Подчиняться во что бы то ни стало



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Подчиняться во что бы то ни стало



Базовые материалы:

Milgram S. (1963). Behavioral study of obedience. Journal of Abnormal

and Social Psychology, 67, 371-378.

Если некто, наделенный властью, прикажет вам нанести дру­гому человеку электрический удар напряжением 350 вольт по той лишь причине, что тот неправильно ответил на вопрос, под­чинитесь ли вы такому приказу? Я тоже не подчинюсь. Если бы вы встретили кого-то, желающего поступить подобным обра­зом, наверное, вы подумали бы, что этотчеловек совсем не знает жалости или садист. В исследовании, которое обсуждается ниже, Стэнли Милграм (Stanley Milgram) из Йельского универ­ситета изучил явление подчинения и получил волнующие и даже шокирующие результаты.

Исследования Милграма по подчинению, возможно, наи­более широко известны во всей истории психологии. Они вклю­чены во все учебники по общей психологии, а также во все учеб­ники по социальной психологии. Побеседуйте со студентами-психологами, большинство из них наверняка знает работу Милграма, по крайней мере, она более известна, чем любые дру­гие. На основе этой работы Милграм написал монографию по психологии подчинения (1974); о его исследованиях был снят фильм, который широко демонстрируется в колледжах и уни­верситетах. Рассматриваемый эксперимент относится не толь­ко к дискуссии о феномене подчинения, он оказывает сильное влияние на методологию исследования спорных вопросов, а также затрагивает этику психологических работ, в которых люди используются в качестве испытуемых.

Идея Милграма научно исследовать проблему подчинения возникла из его интереса к вопросу: почему люди способны на­носить большой вред себе подобным, действуя по приказу. Мил-

грам проанализировал отвратительные акты жестокости, совер­шенные по приказу во время Второй мировой войны, а также, в более общем плане, акты бесчеловечности, которые соверша­лись в истории цивилизации людьми, выполнявшими распо­ряжения других. Милграму представлялось, что в некоторых си­туациях тенденция к подчинению так глубоко засела в душе человека и столь сильна, что сводит на нет его способность по­ступать в соответствии с моралью, этикой или просто сочув­ствовать другим людям.

Когда исследователи решают изучить какой-либо сложный аспект человеческого поведения, их первой задачей является установление контроля над поведенческой ситуацией таким образом, чтобы обеспечить соответствующий научным требо­ваниям подход. Часто решение этой задачи может быть самым трудным моментом для исследователя, поскольку многие со­бытия, происходящие в реальной жизни, сложно воссоздать в лабораторных условиях. Задача Милграма состояла в том, что­бы заставить одного человека по приказу другого нанести фи­зический вред кому-то третьему, не причиняя ему на самом деле никакого вреда.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Главное теоретическое положение обсуждаемой работы Милграма состоит в следующем: человек имеет тенденцию под­чиняться другому человеку, чей авторитет выше, чем у него. Он склонен подчиняться, даже нарушая свой кодекс морали и иг­норируя поведение, диктуемое этикой. Милграм полагал, на­пример, что многие люди, которые никогда бы намеренно не причинили кому-то другому физическую боль в любом ее виде, тем не менее причинят боль и страдание жертве, если получат приказ сделать это от человека, которого они воспринимают как весьма авторитетное лицо.

МЕТОДИКА

Пожалуй, наиболее оригинальной в этом исследовании была сама технология, позволяющая определять в лабораторных ус­ловиях степень подчинения одного человека другому. Милграм

сконструировал генератор тока достаточно устрашающего вида: большой электронный прибор с 30 рычагами-переключателя­ми, каждый из которых был снабжен ярлыком с обозначением создаваемого данным рычагом напряжения в цепи от 30 до 450 вольт с шагом 15 вольт. К тому же переключатели были объ­единены в группы с надписями: «слабый электрический удар», «удар средней силы» и «опасно: мощнейший удар». Идея со­стояла в том, чтобы испытуемый мог, получив приказ, нано­сить электрический удар увеличивающейся силы другому че­ловеку. Конечно же, Милграм не был садистом, но вся его аппаратура выглядела крайне правдоподобно. Особенно этот генератор тока. На самом деле никому из участников экспери­мента не причиняли никакой боли.

Испытуемыми в этом исследовании были 40 мужчин в возра­сте от 20 до 50 лет. Среди них были 15 квалифицированных и неквалифицированных рабочих, 16 коммерсантов или бизнес­менов и 9 специалистов различных профессий. Все они были приглашены на работу по объявлениям в газете или по почте для оплачиваемого участия в эксперименте в качестве испытуемых (исследования Йельского университета по проблемам памяти и обучения). Каждому испытуемому платили по 4,5 доллара (не забудьте: это доллары 1963 года). Всем участникам было четко объяснено, что им платят просто за приход в лабораторию. Что будет происходить потом, для них не должно иметь значения. Таким образом, обеспечивалась гарантия, что испытуемые бу­дут уверены в получении оплаты, независимо от их поведения во время эксперимента.

Кроме испытуемых в эксперименте принимали участие еще двое. Один из них был помощником экспериментатора (47-лет­ний «подсадной»), ведущий себя как испытуемый. Другой — актер, играющий роль экспериментатора. Он был одет в серый лабораторный халат и выглядел очень официально.

Когда участник эксперимента прибывал в лабораторию со­циального взаимодействия Йельского университета, его усажи­вали рядом с другим «испытуемым» (помощником эксперимен­татора). По очевидной причине истинную цель эксперимента не раскрывали перед испытуемым, поскольку это могло бы сильно изменить его поведение. Поэтому «экспериментатор» объяснял обоим участникам не суть эксперимента, а придуман-

ную Милграмом «легенду»: они будут участвовать в изучении влияния наказания на процесс обучения. Затем испытуемые тя­нули жребий из шляпы: на кусочках бумаги было написано, кто будет «учителем», а кто — «учеником». Было подстроено так, что испытуемый всегда становился «учителем», а «подсадной» — всегда «учеником» (не забудьте, что «ученик» — это на самом деле помощник экспериментатора, так же как и актер, играю­щий роль самого экспериментатора).

«Ученика» усаживали в другой комнате, пристегивали рем­нями к стулу и подсоединяли к электродам (как пояснялось, с помощью специальной токопроводящей пасты во избежание ожогов и пузырей на коже испытуемого). Все эти операции про­делывались на глазах истинного испытуемого. Электроды, за­крепленные на руках «ученика», были присоединены к генера­тору тока, находящемуся в соседней комнате. Руки «ученика» фиксировались таким образом, чтобы он мог достать до четы­рех кнопок, маркированных а, в, с и d, и, нажимая на какую-либо из них, ответить на вопросы «учителя», находящегося в со­седней комнате.

Задание по обучению было объяснено и «учителю», и «уче­нику». Последнему нужно было выучить список пар слов. Спи­сок был достаточно длинным, так что это была не такая уж лег­кая задача для памяти. «Учитель» — испытуемый должен был зачитать написанные на листе пары слов и затем проверить по ним память «ученика». Экспериментатор проинструктировал «учителя», что тот должен наносить электрический удар «уче­нику» всякий раз, когда тот отвечает неправильно. И очень важ­но, что за каждый последующий неправильный ответ «учитель» должен добавлять еще один уровень напряжения тока на гене­раторе. Все было сконструировано и сделано так правдоподоб­но, что никому и в голову не могло прийти, что на самом деле никакой удар вообще не наносился.

Ответы «ученика» («подсадного») были заранее составлены с чередованием правильных и неправильных, с одинаковой по­следовательностью для всех испытуемых. По мере продвиже­ния эксперимента напряжение в цепи все увеличивалось с уве­личением числа неправильных ответов, и «ученик» начинал кри­чать из соседней комнаты, что ему нехорошо (фразы были придуманы заранее и записаны на пленку, среди них были

 

и жалобы на боли в сердце). При напряжении 300 вольт он уже колотил в стену и требовал выпустить его. При дальнейшем по­вышении напряжения более 300 вольт «ученик» замолкал и больше не отвечал на вопросы. «Учителю» объясняли, что от­сутствие ответа нужно засчитывать как неправильный ответ и продолжать действовать по инструкции.

Большинство испытуемых на каком-то этапе обращались к экспериментатору с вопросом, продолжать ли повышать напря­жение. Когда такое происходило, экспериментатор приказы­вал продолжать эксперимент, давая серию команд с возраста­ющей строгостью, вынуждая к действию все более настойчиво по мере необходимости:

Команда 1: Пожалуйста, продолжайте.

Команда 2: Условия эксперимента требуют, чтобы вы про­должали.

Команда 3: Чрезвычайно важно, чтобы вы продолжали.

Команда 4: У вас нет другого выбора, вы должны продол­жать.

Мерой подчинения считался уровень напряжения, при ко­тором испытуемый отказывался продолжать эксперимент. По­скольку на генераторе было 30 переключателей, каждый испы­туемый получал соответственно от 0 до 30 очков. Испытуемых, которые прошли все уровни напряжения до самого высокого, от­несли к покорным испытуемым (obedient), а тех, кто прекратил свои действия на нижних значениях напряжения, назвали не-покорными испытуемыми (defiant).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Будут ли испытуемые подчиняться командам эксперимен­татора? Как далеко по шкале напряжения они зайдут? Можете ли вы предсказать это? Подумайте о себе, своих друзьях, людях вообще. Как вы полагаете, какой процент из них пройдет все 30 уровней, то есть нанесет электрический удар напряжением 450 вольт? Именно такой, где стоит маркировка: «опасно: мощ­нейший удар»? Прежде чем обсуждать действительные резуль­таты исследовательской работы, Милграм попросил группу вы­пускников Йельского университета, специализировавшихся по психологии, а также своих коллег предсказать возможные ре-

зультаты. Оценки опрошенных распределились от 0 до 3%, при средней оценке 1,2%. Таким образом, опрошенные предпола­гали, что не более 3 человек из 100 нанесут максимально силь­ный удар.

В табл. 10.3 приведены действительные результаты. Следуя командам экспериментатора, каждый испытуемый повышал напряжение по крайней мере до 300 вольт, то есть до того уров­ня, когда «ученик» колотил в стену, просил выпустить его, а потом замолкал и уже не отвечал на вопросы. Но самое уди­вительное в полученных результатах — это количество испыту­емых, которые, подчиняясь приказам, проходили всю шкалу напряжения и доходили до максимума.

Только 14 испытуемых отказались выполнять приказы и пре­кратили работу, не достигнув 450 вольт, в то время как 26 испы­туемых из 40, то есть 65%, подчинились приказам эксперимен­татора и дошли до верхнего предела шкалы напряжения. Нельзя сказать, что испытуемые после проделанного эксперимента чув­ствовали себя спокойными и счастливыми. Многие проявляли признаки сильнейшего стресса и беспокоились о человеке, получившем электрический удар, и даже злились на экспери­ментатора. И все же они подчинились.

Отметим, что некоторые из участников испытывали силь­ный психологический дискомфорт, и вся процедура была для них тяжелым испытанием, особенно последняя треть экспери­мента, когда ученик замолкал и не откликался на вопросы. Что­бы смягчить беспокойство и облегчить состояние испытуемых, им полностью объяснили все хитрости эксперимента, их функ­ции в нем и цели, которые преследовались при его проведении. Но все это происходило, когда эксперимент заканчивался. К тому же испытуемым задавали вопросы об их чувствах и мыс­лях во время работы, а «ученик» — помощник экспериментато­ра дружески мирился с каждым испытуемым.

ОБСУЖДЕНИЕ

При обсуждении своего исследования Милграм акцентиро­вал внимание на двух основных моментах. Первое — удивитель­но сильная тенденция к подчинению у испытуемых. Ведь при­нять участие в эксперименте по обучению согласились обычные,

 

 

 


 

 

нормальные люди, не садисты и не какие-то особо жестокие индивидуумы. Милграм обращал внимание, что испытуемым с детства внушали нормы человеческой морали, объясняли, что причинение боли другим противоестественно. Так почему же они вели себя подобным образом? Да, конечно, эксперимен­татор был для них авторитетной фигурой. Но задумайтесь, так ли уж был велик его авторитет в действительности? Никакой особой силы для того, чтобы заставить выполнять его прика­зы, у него не было. И испытуемые ведь ничего не теряли при отказе подчиняться приказам. Очевидно, секрет кроется в са­мой ситуации, втом, какая сила делает людей значительно бо­лее покорными, чем мы могли бы представить это заранее.

Второй момент — сильнейшее волнение и нервное напря­жение при выполнении испытуемыми команд эксперимента­тора, что было очевидно при наблюдении за ходом исследова­ния. Естественно было бы ожидать, что такое поведение ис­пытуемых вызовет их отказ продолжать эксперимент, но ведь этого не происходило. Милграм делает ссылку на слова одного из наблюдавших за экспериментом (использовалось прозрачное стекло с зеркальным эффектом с одной стороны):

Я видел, как в начальной стадии работы в лаборато­рию вошел, улыбаясь, мужественный и уверенный в себе бизнесмен. Через 20 минут работы с переклю­чателями напряжения он уже выглядел абсолютно по-другому: что-то бормочущий неудачник, быстро приближающийся к нервному срыву... В какой-то мо­мент он схватился за голову и тихо пробормотал: «О Господи! Прекрати это!» И все же он продолжал реагировать на каждое слово экспериментатора и полностью подчинялся ему до конца эксперимен­та (р. 377).

В конце своей статьи Милграм указал на несколько факто­ров, которые, по его мнению, могли бы объяснить такую вы­сокую степень подчинения в данной ситуации. С точки зрения испытуемых, они (факторы) могли выглядеть таким образом:

1. Эксперимент поставлен в Йельском университете, следова­
тельно, его проводят профессионалы, и кто я, собственно, та­
кой, чтобы задавать вопросы такому серьезному учреждению.

Цели, преследуемые таким экспериментом, наверняка очень

важны, и раз уж я подрядился участвовать в нем, то должен вы­полнить свою задачу для реализации этих целей. 3. К тому же ученик добровольно пришел для участия в эксперименте и, зна­чит, тоже должен выполнить свои обязательства. 4. Просто так сложились обстоятельства, что я стал учителем, а он учеником. Мы тащили жребий, и в следующий раз он может выпасть ина­че. 5. Мне платят за эту работу, так что нужно сделать ее получ­ше. 6. Я не знаю всех прав в отношениях психологов и испыту­емых, так что я вынужден соглашаться с их точкой зрения. 7. Они говорили нам обоим, что электрический удар болезнен­ный, но не опасный.

ЗНАЧЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ

Со времени опубликования статьи Милграма прошло око­ло 30 лет, а его исследования не утратили своего значения. Сам Милграм повторял схожие по методике эксперименты вне Йельского университета, например, со студентами-волонтера­ми и женщинами в роли испытуемых. Каждый раз он получал сходные результаты.

Кроме того, он расширял свои исследования, вводя в них серию работ по сопутствующим вопросам. Милграм создавал в этих экспериментах условия, позволяющие как способство­вать тенденции к подчинению, так и ограничивать ее (см.: Milgram, 1974). Ему удалось обнаружить, что физическая и, следовательно, эмоциональная дистанция между жертвой и «учителем» изменяют уровень подчинения. Наивысший уро­вень подчинения (93% испытуемых доходили до верхнего уров­ня шкалы напряжения) достигался, когда «ученик» находил­ся в другой комнате и его нельзя было видеть или слышать. Если же «ученик» находился в одной комнате с испытуемым («учителем») и испытуемому, кроме того, приходилось само­му прижимать руки ученика к электродам, уровень подчине­ния падал до 30%.

Еще одно открытие Милграма: дистанция между авторитет­ным лицом и испытуемым тоже влияет на уровень подчинения. В одной из созданных ситуаций экспериментатор находился за пределами комнаты и давал команды испытуемому по телефо­ну. В этом случае уровень подчинения упал до 21 %.

И наконец, некий более позитивный результат. Когда испытуемым разрешили наказывать ученика, выбирая уровень напряжения по своему усмотрению, ни один из них не поста­вил переключатель выше второго уровня, или 45 вольт.

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Исследования Милграма не только имели значение для на­ших знаний по проблеме подчинения, но и оказали заметное влияние на исследование вопросов этичности использования людей в качестве испытуемых. Хотя никто и никогда не полу­чал электрический удар при проведении экспериментов, пред­ставьте себе ваши чувства от осознания того факта, что вы со­бираетесь нанести удар другому человеку (возможно, смертель­ный удар). И только потому, что человек в лабораторной одежде прикажет вам сделать это? Критики метода Милграма (напри­мер: Baumrind, 1964; Miller, 1986) заявляли, что испытуемым во время эксперимента создавали неприемлемый уровень стрес­са. Более того, приводились доказательства, что потенциально его последствия могут проявиться в будущем. Когда в конце тя­желого испытания испытуемым раскрывают все секреты, они, должно быть, чувствуют себя изнуренными, растерянными и наверняка в дальнейшем будут ощущать недоверие к психоло­гам и наделенным законной властью лицам.

Другое направление критики обращено на обоснованность выводов Милграма. Основой для этой критики является утвер­ждение: испытуемые выполняют свои обязательства и в опреде­ленной степени зависимы от экспериментатора, сама лаборато­рия для них — непривычная окружающая среда, поэтому под­чинение в такой ситуации не означает, что они будут подчиняться в реальной жизни. И это не все: критики считают, что результа­ты работы Милграма не только не соответствуют действитель­ности, но и не могут быть оправданы этически вследствие недо­статочной обоснованности степени риска для испытуемых.

Чтобы достойно ответить на критику, Милграм исследовал реакции участников экспериментов. 84% из них были доволь­ны тем, что работали с психологом, и только 1% сожалел о сво­ем согласии. Кроме того, 40 испытуемых прошли осмотр у пси­хиатра и получили заключение, что никто не пострадал и нет

оснований ожидать негативных последствий в будущем. (Пси­хиатру были показаны те участники эксперимента, которые пе­режили наиболее тяжелый стресс.) Тем критикам, которые за­являли, что результаты его экспериментов не отражают реаль­ной жизни, Милграм ответил: «Люди, которые пришли в лабораторию для участия в эксперименте, — только взрослые, активные, способные принимать или отвергать предписанные им действия» (Milgram, 1964, р. 852).

Обсуждение исследований Милграма показало, что централь­ный момент в дебатах — этика экспериментов с людьми в каче­стве испытуемых. И пока неясно, является ли данное исследова­ние более влиятельным в сфере социальной психологии и вопро­сов подчинения авторитету или же его главный эффект — формирование политики этичного обращения с людьми в качестве испытуемых в дальнейших психологических исследованиях.

СОВРЕМЕННЫЕ РАЗРАБОТКИ

Степень влияния работы Милграма по подчинению на со­временные исследования лучше всего может быть оценена по тем ссылкам в текущих работах, которые делаются на раннюю методику и открытия этого автора. Начиная с 1960-х годов, ко­гда проводились ранние исследования Милграма, работы со­средоточились на решении двух проблем: склонности людей к подчинению авторитетному лицу и этичности обмана в иссле­дованиях с использованием людей в качестве испытуемых.

В статье, написанной Блассом, авторитетным специалистом по работам и деятельности Стэнли Милграма, сделан обзор всех последовавших за его ранними исследованиями работ по под­чинению (Blass, 1999). Бласс нашел универсальное подтверж­дение оригинальным открытиям Милграма. Оказывается, за последние почти 40 лет после первого опубликования научных находок Милграма уровень подчинения не изменился значи­тельно. А это противоречит многим интуитивным представле­ниям, что, в общем, Америка стала менее почтительной к авто­ритетам и более охотно высказывает протесты и противодей­ствует приказам, которые не требуют согласия. Другой вопрос, который часто обсуждается по поводу ранних работ Милграма, касается роли тендера и того факта, что сначала все испытуе-

мые были мужчинами. Давайте задумаемся! Как вы думаете, кто — мужчины или женщины — более склонны к подчинению авторитетной персоне? Бласс выполнил обзор более поздних исследований Милграма и еще ряда других работ на эту тему и выяснил: нет разницы в уровне подчинения между мужчинами и женщинами. Более детально с историей влияния работ Мил­грама можно познакомиться на созданном Блассом великолеп­ном веб-сайте (http://www.stanleymilgram.com).

Интересный взгляд на дискуссию, касающуюся обмана в ра­боте Милграма, выражен в статье Херреры (Herrera, 1997). Хер-рера пишет, что исторически сложилось использование обма­на в психологических экспериментах как необходимого усло­вия в определенного рода исследованиях. Он утверждает, что в действительности такой обман в значительной степени обус­ловлен сознательным выбором исследователей. Они шли на него не столько из научного интереса, сколько из-за обществен­ной значимости проблемы. Херрера идет дальше, высказывая провокационную мысль: «Комментаторы часто цитируют ра­боту Стэнли Милграма 1960-х годов как предшествующую но­вому взгляду в отношении обмана, и это наводит на мысль, что современные-то психологи твердо придерживаются более просвещенной этической практики. Трудно найти доказатель­ство для подтверждения этого положения вещей» (р. 23).

С другой стороны, никто не соглашается с тем, что обман необходим сам по себе. Статью для социальных работников Ка-гел начинает провокационной формулировкой уже в ее игривом названии: «Разве мы лжем сами себе об обмане?» (Kagel, 1998):

Обман обычно считается отклонением от нормы и на­рушением правды. Однако обман — это общий и при­знанный путь государственных особ держать в рам­ках и умудряться улаживать межличностные отно­шения... Обман обычно используется в улаживании переговоров, повышении чувства собственного дос­тоинства, защите секретности и возмещении отсут­ствия силы (р. 234).

Нужно заметить, что Кагел полагает возможным использовать обман не только в межличностных отношениях вообще, но также между социальными работниками и их клиентами. Как вам нра­вится подобное заявление? По жизни ясно: большинство людей

несколько обеспокоены идеей, что обман повсеместен. В то же самое время они признают обоснованность заявления Кагел.

Что же нужно предпринять, чтобы защитить людей от прак­тики безответственного обмана в психологических исследова­ниях, хотя в то же самое время некоторый обман абсолютно не­обходим и допустим для научного прогресса? Уэндлер (Wendler, 1996) старается найти ответ на этот вопрос, внося предложе­ние, чтобы испытуемым, занятым в таких исследованиях с эле­ментами обмана, была предоставлена возможность «согласия со знанием дела». (См. дискуссию на эту тему в предисловии к данной книге.) Это будет означать, что перед тем как вы согла­ситесь стать испытуемым в эксперименте, в котором использу­ется обман, вы будете информированы о намерении исследо­вателя предоставить вам ложную информацию о целях. «Это "согласие второго порядка" как подход к разрешенному обма­ну, — заявляет Уэндлер, — и представляет наш лучший шанс со­гласования уважения к испытуемому с нечасто встречающейся научной необходимостью для исследования с обманом» (р. 87).

Другая работа, тоже выполненная Блассом (Blass, 1993), возвращает нас к тому, что стало отправной точкой для работ Милграма: Холокост (геноцид, массовое истребление людей. — Примеч. ред.). Бласс отмечает, что мощное по своему влиянию исследование М илграма оставляет впечатление, будто давление ситуации, заставляющей подчиняться, полностью перевеши­вает личностные факторы. Но это впечатление не вполне пра­вильно. Бласс полагает, что характерные различия, такие как личностные особенности и система убеждений, могут также предсказывать, будет ли человек подчиняться. Бласс высказы­вает мнение, что для получения точной картины процесса под­чинения авторитету должны учитываться взаимодействия внешних и внутренних влияний.

ЛИТЕРАТУРА

Baumrind, D. (1964). Some thoughts on the ethics of research: After reading Milgram's «Behavioral Study of Obedience». American Psychologist, 19, 421-423.

Blass, T. (1993). Psychological perspectives on the perpetrators of the Holocaust, the role of situational pressures, personal dispositions, and their interactions. Holocaust and Genocide Studies, 7, 30—50.

509

Blass, Т. (1999). The Milgram paradigm after 35 years: Some things we now know about obedience to authority. Journal of Applied Social Psychology, 29(5), 955-978.

Herrera, C. (1997). A historical interpretation of deceptive experi­ments in American psychology. History of the Human Sciences, 70(1), 23-36.

Kagel, J. (1998). Are we lying to ourselves about deception? Social Service Review, 72(2), 234-250.

Milgram, S. (1964). Issues in the study of obedience: A reply to Baumrind. American Psychologist, 19, 448—452.

Milgram, S. (1974). Obedience to authority. New York: Harper&Row,

Miller, A. G. (1986). The obedience studies: A case study of controversy in social science. New York: Praeger.

Wendler, D. (1996). Deception in medical and behavioral research: Is it ever acceptable? Milbank Quarterly, 74(1), 87.

http://www.stanleymilgram.com (2000)



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.012 с.)