Право собственности хозяйственных ассоциаций (объединений)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Право собственности хозяйственных ассоциаций (объединений)



Субъект права собственности хозяйственных ассоциаций ^объединений). Статьей 3 Закона о предприятиях в СССР и п. 7 ст. 5 Закона о госпредприятии государственным пред­приятиям, объединениям и организациям, независимо от ведомственной принадлежности, предоставлено право са­мостоятельно создавать на договорных началах концерны, консорциумы,, межотраслевые государственные объедине­ния, государственные производственные (отраслевые) объединения, различные ассоциации и другие крупные ор­ганизационные структуры, в том числе с участием коопера­тивов и совместных предприятий, создаваемых с фирмами иностранных государств, т. е. иных (негосударственных)

•собственников. Такое же право предоставлено арендато­рам ст. 6 Основ законодательства об аренде и кооперати­вам—п. 3 ст. 10 Закона о кооперации.

Речь, таким образом, идет о различных добровольных организационных формах объединения государственных и иных юридических лиц, создающих новую правосубъект-иую организацию (объединение).

К сожалению,, наше законодательство не проводит раз­личий между перечисленными организационными формами, более Того, зачастую рассматривает их как равнозначные, чем ставит в тупик при выборе той или иной формы: какой из них отдать предпочтение и по какой причине?

Ведь по прямому указанию закона предприятие или организация, добровольно вошедшая в любую из перечис­ленных форм объединений, сохраняет юридическую и эконо­мическую самостоятельность. Следовательно, отличия надо искать в правовом положении данных объединений, а при -лх отсутствии существование таких разнообразных форм теряет смысл.

При этом можно учесть, что некоторые из названных категорий уже давно используются в коммерческой прак-


тике и приобрели более или менее устоявшееся содержа­ние (а в ряде случаев и нормативное закрепление), прене­брежение которым может привести к путанице и практиче­ским затруднениям.

С точки зрения добровольного объединения материаль­ных и иных ресурсов для достижения тех или иных хозяй­ственных целей наименьшей степенью концентрации ха­рактеризуется (или во всяком'случае должен характеризо­ваться)консорциум.

Он обычно представляет собой временное соглашение (договор) организаций-участниц об объединении ресурсов^ как правило, с целью создания или финансирования едино­го, крупного хозяйственного объекта.

Сам консорциум не является юридическим лицом как-целое, но управляется по взаимному согласию всех участ­ников, подчиняющихся общему согласованному руководст­ву только в части достижения совместных целей. По дости­жении общих целей консорциум прекращает действие.

Каждый из участников в соответствии с договором вно­сит свою долю, расходуемую на общие нужды, и несет ответственность по общим обязательствам консорциума & пределах этой доли, а при недостатке общего имущества — и другим имуществом (как участник договора о совместной хозяйственной деятельности, каковым по сути и является консорциум).

Фактически консорциум может рассматриваться и как. простое товарищество с той лишь разницей, что его участ­никами всегда являются только юридические лица и мас­штаб их хозяйственной деятельности достаточно велик.

Попытка в нормативном порядке определить понятие консорциума, а также ассоциации и концерна, пожалуй, впервые-в нашем законодательстве предпринята в поста­новлении Совета Министров Литовской ССР от 25 сентяб­ря 1989 г. № 199 «О порядке создания и регистрации объе­динений, предприятий и организаций вневедомственного статуса хозяйства Литовской ССР,' а также ассоциаций, концернов и консорциумов» (Ведомости Верховного Сове­та и Правительства Литовской ССР, 1989. № 29. Ст. 386).

В п. 3 данного постановления говорится о праве органи­заций создавать консорциумы, в которых «несколько бан­ков или предприятий договариваются совместно использо­вать заем или проводить коммерческие операции большого масштаба».

При всем его несовершенстве данное определение мо­жет служить известной иллюстрацией к понятию консор-


диума. Конкретным примером может служить созданный в одном из районов Киевской области агропромышленный консорциум «Володарка», участниками которого стали ки­евский политехнический институт, облагрострой, областное отделение Агропромбанка и районное агропромышленное объединение, а целью деятельности—строительство круп­ного комбината стройматериалов (см.: Экономика и жизнь. 1990. №5. С. 2).

Следующей, более высокой ступенью являетсяассоциа­ция (союз) как добровольное объединение предприятий и организаций по отраслевому, территориальному или иному признаку.

В отличие от консорциума ассоциация — более устойчи­вое образование, носящее постоянный, а не срочный ха­рактер.

В п. 2 постановления Совета Министров Литовской ССР от 25 сентября 1989 г. ассоциация определяется как доб­ровольный общественный союз или другое формирование самостоятельных объединений,, предприятий, организаций, который создан для осуществления совместной хозяйствен­ной, научной, социальной, культурной или другой цели.

Ассоциация как целое может и не быть юридическим лицом. Однако на практике возможно и создание ассоциа­ции с правами юридического лица как целого. Такова, на­пример, Государственная агрохимическая ассоциация «Аг-рохим», созданная постановлением Совета Министров СССР от 5 августа 1989 г. № 611 (СП СССР. 1989. Отд. 1. № 28. Ст. 112), в которую вошли предприятия бывшего Министерства по производству минеральных удобрений и объединения «Союзсельхозхимия».

В данном случае участники возлагают на ассоциацию централизованное выполнение определенных производст­венно-хозяйственных функций, а она начинает играть по отношению к ним роль органа управления.

Фактически эти функции выполняет обособленный ап­парат управления ассоциации,, выступающий, однако, не от своего имени, а от имени ассоциации в целом (и соответ­ственно—под ее имущественную ответственность).

Более предпочтителен поэтому вариант ассоциации, в которой юридическим лицом является, по крайней мере, обособленный аппарат управления, выступающий от своего имени и под собственную имущественную ответственность.

В случае же с «Агрохимом», объявленным в п. 2 на­званного постановления правительства юридическим лицом как целое, по существу произошла очередная «смена выве-


ски», превратившая аппарат бывшего министерства в ап­парат управления «ассоциации», а нечеткость законода­тельства лишь содействовала этим «бюрократическим играм».

В настоящее время наиболее распространены у нас «ассоциации делового сотрудничества», представляющие добровольные объединения советских производственных предприятий и объединений и внешнеэкономических орга­низаций, образованные с целью содействия экспортно-им­портным операциям.

Такими ассоциациями являются также «торговые дома», образуемые специализированными организациями, кото­рым разрешено осуществлять розничную торговлю и ока­зывать услуги на иностранную валюту (см.: пп. 1—4 поста­новления Совета Министров СССР от 20 июля 1990 г. № 712 «О совершенствовании розничной торговли и оказа­ния услуг на иностранную валюту на территории СССР»// СП СССР. 1990. Отд. 1. № 17. Ст. 92).

Еще более централизованную структуру представляют собойконцерн и межотраслевое государственное объедине­ние (МГО) как его разновидность. (МГО, как можно су­дить уже по названию, является объединением государст­венных организаций межотраслевого характера, тогда как концерн может быть и отраслевым,, и негосударственным объединением, включающим в себя, например, кооперати­вы или арендные предприятия.)

Литовское законодательство также рассматривает кон­церны как «более высокие формы объединения предприя­тий, когда предприятия формально остаются независимы­ми, однако в финансовом отношении подчиняются господ­ствующей группе участников концерна» (п. 3 постановле­ния Совета Министров Литовской ССР от 25 сентября 1989 г.).

Концерн является добровольным объединением пред­приятий и организаций, обычно по производственному при­знаку, но всегда с правами юридического лица как целого (хотя и не обязательно с обособленным аппаратом управ­ления,, ибо централизованные функции могут быть возло­жены участниками на головную организацию концерна).

Организации, вошедшие в состав концерна или МГО, составляют единый хозяйственный комплекс, но внутрен­ние взаимоотношения строят на основе взаимных догово­ров, ане иерархической подчиненности, сохраняя экономи­ческую и юридическую самостоятельность.

В концерне обычно образуются централизованные фон-


ды и создаются общие «хозрасчетные фирмы» (внешнетор­говые, рекламно-сбытовые и др.), а нередко—и свой ком­мерческий (отраслевой) банк.

Таков, например, государственный концерн «Норильский никель», созданный Норильским горно-металлургическим комбинатом, комбинатами «Североникель», «Печенгани-кель», Красноярским заводом цветных металлов и Олене-горским механическим заводом, ранее входившими в си­стему Министерства металлургии СССР (см.: Эконом. газ. 1989. №47. С. 8).

Форму концерна избрали и получившие права юридиче­ского лица шахты бывшего объединения «Интауголь» (см.:

Экономика и жизнь. 1990. № 6. С. 5), рассматривающие его как «союз равноправных производителей».

Вместе с тем более жесткую, чем в других объединени­ях, структуру управления концерном вновь использовали для сохранения прежнего аппарата управления некоторых министерств.

Например, в бывшем Министерстве промышленности

•стройматериалов входившие в его состав всесоюзные про­мышленные объединения преобразованы в 8 «концернов» («Цемент», «Асбест», «Асбестоцемент», «Техстекло», «Стромтепломаш», «Спецжелезобетон», «Союзминерал»,

-«Строминноцентр»), а их объединили в Государственную ассоциацию «Союзстройматериалы», которой фактически объявили бывшее Минстройматериалов (см.: Правитель­ственный вестник. 1989. № 24. С. 2). А на базе бывше­го Министерства газовой промышленности «возник» госу­дарственный концерн «Газпром», объявленный доброволь­ным объединением предприятий данного министерства.

Из этого, между прочим, видно,, что министерство, при­нимая любую форму—«ассоциации» (Минудобрений), «концерна» (Мингазпром) и т. д., стремится к введению в принципе одинаковой, традиционной управленческой струк­туры, смазывая различия указанных организационных форм и используя для этого недостатки законодательства.

В связи с созданием всех перечисленных объединений возникает вопрос об их имущественной обособленности и правомочиях относительно переданного им участниками объединений имущества.

Такой вопрос не возникает лишь при создании консор­циума, поскольку он, как правило, неправосубъектен и речь может идти только о праве общей долевой собствен­ности участников (либо о соответствующем долевом вещ­ном праве, если участники консорциума сами не являются

}22


собственниками имущества, как, например, государствен­ные организации).

Что же касается ассоциаций и концернов, а также от­раслевых,, межотраслевых, региональных и иных хозяйст­венных объединений—юридических лиц, то, становясь са­мостоятельными субъектами права—новыми юридически­ми лицами,—данные организации получают и соответст­вующую их статусу имущественную самостоятельность. При этом возможные сомнения относительно характера' прав хозяйственной ассоциации, созданной исключительно-несобственниками (государственными организациями в-первую очередь), теперь прямо разрешены законом.

Согласно п. 1 ст. 16 Закона о собственности, любая хо­зяйственная ассоциация (в том числе и созданная исклю­чительно государственными организациями) обладает правом собственности на имущество, добровольно передан­ное ей предприятиями и организациями, а также получен­ное в результате ее хозяйственной деятельности. (Обращд-ет на себя внимание, что в числе хозяйственных ассоциа­ций Законом о собственности обоснованно не упомянут консорциум.)

С этой точки зрения добровольное создание государст­венными предприятиями различных хозяйственных ассоциа­ций, осуществляемое ими «самостоятельно на договорных началах», как говорил п. 7 ст. 5 Закона о госпредприятии (в редакции '1989 г.), можно рассматривать как еще одну форму «разгосударствления» экономики, ибо передаваемое ассоциации имущество по прямому указанию Закона тем самым выбывает из государственной собственности и пре­вращается в коллективную собственность ассоциации.

Последняя, следовательно, становится самостоятельным субъектом отношений собственности, а принадлежащее ей право собственности—самостоятельной разновидностью права собственности юридических лиц.

Но если такое решение может быть оправдано примени­тельно к имуществу, добровольно объединенному производ­ственными предприятиями для общих хозяйственных нужд, то оно вызывает большие сомнения в отношении имущест­ва объявивших себя «ассоциациями» и «концернами» ми­нистерств и их главков (ВПО). Ведь такое имущество во многих случаях не было им добровольно передано пред­приятиями и объединениями, оно не было ни заработано, ни арендовано, ни выкуплено ими, а получено от государ­ства практически безвозмездно.

Все это напоминает почти анекдотическую историю с

12$


созданием в Ленинском районе Москвы в 1989 г. коопера­тива «Дорожник». В собственность кооператива, согласно его уставу, зарегистрированному райисполкомом, безвоз­мездно перешли «все основные и производственные фонды райдоруправления Ленинского исполкома, как и прочее имущество», причем членами кооператива, не внеся ни ко­пейки взносов, стали 6 человек: бывшие начальник управ­ления, его заместитель, главный инженер, главный эконо­мист, секретарь партбюро и председатель профкома, а остальные 310 работников стали его сотрудниками «по до­говору» (см.: Графов Д. Кооператив узкого круга//Мэ-сковская правда. 1989. 19 сент.).

По существу, и здесь аппарат управления стал собст­венником государственного имущества (в форме столь своеобразного «кооператива»). Все это в значительной мере стало возможно благодаря недостаткам и непроду­манности ряда законодательных решений.

Более правильно было бы рассмотрение государствен­ных хозяйственных объединений такого типа не в качестве •собственников, а в качестве субъектов ограниченного вещ­ного права на переданное им государственное имущество.

Объекты права собственности хозяйственных ассоциа­ций. Здесь важно обратить внимание на то, что объектом права собственности хозяйственной ассоциации является лишь добровольно переданное ей организациями-учредите­лями имущество (и имущество, полученное в результате собственной хозяйственной деятельности), но не имущест­во входящих в ассоциацию предприятий и организаций (п. 2 ст. 16 Закона о собственности).

Поскольку последние сохраняют полную экономическую и юридическую самостоятельность, даже находясь в соста­ве концернов, никаких вещных прав на их имущество объединение в целом (и тем более его аппарат управле­ния) не приобретает.

Ассоциация становится собственником полученных ею в результате хозяйственной деятельности доходов и приобре­тенных имущественных комплексов (предприятий и органи­заций). Если эти предприятия и организации получают права юридического лица, то они одновременно становятся субъектами ограниченного вещного права на хозяйствова­ние с имуществом, остающимся собственностью ассоциации. Что касается централизованных фондов, создаваемых уча­стниками ассоциации, то они в зависимости от договорен­ности учредителей могут рассматриваться и как их общая собственность, и как собственность ассоциации.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.012 с.)