Тем самым отпали все ограничения количественного



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тем самым отпали все ограничения количественного




характера, устаяа^вливаемые ранее, например, на размер и количество жилых домов, которые могут находиться в собственности гражданина, правила о предельном коли­честве скота, которое он вправе содержать, о количестве легковых автомобилей, регистрируемых на одно лицо, и т. п. (если, конечно, законодательными актами Союза ССР, союзных и автономных республик те или иные виды объектов не отнесены к имуществу, которое не может на­ходиться в собственности граждан, прежде всего, по сооб­ражениям общественной безопасности, либо в соответст­вии с международными договорами СССР).

В этой связи вызывает большие сомнения обоснован­ность Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 января 1990 г. «О внесении изменений в Земельный и Гражданский кодексы РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1990. № 3. Ст. 78), в соответствии с кото­рым размер жилого дома, принадлежащего гражданину на праве личной собственности, должен определяться не законом (ст. 106 ГК РСФСР), а «в порядке, устанавли­ваемом Советом Министров РСФСР», т. е. подзаконными актами.

С точки зрения закона единственным ограничением объектов права личной собственности теперь должен стать именно характер доходов или иных оснований, по которым они приобретены(законный).

Данное обстоятельство важно подчеркнуть потому, что количественные ограничения объектов права личной собст­венности в нашем законодательстве традиционно служили одним из главных регуляторов экономических отношений индивидуального присвоения, прямо нацеленным на сохра­нение и строгое поддержание их потребительской направ­ленности и исключающее'их преобразование в производст­венное присвоение.

Их отмена свидетельствует о признании нашим законо­дателем принципиальной однородности отношений инди­видуального присвоения, независимо от их производствен­ной или потребительской направленности (характера), ставшей базой для их единообразного правового регули­рования в рамках института «собственности граждан».

Другим важнейшим регулятором отношений личной собственности, также традиционно служившим обеспече­нию ее социально-экономической специфики, является за­крепленный гражданским законодательством запрет из­вращения ее потребительского характера, т. е. жестоко установленнаяграница (предел) осуществления права


личной собственности. Такой границей сталзапрет извле­чения нетрудовых доходов (ст. 25 Основ гаржданокого за­конодательства 1961 г., ст. 111 ГК РСФСР и аналогичные статьи гражданских кодексов других союзных республик).

Законодательство не давало определения нетрудового дохода. В теоретической литературе и правоприменитель-ной практике нетрудовой доход обычно рассматривался как разновидность незаконного (неправомерного) дохода, полученного гражданином-собственником либо без прило­жения собственного труда, либо с присвоением в той или иной форме результатов чужого труда (см.: Гриба­нов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 121—122).

Классическим примером нетрудового дохода является доход, полученный гражданином от сдачи внаем своего или государственного имущества, например жилья, по по­вышенным («спекулятивным») ставкам.

В истории нашего гражданского законодательства бы­ло несколько этапов усиленной борьбы с нетрудовыми до­ходами. Так, еще в начале 60-х годов были приняты пра­вила об изъятии у граждан не только нетрудовых доходов, а некоторых, наиболее ценных видов имущества, нажитых на нетрудовые доходы, хотя бы оно и использовалось соб­ственниками для чисто потребительских нужд.

Такой порядок, например, был предусмотрен ст. 110ГК Латвийской ССР для домов, дач, других строений и авто­мобилей, а ст. 105 ГК Казахской ССР—также и для лю­бого вообще ценного имущества. В РСФСР были приняты Указы Президиума Верховного Совета от 26 июля 1962 г. «О безвозмездном изъятии домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных гражданами на нетрудо­вые доходы» и от 28 сентября 1963 г. «О безвозмездном изъятии автомашин у собственников домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных на нетрудовые доходы» (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 30. Ст. 464; 1963. № 39. Ст. 699). При этом бремя до-казывания источников приобретения перечисленных объ­ектов возлагалось на гражданина.

Последний по времени «всплеск» произошел в 1986 го­ду с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1986 г. «Об усилении борьбы с извлече­нием нетрудовых доходов» (Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. № 22. Ст. 364) и постановления Совета Ми­нистров СССР от 15 мая 1986 г. № 575 «О мерах по уси-


лению борьбы с нетрудовыми доходами» (СП СССР. 1986. Отд 1. № 21. Ст. 121).

В экономической литературе он получил даже развер­нутое теоретическое обоснование (см.: Нетрудовые дохо­ды и экономические методы борьбы с ними//Вопросы эко­номики. 1987. № 6. С. 105—115).

Между тем все эти кампании показали крайнюю неэф­фективность и даже вредоносность. Ведь практически под указанную категорию подводили едва ли не любой источ­никдополнительного дохода, выходящего за рамки «об­щепринятого»'в тогдашнем общественном сознании (вплоть до получения имущества по наследству).

В насчоящее время те неблагоприятные социально-эко­номические явления, борьба с которыми осуществлялась в рамках запрета извлечения нетрудовых доходов, достаточ­но четко дифференцировались на допущенные законода­тельством (и, стало быть,законные) и прямо запрещен­ные им, т. е.незаконные.

Использование своего и тем более государственного имущества для хозяйственной деятельности без надлежа­щего оформления (например, аренды, права на занятие индивидуальной трудовой или другой разрешенной зако­ном деятельностью производственно-хозяйственного харак­тера) осталось по-прежнему неправомерным.

Некоторые формы «дополнительной» и даже «инициа­тивной» предпринимательской деятельности получили пря­мое разрешение, в том числе как источники образования мелкой частной (индивидуально-трудовой) собственности (личное подсобное хозяйство, индивидуально-трудовая и кооперативная деятельность и т. д.). В обоих случаях на­добность в применении понятия «нетрудовой доход» ис­чезает.

С признанием необходимости многообразия форм собст­венности, включая допустимость при известных условиях частной собственности с присвоением результатов чужого труда (в предусмотренных законом рамках), данное по­нятие должно исчезнуть, ибо оно было рассчитано исклю­чительно на личную собственность как единственно свойст­венную социализму форму индивидуального присвоения.

Поэтому законодательство о нетрудовых доходах сле­дует признать противоречащим основным направлениям экономической и правовой реформы нашего общества. Не случайно Закон о собственности вообще не упоминает о «нетрудовых доходах». Более того, по смыслу п. 1 ст. 6 этого Закона источником «собственности граждан» явля-

10 Заказ 6530145


ются любые доходы, допускаемые Законом (законные), и противопоставить им можно лишь незаконные (неправо­мерно полученные) доходы.«Трудовые доходы» рассмат­риваются Законом лишь как один из возможных, хотя и первостепенный по значению, источник «собственности граждан».

Жилые дома как объекты права личной собственности.В перечне объектов собственности граждан, установлен­ном в п. 1 ст. 7 Закона о собственности, жилые дома, да­чи, садовые дома поставлены на первое место как обеспе­чивающие удовлетворение важнейших потребностей граж­дан.

Здесь следует подчеркнуть, что право собственности на жилой дом неразрывно связано с использованием зе­мельного участка, на котором он находится. Это особенно важно в условиях отсутствия индивидуальной собствен­ности на землю, при которых собственник дома и собст­венник земли не могут совпасть в лице гражданина или группы граждан.

Отсюда—и требование об обязательной регистрации всех сделок с жилыми домами и дачами в исполкоме местного Совета, обычно распоряжающегося земельными участками, а потому имеющего законную возможность от­казать в совершении такой сделки.

С этой точки зрения важно подчеркнуть ряд принципи­альных новелл, внесенных новым законодательством в ре­гулирование отношений собственности граждан на жилой дом.

Прежде всего, ст. 20 новых Основ законодательства о земле теперь прямо предусмотреноправо граждан на по­лучение в пожизненное наследуемое владение земельных участков для строительства и обслуживания жилого дома, для садоводства и дачного строительства и, наконец,— специально для случаев получения по наследству или при­обретения жилого дома, что особенно важно для граждан, постоянно проживающих в другой местности и не желаю­щих менять место жительства, а предполагающих исполь­зовать полученный дом как дачу для отдыха.

Ранее такая возможность была затруднена и впервые законодательно признана лишь в Указе Президиума Вер­ховного Совета СССР от 3 августа 1987 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 32. Ст. 514).

Вместе с тем следует иметь в виду, что последовавшее в 1987 годуразрешение гражданам использовать пустую­щие жилые дома и приусадебные участки в сельской мест-


ности (постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25 июля 1987 г. № 854//СП СССР. 1987. Отд. 1. № 41. Ст. 134) не предусматривало возможности приобре­тения таких домов в собственность граждан.

«Продажа» указанных домов гражданам для сезонного или временного проживания обусловливалась не только не­обходимостью заключения договора с колхозом или совхо­зом на выращивание и продажу сельхозпродукции «с при­усадебных участков или других выделяемых для этих це­лей земель», но и строго целевым характером возникаю­щего у гражданина права и невозможностью свободного распоряжения приобретенным имуществом (в частности, последующая перепродажа допускалась в таком же по­рядке, как и первоначальное приобретение, т. е. с согла­сия правления колхоза или администрации совхоза, в свою очередь зависящего от согласия приобретателя на выра­щивание сельхозпродукции; ничего не говорилось о воз­можности наследования данного имущества и т. д.).

Хотя названный нормативный акт и говорил о «собст­веннике дома», характер имевшихся у владельца право­мочий заставляет серьезно усомниться в этом.

Вместе с тем законодательством последовательно про­водится линия на развитиеиндивидуального жилищного строительства ка;к важнейшего основания приобретения права собственности на жилой дом.

В частности, п. 20 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 февраля 1988 г. № 197 (СП СССР. 1988. Отд. 1. № 11. Ст. 28) отменены все ранее действо­вавшие правительственные решения, ограничивающие та­кое строительство, а данным постановлением в целом уста­новлен ряд условий и льгот, призванных содействовать ус­корению указанного процесса.

Важное практическое значение приобретает разрешение разнообразных и довольно многочисленных споров, воз­никающих в связи с индивидуальным жилищным строи­тельством (например, созастройщиков и других лиц, в той или иной мере помогавших в строительстве жилого дома, бывших супругов или членов их семей о разделе дома и т. д.).

Все они достаточно четко освещены в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 г. «О су­дебной практике по разрешению споров, связанных с пра­вом личной собственности на жилой дом» (Бюллетень Вер­ховного Суда СССР. 1981. № 5. С. 13 и ел.), которое и сдержит обязательные указания о порядке их разреше-

№ . 147


ния. Опубликованы и материалы конкретной судебной 1 практики по данной категории дел (см.: Разрешение спо- | ров, связанных с правом личной собственности на жилой ^ домУ/Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 3. | С. 40—48). |

Квартиры в государственном, кооперативном или об- д щественном жилом доме как объект права личной собст- Ц вениости. Новое законодательство предусматривает воз- | можность появления права собственности граждан на за- я нимаемые ими квартиры в домах, принадлежащих rocy- J дарству, общественной организации или кооперативу, ее- | ли квартиры предоставлены по договору жилищного най- " ма (в домах государственного и общественного жилищно- i го фонда) либо на праве пользования как члену соответ- | ствующего жилищного или жилищно-строительного коопе- | ратива (п. 2 ст. 7 Закона о собственности).

Такая возможность также является принципиальной '' новеллой нашего современного гражданского права.

Впервые она была закреплена постановлением Совета Министров СССР от 2 декабря 1988 г. № 1400 «О прода­же гражданам в собственность квартир в домах государ­ственного и общественного жилищного фонда» (СП СССР. 1989. Отд. 1. № 1. Ст. 4) и последовавшими в его развитие республиканскими Положениями о порядке такой продажи (см., например: СП РСФСР. 1989. № 13. Ст. 72; Ведомости Верховного Совета и Правительства Эстонской ССР. 1989. № 10. Ст. 115 и др.).

При этом предполагалось, что одна семья сможет при­обрести только одну квартиру (при соблюдении действую­щих жилищных норм), а в качестве покупателей будут | выступать прежде всего граждане, либо уже использую­щие квартиру по договору жилищного найма, либо нуж­дающиеся в улучшении жилищных условий.

Для граждан предусматривались возможность рассроч­ки оплаты и другие льготы. Договор оформлялся в нота­риальной конторе с последующей регистрацией и получе­нием «регистрационного удостоверения на право собствен­ности». С момента регистрации в местном Совете (бюро технической инвентаризации) у приобретателя возникает право собственности на квартиру. Он вправг распоря­жаться ею по своему усмотрению—продавать, завещать, сдавать в аренду и совершать иные сделки, не противоре­чащие закону (абз. 3 п. 2 ст. 7 Закона о собственности).

По сути аналогичное правило предусмотрено в абз. 1 п. 2 ст. 7 Закона о собственности длякооперативных


квартир. Член кооператива, полностью внесший паевой взнос за квартиру, предоставленную ему в пользование, становится ее собственником со всеми вытекающими от­сюда последствиями. Более того, данное правило распрост­ранено и на дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленные члену кооператива (дачного, гаражного, садоводческого товарищества и т. д.).

Этим, в частности, окончательно разрешен длительный спор в науке и правоприменительной практике о субъекте права собственности на садовый домик (было распростра­нено мнение о том, что собственником садового домика следует признавать садоводческое товарищество как коо­ператив, поскольку сам садовод не обладал возможностя­ми самостоятельного и свободного распоряжения указан­ным имуществом).

Следует подчеркнуть, что ранее были сняты ограниче­ния по обустройству садовых участков и разрешено воз­водить отапливаемые садовые домики площадью застрой­ки до 50 кв. м без учета площади террасы (.веранды) и мансарды (см. п. 7 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 сентября 1987 г. № 1079//СП СССР. 1987. Отд. 1. № 46. Ст. 153), а размер садового участка увеличивать до 1000 кв. м (п. 10 постановления Совета Министров РСФСР от 5 июля 1989 г. № 216//СП РСФСР. 1989. № 18. Ст. 104).

Иные объекты права личной собственности. В собст­венности граждан может находиться и иное имущество потребительского, а также и производственного назначения. Это—транспортные средства, денежные средства (налич­ные деньги, в том числе в установленных законом случаях и пределах—иностранная валюта, и вклады в кредитных учреждениях, как известно, представляющие собой по су­ществу права требования), акции и другие ценные бума­ги, предметы домашнего хозяйства и личного потребления.

Их правовой режим подробно рассматривается в теме «Объекты гражданских прав» и пока не претерпел сколь­ко-нибудь существенных изменений. Следует лишь напом­нить об ограниченной оборотоспособности ряда перечис­ленных объектов, особенно находящихся у граждан цен­ных бумаг (акций, облигаций, чеков, сертификатов и т. п.), многие из которых, во всяком случае, пока имеют имен­ной характер и потому практически неотчуждаемы, хотя и не перестают быть объектами права собственности их владельцев.

Некоторые новшества можно ожидать в связи с повы-


шением ставок госпошлины за удостоверение сделок с автотранспортными средствами, принадлежащими граж­данам (см. постановление Совета Министров СССР от 25 октября 1989 г. № 894//СП СССР. 1989. Отд. 1. № 35. Ст. 161). Поскольку эти ставки за удостоверение догово­ров дарения автомобилей и мотоциклов составляют те­перь те же 7%, что и в комиссионных магазинах (если не считать дарения детям, супругу или родителям собствен­ника), отпадают целесообразность совершения притвор­ных сделок дарения, прикрывающих договоры купли-прода­жи с целью сэкономить разницу между комиссионным воз­награждением магазина и госпошлиной, и соответствую­щие им споры.

Что касается упомянутых Законом о собственности в качестве объектов собственности граждан средств произ­водства для ведения крестьянского и другого трудового хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуальной и другой хозяйственной деятельности, а также произведенной продукции и полу­ченных доходов (и иного имущества производственного назначения), то перечисленное имущество следует отно­сить к объектам права индивидуальной трудовой (мелкой частной) собственности.

Конечно, четкое юридическое разграничение объектов личной и мелкой частной собственности весьма затрудни­тельно (в связи с чем Закон о собственности отказался от него). Поэтому в особом рассмотрении нуждаются такие «пограничные» явления, как личное подсобное хозяйство и индивидуальная трудовая деятельность—источники обра­зования личной и мелкой частной собственности.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.230.144.31 (0.013 с.)