Вокально-исполнительское искусство



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вокально-исполнительское искусство



В оперной труппе Большого театра, ведущего театра •страны, в эти годы поют такие певцы, как В. Барсова, Е. Ка­тульская, Е. Степанова, К. Держинская, Е. Сливинская, Г. Жу­ковская, А. Матова, Н. Шпиллер, М. Максакова, В. Давыдова, Н. Обухова, Б. Златогорова, Ф. Петрова, С. Юдин, С. Лемешев,


И. Козловский, А. Алексеев, Н. Ханаев, Н. Озеров, Б. Евлахов, П. Норцов, В. Сливинский, С. Мигай, Д. Головин, В. Полит­ковский, Л. Савранский, А. Батурин, А. Пирогов, М. Рейзен, М. Михайлов.

В Ленинграде, Киеве, Минске поют: Н. Печков-ский, С. Преображенская, О. Петрусенко, М. Литвиненко-Воль-гемут, И. Паторжинский, М. Донец, 3. Гайдай, Б. Гмыря,. Л. Александровская и др.

Крупнейшие певцы Грузии этих лет: Д. Ангуладзе, С. Ина-швили, Б. Сохадзе, Н. Цомая, М. Накашидзе, Д. Бадридзе, Д. Гамрекели, П. Амиранашвили. В Азербайджане расцве­тает талант Бюль-Бюля (Мамедова), Ш. Мамедовой, Р. Мух-таровой. В Армении, во вновь организованной опере, поют:

A. Даниэлян, Ш. Талаян, П. Лисициан, Т. Сазандарян, Т. Шах-
назарян, Д. Погосян и др.

Отличные певцы имеются в составе других оперных театров периферии.

Многие из оперных певцов ведут большую концертную деятельность, показывая образцы замечательной интер­претации камерного творчества русских и иностранных компо­зиторов. Среди таких оперных певцов следует назвать имена

B. Барсовой, Е. Катульской, Н. Шпиллер, М. Максаковой,
Н. Обуховой, С. Лемешева, И. Козловского, П. Норцова, М. Рей-
зена, Н. Печковского, А. Орфенова, Б. Гмырю, 3. Гайдай.

Ряд молодых певцов, выдвинувшихся в тридцатые годы, ста­новится выдающимися камерными исполнителями. Среди них следует назвать Н. Шпиллер — одну из первых ис­полнительниц романсов советских композиторов Ю. Шапорина» Н. Мясковского и других, Н. Дорлиак—-тонкого мастера камер­ного пения. Н. Дорлиак замечательно интерпретировала ро­мансы цикла Мусоргского «Детская» и многих произведений отечественной и зарубежной классики. Ее концерты в ансамбле с С. Рихтером (в более поздние годы) оставили незабываемое впечатление и явились примером исполнения произведений раз­личных стилей.

В конце тридцатых годов С. Лемешев дает цикл концертов, в которых исполняет все романсы П. Чайковского. В 1937 году он дает сольный концерт, целиком посвященный творчеству со­ветских композиторов.

Разнообразны камерные программы тридцатых и последую­щих годов у М. Максаковой. Она с большим успехом поет циклы Р. Шумана «Любовь и жизнь женщины», А. Животова — «Счастье», В. Нечаева — «О доблести, о подвигах, о славе».

Солисты Всесоюзного радиокомитета А. Малюта и Г. Вино­градов, филармонические певцы Н. Суховицина, Е. Андреева-Рябова показали себя мастерами камерного исполнения. В расцвете находится творчество камерных певцов: 3. Лодий,, А. Доливо, М. Мирзоевой, В. Духовской, Л. Вырлан.


Большая заслуга в пропаганде вокального искусства при­надлежит певцам филармоний и радиокомитетов, организован­ных к тому времени в большинстве крупных центров страны.

Нельзя не отметить за ел у г и основного ядра солис­тов Московского радиокомитета, которые несли ши­роким массам радиослушателей высокие образцы камерного и оперного творчества. Постановка опер, обычно не идущих в ре­пертуаре оперных театров, исполнение новых сочинений совет­ских и зарубежных композиторов, камерные произведения клас­сиков, песенное творчество — все это шло в эфир в высокохудо­жественном исполнении солистов центрального радиовещания. Необходимо упомянуть таких исполнителей тридцатых годов, как Г. Абрамов, Н. Александрийская, Л. Ашкенази, О. Аматова, Г. Виноградов, В. Градова, Б. Дейнека, Д. Демьянов, В. Заха­ров, А. Малюта, Л. Легостаева, К- Поляков, П. Понтрягин, Н. Рождественская, Л. Шухат, к которым позднее присоедини­лись И. Голянд, А. Королев, Г. Сахарова, 3. Соколовская, В. Красовицкая, Л. Хачатуров, К. Константинова, Г. Тиц, В. Бун-чиков, В. Нечаев и другие.

Ансамбли. Оперетта

В эти же годы получает большое развитие песенная культура. Создается большое количество хоровых коллекти­вов, профессиональных и самодеятельных, народных и академи­ческих. Развивает свою деятельность организованный в 1928 году и получивший затем мировую известность ансамбль песни и пляски Советской Армии (ныне Краснознаменный имени Алек­сандрова ансамбль песни и пляски Советской армии).

Жанр массовой песни, охвативший широчайшие слои на­селения, первые советские оперетты, с успехом прошедшие на многих сценах и сразу полюбившиеся массовому советскому зрителю («Свадьба в Малинозке» Б. Александрова, оперетты Дунаевского), музыка к кинофильмам, созданным многими советскими композиторами, — показали широчайший рост раз­личных жанров советской вокальной культуры.

Конкурсы певцов

Одним из характерных для развития советского музыкаль­ного искусства моментов является система всесоюзных конкурсов, которые прочно вошли в музыкальное искусство страны с тридцатых годов. Когда страна окрепла после корен­ных преобразований во всех областях жизни, когда выросли новые молодые кадры талантливых советских музыкантов, поя­вилась необходимость проведения крупных всесоюзных конкур­сов.


Первый всесоюзный конкурс музыканте в-и с-полнителей состоялся в 1933 году. Проведенный в озна­менование 15-й годовщины установления Советской власти, он включал соревнование по четырем специальностям: фортепиано, скрипка, виолончель и пение.

Среди певцов первые премии получили: Е. Кругликова — лирико-драма­тическое сопрано, в 1933 году окончила Московскую консерваторию по классу К- Н. Дорлиак; О. Леонтьева — сопрано, окончила в 1931 году Московскую консерваторию по классу К. Н. Дорлиак; 3. Гайдай — сопрано, окончила в 1927 году Киевский музыкально-драматический институт по классу Е. А. Му­равьевой.

Вторые премии получили: О. Благовидова — меццо-сопраио, в 1925 году

окончила Одесский музыкально-драматический институт по классу Ю. А. Рей­дер; А. Малюта — лирическое сопрано, окончила в 1930 году Московскую консерваторию, где училась в классе Ф. С. Вахман, Н. Райского, 3. Ло-дий, а 1933—11935 — в аспирантуре под руководством 3. Лодий.

Третьи премии получили: С. Хромченко — тенор, окончил Киевский му­зыкально-театральный институт по классу М. М. Энгелькрона, учился в аспирантуре Московской консерватории 1932—1934 годы под руководством К- Дорлиак и А. Доливо; П. Киричек — бас, в 1934 году окончил Москов­скую консерваторию по классу К- Дорлиак; А. Бышевская — драматическое сопраио, в 1929 году окончила Киевский музыкальш>драматический институт по классу Е. Муравьевой, Бюль-Бюль, (Рза — оглы Мамедов)—теиор, в 1927 году окончил Бакинскую консерваторию ш> классу Н. Сперанского, в. 1927—1931 годах совершенствовался в Италии.

Второй всесоюзный конкурс музыканте в-и с-полнителей состоялся в 1935 году. Первая премия среди певцов не была присуждена.

Вторые премии получили: Н. Рахматуллина — лирико-колоратуриое со­прано, в 1930—1936 годы училась в опериом отделении Московского теат­рального училища по классу М. В. Владимировой; К- Минаев — баритон^ учился в 1921 — 1924 годы в Московской консерватории в классе В. Заруд-ной; Ю. Лордкипанидзе — сопрано, в 1937 году окончила Ленинградскую-консерваторию по классу С. Мирович.

Третьи премии получили: Е. Бендак—меццо-сопрано, в 1935 году окон­чила Бакинскую консерваторию, где училась в классах Н. Сперанского,. К- Исаченко и М. Колобовой; К- Лаптев — баритон, в 1924—1929 годы учил­ся в Киевской консерватории по классу М. Энгелькрона; Н. Частий — бас, учился в 1927—1930 годы в Харьковском музыкальном техникуме по классу Н. Чемезова; С. Ивницкая — меццо-сопраио, окончила в 1935 году Ленин­градскую консерваторию по классу Н. Большакова.

Среди дипломантов конкурса были Нииа Дорлиак и Наталья Шпиллер.

В 1938 году был проведен Всесоюзный конкурс во­калистов. Первая премия не была присуждена.

Вторые премии получили Д. Гамрекели — баритон, учился в 1930—-1935 годы в Тифлисской консерватории по классу Е. Вронского; Б. Гмыря — бас, в 1939 году окончил Харьковскую консерваторию по классу П. Голубе-


ва, К- Семизорова — лирико-колоратурное сопрано, занималась у педагога А. Дисконци (Москва) в школе А. Г. Шора.

Третьи премии получили: Е. Тропина — лирическое сопрано, в 1931 году окончила Ленинградскую консерваторию по классу Е. Бронской, и Н. Го­рохов.

Четвертые премии получили: Л. Руденко—меццо-сопрано, в 1940 году окончила Киевскую консерваторию по классу Е. Муравьевой; Б. Дейнека— бас, окончил в 1930 году Московский институт театрального искусства по «лассу С. Друзякиной и аспирантуру Московской консерватории в 1934— 1936 годах по классу Н. Райского.

Пятую премию получила Н. Куклина—лирико-колоратуриое сопраио, •окончила Музыкальное училище имени Гнесиных по классу В. Беляевой-Тарасевич.

Шестые премии получили: Г. Виноградов — тенор, учился один год в Московской консерватории по классу Н. Райского, готовился к конкурсу и занимался у М. Л. Львова; В. Губерт — лирико-драматическое сопрано, учи­лась в 1928—1931 годы в Одесском музыкальном техникуме по классу Е. Я. Меннер-Каневской и Ю. А. Рейдер.

Несмотря на то, что первые премии на конкурсах ,1935 и 1938 годов не были присуждены, конкурсы показали огромный рост советской вокально-исполнительской культуры. Советские молодые певцы формируются как широкообра­зованные исполнители, владеющие как мастер­ством пения оперных произведений, так и ка­мерным стилем исполнения. В обязательные про­граммы конкурсов входил разнообразный репертуар, сложным требованиям которого должны были отвечать молодые лауреаты. Среди лауреатов и дипломантов конкурсов тридцатых годов мы встречаем те имена, с которыми неразрывно связано развитие советского вокального искусства последующих десятилетий. Многие из них становятся гордостью отечественной вокальной культуры.

Высокий уровень исполнительской культуры, который был показан молодыми певцами на конкурсах тридцатых годов, в значительной мере определился повышением требований к пев­цам в консерваториях и организацией на вокальных факультетах классов камерного пения.

Под влиянием возросших запросов слушателей появилась необходимость в организации подготовки высококультурных певцов-исполнителей в камерно-концертном жанре. Если в до­революционное время консерватории выпускали певцов в основ­ном оперного профиля, имевших в своем багаже достаточный оперный репертуар при минимуме камерных произведений, то в советское время перед консерваториями встала задача воспи­тания певцов, обладающих высокой музыкальной культурой, знанием большого камерного репертуара, стилей исполнения, владеющих искусством исполнения в широком диапазоне от старинных произведений до современной музыки.


В связи с этими запросами с 1933 года в консерваториях организуются классы камерного пения1, в которых мо­лодые певцы получают возможность приобщиться к камерной литературе, изучить большое количество произведений, позна­комиться с новой советской вокальной музыкой, народными песнями и т. п. Во главе этих классов встали выдающиеся му­зыканты-исполнители, певцы большой музыкальной культуры: А. Доливо, М. Мирзоева, 3. Лодий, А. Мерович и др. Это дало-свои результаты: в программах певцов, оканчивающих консер­ватории, появились высокохудожественные образцы вокальной литературы разнообразных стилей. Конкурсы певцов показали значительный рост музыкально-исполнительской культуры пев­ческой молодежи. Камерные классы сыграли большую роль и в подготовке певцов концертно-камерного профиля, который стал одним из «законных» профилей для оканчивающих консерва­тории.

Конкурс как соревнование, призванное выявить лучших ис полнителей, стимулировать творчество молодых музыкантов, не был новостью. Конкурсы с давних пор устраивались и за рубе­жом, и в дореволюционных Петербурге и Москве. Однако кон­курсы, которые стали проводиться в нашей стране, служили не только этим целям. Они являлись своеобразным творческим отчетом советской системы воспитания музыкан­тов. Итоги конкурса широко обсуждались музыкальной общест­венностью совместно с представителями государственных орга­низаций, ведающих искусством и профессиональным образова­нием. На основе этих итогов в систему воспитания музыкантов вносились необходимые изменения, направленные к устранению имеющихся в ней недостатков. В частности, организация камер­ных классов в консерваториях, о которой мы писали выше, была реакцией на обсуждение итогов Первого всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей.


Всесоюзная конференция 1940 года была прове­дена по очень широкой программе. Здесь затрагивались все узловые моменты вокального образования в нашей стране: и во­просы методов работы с теми или иными типами голосов, и вопросы воспитания в классах камерного пения, и работа с мо­лодыми певцами в опере, и научная работа в области голоса, и проблемы детского пения, и вопросы режима певца. В конфе­ренции приняли участие ведущие педагоги консерваторий Сою­за, крупнейшие певцы и музыканты, ученые. Труды этой конфе­ренции были оформлены в виде книги '. Решения всесоюзной конференции 1940 года подытожили все достоинства и недостат­ки советской методики обучения пению. В частности, в них было предложено усилить научно-теоретическую работу в области во-' кала и поставлен вопрос об организации научно-исследователь­ского института по вокальному искусству при Московской госу­дарственной консерватории.

В довоенное время были составлены программы па сольному пению (автор Е. А. Милькович, редактор Н. Г. Райский) и требования, которым должен отвечать студент соответствующего курса музыкальных училищ и консерваторий. Программы, разработанные для вокальных отделений училищ и консерваторий, содержат обширный список разнообразных про­изведений, подобранных по типу голосов и по курсам. Хотя эти программные требования весьма условны и реально обычно определяются индивидуальными способностями, качеством го­лоса ученика, все же они являются важным материалом, ориен­тирующим педагога и ученика в порядке усложнения репертуар­ных требований. Эти программы были обсуждены и приняты Всесоюзным совещанием по вокальному образованию 1937 года.

В эти же годы большая творческая работа по обобщению опыта певцов и педагогов, по разработке теории вокального ис­кусства и методике развернулась в вокальной секции Всесоюзного театрального общества (А.В.Богда­нович, Д. Л. Аспелунд, М. Л. Львов).


 


Вокальные конференции

Еще большую роль в этом смысле играют вокальные конференции, специально созываемые для обмена опытом и обсуждения достоинств и недостатков методики воспитания певцов.

В 1937 году состоялась первая Всесоюзная во­кальная конференция, положившая начало обмену опы­том вокальных педагогов. Однако доклады и решения этой кон­ференции не были изданы и до широких масс педагогов не дошли.


Труды по вокальному искусству

В предвоенное десятилетие из печати вышел ряд трудов ученых, педагогов и певцов, касающихся вокального искусства. История вокального искусства обогатилась воспоми­наниями В. Шкафера, Н. Салиной, сборником памяти Л. В. Со­бинова, трудом Э. Старка «Петербургская опера и ее мастера»; вокальная педагогика — методическими работами Д. Аспелунда,. В. Багадуррва; голосообразование и голос — работами И. Леви-дова, Л. Работнова, С. Ржевкина, Е. Малютина.


 


1 Впервые специальный класс камерного пения был открыт в Москов­ской консерватории в 1929 году под руководством Зои Лодий.


1 Материалы Всесоюзной конференции по вокальному образованию. М.,. Музгиз, 1941.


Работы врача-фониатра и певца И. И. Л е в и д о в а, появившиеся в конце двадцатых и в тридцатые годы, посвящены физиологии голосообразо-вания и проблеме воспитания детского голоса. Автор много лет отдал на­блюдению за детскими голосами, и его данные в этом вопросе сохраняют свою ценность до сегодняшнего дня. Он сторонник индивидуальной работы с детьми по воспитанию голоса — голос лучше всего сохраняется у детей тогда, когда с ним работает знающий педагог. Его книги обобщают данные науки о голосе того времени и написаны с большим знанием дела. Из ори­гинальных исследований наиболее ценны исследования верхнего резонатора, «маски», певцов и стробоскопические наблюдения за работой голосовых связок. Он считает, то ощущение «маски» есть результат реального резо­нанса носовых и придаточных полостей носа, и это ощущение чрезвычайно важно для получения качественного певческого звука. Большую роль он придает установке рта и надставной трубки вообще. Дышать в пении можно по-разному. Его книгу «Певческий голос в здоровом и больном состоянии» можно рекомендовать каждому обучающемуся петь. (И. И. Левидов. Пев­ческий голос в здоровом и больном состоянии. Л., «Искусство», 1939).

В 1930 году вышла небольшая брошюра А. Вербова «Техника по­становки голоса», переизданная в 1961 году Музгизом. А. Вербов — врач и певец — подробно, но несколько узкомеханистично обосновывает с точки зрения анатомии и физиологии принцип низкого положения гортани и ука­зывает приемы, которыми этого следует достигать. Разбирая вопрос о воз­можностях поведения звука в надставной трубке певца, он приходит к вы­воду, что направлять звук никуда нельзя, что разумен лишь вопрос, где его формировать, т. е. сводит вопрос голосообразования к работе гортани. В работе разбираются и другие вопросы голосообразования. Она не содержит экспериментального материала, а лишь базируется на известных данных ана­томии, физиологии и вокальной педагогики. Книга А. Вербова — пример узкого, одностороннего анатомо-физиологического подхода к обоснованию техники постановки голоса. (А. Вербов. Техника постановки голоса. Л., «Тритон», 1931; М., Музгиз, 1962).

В 1932 году вышла книга «Основы физиологии и патологии голоса пев­цов» врача-фониатра Л. Д. Работнова. В ней обобщены наблюдения, проводившиеся автором в течение многих лет и изложенные в серии статей, напечатанных в научных журналах двадцатых годов. Л. Д. Работнов иссле­довал работу всех частей голосового аппарата, но главным образом зани­мался наблюдениями над дыханием. Его гипотеза о роли гладких мышц бронхов в фонации — новое слово в физиологии голосообразования. Книга Л. Д. Работнова содержит много ценных сведений по голосообразованию и в основном излагает большой экспериментальный багаж автора. Она не потеряла своего значения и до настоящего времени. Имя Л. Д. Работнова не обходит ни один ученый, занимающийся, вопросами голосообразования (Л. Д. Работнов. Основы физиологии и патологии голоса певцов. М., Муз­гиз, 1932).

В 1933 году Д. Аспелунд, певец и ученый, выпустил небольшую книгу «Основные вопросы вокально-речевой культуры» — краткое пособие по методике пения, построенное на основе как научно-экспериментальных дан­ных, так н обобщения педагогической практики. Рассчитанная, в основном, на


руководителей самодеятельных коллективов, она в популярной форме и вместе с тем на хорошем теоретическом уровне трактует основные вопросы постановки голоса и воспитания певца. (Д. Л. Аспелунд. Основные вопросы вокально-речевой культуры. М., Музгиз, 1933).

Большим событием в науке о голосе было появление в 1936 году второго, дополненного издания книги профессора Московского университета, акустика С. Н. Р ж е в к и н а. «Слух и речь в свете современных физических исследо­ваний». Фундаментальная книга является обобщением состояния научных знаний в области слуха, речи и певческого голоса. В ней впервые в отечест­венной литературе полно изложены сведения по акустике певческого голоса и разбираются вопросы теории его образования. В частности, в книге впер­вые приводятся сведения по акустическому анализу тембра певческого го­лоса, который характеризуется присутствием высокой и низкой певческих фор­мант и частоты вибрато 6—7 раз в секунду (С. Н. Ржевкин. Слух и речь в свете современных физических исследований. М.—Л., ОНТИ, 1936).

Замечательным памятником мемуарной литературы, посвященным рус­скому оперному театру конца XIX и первой четверти XX века, явились вос­поминания оперного певца и режиссера В. П. Шкафера «Сорок лет на сцене русской оперы», вышедшие в 1936 году. В ней отражена жизнь, быт, нравы дореволюционного оперного театра, даются характеристики выдаю­щихся певцов. Не менее интересны и биографические сведения, в которых отражены искания автора, вся сложность творческого пути певца-артиста. Эта книга — один из важнейших свидетельских документов по истории рус­ского оперного театра и певческого творчества. (В. Н. Шкафер. Сорок лет на сцене русской оперы. Л., изд. Театра оперы и балета им. Кирова, 1936).

В 1937 году вышел сборник «Л. В. Собинов. Жизнь и творчество», в который включены статьи и отрывки писем великого артиста, статьи с ана­лизом его творчества и воспоминания о нем. Этот сборник положил начало последующим изданиям книг о больших русских певцах (Л. В. Собинов. Жизнь и творчество». М., ВТО, 1937).

1940 году вышла книга известного русского искусствоведа и театраль­ного критика Э. Старка. «Петербургская опера и ее мастера». В книге даны творческие портреты выдающихся певцов и характеризуется состояние оперного дела этого театра с 1890 по 1910 год. С большой наблюдатель­ностью автор фиксирует мельчайшие детали в исполнении ролей крупней­шими певцами петербургской оперы. Эта книга, как и предыдущие работы автора (например, монография о Ф. Шаляпине, изданная в 1915 году и частично включенная в сборник «Ф. И. Шаляпин», М., «Искусство», 1958) могут служить примером описания оперного исполнения. Выход этой книги— большой вклад в искусствоведческую литературу о музыкальном театре. (Э. Старк. Петербургская опера и ее мастера. 1890—1910.М.—Л., «Искусст­во», 1940).

Среди немногочисленной мемуарной литературы довоенных лет, касаю­щейся пения и оперного искусства, видное место занимает книга Н. В. С а-линой «Жизнь и сцена», воспоминания артистки Большого театра, вышед­шая в 1941 году. В ней имеются интересные сведения о состоянии оперного дела в России конца XIX — начала XX века, характеристики русских и


иностранных певцов и материалы по развитию голоса и певческому творче­ству. (Н. В. Салина. Жизнь и сцена. Воспоминания артистки Большого театра. М.—Л., ВТО, 1941).

Научные наблюдения за голосообразованием отечественных ученых

В России изучением голосообразования у певцов занимались очень мало. Однако русские врачи сделали ряд интересных и важных наблюдений за работой голосового аппарата у певцов. Следует отметить, что изучение работы голосового аппарата при помощи аппаратуры, точно фиксирующей деятельность различ­ных его отделов, началась в науке только в последней четверти прошлого века в связи с прогрессом техники. Таким образом, точное изучение работы голосового аппарата имеет в общем весьма короткую историю.

Среди важнейших наблюдений, сделанных русскими учены­ми в дореволюционный период, необходимо, прежде всего отме­тить следующие:

1896 год. Е. Н. Малютин впервые отметил стимулирующее влияние на голосовую функцию механических вибраций, совер­шаемых со звуковой частотой, и применил вибрации камертонов к излечению слабости голоса. Сила голоса певца возрастала, и улучшался его тембр.

1898 год. Е. Н. Малютин впервые нашел, что форма нёбного •свода играет большую роль в проявлении певческого голоса, и применил искусственные пластинки для его изменения.

1898 год. Врач П. П. Геллат нашел, что большинство опер­ных певцов пользуется в пении устойчивым низким положением гортани, в то время как некоторые первоклассные колоратур­ные и лирические сопрано гортань в пении приподнимают.

Среди важнейших исследований, сделанных советскими -авторами в двадцатых — тридцатых годах, надо назвать сле­дующие:

1927 год. Физики С. В. Казанский и С. Н. Ржевкин открыли в хорошо поставленном мужском певческом голосе постоянно присутствующую усиленную частоту, придающую голосу округ­лость— низкую певческую форманту.

1931 год. Е. Н. Малютин при стробоскопических наблюде­
ниях установил важный факт колебательных движений связок
без звука.

1932 год. Л. Д. Работнов обобщил свои предыдущие наблю- |
дения за дыхательными движениями грудных, брюшных стенок

и диафрагмы и выдвинул гипотезу о важнейшем значении глад- | ких мышц бронхиального дерева в пении. Им установлен факт так называемого парадоксального дычания у некоторых лучших певцов.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.10.166 (0.013 с.)