Обезьянки, получившие молоко у матерчатой «матери»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обезьянки, получившие молоко у матерчатой «матери»




Рис.5.1. Время, проведенное ежедневно с матерчатой и проволочной «матерями»

ной «матери» молоко переваривалось хуже и у них случались частые приступы диареи. Это дает возможность предположить, что отсутствие мягкой матери вызывало у этих малышей пси­хологический стресс.

Результаты тестов с пугающим объектом дали дополнитель­ные свидетельства привязанности маленьких обезьянок к ма­терчатой «матери». Когда обезьянкам казалось, что им что-то угрожает, они немедленно бежали к ней и прижимались, ища комфорта и защиты. По мере того как обезьянки росли, эта ре­акция становилась даже сильнее. И вновь следует сказать, что здесь не имело значения, получали молоко обезьянки у прово­лочной или матерчатой «матери»: испугавшись, все они иска­ли безопасности у мягкого, покрытого материей суррогата.

Возможно, вы замечали, что дети чувствуют себя в безопас­ности, когда родители где-то рядом, и в этом случае они прояв­ляют больше любопытства и им больше хочется исследовать окружающие предметы. Зачастую они стремятся исследовать буквально все вокруг при условии, что могут видеть папу или маму. Необычная ситуация, созданная Харлоу, — или тесты от­крытого поля — должна была спровоцировать подобное пове­дение у обезьянок по отношению к их суррогатным матерям. Когда детенышей поместили в необычную для них комнату, все они немедленно бросились к матерчатой «матери», прижались к ней, уцепились, терлись своими телами об ее «тело», трогали и гладили ее. Через какое-то время эти обезьяньи малыши «ста­ли относиться к суррогатной матери как к источнику безопас­ности и базе для своих исследовательских вылазок. Они иссле­довали объект и манипулировали им, а затем возвращались к «матери», прежде чем решиться снова пуститься в приключе­ния в этом странном новом мире» (р. 679).

Однако когда маленьких обезьянок поместили в ту же ком­нату, но без мягкой «матери», их реакции были совершено дру­гими. Их парализовал страх, они начинали плакать, корчиться и сосать палец. Иногда они прибегали в ту часть комнаты, где обычно находилась «мать», потом начинали метаться от одно­го предмета к другому с криками и плачем. Когда присутство­вала проволочная «мать», они вели себя таким же образом, что и в отсутствие «матери». Это поведение отмечалось у всех обе­зьянок, независимо от того, с какой «матерью» они росли (по­лучали корм у матерчатой или у проволочной модели).

На последнем этапе исследования, после того как малень­кие обезьянки перестали питаться одним лишь молоком и были переведены на твердую пишу (в возрасте от 5 до 6 месяцев), их отделили от «матери» на разные периоды времени. После са­мого длительного периода отделения (30 дней) обезьянок вос­соединили с матерчатой «матерью» в той же самой ситуации «открытого поля», и когда это произошло, они бросились к «ма­тери», забрались на нее, тесно прижались и стали тереться сво­ими телами и мордочками о ее «тело». Затем они стали играть с суррогатной матерью, они покусывали и дергали матерчатое по­крытие. Главное отличие было в том, что обезьянки не отходи­ли от «матери», чтобы заняться исследованиями и поиграть

с объектами в комнате, как они это делали раньше. По мнению Харлоу, совершенно очевидно, что потребность в контактном комфорте была сильнее, чем естественное желание изучить окружающее. Однако следует отметить, что это воссоединение длилось всего три минуты, и возможно, если бы опыт продлил­ся, у маленьких обезьянок проявилось бы стремление иссле­довать окружающие предметы.

ОБСУЖДЕНИЕ

Харлоу полагает, что опыты, описанные в этой статье, про­демонстрировали огромную важность контактного комфорта в развитии привязанности детенышей обезьян к матерям. И в са­мом деле, этот фактор связи детеныша с матерью показал себя как значительно более важный, чем способность матери обес­печивать детенышу жизненно необходимое молоко.

И вот одна из многих причин того, что данное исследование смогло изменить взгляды психологов. Сделанные Харлоу вы­воды были по своей сути противоположны распространенно­му в то время мнению бихевиористов, которые выдвигали в ка­честве основного фактора привязанности малыша к матери то обстоятельство, что она вскармливает его молоком. Однако, как указывал Харлоу, «главная функция ухода за ребенком как фак­тора привязанности состоит в том, что малышу обеспечен час­тый и тесный физический контакт с матерью. Конечно же, и человек жив не одним молоком» (р. 677).

Харлоу был убежден в том, что его выводы относятся и к людям (этот вопрос будет рассмотрен немного позже). Дей­ствительно, он предложил возможность практического при­менения своих выводов по отношению к людям. Харлоу счи­тал, что по мере того как социоэкономика увеличивает требо­вания к семье, женщины все чаще будут работать вне дома. В то время когда Харлоу занимался этими исследованиями, общество было обеспокоено данным вопросом; многие вери­ли: чтобы правильно вырастить ребенка и вызвать у него чув­ство привязанности, совершенно необходимо именно присут­ствие матери. Харлоу утверждал, что ключом к успешному выполнению родительских обязанностей по отношению к маленькому ребенку является контактный комфорт, а не спо-

215

собность женщины вскармливать ребенка своим молоком. Аме­риканский мужчина способен на равных с женщиной участво­вать в уходе за малышом и в его воспитании. Сейчас этот взгляд широко распространен, но в то время, когда Харлоу писал это, в 1958 году, подобные высказывания представлялись весьма революционными.

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.007 с.)