где говорится, что восстановление нарушенной межполушарной асим-метрии наблюдается именно в случаях эффективного реагирования на проводимую тера-пию. По мере нормализации баланса активации реципрокное взаимодействие полушарий мозга, преобладающее у душевнобольных, постепенно отходит на второй план, уступая место нормальному комплементарному взаимо­действию полушарий. Это, в свою очередь, приводит к восстановлению нарушенной при психозе когнитивной деятельности, что яв-ляется пре­диктором наступления клинического эффекта. Мы обнаружили также, что нап-равленность латерализованного эффекта психотропных препара­тов жестко детерминиро-вана и не зависит от наличия или отсутствия психической патологии, от характера патоло-гии, а также от способов введения (однократная инъекция или курсовое лечение).

 

.

Изучение особенностей межполушарных отношений при психи­ческой патологии, а также особенностей латерализованного действия психотропных препаратов, часть из ко-торых может вызвать зависимость от них, явилось предпосылками исследования более частных вопросов, связанных с нейропсихологическими основами отклоняющегося (деви-антного) поведения.

Мы постарались доказать, что нейропсихологическую основу хи­мической зависи-мости (вероятно, и нехимической тоже) составляет нарушение функциональной асиммет-рии мозга, которое выражается в повышенной активности правого полушария. Об этом свидетельствует и накопление леволатеральных признаков моторной и сенсорной асим-мет­рии. Это в определенной степени свидетельствует о нарушении межполушарной асим-метрии, когда ответственность за сенсорное и моторное доминирование начинает все бо-льше и больше брать на себя правое полушарие. Правое полушарие у химических аддик-тов принимает более активное участие, чем левое, и в решении когнитивных задач.

Известно также, что сдвиг баланса активации в сторону правого полушария вызы-вает депрессию. Отсюда можно сделать предположение, что у потенциальных алкоголиков и наркоманов из-за дисфункции пра­вого полушария эмоциональный фон базально снижен, и прием ПАВ является своеобразной попыткой «улучшить» этот отрицательный фон наст-роения, изменить баланс активации в сторону левого полушария, что сопровождается улу-чшением настроения. Так начинается приобще­ние к ПАВ и становление аддикции. Хрони-ческое потребление ПАВ, в большей степени влияющих на правое полушарие, должно неизбежно приводить к дезорганизации его работы и функциональному снижению. Одно-временно хронический прием ПАВ не может реципрокно «улучшить» функции и левого полушария. Механизм реципрокного межполушарного взаимодействия (снижение актива-ции одного полушария приводит к активации другого) действует при регуляции эмоцио-нального состояния, тогда как для осуществления высших когнитивных функций дейст-вуют иные, более сложные механизмы межполушарного взаимодействия - комплементар-ный и суперпозиции. В результате этого функции левого полушария также остаются дезо-рганизованными, что подтверждается эмпирическими исследованиями.

У лиц с агрессивным и делинквентным поведением мы также находим признаки нейропсихологического дефицита. У них также от­мечается накопление леволатеральных признаков — как моторных, так и сенсорных. В большинстве работ говорится о более низких показате­лях вербального интеллекта по сравнению с невербальным, что также го-ворит об общем снижении активности левого полушария у лиц с агрессивным поведением. Получены доказательства менее выраженной латерализации речевых функций. Нейропси-хологические тесты, измеряю­щие управляющие когнитивные функции, показали пони-женный уровень функционирования префронтальной коры. Результаты инструментальных исследований (ЭЭГ, МРТ, ПЭТ) частично коррелируют с вышеизложен­ными данными и также свидетельствуют о нарушении лобных корковых и подкорковых структур, в боль-шей степени левосторонних. В пользу нарушения межполушарных отношений говорят и изменения мозолис­того тела. Косвенным подтверждением особой роли правого полуша-рия в генезе агрессии могут служить и данные Р. Дэвидсона (ВауМзоп, 1992, 1998) об особой роли активации правой префронтальной коры в фор­мировании отрицательных эмоциональных реакций -агрессия всегда связана с отрицательными эмоциями.

Мы склонны рассматривать нарушение межполушарных отношений со снижением функциональной активности левого полушария и сдвигом ее в сторону правого полушария на фоне биполушарной дисфункции префронтальных отделов в качестве главной нейробиологической основы агрессии

 

Изучение лиц, совершивших суицидальную попытку, также сви­детельствует о су-щественном нарушении функциональной асимметрии мозга. Как и у аддиктов, эти изме-нения латерализации затрагивают как моторный и сенсорный, так и когнитивный уровни асимметрии. Усуи-цидентов отмечается значительное увеличение левых профилей мотор-ной и сенсорной асимметрии. Лица, совершившие суицидальную попытку, достоверно чаще, чем в контроле, используют правополушарный модус решения зрительно-простран-ственных и вербальных задач. Полученные нами результаты перекликаются с данными ЭЭГ-исследований (Огаае е(1996) о преобладании активности правого полушария у суи-циден-тов. Важным представляется также и то, что патологическая активация правого полушария у суицидентов не связана с наличием психической патологии, а является об-щей закономерностью как у психотических, так и непсихотических суицидентов. Это пе-рекликается с результатами состояния, тогда как для осуществления высших когнитивных функций действуют нейробиологических и генетических исследований, показавших, что наследственная передача суицидального поведения не зависит от на­следования психопа-тологии, связанной с суицидальным поведением, как не зависят от депрессии нарушения серотонинэргической актив­ности мозга, также связанные с суицидальным поведением (см.: Манн, Аранго, 2005).

Однонаправленные изменения функциональной асимметрии мы на­блюдаем и в гру-ппе сексуальных девиантов. Анализ большого количества литературных данных обнару-живает то же накопление леволатеральных признаков моторной асимметрии (работ по ис-следованию сенсорных признаков латерализации мы не встретили), дефицит функции лоб-ных долей с акцентом дисфункции в правом полушарии, правополушарные модусы вы-полнения ряда нейропсихологических тестов. Таким образом, и при этой форме девиант-ного поведения мы обнаруживаем сходные нейропсихологические паттерны.

Отдельно следует остановиться на коморбидности различных форм девиантного по-ведения как между собой, так и с другими психопатоло­гическими расстройствами, прежде всего аффективными и обсессивно-компульсивными. Многочисленные исследования по-казывают высокую коморбидность девиантных форм поведения как между собой, так и с другими психопатологическими состояниями (в некоторых работах приво­дится цифра 50% и выше). И это не случайно. По всей видимости, это должно быть связано со сход-ными этиопатогенетическими механизмами развития данной патологии. Отрицательный эмоциональный фон, высо­кий уровень базальной тревоги создает предпосылки для приема психоак­тивных веществ — аддиктивного поведения. Суицидальное и агрессивное поведе-ние также тесно связано с отрицательными эмоциями. Кроме того, высокая базальная тре-вога лежит в основе обсессивно-компульсивных расстройств, а многие парафилии имеют компульсивный характер про­явления. На наш взгляд, при этих расстройствах отмечаются сходные нейропсихологические паттерны, которые и являются проявлением па­тологичес-кой «нейробиологической почвы», лежащей в их основе. Из этих размышлений следует и главный вывод этой книги, которым мы и хотим ее завершить, отдавая себе отчет, что многие, может быть, самые главные исследования и открытия еще впереди: Все формы девиантного поведения имеют сходные нейропсихологические паттерны (дисфункция правого полушария), которые во многом объясняют высокую коморбидность этих рас-стройств между собой, а также с эмоциональными и обсессивно-компулъсивными рас-стройствами, связанными с этой дисфункцией, в первую очередь с тревогой и депрессие

й

Приложение

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АСИММЕТРИИ МОЗГА1







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.021 с.)