Права на хозяйствование с имуществом собственника



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Права на хозяйствование с имуществом собственника



Понятие и виды прав на хозяйствование с имуществом собственника. Вещные права, как уже отмечалось, явля­ются основной правовой формой реализации экономических отношений собственности, особенно с учетом того обстотг-тельства, что и само право собственности—хотя и важ­нейшая, но далеко не единственная разновидность ука­занных прав.

С этой точки зрения отношения присвоения произве­денных материальных благ могут опосредоваться, оформ­ляться юридически не только с помощью права собствен­ности, но и путем признания за производителями иных прав.

Признаваемые законом возможности владеть, пользо­ваться "и" распоряжаться' чyжимJИЦ^ццЁ£гвoм^JBOзникaющиe обычно по воле собственника и имеющие, ограниченное данной волей содёрж"аниё7"но'~защшц^емые в_ период их действия от любого вмешательства всех третьих лиц,, вклю­чая ~й"самого сбостГвенника, создают достаточно надежную правовую базу для вполне самостоятельной- производст-йённо-хозяйственн6ТГ"~деятельнбсти (даже если она осу­ществляется с помощью не принадлежащих непосредст-\ венному проиэводителхг средств" производствгГ). '

\___ Данные отношения кат? раз и охватываются группой вещных прав отдельных юридических лиц на хозяйствова­ние с имуществом собственника. Существование назван­ных прав предопределено наличием таких крупных собст­венников имущества, как государство, массовые общест-

' венные организации, другие коллективные собственники, которые не в состоянии непосредственно вести хозяйствен-

' ную деятельность со всем принадлежащим им имущест­вом, а вынуждены создавать для этого отдельные, само­стоятельные хозяйственные организации с правами юри-

^дических лиц,


Имущественная обособленность таких организаций от создавших их собственников, дающая им возможность са­мостоятельного участия в товарно-денежных отношениях, 1ребует признания за ними особыхправ на переданное им имущество собственников, но при одновременном со­хранении права собственности за их создателями.г С помощью конструкции иных (ограниченных) вещных прав и создается такое положение, когда имущество, на-

: ходясь (сохраняясь) в собственности учредителя, переда­ется для самостоятельного хозяйственного использования

S новому юридическому лицу. Сохранение права собствен­ности на имущество служит интересам собственника, а

I абсолютный характер вещного права, защищаемого в том числе и против собственника, охраняет интересы и само-

i стоятельнбсть пользователя.

В условиях «огосударствления» экономики конструк­ция особого вещного права на государственное имущество регулировала правовое положение государственных хо­зяйственных и иных самостоятельных организаций. С этой •ючки зрения она сохраняет преимущественное значение для отношений государственной собственности.

Не случайно, между прочим, и в зарубежных странах по мере развития государственной собственности и госу­дарственного сектора в экономике правовое положение го­сударственных организаций и в первую очередь—госу­дарственных предприятий все чаще решается с помощью конструкции особого вещного права, а не путем призна­ния двух «одинаковых» прав собственности (государства и предприятия) на одно и то же имущество (в рамках концепций «разделенной» или «доверительной» собствен-* ности—см.: Гражданское и семейное право развивающих­ся стран. Учебное пособие. М., 1989. С. 100; Зай­цев В. М. Природа прав на имущество государственных промышленных предприятий в Мексике.—В кн.: Полити­ческие и правовые системы стран Азии, Африки и Латин­ской Америки. М., 1983. С. 148).

По мере укрепления имущественного положения дру­гих крупных собственников (например, массовых общест­венных организаций, крупных производственных коопера­тивов) необходимость в этой конструкции стала ощущать­ся и здесь, причем не только для определения характера прав создаваемых ими самостоятельных производствен­ных организаций, но и для ограничения имущественных правомочий отдельных органов управления имуществом


этих собственников (например, профсоюзных комитетов и советов всех уровней).

Наконец, идея вещных прав доказала удачное в целом соответствие и таким ситуациям, когда несколько собст­венников по договору создавали новую правоспособную организацию при одновременном сохранении долевого пра­ва собственности на ее имущество. Более того, когда не­сколько государственных организаций — несобственников добровольно создавали новую организацию — юридическое лицо для каких-либо общих хозяйственных целей, стало возможным говорить о«производных» и даже«общих» вещных правах (см. Егоров Н. Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и диф­ференциация. Л., 1988. С. 71—76).

В новом законодательстве вещные права юридических ^иц на хозяйствование с имуществом собственника состав­ляют особую группу.

В нее, как уже отмечалось, следует включать:право полного хозяйственного ведения (п. 1 ст. 24 Закона о соб­ственности); близкое к нему по характеруправо аренд­ного предприятия на арендованное имущество (п. 1 ст. 18 Основ законодательства об аренде);право госбюджетного учреждения на самостоятельное распоряжение 'доходамиот хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 26 Закона о собст­венности);право госбюджетного учреждения на оператив­ное управление закрепленным за ним имуществом (п. 1 ст. 26 Закона о собственности).

Все они включают в себя известную триаду правомо­чий, осуществляемых в зависимости от воли собственника и в установленных им (и законом) пределах, а также за­щищаемых в абсолютном порядке.

Различие же между ними состоит вконкретном объемеи пределах указанных правомочий. Наиболее широки они у обладателя права полного хозяйственного ведения, к которому вообще «применяются правила о праве собст­венности, если законодательными актами Союза ССР, союзных и автономных республик не предусмотрено иное» (абз. 2 п. 1 ст. 24 Закона о собственности).

Наиболее узки эти правомочия у субъекта права опе­ративного управления, традиционно использов,авоиегося нашим гражданским законодательством в качестве основ­ного вида ограниченных вещных прав (ст. 26' Основ граж­данского законодательства 1961 г.).

Право полного хозяйственного ведения. При характе­ристике данного права необходимо подчеркнуть, что оно


являетсянаиболее широким по содержанию видом вещ­ных прав, максимально приближенным по объему к пра­вам собственника.

Раскрывая его содержание, д. 1 ст. 24 Закона о собст­венности исходит из того, что оно не только складывается "из триады правомочий владения, пользования и распоря­жения чужим (государственным) имуществом, что харак­терно для всей этой группы вещных прав, но и осущест­вляется его обладателем«по своему усмотрению» в рам­ках «любых действий, не противоречащих закону», что ха­рактерно уже только для права собственности (ср. п. 2 .ст. 1 Закона о собственности), но не для вещных прав.

С учетом принципиальной возможности распростране­ния на этот институт «правил о праве собственности» можно сказать, что субъекту права полного хозяйствен­ного ведения осталось буквально полшага до получения прав собственника.

Такой подход законодателя к формулированию содер­жания рассматриваемого института становится понятным, если учесть, что основной сферой его действия самим за­коном объявлены отношения по поводу имущества госу­дарственного предприятия, т. е. по существу по поводу принадлежности средств производства (пока в основном сохраняющихся в государственной собственности) непо­средственным производителям материальных благ—тру­довым коллективам.

Опять-таки не случайно в процессе подготовки и об­суждения законопроекта о собственности рядом ученых настойчиво предлагалось прямо объявить государственные предприятия (или их трудовые коллективы) собственни­ками закрепленного за ними государственного имущества либо той или иной его части (см.: Мозолин В. П. Пра­во государственной (общенародной) собственности в ус­ловиях совершенствования социализма//Сов. государство и ^раво. 1987. № 5; Б а с и н Ю. Г. Правовая модель полного хозяйственного расчета//Сов. государство и право. 1988. № 4; Калмыков Ю. X. Общенародная собственность и трудовой коллективу/Хозяйство и право. 1988. № 12, и др.).

Законодатель в конечном итоге не воспринял этих предложений, ведущих либо к установлению более чем спорной конструкции «двойной» («расщепленной») собст­венности на одно и то же имущество (и государства и тру­дового коллектива), либо вообще к полной и автомати­ческой отмене государственной собственности в экономи-


ке. Но он не смог пройти и мимо законных интересов тру­довых коллективов госпредприятий, справедливо расши­рив их правомочия.

Теперь в соответствии с п. 2 ст. 24 Закона о собствен­ности «государственные органы, уполномоченные управ­лять государственным имуществом» (т. е. обладающие правом государства-собственника в имущественных отно­шениях), вправе осуществлять в отношении переданного госпредприятиям имущества лишь три основных правомо­чия: 1) принимать решения о создании предприятий и оп­ределении целей их деятельности; 2) принимать решения о реорганизации и ликвидации госпредприятий (причем 1рудовой коллектив предприятия вправе в этом случае по-эребовать передачи реорганизуемого или ликвидируемого предприятия в аренду или преобразования его в иное пред­приятие, основанное на коллективной собственности, если только речь не идет о банкротстве предприятия); 3) кон­тролировать эффективность использования и сохранность вверенного госпредприятию имущества (рамки такого кон­троля определены законодательными актами Союза СОР—для общесоюзной собственности, республик—для республиканской собственности. Например, п. 1 ст. 35 За­кона о предприятиях в СССР разрешает собственнику проводить комплексную ревизию финансово-хозяйственной деятельности принадлежащих ему предприятий по своей инициативе не чаще одного раза в год).

Все иные действия в отношении государственного иму­щества, переданного в полное хозяйственное ведение гос­предприятий, включая возможность изъятия части иму­щества, выдачи обязательных плановых или иных заданий и т. п., могут предприниматься исключительно на договор-ьой (добровольной) основе. В противном случае они рас­сматриваются законом как неправомерное вмешательство в хозяйственную деятельность предприятия (ср. особенно абз. 3 п. 1 ст. 30 Закона о предприятиях в СССР) и вле­кут обязанность государственных органов по возмещению причиненных предприятию убытков (п. 2 ст. 30 Закона о предприятиях).

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что содержание права полного хозяйственного ведения огра­ничивается теперь закономчерез перечень действий, до­зволяемых представителю собственника (субъекту рассмат­риваемого права разрешается все, что прямо не отнесено законом &. компетенции собственника), а не через установ­ление каких-либо пределов его собственным правомочиям


(как было раньше, когда госпредприятию разрешалось де­лать лишь то, что прямо предусматривалось законода­тельством).

Это следует рассматривать как прямую конкретизацию принципа «дозволено все, что не запрещено», причем изъять какое-либо правомочие у субъекта права полного хозяйственного ведения и, наоборот, получить какое-либо правомочие на вмешательство в его хозяйственную дея-юльность собственник может лишь в случаях, предусмот­ренных законодательными, но не подзаконными актами Союза ССР, союзных и автономных республик (понима­ние «законодательных актов» как актов высших органов государственной власти, а не подзаконных постановлений союзного и республиканских правительств, особенно четко сформулировано теперь в п. 1 ст. 4 Закона о предприя­тиях в СССР).

Все это служит дополнительной гарантией соблюдения правомочий полного хозяйственного ведения. Иначе гово­ря, у собственника, наделившего свое предприятие правом Полного хозяйственного ведения, по сути, остается не триа~1 да правомочий владения, пользования и распоряжения/ переданным такому предприятию имуществом, а лишь| л. «управленческие» возможности по созданию, реорганиза-1 ции (в том числе, ликвидации) и контролю за деятель-) ностью «своего» юридического лица. _J

Разумеется, как собственник он сохраняет и право по*^ лучать доход от результатов деятельности созданного{;

предприятия, однако и это право может быть ограничено:^ например, в одном из вариантов проекта Закона о собст­венности в РСФСР предполагалось установить предел—У размере, не превышающем плату, которую собственник получал бы при сдаче соответствующего имущественного комплекса в аренду. Тем самым обеспечиваются права f ^предприятия (его трудового коллектива) на часть полу-',У денного дохода (за вычетом налогов и указанного «Пред-4/ принимательского дохода» собственника). Значение та-^ кого подхода можно оценить, если учесть, что основным / ' собственником такого имущества, как производственные ^ предприятия (объединения), пока, несомненно, остается государство.

В числесубъектов права полного хозяйственного веде­ния следует назвать не толькогосударственные предприя­тия, но ипредприятия, создаваемые другими собственни­ками—акционерными обществами и другими хозяйствен­ными обществами и товариществами, кооперативами, об-i86


щественными и религиозными организациями (ср. п. 1 ст. 2 и п. 2 ст. 10 Закона о предприятиях в СССР), а так­же отдельными гражданами (индивидуальными и семей­ными (групповыми) владельцами).

Третью группу субъектов этого права должны теперь составить«дочерние предприятия», т. е. самостоятельные предприятия—юридические лица, созданные другими пред­приятиями (п. 1 ст. 7 Закона о предприятиях в СССР).

Ясно, что производственные предприятия, большинство из которых не является и, очевидно, не будет являться собственниками своего имущества, по самой логике вещей не могут создать нового собственника, но вправе образо­вать субъекта иного вещного права.

Наконец, четвертую группу субъектов права полного хозяйственного ведения составляют«совместные предприя-1ия», создаваемые на основе объединения имущества уч­редителей — собственников (п. 2 ст. 2 Закона о предприя­тиях в СССР), но только в том случае, если это прямо предусмотрено учредительными документами или законом.

Например, в соответствии с п. 3 ст. 7 Закона о коопе­рации кооператив сохраняет право собственности (доле­вой) на имущество создаваемых им совместных предприя­тий и организаций, в том числе и объединений с его учас­тием, а также на имущество кооперативных союзов, если последнее не становится собственностью союза в целом. Аналогичное правило предусмотрено теперь ст.ст. 24 и 25 эстонского Закона о собственности.

Отсюда следует, что сами организации, создаваемые при имущественном участии кооперативов, не могут быть собственниками, а должны быть признаны обладателями права полного хозяйственного ведения на объединенное имущество учредителей. Следует еще раз подчеркнуть, что празо полного хозяйственного ведения по сути может принадлежать толькопроизводственным предприятиям.

Объектами права полного хозяйственного веденияпрежде всего являются сами производственные предприя­тия как особыеимущественные комплексы.

Имущество предприятия состоит из основных фондов, оборотных средств и иных ценностей, стоимость которых отражается в его балансе (п. 1 ст. 10 Закона о предприя­тиях в СССР). Их совокупность обычно охватывается по­нятиемуставного фонда.

К основным фондам в соответствии с законодательст­вом о бухгалтерских отчетах и балансах, по общему пра­вилу, относится имущество сроком службы более одного


года или стоимостью более 100 руб. за единицу: здания, сооружения (в том числе и непроизводственного характе­ра), оборудование, транспортные средства и тому подоб­ное имущество, не потребляемое в процессе (цикле) про­изводства, а переносящее стоимость на готовую продук­цию постепенно, частями—в виде амортизационных от­числений.

К оборотным средствам относится иное («потребляе­мое») имущество—сырье и материалы (мелкие инстру­менты), готовая продукция, определенные денежные сред­ства («фонды обращения»).

Кроме того, на предприятии образуются и некоторые специальные фонды финансового (денежного) характера (ст. 3 Закона о госпредприятии).

Это, ро-первых,поощрительные фонды, предназначен­ные для удовлетворения потребностей трудового коллек­тива предприятия:фонд зарплаты, фонд материального поощрения (предназначенный для премиальных выплат и оказания материальной помощи работникам), который может объединяться с фондом зарплаты вединый фонд (платы труда, а такжефонд социального развития (пред­назначенный на жилищное и социально-культурное строи­тельство и для удовлетворения других социальных по­требностей).

Во-вторых,фонды, предназначенные для производст­венных нужд. К ним относятся:фонд развития производ­ства, науки и техники и ремонтный фонд, цели которых очевидны из их наименования.

Наконец, имеется группафондов «смешанного харак­тера», напримерфонд валютных отчислений (который, например, может использоваться как для закупки импорт­ной техники, так и для социальных нужд коллектива) и финансовый резерв.

При необходимости могут образовываться и иные фон­ды (подробнее см.: Бибиков А. И. Фонды экономиче­ского стимулирования в системе хозяйственного механиз­ма. Экономико-правовые вопросы. Учебное пособие. Ива-ново, 1989; Заменгоф З.М. Правовой режим матери­альных и финансовых ресурсов в хозяйственных системах. М., 1987).

Долгое время подзаконные, особенно ведомственные нормативные акты тщательно регулировали порядок об­разования и использования (расходования) всех имущест­венных фондов предприятий (с учетом того, что большин­ство из них составляли государственные предприятия),


включая жесткие нормативы их образования. Особенно строго контролировался запрет использования денежных и иных материальных ресурсов не по целевому назначению (например, пресекались любые попытки израсходовать средства одного фонда на цели, для которых существовал другой фонд, в случае его недостатка). Соблюдение этого запрета считалось одним из важнейших способов поддер­жания пропорциональности в развитии народного хо­зяйства.

С принятием Закона о госпредприятии в 1987 году эти запреты и рамки несколько ослабли. Провозгласив в п. 3 ст. 2 возможность для трудового коллектива «самостоя­тельно решать все вопросы производственного и социаль­ного развития», данный Закон разрешил государственным предприятиям продавать, обменивать, сдавать в аренду, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы другим предприятиям и организациям основные и оборотные средства, а также списывать их с баланса, ес­ли они изношены или морально устарели (п. 4 ст. 4).

Однако одновременно им были установлены две моде­лираспределения дохода («модели хозрасчета»), приме­нявшиеся госпредприятиями по решению вышестоящего ор­гана и предусматривавшие довольно жесткий порядок и нормативы образования специальных имущественных фон­дов (ст. 3 Закона).

Лишь редакцией этого Закона от 3 августа 1989 г. предприятию было предоставлено право самому решать вопрос о том, на какой «модели хозрасчета» ему рабо-1ать, причем абз. 5 п. 1 ст. 3 было разрешено по своему усмотрению прибегать к использованию и «других форм хозяйственного расчета, а также арендных отношений».

Так, в 1989 году предприятия электротехнической про­мышленности и геологии проводили эксперимент по ис­пользованию системы «налогообложения доходов» (см.:

Лаврентьев А. Облагается налогом//Эконом. газ. 1989. №35. С. 10).

В одяом из вариантов этой системы предприятия за счет своих доходов создают любые фонды, которые они считают необходимыми (как традиционные, так и новые, например фонд риска), по самостоятельно определяемым ими нормативам и направлениям использования, а в дру­гом варианте фонды вообще не создаются, а полученный доход расходуется предприятием по единой смете.

Закон о предприятиях в СССР в п. 2 ст. 21 устанавли­вает, что прибыль, оставшаяся у предприятия после упла-


ты налогов и других необходимых платежей в бюджет ! (чистая прибыль), поступает в«полное его распоряже- ;

ние», и предприятие самостоятельно определяет направ- ;

ления ее использования, если иное не предусмотрено его •уставом.

Иными словами, предприятие само должно решать, какие фонды, в каком объеме (по каким нормативам) и для каких нужд ему создавать, что полностью соответст­вует характеру его права полного хозяйственного ведения. Разумеегся, учетное значение сохраняет деление имущест­ва на основные и оборотные средства, а экономическая целесообразность приводит к созданию на предприятии производственных, социальных (поощрительных) и иных специальных фондов.

Воздействие государства на их образование и расхо­дование будет осуществляться не с помощью прямых предписаний органов государственного управления, а «че­рез налоги, налоговые льготы, а также экономические санкции» (абз. 2 п. 2 ст. 21 Закона о предприятиях в СССР).

Более того, предприятия получили теперь право про­давать и сдавать в аренду средства производства и иные материальные ценностине только другим юридическим лицам, но и гражданам (если иное не предусмотрено их уставами либо не касается имущества, которое в соот­ветствии с законом вообще не может находиться в собст­венности или в пользовании граждан).

С согласия собственника или уполномоченного им ор­гана допускается и безвозмездная передача имущества в собственность или в пользование граждан (при соблю­дении тех же запретов). Ведь граждане как собственники уравнены в правах с коллективными собственниками.

Таким образом, не будучи собственниками, субъекты права полного хозяйственного ведения имеют весьма ши­рокие правомочия не только по владению и пользованию, но и по распоряжению закрепленным за ними имущест­вом.

Об этом свидетельствует и характеристочников фор­мирования находящегося у них имущества. Наряду с ма­териальными взносами учредителей-собственников и дохо­дами от собственной хозяйственной деятельности к ним от­несены идоходы от ценных бумаг (п. 3 ст. 10 Закона о предприятиях в СССР).

Государственным предприятиям право выпуска ценных бумаг и осуществления целевых займов для привлечения


дополнительных финансовых ресурсов было предоставле­но ранее п. 3 ст. 2 Закона о госпредприятии в редакции от 3 августа 1989 г.

Закон о предприятиях в СССР прямо разрешил сверх того взаимный (коммерческий) кредит предприятий, т. е. реализацию потребителям своей продукции (работ, услуг) с рассрочкой платежа и уплатой за это процентов, оформ­ляемыхвекселями получателей такого кредита (п. 5 ст. 27).

Следовательно, выпуск ценных бумаг (облигаций, век­селей, «акций трудового коллектива» и т. п.) и получен­ный за счет этого доход становятся нормальным, обычным источником образования имущества производственного предприятия.

Важно также подчеркнуть, что широкие правомочия субъекта права полного хозяйственного ведения сочетают­ся с егополной имущественной ответственностью за ре­зультаты деятельности.

Здесь важны два обстоятельства. Во-первых, сохраня­етсяпринцип раздельной ответственности собственника и созданного им юридического лица по обязательствам, ес­ли иное специально не предусмотрено законом (абз. 2 п. 1 ст. 5 Закона о собственности).

Сказанное означает, что по долгам юридического лица, получившего от собственника право полного хозяйственно­го ведения соответствующей частью его имущества, кре­диторы данного юридического лица не смогут обратить взыскание на иное имущество собственника (ссылаясь на то, что обязательство возникло на базе имущества, при­надлежащего собственнику).

Во-вторых, по обязательствам юридического лица взы­скание может быть обращено на любоеимущество, при­надлежащее ему на праве полного хозяйственного веде­ния (абз. 1 п. 1 ст. 5 Закона о собственности). В силу это­го прекращается действие всех традиционных для нашего гражданского законодательства правил об ограничении от­ветственности организаций перед кредиторами только их денежными средствами и оборотными фондами (ст.ст. 22, 23, 24 Основ гражданского законодательства 1961 года). Основные фонды нельзя более считать забронированными от взыскания кредиторов.

Изложенное означает, в частности, что при отсутствии } предприятия, например государственного, денежных средств на уплату санкций и убытков за ненадлежащее исполнение обязательств кредитор вправе потребовать про­дажи иного имущества предприятия, включая основные


фонды, с публичных торгов (аукциона) и удовлетворения гфетензий за счет вырученных сумм.

Тем самым понятия «неплатежеспособности» и «убы­точности» (ср. п. 1 ст. 23 Закона о госпредприятии), ранее лишь осложнявшие деятельность соответствующих пред­приятий и являвшиеся лишь одним из теоретически воз­можных оснований ее прекращения, теперь трансформи­руются з конкретное понятие«банкротства», как бесспор­ное и безусловное основание для его ликвидации (ср. п. 2 ст. 37 Закона о предприятиях в СССР).

В свете указанного положение о «полной имуществен­ной ответственности» предприятия по всем его обязатель­ствам (включая, например, и обязательства, возникшие в силу выдачи им векселей и других ценных бумаг), про­возглашенное п. 1 ст. 34 Закона о предприятиях в СССР, приобретает новый, реальный смысл, а имущественная обособленность субъекта права полного хозяйственного ве­дения — законченный характер.

Суммируя изложенное, можно оказать, что право пол' ного хозяйственного ведения представляет собойособое вещное право юридического лица (производственного пред» приятия) по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом государства или иного собст­венника в пределах, установленных законом и целями дея­тельности данной организации (закрепленными собствен­ником в ее уставе).

В заключение необходимо отметить одну особенность рассматриваемого института в новых условиях хозяйство­вания. Как известно, для государственных предприятий остановлена обязанность передачи части чистой прибыли в долевую собственность членов его трудового коллекти­ва (ст. 25 Закона о собственности).

Поскольку такое имущество (денежные средства) обыч­но не изымается его работниками у предприятия, а остает­ся в его распоряжении, следует признать, что государст­венное предприятие теперь осуществляет правомочия пол­ного хозяйственного ведения по отношениюне только к государственному имуществу, но и к имуществу своих ра­ботников в виде находящейся в их долевой собственности части чистого дохода.

Это—новое явление в нашем законодательстве и хо-вяйственной практике. На него важно обратить внимание 1 еще и потому, что Закон о предприятиях в СССР распро-| странил данное положениеи на другие (негосударствен-1


ные) предприятия в случаях, предусмотренных законом или уставом предприятия (п. 3 ст. 21).

В силу сказанного возможно и более широкое распро­странение ситуаций, когда в полном хозяйственном веде­нии юридического лица (предприятия) находится имуще­ство, принадлежащее гражданам, а не государству или коллективным собственникам.

Право арендного предприятия на арендованное имуще­ство. Аренда государственных предприятий их трудовыми коллективами, как уже отмечалось, представляет собой отнюдь не разновидность гражданско-правового договора имущественного найма, а особый способ «разгосударств­ления» экономики, одну из главных форм преобразования государственной собственности в коллективную (п. 2 ст. 10 Закона о собственности).

Соответственно этому правомочия арендного предприя­тия на переданное ему в аренду государственное имуще­ство определяются не нормами гражданского права о до­говоре имущественного найма (аренды) и правах нанима­теля (арендатора), а законодательством об аренде, до­говором с арендодателем и уставом арендного предприя­тия.

Правомочия арендного предприятия относительно арен­дованного имущества достаточно широки и близки к пра-ьомочиям субъекта права полного хозяйственного ведения. Арендное предприятие также владеет, пользуется и рас­поряжается арендованным имуществом и, в частности, имеет право продавать его, обменивать, сдавать в субарен­ду (поднаем), предоставлять бесплатно во временное поль­зование либо взаймы, не испрашивая согласия собствен­ника (арендодателя), а также самостоятельно вносить из­менения в состав арендованного имущества, проводить его реконструкцию, расширение, техническое перевооружение, увеличивающие его стоимость (п. 1 ст. 18 Основ законо­дательства об аренде).

Однако эти правомочия осуществляются арендным пред­приятиемне «по своему усмотрению», а в соответствии с договором аренды.

Арендное предприятие свободно в хозяйственной дея­тельности и вправе самостоятельно определять ее направ­ления только «за пределами исполнения обязательств по договору аренды» (ст. 11 Основ законодательства об арен­де).

Гранады распоряжения арендованным имуществом ему ^aкжe сгавят условия договора аренды, которые могут за-

13 Заказ 6530193


прещать отчуждение или изменение арендованного иму- j щества без согласия собственника (арендодателя). Более i того, этим договором арендное предприятие обычно обя-зуется принимать на себя выполнение госзаказа и других ^ заказов по сложившимся до его образования у арендуе­мого госпредприятия хозяйственным связям (тогда как на имущество, являющееся его коллективной собственностью, оно принимает госзаказы и иные обязательства в строго добровольном порядке—см. п. 4 ст. 18 Основ законода­тельства об аренде).

В соответствии с п. 4 ст. 16 Основ законодательства об аренде арендное предприятие рассматривается в качестве правопреемника взятого им в аренду госпредприятия и об­ладает как его правами, так и несет ряд обязанностей, ус­ловия дальнейшего осуществления которых опять-таки предусматриваются в договоре аренды.

Таким образом, арендный договор, в известной мере от­ражающий и волю собственника-арендодателя, наряду с уставом арендного предприятия (п. 2 ст. 16 Основ законо­дательства об аренде) устанавливает пределы прав аренд­ного предприятия.

Разумеется, арендный договор отражает и волю аренд­ного предприятия. Более того, оно вправе добиваться от собственника (или уполномоченного им органа)принуди­тельного заключения договора аренды через арбитраж (абз. 3 п. 1 ст. 16 Основ законодательства об аренде), и даже требовать через арбитраж включения в условия договора пункта о полном или частичном выкупе арендо­ванного имущества, если только общесоюзным или рес­публиканским законодательством не определены ограни­чения или запреты такого выкупа (п. 1 ст. 10 Основ зако­нодательства об аренде).

Иными словами, оно может добиваться возникновения особого вещного прача на арендуемое государственное иму­щество с возможностью его последующего преобразования ь право собственности (коллективной). Такой специфич­ный порядок появления вещного права арендного пред­приятия чоже существенно отличает ото от права полного хозяйственного ведения, возникающего по прямому указа­нию закона.

Субъектом права арендного предприятия на арендован­ное имущество являетсясамо предприятие как юридиче­ское лицо. Порядок его образования из трудового коллек­тива бывшего государственного предприятия предусмотрен п. 1 ст. 16 Основ законодательства об аренде и уже осве-

i94


щался при рассмотрении вопроса о праве собственности такого предприятия.

Здесь важно отметить, что субъектом данного права мо­жет стать и арендное предприятие, возникшее на основе 1 рудового коллектива не государственного предприятия, а предприятия, принадлежавшего общественной организации(ст. 24 Основ законодательства об аренде). Кроме того, им может стать икооператив, арендующий государствен­ное предприятие (ст. 25 Основ законодательства об арен­де). Вместе с тем надо иметь в виду, что во всех других видах аренды (аренда имущества гражданами, «арендный подряд») у арендаторов возникает не вещное право, а обя­зательственное.

Поскольку вещное право юридического лица-арендато­ра возникает только в случае аренды государственного (или общественного) предприятия или объединен я v>^ целого, следует сказать, что основнымобъедок вьшни о права арендного предприятия является особый им.,1',-сг-венный комплекс—производственное предприятие: или объединение в целом как определенная совокупность иму­щества (основных, оборотных и других имущественных фондов, а также имущественных прав и обязанностей арен­дуемого пр едпр иятия).

Здесь необходимо различатьимущество, сохраняющее­ся в собственности арендатора (и находящееся у аренд­ного предприятия на особом вещном праве), иимущество, становящееся коллективной собственностью арендного предприятия.

К последнему в соответствии со ст. 11 Закона о собст­венности и п. 1 ст. 9, ст. 19, п. 1 ст. 21 Основ законода­тельства об аренде относятся готовая продукция, получен­ные доходы (прибыль) и приобретенное за счет средств данного предприятия имущество. (На обычном государст-ьенно.у предприятии указанные виды имущества находят-с" в его полном хозяйственном ведении, а не в собствен­ности.)

Вклады членов трудового коллектива арендного пред­приятия, образуемые в соответствии с п. 2 ст. 21 Основ за­конодательства об аренде, касаются только имущества, на­ходящегося в собственности арендного предприятия и в силу этого не распространяются на имущество, находя­щееся у него на самостоятельном вещном праве. Таким Образом, арендное предприятие часть имущества имеет в собственности, а часть (главным образом, основные фон­ды) — на указанном вещном праве.

13* 195


Арендное предприятие может быть создано на основе аренды имущества отдельного производства (цеха), cipyn-турной единицы или другого подразделения предприятия (объединения), что предусмотрено ст. 22 Основ законода­тельства об аренде. В таком случае объектом рассматри­ваемого вещного права становится данная структурная еди­ница, цех, иное подразделение предприятия (объединения) как самостоятельный имущественный комплекс.

Вещное право арендного предприятия пользуетсяабсо­лютной защитой, приравненной к защите права собствен­ности, причем требования о его защите могут быть предъ-рвлены ко всем лицам, включая арендодателя-собствен­ника (п. 1 ст. 15 Основ законодательства об аренде)..

Важной дополнительной гарантией рассматриваемого права является запрет обращения взыскания по долгам арендодагеля (собственника) на сданное в аренду имуще­ство (п. 2 ст. 15 Основ законодательства об аренде). Ска­занное означает,-что в период действия договора аренды собственник имущества не может измениться и соответст­венно условия договора не могут быть пересмотрены.

Можно сказать, что вещное право арендного предприя­тия представляет собой особоевещное право юридическо-ю лица владеть, пользоваться и распоряжаться имущест­вом государственного или общественного предприятия (объединения, его подразделения) в пределах, установлен­ных договором с собственником-арендодателем.

Вещные права госбюджетного учреждения. Находящие­ся на бюджетном финансировании учреждения (ор<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.016 с.)